Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 26 марта 2013 г. по делу N 33-2370/2013 (ключевые темы: доходы в виде материальной выгоды - рыночная стоимость - налоговое правонарушение - налоговый агент - налоговая декларация)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 26 марта 2013 г. по делу N 33-2370/2013

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Кулеш О.А.

судей Зацепина Е.М., Новиковой Н.В.

при секретаре Федотовой Л.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу заявителя Лаптева Н. М. на решение Индустриального районного суда г.Барнаула от 17 января 2013 года по делу по заявлению Лаптева Н. М. об оспаривании решения налогового органа.

Заслушав доклад судьи Зацепина Е.М., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Лаптев Н.М. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать недействительным решение межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N14 по Алтайскому краю (далее по тексту- МИФНС N14 по Алтайскому краю) о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 10 августа 2012 года N274.

В обоснование заявленных требований указал, что 04 апреля 2012 года подал в МИФНС N 14 по Алтайскому краю декларацию по налогу на доходы физических лиц (далее по тексту- НДФЛ) за 2010 год, согласно которой сумма налога, исчисленная к уплате, составила *** руб., сумма НДФЛ, подлежащая возврату из бюджета, - *** руб. МИФНС N 14 по Алтайскому краю проведена камеральная налоговая проверка представленной декларации, по итогам которой установлено нарушение пп. 4 п. 1 ст. 228 Налогового кодекса Российской Федерации (далее по тексту - НК РФ), указано, что в 2010 году он получил доход от филиала ОАО " ***" (далее по тексту - филиал ОАО " ***") в сумме *** руб., подлежащий налогообложению по ставке 13 %, при этом не удержанная налоговым агентом сумма налога составляет *** руб. О невозможности удержания указанной суммы налога филиал сообщил в налоговый орган по месту его учета. По результатам налоговой проверки составлен акт от 18 июля 2012 года N 2827, которым предложено привлечь Лаптева Н.М. к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 119, п. 1 ст. 122 НК РФ, а также уплатить сумму налога в размере *** руб. и пени за несвоевременную уплату налога. Решением МИФНС N 14 по Алтайскому краю от 10 августа 2012 года N 274 он привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения по п. 1 ст. 119 НК РФ в виде штрафа в размере *** руб. и по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в сумме *** руб., взыскана недоимка по НДФЛ в сумме *** руб. и пени в сумме *** руб. Решением Управления Федеральной налоговой службы по Алтайскому краю от 03 октября 2012 года апелляционная жалоба Лаптева Н.М. на названное решение оставлена без удовлетворения. По мнению заявителя, решение МИФНС N 14 по Алтайскому краю является незаконным, вынесенным с нарушением норм действующего налогового законодательства. Так, 06 сентября 2010 года между ним и ОАО " ***" был заключен договор купли-продажи квартиры по "адрес". С учетом вложений налогоплательщика в квартиру, переданную ранее обществом заявителю в наем, стажа работы в данной организации, стоимость квартиры по соглашению сторон была определена в сумме *** руб. Однако, ОАО " ***" посчитав, что при покупке квартиры Лаптевым Н.М. был получен доход в виде материальной выгоды, сообщило в налоговый орган о невозможности удержания с него налога в сумме *** руб., представило справку 2-НДФЛ, в которой указан полученный заявителем доход по коду 4800 (иные доходы) в размере *** руб., на основании чего налоговым органом сделан вывод о получении Лаптевым Н.М. дохода в виде материальной выгоды. Вместе с тем, в акте проверки и решении не указано, какие положения НК РФ были им нарушены, на основании чего налоговый орган пришел к выводу о том, что данный доход является материальной выгодой, какой именно доход был получен заявителем, не отражено, каким образом исчислена из дохода сумма налога. Акт проверки не содержит документально подтвержденных фактов нарушения Лаптевым Н.М. налогового законодательства, документы, подтверждающие нарушение положений НК РФ, не приложены. Доводы его как налогоплательщика относительно необоснованности признания ввиду отсутствия взаимозависимости суммы в *** руб. как материальной выгоды в акте проверки и решении о привлечении к ответственности в нарушение ст.88 НК РФ не рассмотрены. Также, указывает на то, что отсутствовали основания признания его и ОАО " ***" взаимозависимыми лицами, поскольку квалифицирующим признаком взаимозависимости является обоюдная возможность таких лиц повлиять на условия или экономические результаты их деятельности, однако он не занимал в ОАО "МРСК ***" какой-либо руководящей должности, являлся рядовым работником, не имел административных и иных рычагов для воздействия на работодателя в целях понуждения к заключению сделки либо уменьшению цены приобретаемого жилья. С учетом изложенного полагает, что у налогового органа отсутствовали основания для доначисления налога и привлечения его к налоговой ответственности.

Решением Индустриального районного суда г.Барнаула от 17 января 2013 года заявленные требования оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе заявитель Лаптев Н.М. просит решение суда отменить и принять новое об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на те же доводы и обстоятельства, что при обращении в суд первой инстанции, дополнительно указав на то, что несостоятельными являются доводы заинтересованного лица об отсутствии у налоговой инспекции прав и обязанностей по проверке достоверности представленных налоговым агентом сведений, поскольку такие права предоставлены налоговому органу ст.ст.93, 93.1 НК РФ; позиция налогового органа о получении заявителем дохода в натуральной форме свидетельствует о переквалификации дохода, указанного налоговым агентом, что противоречит первоначальной позиции налогового органа об отсутствии у инспекции таких полномочий; к коду 4800 "Иные доходы" доход в натуральной форме и материальная выгода не относятся; несоответствующим действительности является вывод суда о предоставлении налоговым агентом в ходе камеральной налоговой проверки отчета об определении рыночной стоимости недвижимого имущества, доказательств истребования указанного отчета в порядке, предусмотренном НК РФ, инспекцией не представлено, акт проверки и оспариваемое решение не содержат указаний на то, что отчет был предметом исследования; отчет об оценке, как документ, подтверждающий факт налогового правонарушения, Лаптеву Н.М. вручен не был, что лишило его возможности реализовать свое право на защиту; извещение налогоплательщика налоговым агентом о рыночной стоимости жилого помещения не имеет правового значения; судом дано неверное толкование ст.211 НК РФ и не применена ст.40 НК РФ, подлежащая применению при исчислении налоговой базы при получении налогоплательщиком дохода в натуральной форме; несостоятельной является ссылка суда на п.5.1.2.3 "Положения о распоряжении объектами жилищно-коммунального назначения, принадлежащим на праве собственности ОАО " ***", поскольку согласно ст.1 НК РФ указанное юридическое лицо не относится к числу органов, в компетенцию которых входит принятие нормативных актов о налогах и сборах; применение налоговым органом при расчете рыночных цен отчета об оценке (факт чего заявителем оспаривается) произведено с нарушением требований ст.40 НК РФ, кроме того, указанный отчет не соответствует требованиям ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации"; отсутствие в решении указания на характер и обстоятельства вменяемого налогоплательщику правонарушения, ссылок на документы и иные сведения, на основании которых сформированы выводы налогового органа, лишило Лаптева Н.М. возможности на надлежащую защиту своих прав; недопустимым является признание судом достоверными сведений налогового агента в части исчисленной суммы дохода и недостоверными в части квалификации дохода.

В возражениях на апелляционную жалобу МИФНС N14 по Алтайскому краю просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав заявителя Лаптева Н.М., его представителя- *** Н.Н., поддержавших жалобу, представителей заинтересованных лиц МИФНС N14 по Алтайскому краю *** Е.С., *** А.О., возражавших против отмены решения, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене в связи с неправильным применением норм материального права (п.4 ч.1 ст.330 ГПК РФ).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований суд первой инстанции пришел к выводу о том, что решение МИФНС N4 по Алтайскому краю о привлечении Лаптева Н.М. к ответственности за совершение налогового правонарушения принято в соответствии с законом.

Судебная коллегия считает, что данный вывод суда является ошибочным, основанным на неправильном толковании норм материального права.

Как следует из материалов дела, Лаптев Н.М. до ДД.ММ.ГГ являлся работником ОАО " ***", а именно работал ***.

30 ноября 2009 года советом директоров ОАО " ***" утверждено Положение о распоряжении объектами жилищно-коммунального назначения, принадлежащими на праве собственности указанному юридическому лицу.

Из п.п. 4.1.2.2, 4.1.2.5 указанного Положения следует, что право на заключение договора-купли-продажи имеют бывшие работники предприятия, прекратившие трудовые отношения в связи с выходом на пенсию, а также бывшие работники предприятия, прекратившие трудовые отношения, имеющие общий стаж работы на предприятии не менее 15 лет.

Пунктом п.5.1 Положения установлено, что лица, указанные в п.4.1.2 (в том числе, п.п. 4.1.2.2, 4.1.2.5) настоящего Положения имеют право на следующие льготы при заключении договора купли-продажи: рассрочка по оплате покупателем цены договора, скидка от рыночной стоимости в зависимости от стажа работы.

06 сентября 2010 года между ОАО " ***" и Лаптевым Н.М. заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по "адрес", с рассрочкой платежа на *** лет. Пунктом 2.1 указанного договора стоимость имущества определена в размере *** руб.

Из протокола заседания отдела комиссии по распоряжению объектами жилищно-коммунального назначения филиала ОАО " ***" от 25 августа 2010 года N24 следует, что льготы в виде рассрочки платежа и скидки от рыночной стоимости квартиры определены с учетом стажа работы Лаптева Н.М. на предприятии *** лет *** месяца, отсутствия задолженности по коммунальным услугам, наличия регистрационного учета на объекте, занимаемого им на основании договора найма жилого служебного помещения.

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 30 сентября 2010 года за Лаптевым Н.М. зарегистрировано право собственности на квартиру по вышеуказанному адресу, с указанием ограничения права: ипотека в силу закона.

В соответствии с п.5 ст.226 НК РФ ОАО " ***" как налоговым агентом в МИФНС N14 по Алтайскому краю представлена справка о доходах физического лица за 2010 год с отражением сведений о получении Лаптевым Н.М. дохода в виде материальной выгоды.

Письмом от 15 февраля 2011 года N1.1/12-717 Лаптев Н.М. уведомлен о подаче вышеуказанных сведений в налоговый орган в связи с получением дохода в виде материальной выгоды, выразившейся в превышении рыночной стоимости квартиры в 2010 году над ценой квартиры, указанной в договоре купли-продажи, и невозможностью удержать НДФЛ в полном объеме.

28 сентября 2011 года МИФНС N14 по Алтайскому краю Лаптеву Н.М. направлено требование о предоставлении налоговой декларации по форме 3-НДФЛ за 2010 год.

Заявлением от 17 октября 2011 года Лаптев Н.М. просил продлить срок предоставления декларации в связи с необходимостью истребования в ОАО " ***" документов, подтверждающих получение им дохода.

12 марта 2012 года заявитель обратился на имя начальника налогового органа с заявлением об отмене требования о предоставлении налоговой декларации по форме 3-НДФЛ за 2010 год.

В письме ИФНС N14 по Алтайскому краю от 26 марта 2012 года N05-11/03265, содержание которого отражено в решении Управление Федеральной налоговой службы по Алтайскому краю от 03 октября 2012 года, Лаптеву Н.М. сообщено о том, что доход в виде материальной выгоды от реализации квартиры определен самостоятельно налоговым агентом, признавшим взаимозависимость между организацией и работником, в связи с чем необходимо представить налоговую декларацию в порядке, предусмотренном ст.229 НК РФ.

04 апреля 2012 года Лаптев Н.М. подал в налоговую инспекцию налоговую декларацию по форме 3-НДФЛ за 2010 год, в которой указал, что сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, составила *** руб., сумма налога, подлежащая возврату из бюджета- *** руб.

В период с 04 апреля 2012 года по 04 июля 2012 года МИФНС N14 по Алтайскому краю проведена камеральная налоговая проверка вышеуказанной декларации, по результатам которой 18 июля 2012 года составлен акт камеральной налоговой проверки N2827, в котором указано на то, что Лаптевым Н.М. получен доход в сумме *** руб., о невозможности удержания с которого НДФЛ он был уведомлен налоговым агентом, однако, в нарушение пп.4 п.1 ст.228 НК РФ не исполнил обязанность по исчислению и уплате налога в сумме *** руб., в нарушение п.1 ст.229 НК РФ не представил в установленный законом срок налоговую декларацию по форме 3-НДФЛ. Указано, что о неудержанной сумме налога свидетельствует представленная налоговым агентом справка о доходах физического лица за 2010 год, согласно которой сумма дохода за 2010 год составляет *** руб.

19 июля 2012 года Лаптевым Н.М. поданы возражения относительно данного акта.

10 августа 2012 года вынесено решение N274 о привлечении Лаптева Н.М. к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ, в соответствии с которым за неисполнение обязанности по уплате НДФЛ за 2010 года на заявителя наложен штраф в размере *** руб. (с учетом смягчающих обстоятельств), и по п.1 ст.119 НК РФ за непредоставление в установленный законом срок налоговой декларации - штраф в размере *** руб. (с учетом смягчающих обстоятельств). Одновременно налогоплательщику предложено уплатить НДФЛ в сумме *** руб., пени в размере *** руб.

Решением Управления Федеральной налоговой службы от 03 октября 2012 года апелляционная жалоба Лаптева Н.М. на указанное решение МИФНС N14 по Алтайскому краю оставлена без удовлетворения. В указанном решении вышестоящего налогового органа указано на получение заявителем согласно справке по форме 2-НДФЛ дохода в виде материальной выгоды в размере *** руб., о чем налогоплательщик уведомлялся налоговым агентом в письме от 15 февраля 2011 года N1-1/12-717. Кроме того, отражено, что в письме налогового органа от 26 марта 2012 года N05-11/03265 заявителю сообщено, что взаимозависимость между работником и организацией признана работодателем самостоятельно, и как следствие, самостоятельно определен доход в виде материальной выгоды от реализации квартиры.

Давая оценку акту проверки и решению о привлечении к налоговой ответственности, суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу о соответствии их требованиям налогового законодательства.

Так, согласно п.п.12 п.3 ст.100 НК РФ в акте налоговой проверки указываются документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки, или запись об отсутствии таковых.

В силу п.8, 14 ст.101 НК РФ в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

Несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных настоящим Кодексом, может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом.

Нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. К таким существенным условиям относится обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

Основаниями для отмены указанного решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом могут являться иные нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, если только такие нарушения привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения.

По делу установлено, что в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, так же как и в акте проверки, не указаны вид дохода (в натуральной форме или в виде материальной выгоды), каким образом квалифицирован доход и какими положениями НК РФ руководствовался налоговый орган, на основании каких норм определена налоговая база. В качестве документа, подтверждающего факт нарушения законодательства о налогах и сборах, в акте налоговой проверки принята во внимание только справка по форме 2-НДФЛ, иных документов, которые подтверждали бы факты нарушения законодательства о налогах и сборах, не приведено. В решении не отражены доводы Лаптева Н.М., приводимые в защиту, результаты проверки этих доводов.

Указанные обстоятельства не позволяют проверить достоверность расчетов налоговой инспекции, обоснованность определения размера недоимки по налогу, размера начисленных пени и штрафов, а также лишают налогоплательщика права знать, что ему вменяется в вину, и, следовательно, осуществлять надлежащую защиту своих прав в связи с привлечением к налоговой ответственности.

Кроме того, материалами дела не подтверждается получение заявителем налогооблагаемого дохода при совершении вышеуказанной сделки.

Из приведенных выше материалов дела, а именно сведений налогового агента, получаемых Лаптевым Н.М., письма МИФНС N14 по Алтайскому краю от 26 марта 2012 года N05-11/03265, решения Управления Федеральной налоговой службы по Алтайскому краю от 03 октября 2012 года, усматривается, что налогоплательщику указывалось на получение дохода в виде материальной выгоды в связи с приобретением квартиры по цене, не соответствующей рыночной стоимости, и наличие взаимозависимости по отношению к ОАО " ***", признанную самостоятельно указанным юридическим лицом. Из акта налоговой проверки и оспариваемого решения также усматривается, что нарушение налогоплательщика связано с непредоставлением декларации после уведомления налоговым агентом о получении именно дохода в виде материальной выгоды.

Согласно пп.2 п.1 НК РФ доходом налогоплательщика, полученным в виде материальной выгоды, является материальная выгода, полученная от приобретения товаров (работ, услуг) в соответствии с гражданско-правовым договором у физических лиц, организаций и индивидуальных предпринимателей, являющихся взаимозависимыми по отношению к налогоплательщику.

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 20 НК РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.

Суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).

Вместе с тем, стороны сделки купли-продажи не подпадают под определения взаимозависимых лиц, указанных в пп.1-3 п.1 ст.20 НК РФ. Наличие до 11 января 2009 года (т.е. до заключения договора купли-продажи) трудовых отношений между ОАО " ***" и Лаптевым Н.М. в силу вышеуказанных положений закона не является доказательством взаимозависимости, поскольку работник общества, занимающий должность мастера по ремонту машин и механизмов, не имел административных и иных рычагов воздействия на работодателя в целях уменьшения цены приобретаемого жилья. Стоимость квартиры установлена ОАО " ***" в одностороннем порядке с учетом требований Положения о распоряжении объектами жилищно-коммунального назначения, принадлежащими на праве собственности указанному юридическому лицу, утвержденного советом директоров общества. Доказательств обратного налоговым органом не представлено.

Следовательно, основания для привлечения Лаптева Н.М. к ответственности за совершение налогового правонарушения в связи с получением дохода в виде материальной выгоды в порядке ст.212 НК РФ отсутствовали, на что обоснованно указывалось им в возражениях на акт налоговой проверки от 19 июля 2012 года.

Заслуживают также внимания доводы апелляционной жалобы об ошибочности вывода суда первой инстанции об определении налоговой инспекцией налоговой базы в соответствии с требованиями ст.211 НК РФ в связи с получением Лаптвым Н.М. дохода в натуральной форме.

Согласно п.1 ст.211 НК РФ (в редакции Федерального закона от 29 декабря 2000 года N 166-ФЗ) при получении налогоплательщиком дохода от организаций и индивидуальных предпринимателей в натуральной форме в виде товаров (работ, услуг), иного имущества, налоговая база определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг) иного имущества, исчисленная исходя из их цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному статьей 40 настоящего Кодекса.

В соответствии с п.1 ст.40 НК РФ если иное не предусмотрено настоящей статьей, для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен.

Случаи, в которых налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам, предусмотрены п.2 ст.40 НК РФ, согласно которой такие полномочия предоставлены по сделкам: 1) между взаимозависимыми лицами; 2) по товарообменным (бартерным) операциям; 3) при совершении внешнеторговых сделок; 4) при отклонении более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

Из разъяснений, содержащихся в п.13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N41, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 9 от 11 июня 1999 года "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации" следует, что при разрешении споров, связанных с определением цены товаров, работ, услуг для целей налогообложения, суду следует исходить из того, что указанная сторонами сделки цена может быть оспорена налоговым органом в этих целях только в случаях, перечисленных в пункте 2 статьи 40 Кодекса.

Соответственно, в иных случаях налоговый орган не вправе оспаривать для целей налогообложения цену товаров, работ, услуг, указанную сторонами в сделке.

Кроме того, и случаях, когда налоговому органу предоставлено право проверки цены сделки, для данных органов обязательна процедура определения рыночной цены на товары (услуги), предусмотренная п.п.4-11 указанной статьи НК РФ.

Вместе с тем, доказательств исчисления налоговой базы при получении Лаптевым Н.М. дохода в натуральной форме с применением вышеуказанных положений налоговым органом не представлено, следовательно, не доказан факт приобретения квартиры по цене ниже рыночной, и как следствие, правомерность взыскания недоимки по НДФЛ, а также возникновение обязанности по подаче декларации. Принятие налоговым органом необходимых и достаточных мер по установлению рыночной цены, исследованию реально существующих на рынке цен материалами дела не подтверждено.

При этом судебная коллегия отмечает, что определение рыночной стоимости квартиры в рамках налоговой проверки на основании отчета об оценке N796/2009 "Об определении рыночной стоимости недвижимого имущества, принадлежащего ОАО " ***", противоречит требованиям ст. 40 НК РФ и ст.249 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, из совокупного анализа которых следует, что обязанность по установлению рыночной цены товара и отклонения от нее той цены, которая указана налогоплательщиком, несет налоговый орган. Положения ст.ст. 40, 211 НК РФ не предоставляют такого права налоговому агенту. При этом принимается во внимание несоответствие указанного отчета об оценке требованиям ст.11 Федерального закона от 29 июля 1998 года N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации".

Ссылки МИФНС N14 по Алтайскому краю на отсутствие у налоговой инспекции в рамках камеральной налоговой проверки полномочий по осуществлению проверки всех первичных документов для подтверждения соответствия действительности налоговой отчетности противоречат положениям п.4 ч.1 ст.31, ч.6 ст.101, ч.2 ст.93.1 НК РФ.

Указания заинтересованного лица в отзыве на апелляционную жалобу на то, что Лаптев Н.М. воспользовался правом на предоставление письменных возражений к акту камеральной налоговой проверки, участвовал в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки, не опровергают вышеизложенные выводы о незаконности решения о привлечении Лаптева Н.М. к ответственности за совершение налогового правонарушения.

При указанных обстоятельствах решение не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

Поскольку все обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены, апелляционная инстанция находит основания для принятия нового решения об удовлетворении требований заявителя о признании незаконным решения МИФНС N14 по Алтайскому краю от 10 августа 2012 года N274 о привлечении его к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Индустриального районного суда г.Барнаула от 17 января 2013 года отменить и принять новое решение, которым заявленные требования Лаптева Н. М. удовлетворить.

Признать незаконным решение межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N14 по Алтайскому краю от 10 августа 2012 года N274 о привлечении Лаптева Н. М. к ответственности за совершение налогового правонарушения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.