Кассационное определение СК по гражданским делам Тульского областного суда от 29 июля 2010 г. по делу N 33-2124 (ключевые темы: должности - увольнение - юрисконсульт - сокращение численности - прогул)

Кассационное определение СК по гражданским делам Тульского областного суда от 29 июля 2010 г. по делу N 33-2124

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда в составе:

Председательствующего Епихиной О.М.,

судей Копаневой И.Н., Селищева В.В.

при секретаре Макаровой Н.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Колмогоровой Е.Ю. на решение Узловского городского суда Тульской области от 7 апреля 2010 года по делу по иску Колмогоровой Е.Ю. к ООО Управляющая компания Ж о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов.

Заслушав доклад судьи Епихиной О.М., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Колмогорова Е.Ю. обратилась в суд с иском к ООО Управляющая компания Ж об изменении формулировки увольнения, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, выходного пособия и компенсации морального вреда, указав, что с 13 мая 2008 года работала у ответчика в должности ..., а со 02 июня 2008 года по 09 ноября 2009 года в должности ... Приказом директора Nк от 09 ноября 2009 года была уволена за прогулы - отсутствие на рабочем месте без уважительных причин в течение рабочего дня 02 и 03 ноября 2009 года. С указанной формулировкой причины увольнения не согласна. Приказом директора N от 01 сентября 2009 года в штатное расписание внесены изменения в части ликвидации с 01 ноября 2009 года правового отдела и, соответственно, должности ..., о чем ей 31 августа 2009 года было вручено уведомление о предстоящем увольнении в связи с сокращением численности или штата работников и предложен перевод на другую вакантную должность юрисконсульта.

С переводом не согласилась, о чём письменно уведомила администрацию и просила рассмотреть вопрос об увольнении в связи с сокращением численности работников до истечения двух месяцев. Данное заявление оставлено без удовлетворения и ей было разъяснено о возможности расторжения договора по собственному желанию. 04 сентября 2009 года во исполнение приказа ответчика от 03 сентября 2009 года передала документы правового отдела другим работникам, то есть фактически была отстранена от работы.

21 сентября 2009 года вновь обратилась к ответчику с заявлением о согласии на расторжение трудового договора в связи с сокращением штата до истечения двухмесячного срока, которое также было оставлено без рассмотрения. Поскольку по приказу от 01 сентября 2009 года трудовой договор с ней должен был быть расторгнут с 01 ноября 2009 года, являющегося нерабочим днём, то 30 октября 2009 года обратилась к ответчику с заявлением о выдаче всех документов, связанных с работой, и выплате выходного пособия, в ответ на которое было предложено уволиться по собственному желанию, с чем не согласилась.

02 и 03 ноября 2009 года обращалась к ответчику за получением документов об увольнении и расчета, однако заявления оставлены без удовлетворения.

12 ноября 2009 года узнала, что приказом от 09 ноября 2009 года Nк уволена за прогул без истребования объяснений. Считая увольнение незаконным, поскольку заявляла о невыходе на работу 02 ноября 2009 года в связи с сокращением её должности приказом N с 01 ноября 2009 года и не возможностью по этой причине предоставить ей работу, обусловленную трудовым договором. Кроме того, данный невыход одновременно является способом самозащиты её трудовых прав, которые неоднократно грубо нарушались администрацией предприятия. Объяснения у неё перед увольнением не отбирались, ответчиком незаконно продлен двухмесячный срок предупреждения о сокращении штата. Считает, что при наличии действующего приказа N от 01 сентября 2009 года работодатель обязан был уволить её по сокращению штата со 02 ноября 2009 года. Действия работодателя были направлены на понуждение дать согласие на перевод на должность юрисконсульта.

Просила изменить формулировку увольнения, взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула, выходное пособие в размере 45627 рублей 78 копеек и компенсацию морального вреда в размере 20000 рублей.

В процессе рассмотрения дела истица изменила свои требования и просила признать её увольнение незаконным и восстановить на работе в должности начальника правового отдела, взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула в размере 129811 рублей 20 копеек, компенсацию морального вреда в сумме 100 рублей и судебные расходы в размере 10000 рублей.

В судебном заседании истец Колмогорова Е.Ю. поддержала требования, по существу по тем же основаниям, пояснив, что её должность приказом N была сокращена с 01 ноября 2009 года. Данный приказ не был ни отменен, ни изменен. Решила, что 02 ноября 2009 года должна прекратить свою трудовую деятельность у ответчика, поскольку продолжать работу на должности ... не имеет права ввиду сокращения таковой, а выход на работу 02 ноября 2009 года будет являться её согласием с переводом на должность юрисконсульта. Кроме того, невыход 02 ноября 2009 года на работу был также обусловлен регулярным грубым нарушением ответчиком её трудовых прав, что выразилось в неоднократном незаконном привлечении её к дисциплинарной ответственности, Сам приказ об увольнении не содержит даты увольнения, вынесен без предварительного отобрания у неё объяснений. Уволив её 09 ноября за прогулы 02 и 03 ноября 2009 года работодатель не оплатил ей дни 04 и 05 ноября 2009 года.

Представитель истицы по ордеру Елисеев В.Н. также просил удовлетворить исковые требования.

Представитель ответчика ООО Управляющая компания Ж по доверенности Маслов А.К. исковые требования не признал, ссылаясь на то, что увольнение по сокращению численности или штата является правом, а не обязанностью работодателя. По указанным основаниям истица не могла быть уволена, поскольку предупреждение датировано 31 августа 2009 года, тогда как приказ о сокращении 01 сентября 2009 года. На момент увольнения истицы сокращение произведено не было и действовало старое штатное расписание вплоть до декабря 2009 года. Доводы Колмогоровой Е.Ю. основаны на неверном толковании норм ТК РФ. 30 октября 2009 года, истица обратилась к руководителю с требованием о выдаче ей копии приказа об увольнении, последний разъяснил, что увольнять её по сокращению численности или штата он не собирается, предложив уволиться по собственному желанию либо по сокращению сторон.

В ответ Колмогорова Е.Ю. сообщила, что не выйдет 02 ноября 2009 года на работу, поскольку приказ N не отменен, а её должность сокращена с 01 ноября 2009 года. Считает, что правом предложить досрочное расторжение трудового договора обладает лишь работодатель с согласия самого работника. Сам приказ N является организационным. Во исполнение такого приказа могут издаваться приказы об увольнении ранее предупреждённых сотрудников, распоряжения об утверждении измененного штатного расписания и придания ему юридической силы с конкретной даты. Работодатель вправе продолжить трудовые отношения с предупреждённым работником. Вместе с тем, сам работник вправе уволиться по собственному желанию либо по соглашению сторон, если не желает продолжать работать. Истица не отрицала, что по истечении двухмесячного срока со дня её предупреждения, приказ о её увольнении не издавался, в связи с чем она должна была 02 ноября 2009 года явиться на работу.

В ходе телефонной беседы 02 ноября 2009 года с Хариной Т.А. истице вновь было указано об отсутствии приказа об увольнении, но та на работу не вышла. Явившись 03 ноября 2009 года, потребовала выдать трудовую книжку, произвести расчет, отказалась дать объяснения о причинах отсутствия на работе 02 ноября 2009 года, и в первой половине 03 ноября 2009 года и ушла. В связи с не поступлением от Колмогоровой Е.Ю. в течение двух рабочих дней объяснений, 09 ноября 2009 года был составлен ответствующий акт и издан приказ о её увольнении за прогулы 02 и 03 ноября 2009 года. Несовпадение последнего дня работы с днем оформления прекращения трудовых отношений возможно, когда работник увольняется за прогул. Такое увольнение возможно в месячный срок со дня совершения проступка. Уволить Колмогорову Е.Ю. со дня невыхода на работу не представлялось возможным ввиду неполучения от неё в установленный срок объяснений. Истице неоднократно указывали на то, что она не уволена. Считает доказанным факт преднамеренного отсутствия Колмогоровой Е.Ю. на работе 02 и 03 ноября 2009 года. Последующие после этого дни истица не работала, в связи, с чем они оплате не подлежат. Просил применить срок исковой давности, поскольку требования о восстановлении на работы заявлены с пропуском месячного срока с момента увольнения и получения трудовой книжки.

Суд решил: в иске Колмогоровой Елене Юрьевне к ООО Управляющая компания Ж о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов отказать

В кассационной жалобе Колмогорова Е.Ю. ставит вопрос об отмене постановленного решения как незаконного и необоснованного, постановленного с нарушением норм материального закона.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, возражений, выслушав заключение прокурора Чебоксаровой О.В., объяснения Колмогоровой Е.Ю., представителя ООО Управляющая компания Ж Маслова А.К., судебная коллегия приходит к выводу, что обжалуемое решение является законным и обоснованным, оснований к его отмене не имеется.

В соответствии с подп. "а" п.6 ч.1 ст. 81 Трудового Кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях однократного грубого нарушения работника трудовых обязанностей: прогула, то есть, отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены) независимо от его (ее) продолжительности, а также отсутствие работника на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, истица состояла с ответчиком в трудовых отношениях с 13.05.2008 года, со 02 июня 2008 года в качестве начальника правового отдела.

Приказом 25/к от 09 ноября 2009 года Колмогорова Е.Ю. уволена за прогулы-отсутствие на рабочем месте без уважительных причин в течение рабочего дня 02 и 03 ноября 2009 года. С указанным приказом истица ознакомлена 12 ноября 2009 года.

Проверяя доводы истицы о незаконности ее увольнения, суд установил, что приказом N от 01 сентября 2009 года внесены изменения с 01 ноября 2009 года в структуру ООО УК Ж Ликвидирован правовой отдел, а в штатное расписание вносились соответствующие изменения: выводилась должность начальника правового отдела, вводилась должность юрисконсульта, выводились должности специалистов правового отдела и вводились должности документоведа и инженера по письмам и обращениям граждан. Подготовить новое штатное расписание и ввести его в действие предписывалось с 01 ноября 2009 года.

31 августа 2009 года Колмогорова Е.Ю. была предупреждена работодателем о том, что в соответствии с приказом N от 01 сентября 2009 года с 01 ноября 2009 года она подлежит увольнению в случае отказа от перевода на должность юрисконсульта по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Кроме того, ей разъяснено, что она вправе расторгнуть трудовой договор до истечения двухмесячного срока со дня вручения уведомления по собственному желанию либо в порядке перевода на другую работу.

Как установил суд, истица отказалась от предложенной должности юрисконсульта. В заявлении от 14 сентября 2009 года Колмогорова Е.Ю. ставит ответчика в известность о несогласии с должностью юрисконсульта с пониженным окладом и просит уволить её с 15 сентября 2009 года по сокращению численности работников.

21 сентября 2009 года истица обратилась с заявлением, в котором ставит руководство в известность о своём согласии на расторжение трудового договора до истечения двухмесячного срока после предупреждения о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией отдела.

Инициатива в прекращении трудовых отношений в данном случае принадлежит работодателю, и он определяет дату прекращения трудового договора. Как следует из материалов дела, между истицей и ответчиком не было достигнуто соглашение о прекращении трудовых отношений до окончания срока предупреждения в соответствии с заявлением истицы от 21 сентября 2009 года.

30 октября 2009 года Колмогорова Е.Ю. обратилась к работодателю с заявлением о выдаче ей копии приказа об увольнении в соответствии с п. 2 ст. 81 ТК РФ и другие документы, выплатить выходное пособие, причитающееся работникам при сокращении, в связи с прекращением ею трудовой деятельности на предприятии с 01 ноября 2009 года в соответствии с приказом о ликвидации правового отдела, уведомлением о сокращении её должности от 31 августа 2009 года и её заявлением о несогласии с предложенной новой должностью.

В заявлении от 03 ноября 2009 года истица просит работодателя выдать ей трудовую книжку и произвести с ней полный расчет, так как с 01 ноября 2009 года она считается уволенным сотрудником по сокращению в соответствии с приказом и уведомлением о сокращении её должности и её заявлением о несогласии с предложенной ей новой должностью.

Как следует из материалов дела, и установлено судом 02 и 03 ноября 2009 года истица отсутствовала на рабочем месте. Данный вывод сделан судом на основе оценки с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, представленных сторонами доказательств, в том числе письменных и показаний свидетелей М., и Г., являющихся работниками ООО УК Ж пояснявших в судебном заседании, что 02 ноября 2009 года Колмогорову Е.Ю. на работе не видели, а 03 ноября 2009 года та пришла во второй половине дня ненадолго, через 20 минут ушла.

Из докладных записок от 02 и 03 ноября 2009 года старшего бухгалтера М.. следует, что Колмогорова Е.Ю. отсутствовала на рабочем месте 02 ноября 2009 года, 03 ноября 2009 года появилась на работе в 14 часов и в 14 часов 20 минут покинула предприятие, не приступив к работе.

Согласно акту от 09 ноября 2009 года в 14 часов 03 ноября 2009 года Колмогорова Е.Ю. отказалась дать письменное объяснение по поводу отсутствия её на работе 2 ноября 2009 года и первой половине дня 03 ноября 2009 года и требовала выдать ей трудовую книжку и произвести полный расчет. После разъяснений, что трудовой договор с ней не расторгнут, и она обязана продолжать свою трудовую деятельность, Колмогорова Е.Ю. в 14 часов 20 минут покинула предприятие, не приступив к работе, тогда как рабочее время начальника правового отдела с 8 до 17 часов рабочего дня. На 09 ноября 2009 года объяснения от Колмогоровой Е.Ю. по поводу данного нарушения трудовой дисциплины не поступили.

Согласно табелю учета рабочего времени со 02 по 09 ноября 2009 года у Колмогоровой Е.Ю. значатся прогулы(2,3,5,6,9 ноября).

В адрес истицы ответчиком 10 ноября 2009 года была направлена телеграмма с просьбой явиться в компанию для ознакомления с приказом об увольнении, получения полного расчета и дачи объяснений по поводу нарушения трудовой дисциплины.

Проверяя доводы истицы об отсутствии у работодателя оснований для расторжения с ней трудовых отношений по п.п.а п. 6 ст. 81 ТК РФ, суд первой инстанции установил, что в данной организации с 23 декабря 2009 года введено новое штатное расписание, где отсутствует должность начальника правового отдела, и работодателем в установленном законом порядке начаты мероприятия по сокращению штата.

Вместе с тем, суд установил, что на момент отсутствия истицы на рабочем месте 2 и 3 ноября 2010 года трудовые отношения с Колмогоровой Е.Ю. по инициативе работодателя в связи с сокращением численности или штата прекращены не были.

Доводы истицы и ее представителя о том, что показания свидетелей являются недопустимым доказательством, поскольку М. в тот период времени работала у ответчика на полставки, а в обязанности Г. не входит функция учета рабочего времени, суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельными, поскольку работа на полставки не исключает возможность учёта со стороны М. рабочего времени сотрудников ответчика. Кроме того, показания указанных свидетелей согласуются между собой, они осведомлены об обстоятельствах, имеющих значение для дела, их показания последовательны и не противоречивы, при этом отсутствуют обстоятельства, ставящие под сомнение достоверность показаний данных лиц. Правовых оснований для переоценки данных свидетельских показаний, не имеется.

При этом, суд правильно принял во внимание объяснения Колмогоровой Е.Ю. о том, что еще 30 октября 2009 года она заявляла руководителю ответчика о своем невыходе на работу, а 3 ноября 2009 года лишь пришла за трудовой книжкой, но к работе не приступила.

Доводы истицы и её представителя об уважительности причин невыхода на работу суд правомерно не принял во внимание, поскольку в качестве основания невыхода на работу Колмогорова Е.Ю. указывает на сокращение её должности и нарушение ответчиком её трудовых прав. Однако, как следует из пояснений истицы, именно 30 октября 2009 года выполнять работу, не обусловленную трудовым договором, ей не предлагали.

Иных обстоятельств, предусмотренных ст. 379 ТК РФ, при наличии которых истица вправе отказаться от выполнения работы, судом установлено не было. Суд обосновано указал об отсутствии оснований, предусмотренных трудовым законодательством для применения самозащиты в виде отказа от выполнения работы. Привлечение к дисциплинарной ответственности не является дискриминацией в сфере труда, поскольку связано с деловыми качествами работника, и порядок восстановления нарушенных прав в случае незаконного привлечения к такой ответственности установлен трудовым законодательством. Указанным правом Колмогорова воспользовалась, обратившись с соответствующим иском в суд. Частично её были восстановлены самим ответчиком.

Установив, что на 02 ноября 2009 года приказ об увольнении истицы по сокращению численности или штата работников не издавался, по инициативе работодателя трудовые отношения с истицей в связи с сокращением численности или штата прекращены не были прекращены, а предупреждение работника о предстоящем увольнении не влечет для работодателя обязанности расторгнуть трудовые отношения по истечении срока предупреждения, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что до ознакомления с приказом об увольнении по сокращению численности или штата работников Колмогорова Е.Ю. была обязана явиться на работу.

Не соглашаясь с выводами суда об отсутствии у истицы оснований для оставления работы в качестве меры самозащиты трудовых прав, кассатор ссылается на то, что после передачи документации правового отдела работодатель не определил круг ее трудовых обязанностей и не поручал какой-либо определенной работы. Указанные доводы кассационной жалобы не опровергают выводы суда о том, что работодатель не поручал истице выполнение работы не обусловленной трудовым договором, сохранил заработок, трудовые отношения не прекратил, а, следовательно, истицей в данном случае была нарушена трудовая дисциплина, и дни ее отсутствия на работе 2и 3 ноября 2009 года работодатель обосновано расценил как дисциплинарный проступок.

С доводами истицы и ее представителя о нарушении работодателем порядка увольнения, поскольку в силу ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение суд первой инстанции правомерно не согласился, поскольку Колмогорова Е.Ю. отказалась дать такое объяснение, о чем работодателем был составлен акт от 9 ноября 2009 года, а не предоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Проанализировав установленные в ходе судебного разбирательства обстоятельства, проверив доводы и возражения сторон, и дав надлежащую правовую оценку в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ исследованным доказательствам, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что приказ об увольнении издан в установленный срок без нарушения порядка привлечения к дисциплинарной ответственности, а действия Колмогоровой Е.Ю. по невыходу на работу являлись грубым нарушением трудовых обязанностей.

При этом обоснованно указал, что докладные записки, подтверждающие отсутствие истицы на работе после 03 ноября 2009 года до 09 ноября 2009 года, не являются относимыми доказательствами, поскольку сам факт её отсутствия не является обстоятельством, имеющим значение для рассмотрения заявленных требований. Вместе с тем, сама истица в судебном заседании не отрицала, что не выходила на работу после 02 ноября 2009 года и таких намерений не имела, в связи с чем эти дни не подлежат оплате. Указание на них в приказе Nк как на основание увольнения не требуется, поскольку для увольнения за прогул в силу пп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ достаточно отсутствия работника на рабочем месте без уважительных причин в течение хотя бы одного рабочего дня.

С доводами Колмогоровой Е.Ю. о допущенных работодателем нарушений в части отсутствия в приказе даты увольнения и не указания в трудовой книжке причины увольнения, суд обосновано не согласился. В данном случае основание увольнения работодателем указано, а дата расторжения трудовых отношений определена днем издания приказа об увольнении.

С доводами кассатора о том, что Колмогоровой Е.Ю. правомерно отсутствовала на работе 2 и 3 ноября 2009 года в целях самозащиты трудовых прав по мотиву незаконного привлечения ее дисциплинарной ответственности 16 октября 2009 года и 30 октября 2009 года за отсутствие на рабочем месте, нельзя согласиться, поскольку отсутствуют обстоятельства указанные в законе, при наличии которых, работник вправе применить меры самозащиты.

Доводы кассатора о незаконности решения суда, поскольку работодатель после предупреждения Колмогоровой Е.Ю. о предстоящем увольнении по истечении установленного законом срока обязан прекратить трудовые отношения с работником, не могут являться основанием к отмене постановленного по делу решения, поскольку основаны на неправильном толковании норм материального закона.

Суждения кассатора о том, что в случае ее выхода на работу после истечения срока предупреждения означал бы ее согласие на перевод на должность юрисконсульта не основаны на законе, противоречат положениям ст. 72-1 ТК РФ.

Правильно установив обстоятельства, имеющие значение для дела, всесторонне и полно проверив доводы и возражения сторон, суд постановил законное решение.

Нарушений норм процессуального и материального права, которые в соответствии со ст.362 ГПК РФ привели или могли привести к неправильному разрешению дела, в т.ч. и тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, судом первой инстанции не допущено.

Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Узловского городского суда Тульской области от 7 апреля 2010 года - оставить без изменения, кассационную жалобу Колмогоровой Е.Ю. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.