Письмо ГТК РФ от 23 февраля 1996 г. N УБТП-11-02/493 "О некоторых вопросах хранения таможенными органами и выдачи следователям вещественных доказательств" (не действует)

Письмо ГТК РФ от 23 февраля 1996 г. N УБТП-11-02/493
"О некоторых вопросах хранения таможенными органами и выдачи следователям вещественных доказательств"

ГАРАНТ:

Приказом ФТС России от 7 августа 2009 г. N 1428 настоящее письмо признано недействующим

Согласно приказу ГТК РФ от 17 июля 2002 г. N 758 настоящее письмо действует в части, не противоречащей Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях

См. Инструкцию о порядке изъятия, хранения, учета, передачи и уничтожения вещественных доказательств, ценностей и иного имущества по уголовным делам и материалам проверок сообщений о преступлениях в таможенных органах Российской Федерации, утвержденную приказом Федеральной таможенной службы от 25 декабря 2006 г. N 1363

Методическое письмо ГТК РФ "О соблюдении таможенного и уголовно-процессуального законодательства при обращении с вещественными доказательствами" от 5 мая 1994 г. N 01-13/4914 главным образом касалось взаимоотношений по данным вопросам таможенных органов с иными правоохранительными органами при осуществлении производства по делам о НТП в отношении юридических лиц и расследовании уголовных дел в отношении работников этих лиц.

Однако в практической деятельности таможенных органов в последнее время стали возникать сложности при обращении с вещественными доказательствами и в более простых случаях - когда правонарушение совершено только физическим лицом (при условии, когда юридическое лицо не является субъектом ответственности за НТП).

Причина этого - неоднозначное прочтение как в таможенных органах, так и в прокурорско-следственных органах уголовно процессуальных норм, определяющих порядок хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, производство дознания по которым является компетенцией таможенных органов.

В связи с изложенным сообщаем следующее.

Уголовно-процессуальное законодательство (ст. ст. 69, 83, 84, 85 УПК РСФСР) определяет общий порядок осмотра и хранения вещественных доказательств.

Так, в частности, согласно упомянутым нормам закона вещественные доказательства должны быть подробно описаны с участием понятых, по возможности сфотографированы, приобщены к делу особым постановлением лица, производящего дознание, следователя, прокурора, опечатаны и помещены на хранение в место, указанное лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или судом, о чем в уголовном деле должна иметься соответствующая справка.

При передаче уголовного дела от органа дознания следователю вещественные доказательства препровождаются вместе с делом, за исключением тех случаев, когда вещественные доказательства в силу их громоздкости или иных причин не могут храниться при деле.

Понятие "иные причины" детализируется в главе III "Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами" N 34/15 от 18 октября 1989 года, обязательной для исполнения как прокурорско-следственными органами, так и таможенными органами Российской Федерации (последними при выполнении следственных действий по уголовным делам, производство дознания по которым является компетенцией таможенных органов).

Так, согласно § 27 упомянутой Инструкции изделия из драгоценных металлов (лом этих изделий), драгоценных камней и жемчуга, а также драгоценные камни, кустарные ювелирные изделия, монеты из драгоценных металлов и иностранная валюта, изъятые у граждан судебно-следственными органами, регистрируются в журнале учета вещественных доказательств и вместе с описью сдаются на временное хранение в упакованном виде в специально оборудованное для хранения вещественных доказательств помещение либо в учреждение специализированного банка.

Обязанность регулярного контроля проверки состояния и условий хранения вещественных доказательств, правильности ведения документов по их приему и учету, передаче в соответствии с требованиями упомянутой Инструкции возложена на начальника органа дознания.

Как правило, в связи с отсутствием в транспортных прокуратурах и линейных отделах внутренних дел надлежаще оборудованных специальных помещений вещественные доказательства оставляются на хранении в таможенных органах, которые располагают подобными хранилищами, до вынесения следователем, прокурором либо судом процессуального решения о судьбе вещественного доказательства или изменении места хранения последнего.

Вместе с тем у следователей для проведения дополнительного осмотра, проведения судебно-товароведческой экспертизы, по другим обстоятельствам может возникнуть необходимость в истребовании вещественных доказательств.

Предполагается, что такая необходимость должна быть обоснована.

Для сокращения случаев истребований и выдачи следователям из хранилищ таможенных органов по актам и описям вещественных доказательств, когда в таких действиях нет острой необходимости, руководство таможенных органов обязано обеспечить необходимые условия для выполнения дознавателями и следователями следственных действий (осмотр, опознание и т.д.) с вещественными доказательствами непосредственно в помещениях таможенных органов, где они находятся на хранении, причем в присутствии должностных лиц этих органов, ответственных за хранение вещественных доказательств.

Последнее является не только условием, способствующим расследованию уголовного дела, но и дополнительной гарантией сохранности вещественных доказательств.

Вместе с тем нами выявлены и явно вопиющие случаи принятия следователями незаконных решений о возврате вещественных доказательств в интересах физических лиц, в связи с чем следователи выносили необоснованные постановления о выемке хранившихся в таможенных органах вещественных доказательств или истребовали их под видом проведения следственных действий, однако делали это только для того, чтобы немедленно вернуть вещественные доказательства лицам, совершившим правонарушения.

Так, следователем Домодедовского ЛОВД в аэропорту Домодедово Воробьевым А.А. было принято к производству уголовное дело N 23200-72/95 ДОЗ в отношении гражданина России Мижит-Доржу А.Г., ранее возбужденное Домодедовской таможней по признакам преступления, предусмотренного ст. 15, ч. 1 ст. 169.1 УК РСФСР.

В декабре 1995 года следователь явился в Домодедовскую таможню с постановлением о выемке вещественных доказательств - 30 миллионов российских рублей с целью изъятия упомянутых денежных средств.

В связи с тем, что в таможне возникла обоснованная версия о намерении следователя прекратить дело производством, а изъятые вещественные доказательства возвратить виновному лицу, о случившемся была поставлена в известность Московская транспортная прокуратура.

Оперативное вмешательство своевременно проинформированной Московской транспортной прокуратуры, которая установила, что оснований для прекращения производства по делу не усматривается, а материалы уголовного дела вообще следователем утрачены, способствовало пресечению незаконного возврата изъятых денежных средств виновному лицу.

В августе 1995 года Шереметьевской таможней было возбуждено уголовное дело в отношении гражданина Азербайджана Эйвазова Д.А., пытавшегося незаконно переместить через таможенную границу золотые изделия, в том числе 59 золотых монет царской чеканки, на общую сумму порядка 68 миллионов рублей.

Вещественные доказательства были получены вместе с материалами уголовного дела следователем Московской речной прокуратуры Прохоркиным Ю.М., который в тот же день возвратил указанные золотые изделия виновному лицу, а 29.09.95 вообще прекратил производство по уголовному делу, сославшись на отсутствие состава преступления, предусмотренного ст. 15, ст. 169.1 УК РСФСР, в действиях Эйвазова.

По упомянутым фактам компетентными органами проводятся соответствующие проверки на предмет привлечения к ответственности должностных лиц правоохранительных органов.

Таким незаконным действиям следователей способствуют допускаемые в таможенных органах в ходе дознания процессуальные упущения, а именно: непроведение своевременного осмотра и фотографирования вещественных доказательств, неоформление в порядке, предусмотренном нормами УПК РСФСР, протоколов о выемке или иных процессуальных формах изъятия вещественных доказательств, невынесение таможенными дознавателями мотивированных постановлений о приобщении к уголовному делу товаров и иных предметов в качестве вещественных доказательств с определением места их хранения и т.п.

Наличие в уголовном деле к моменту окончания дознания по нему такого рода документов лишает недобросовестных либо некомпетентных следователей процессуальных оснований для вынесения постановлений о производстве в таможенных органах выемок вещественных доказательств, так как эти процессуальные действия уже исполнены таможенными органами в ходе дознания.

(В таких случаях следователь в силу требований УПК РСФСР вправе принять в отношении вещественных доказательств только те процессуальные решения, которые предусмотрены ст. ст. 84 - 86 УПК РСФСР, а применительно к описываемой ситуации - вынести мотивированное постановление об изменении места хранения вещественных доказательств, ранее определенное постановлением таможенного органа в ходе осуществления дознания, с указанием нового места их хранения.)

В связи с вышеизложенным предполагается обоснованным наличие в процессуальном решении следователя, прокурора либо суда сведений о мотивах истребования вещественных доказательств, наименования органа, ответственного за получение и хранение вещественных доказательств, указания нового места хранения, анкетных данных конкретного лица, которому доверяется получение вещественных доказательств, указания на обеспеченность последнего конвоем и т.д.

Вместе с тем, изложенные выше ситуации не исчерпывают всех проблем при обращении с вещественными доказательствами, в том числе и при обоснованных прекращениях следственными органами или прокурором уголовных дел, ранее возбужденных таможенными органами.

Так, при обоснованном прекращении уголовного дела по мотивам отсутствия состава преступления и другим основаниям следователем либо прокурором перед таможенными органами возникает еще одна проблема: в отличии от норм уголовного законодательства, безусловно требующих, помимо других признаков состава преступления, наличия умысла на совершение преступления в действиях виновного лица, нормы таможенного законодательства предусматривают возможность привлечения к ответственности лица, совершившего нарушение таможенных правил без упомянутого умысла, т.е. и вследствие неосторожности.

При учете упомянутых обстоятельств вопрос о возврате физическим лицам вещественных доказательств, изъятых ранее по уголовному делу, которое прекращено в связи с отсутствием состава преступления, возможен только после принятия решения таможенными органами об ответственности упомянутых физических лиц по нормам соответствующих статей Таможенного кодекса РФ.

Более того требования ст. 302 Таможенного кодекса России категорически определяют, что в случае отказа в возбуждении или прекращении уголовного дела по признакам контрабанды и иных преступлений, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенных органов, но при наличии признаков нарушения таможенных правил, производство по делу и его рассмотрение по материалам, содержащим данные о таких признаках, должны проводиться в общем порядке после получения этих материалов таможенными органами от органа дознания, прокурора или суда.

Нормативные акты ГТК России (в частности, указание N 03-43/10147 от 18 июля 1995 года), регламентируя деятельность таможенных органов в данной ситуации, предписывают таможенным органам руководствоваться следующим:

а) после поступления в таможенный орган постановления об отказе в возбуждении или прекращении уголовного дела по признакам таможенных преступлений, но в котором усматривается наличие признаков нарушения таможенных правил, в случае достаточности имеющихся материалов для принятия решения по существу, уполномоченное должностное лицо таможенного органа, предварительно разрешив указанные в ч. 2 ст. 359 ТК РФ, назначает дело для рассмотрения;

б) при необходимости продолжения производства по делу соответствующий руководитель таможенного органа поручает производство по делу должностному лицу таможенного органа, причем в ходе упомянутого производства при недостаточности материалов, полученных из органов предварительного следствия, органов дознания, прокуратуры или суда, необходимые материалы или их копии, а также предметы, признанные вещественными доказательствами по делу о нарушении таможенных правил (в том числе товары и транспортные средства, являющиеся непосредственными объектами нарушения таможенных правил), истребуются из упомянутых органов в порядке, установленном Таможенным кодексом РФ.

(В случае необходимости в порядке, предусмотренном ТК РФ и указанием ГТК России N 01-13/5096 от 11.04.95, составляется протокол о НТП, выносится постановление о приобщении к делу о НТП вещественных доказательств - товаров, транспортных средств, иных предметов, документов и др.)

Хотя большинство прокурорско-следственных работников строго следуют нормам таможенного и уголовно-процессуального законодательства, в деятельности последних все еще имеют место факты игнорирования требований ТК РФ при принятии решения о прекращении производства по уголовному делу, связанному с совершением таможенных преступлений.

Такое игнорирование требований Таможенного кодекса РФ выражалось в том, что прокурорско-следственные работники поручали своим постановлением таможенным органам вернуть вещественные доказательства правонарушителям.

Так, УБК-УБТП неоднократно обжаловались в Генеральную прокуратуру РФ решения следователей и прокуроров о прекращении производства по уголовному делу о таможенном преступлении, которыми одновременно принимали выходящие за пределы компетенции лица, осуществляющего предварительное следствие, решения о возврате физическому лицу изъятых у последнего товаров, являющихся вещественным доказательством по делу о НТП.

Наряду с этим, следует отметить и отсутствие в ряде таможен Российской Федерации принципиальной, требовательной позиции, направленной на обеспечение защиты интересов государства, в том числе и при возникновении ситуаций, указанных выше.

Кроме того, получив копию постановления о прекращении уголовного дела по неоснованным на законе мотивам, как правило, по мотивам существенной неполноты проведенного дознания (безотносительно от наименования самого процессуального решения о прекращении дела и приведенных следователем либо прокурором мотивировок), таможенные органы не всегда проявляют настойчивость в обжаловании принятого процессуального документа в нарушении требований Методического письма о временном порядке учета в таможенных органах Российской Федерации материалов и уголовных дел о контрабанде и представлении по ним отчетности (исх. N 01-13/7418 от 23.11.92) и других нормативных актов ГТК России не обращаются в вышестоящие транспортные прокуратуры с ходатайствами о проверке законности принятого решения.

На основании изложенного предлагаем:

а) обеспечить неукоснительное соблюдение при проведении дознания подчиненными должностными лицами таможенных органов требований уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих порядок обращения с вещественными доказательствами по уголовным делам о таможенных преступлениях (осмотр, фотографирование, производство оценки у соответствующих специалистов, приобщение мотивированным постановлением (которым должно быть определено и место хранения) к делу в качестве вещественных доказательств, сдачу на ответственное хранение в специально оборудованные помещения, которыми располагают таможенные органы);

б) в каждом случае необоснованного прекращения производства по уголовному делу обращаться в соответствующие транспортные прокуратуры с мотивированными ходатайствами о проверке законности и обоснованности принятых процессуальных решений;

в) в каждом случае прекращения следователем либо прокурором уголовного дела в соответствии с п.п. 1, 2 ст. 5 УПК РСФСР решать вопросы о судьбе вещественных доказательств в порядке производства и рассмотрения дела о нарушении таможенных правил в полном соответствии с требованиями Таможенного кодекса РФ, одновременно обжалуя соответствующему прокурору решение следователя о возврате вещественных доказательств правонарушителю, если таковое было отражено в постановлении о прекращении уголовного дела;

г) в каждом случае выемки (изъятия) следователями при обстоятельствах, противоречащих УПК РСФСР или явно не сообразующихся с интересами расследования, хранящихся в помещении таможен вещественных доказательств своевременно информировать о случившемся надзирающего прокурора и просить последнего о проведении надлежащей проверки на предмет законности и обоснованности действий следователя.

 

Начальник Управления
по борьбе с таможенными
правонарушениями ГТК РФ

М.В.Ванин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Письмо ГТК РФ от 23 февраля 1996 г. N УБТП-11-02/493 "О некоторых вопросах хранения таможенными органами и выдачи следователям вещественных доказательств"


Текст письма официально опубликован не был


Согласно приказу ГТК РФ от 17 июля 2002 г. N 758 настоящее письмо действует в части, не противоречащей Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях


Приказом ФТС России от 7 августа 2009 г. N 1428 настоящее письмо признано недействующим