Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ "Отношения участников товарищества с ограниченной ответственностью, основанные на личном труде, регулируются нормами трудового законодательства" (извлечение)

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
"Отношения участников товарищества с ограниченной ответственностью, основанные на личном труде, регулируются нормами трудового законодательства"
(извлечение)

 

Гладких, Кузнецова и др. обратились в суд с иском к товариществу с ограниченной ответственностью "Ариадна" о взыскании заработной платы, сославшись на следующие обстоятельства.

В связи с реорганизацией объединения "Воронежгорпарикмахерская" на базе парикмахерской N 3, работниками которой были истцы, создано товарищество с ограниченной ответственностью "Ариадна". 31 декабря 1991 г. они были уволены из объединения, приняты в товарищество "Ариадна" и 2 января 1992 г. приступили к работе. Однако заработная плата со дня начала работы им не выплачивалась, а 17 февраля 1992 г. общее собрание участников товарищества приняло решение об устранении их от работы. По мнению истцов, это решение незаконно, администрация обязана выплатить им заработок за вынужденный прогул, а также за перевод фактической работы со 2 января 1992 г.

Решением Коминтерновского районного народного суда г.Воронежа (оставленным без изменения определением судебной коллегии Воронежского областного суда) в иске Гладких, Кузнецовой и др. отказано.

Президиум Воронежского областного суда 16 ноября 1992 г. оставил без удовлетворения протест прокурора Воронежской области, в котором ставился вопрос об отмене решения суда и определения кассационной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила аналогичный протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, указав следующее.

Принимая решение об отказе в иске, суд указал в решении, что все работники парикмахерской N 3 стали учредителями товарищества "Ариадна", сделали первичные вклады в его имущество. Гладких, Кузнецова и др. уволены из объединения, однако заявления о приеме их в товарищество они не подавали и приказа о принятии на работу не издавалось. По мнению суда, отношения истцов с товариществом должны регулироваться гражданским, а не трудовым законодательством. Совет товарищества решил все вопросы, связанные с условиями и порядком найма, но не предусмотрел обязанности заключить трудовой договор с учредителями - участниками товарищества. В соответствии со ст. 80 Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590, истцы вправе обратиться в суд с заявлением о признании недействительным решения собрания участников общества об отстранении от работы, а также ставить в суде вопрос о взыскании доли дохода по итогам работы за год.

Кассационная и надзорная инстанции оставили решение суда без изменения и признали, что законодательством и уставом товарищества не предусмотрено обязательное трудовое участие участников товарищества в его деятельности, и поэтому спорные отношения между ними и предприятием должны регулироваться гражданским законодательством. Нормы трудового права, определяющие порядок заключения трудового договора, условия оплаты труда работника могут быть применены только в том случае, если в уставе товарищества специально оговорено, что отношения участников с товариществом, связанные с их личным трудом, могут быть оформлены в виде трудового договора. В подтверждение такого мнения суд сослался на ст.ст. 11, 26 Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" и устав товарищества.

Однако с данным выводом судебных инстанций согласиться нельзя.

Согласно ст. 11 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. "О предприятиях и предпринимательской деятельности", товарищество с ограниченной ответственностью (акционерное общество закрытого типа) представляет собой объединение граждан или юридических лиц для совместной хозяйственной деятельности.

Из содержания указанной нормы, помещенной в разделе II упомянутого Закона, следует, что товарищество является одной из организационно-правовых форм предприятия и представляет собой объединение граждан, которые имеют цель совместно осуществлять хозяйственную деятельность, создавая уставной фонд за счет вкладов (акций) учредителей.

Однако такое указание в законе вовсе не означает, что отношения участников товарищества, основанные на их личном труде, по своему содержанию не являются трудовыми отношениями.

Согласно ст. 26 названного Закона, отношения работника и предприятия, возникшие на основе договора о членстве и хозяйственном товариществе, регулируются гражданским законодательством и учредительными документами товарищества.

Таким образом, в законе четко разграничены отношения, возникающие из трудового договора, и отношения работника (т.е. лица, с которым заключен трудовой договор) с хозяйственным товариществом, связанные с членством в товариществе. При этом в последнем случае имеются в виду отношения в связи с созданием уставного и иных фондов, личными вкладами в имущество предприятия, реализацией акций, распределением прибыли, имущественной ответственностью и т.п. отношениями, которые регулируются ст. 11 названного Закона, а также Положением об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590. Поэтому в соответствии с ныне действующим законодательством участник товарищества одновременно является его работником, если отношения с товариществом связаны с личным трудом, а не ограничиваются лишь приобретением акций товарищества, его имущественным вкладом и получением части прибыли в виде дивидендов.

При рассмотрении спора судом оставлено без внимания и другое существенное обстоятельство.

Как утверждают истцы, товарищество "Ариадна" создано в результате реорганизации объединения "Воронежгорпарикмахерская" путем выделения одной из его парикмахерских и созданием на ее основе предприятия новой организационно-правовой формы (документ реорганизации в деле не имеется). В этом случае в силу ч.2 ст.29 КЗоТ (в редакции от 31 марта 1988 г.) трудовые отношения с вновь созданным предприятием с согласия работника продолжаются.

Доводы истцов, что они дали согласие на перевод в товарищество, что их отношения с товариществом возникли именно на основании трудового договора, судом не проверены. Отсутствие приказа о переводе в товарищество не свидетельствует, что трудовые отношения с истцами не продолжены. По объяснениям истцов, фактически к работе парикмахеров они приступили, сдавали в кассу выручку и тем самым выразили согласие на перевод. Оформление документов о переводе - обязанность администрации. Вопросы, связанные с оплатой труда за время со 2 января 1992 г. по день отстранения истцов от работы, суд вообще не исследовал.

Как видно из протокола собрания (в деле нет данных, что протокол был предметом исследования суда первой инстанции), участники товарищества запретили истцам занимать рабочие места в помещении товарищества по мотивам создания истцами собственного товарищества "Орфей".

Однако в деле нет документов о создании товарищества "Орфей", о переходе Гладких Кузнецовой и др. на работу в другое товарищество. По объяснениям истцов, которые не проверены судом, они к работе в товариществе "Орфей" фактически не приступали.

Между тем проверка объяснений истцов имеет значение для решения вопроса о правомерности по отстранению их от работы и о праве на получение заработка за время вынужденного прогула.

Существенные для дела обстоятельства судом не исследованы в нарушение ст.ст. 14, 50 ГПК, и поэтому судебные постановления подлежат отмене.

 

 

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ "Отношения участников товарищества с ограниченной ответственностью, основанные на личном труде, регулируются нормами трудового законодательства"


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда РФ N 4, 1993 г.