Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 29 мая 2013 г. по делу N 33-4093/13

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 29 мая 2013 г. по делу N 33-4093/13

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда

в составе:

председательствующего Секериной О.И.,

судей Дмитриевой О.С., Тертишниковой Л.А.

при секретаре Евстигнеевой Е.А.

с участием прокурора Фарафоновой Т.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу представителя истца Белиной Е. С. - С.О.Н. на решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ

по делу по иску Белиной Е. С. к администрации Первомайского района о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

Заслушав доклад судьи Секериной О.И., Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Распоряжением администрации Первомайского района *** от ДД.ММ.ГГ Белина Е.С. принята на *** администрации района по срочному трудовому договору с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ, на период замещения основным работником Ч.Ю.С. должности *** администрации района (л.д. 23, 24). С нею заключен договор на срок с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ (л.д. 4), действие которого продлевалось распоряжениями администрации района: ***-л от ДД.ММ.ГГ- с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ (л.д. 27, 28); ***-л от ДД.ММ.ГГ- с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ (л.д. 29, 30).

Распоряжением администрации Первомайского района ***-л от ДД.ММ.ГГ Белина Е.С. уволена ДД.ММ.ГГ по ч. 3 ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации (далее по тексту - Трудового кодекса РФ) в связи с выходом основного работника на работу (л.д.33).

Не согласившись с увольнением, Белина Е.С. ДД.ММ.ГГ обратилась в суд с иском к администрации Первомайского района о восстановлении на работе в должности главного специалиста помощника управляющего делами, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 10 000 руб.

В обоснование иска указала, что причиной увольнения послужила ее беременность, о которой работодателю стало известно и который, при отсутствии в том необходимости, вызвал на работу основного работника; с октября 2012 истица находится на лечении по листку нетрудоспособности; 29.11.2012 получила телеграмму о своем увольнении. При ее увольнении не соблюдены требования ст. 261 Трудового кодекса РФ о запрете во всех случаях увольнения беременной женщины и установленный этой статьей порядок увольнения.

Впоследствии истица требования уточняла, дополнительно указав, что в нарушение ст. 59 Трудового кодекса РФ срок окончания договора определен не событием выхода на работу основного работника, а конкретной датой; имеются противоречия в основаниях увольнения, т.к. в телеграмме указано о прекращении трудового договора в связи с истечением срока; в нарушение ч. 1 ст. 79 Трудового кодекса РФ не предупреждена об увольнении в письменной форме не менее чем за три календарных дня; полагает, что ответчик злоупотребил правом, вызвав основного работника К.Н.В. формально, в целях ее, истицы, увольнения, т.к., проработав непродолжительное время, снова ушла в отпуск; трудовая книжка и документы, связанные с работой, не выданы.

После неоднократного уточнения требований окончательно просила восстановить ее в прежней должности, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула за период с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ в размере *** руб.; взыскать компенсацию морального вреда в размере *** руб.

Решением Новоалтайского городского суда Алтайского края от 06 марта 2013 года Белиной Е.С. в удовлетворении требований отказано.

В апелляционной жалобе представитель истца С.О.Н. ставит вопрос об отмене решения суда. В качестве доводов жалобы ссылается на то, что суд не принял во внимание доводы истца, что на момент увольнения ей не были предложены две вакантные должности, работники, замещающие которые, находились в декретных отпусках. Работодатель обязан был предложить истцу указанные должности, на это указывает п.29 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 17 марта 2004 года"О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации". Доводы ответчика о том, что работодатель фактически не нуждается в таких работниках, юридического значения не имеют. При этом тот факт, что в таком случае вновь необходимо было заключать срочный трудовой договор, прав истца не нарушает, поскольку до этого времени Белина Е.С. также работала на аналогичных условиях. Суд не дал надлежащей оценки условиям коллективного договора, который не допускает расторжение трудового договора с беременными женщинами и предусматривает в случае истечения срока действия срочного трудового договора в период женщины по ее письменному заявлению и при предоставлении справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок трудового договора до окончания беременности. Полагает, что в случае с увольнением Белиной Е.С. ответчик злоупотребил своим правом, о чем истцом заявлялось в суде первой инстанции, однако судом данное обстоятельство учтено не было.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу, администрация Первомайского района, прокурор просят решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В суде апелляционной инстанции представитель ответчика возражала против отмены решения суда, настаивала на доводах жалобы.

Изучив материалы дела, выслушав явившихся участников по делу, заключение прокурора о законности и обоснованности принятого решения, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений ответчика на жалобу истца, Судебная коллегия не находит оснований для отмены судебного акта.

Пункт 13 Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" предусматривает, что разрешая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных частью первой статьи 59 ТК РФ, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (часть вторая ст. 58 ТК РФ, часть 1 ст. 59 ТК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 59 ТК РФ, срочный трудовой договор заключается, в числе прочего, на время выполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы.

Срок трудового договора в этом случае ставится в зависимость от времени возвращения отсутствующего работника к исполнению своих трудовых (служебных) обязанностей.

В соответствии с ч. 1 ст. 79 ТК РФ, срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Согласно ч. 3 ст. 79 ТК РФ, трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу.

Таким образом, днем окончания срочного трудового договора будет являться день выхода отсутствовавшего работника на работу.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, распоряжением Администрации Первомайского района от ДД.ММ.ГГ ***-л Белина Е.С. принята на старшую должность муниципальной службы по срочному трудовому договору ДД.ММ.ГГ ДД.ММ.ГГ, на период замещения основным работником Ч.Ю.С. должности *** администрации района. С Белиной Е.С. заключен трудовой договор на аналогичных условиях.

Распоряжениями от ДД.ММ.ГГ *** и от ДД.ММ.ГГ Белиной Е.С. на период замещения Ч.Ю.С. должности *** администрации района, продлен срок срочного трудового договора соответственно ДД.ММ.ГГ и с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ. Соответствующие дополнения внесены в трудовой договор.

Распоряжением от ДД.ММ.ГГ ***-л Ч.Ю.С.- *** переведена с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ на должность *** на период отпуска по беременности и родам основного работника К.Н.В. (л.д.115).

Распоряжением от ДД.ММ.ГГ ***-к по заявлению К.Н.В. от ДД.ММ.ГГ ей предоставлен отпуск по уходу за ребенком до полутора лет с ДД.ММ.ГГ- ДД.ММ.ГГ (л.д. 89,90).

ДД.ММ.ГГ К.Н.В. заявила работодателю о выходе из отпуска по уходу за ребенком с ДД.ММ.ГГ (л.д. 91). Распоряжением от ДД.ММ.ГГ ***-л К.Н.В. считается приступившей к исполнению обязанностей с ДД.ММ.ГГ (л.д.92).

В связи с фактом выхода К.Н.В. на работу распоряжением работодателя от ДД.ММ.ГГ ***-л Ч.Ю.С. переведена на должность *** с ДД.ММ.ГГ (л.д. 93), а трудовой договор с истицей прекращен.

С учетом указанных обстоятельств, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что характер трудовых отношений с Белиной Е.С. являлся срочным. Истец была принята на работу на период временного отсутствия основного работника, при выходе которого, у работодателя имелись законные основания для прекращения трудовых отношений с истцом.

Часть 3 ст. 261 ТК РФ предусматривает, что допускается увольнение женщины в связи с истечением срока трудового договора в период ее беременности, если трудовой договор был заключен на время исполнения обязанностей отсутствующего работника и невозможно с письменного согласия женщины перевести ее до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации женщины, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую женщина может выполнять с учетом ее состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать ей все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Доводы жалобы о нарушении ответчиком п. 5.3 коллективного договора, которым запрещено во всех случаях расторжение трудового договора с беременными женщинами не принимаются судебной коллегией. Как правильно указал суд первой инстанции, указанное положение воспроизводит содержание частей 1 и 2 ст.261 Трудового кодекса РФ, которые распространяют свое действие на иную категорию беременных женщин. В случае увольнения беременной женщины, с которой трудовой договор заключен на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, подлежит применению часть 3 данной нормы.

Также суд пришел к обоснованному выводу о том, что ответчиком не нарушены положения ч. 1 ст. 261 ТК РФ, в части предложения истице всех вакантных должностей или работы, соответствующей ее квалификации или нижеоплачиваемой работы.

Так, в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции обоснованно установлено, что должности, на которые претендует истец: ведущего специалиста отдела информатизации и должность специалиста первой категории по работе с крестьянскими и фермерскими хозяйствами и личными подсобными хозяйствами не являлись вакантными, поскольку С.И.Н., замещавшая должность ведущего специалиста отдела информатизации вышла из отпуска по беременности и родам и распоряжением работодателя от ДД.ММ.ГГ считается приступившей к исполнению обязанностей со ДД.ММ.ГГ (т.1 л.д. 226). Должность специалиста первой категории по работе с крестьянскими и фермерскими хозяйствами и личными подсобными хозяйствами замещает П.О.Г., которой с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ предоставлен отпуск по достижению ребенком возраста на основании распоряжения работодателя от ДД.ММ.ГГ ***-к (т.2 л.д. 159), ранее находилась в отпуске по беременности и родам.

При наличии таких обстоятельств, суд первой инстанции правильно установил, что вакансии, на которые вправе претендовать истец у ответчика не имелось, поскольку понятие вакансия - это наличие незанятого рабочего места, должности, на которую может быть принят новый работник. У работодателя отсутствует обязанность по принятию нового работника на замещение такой должности.

Нарушений процедуры увольнения, равно как и злоупотребления правом, судом первой инстанции не установлено. Кроме того, в апелляционной жалобе заявителем не приведено, какими именно правами злоупотребил ответчик при увольнении Белиной Е.С.

При изложенных обстоятельствах, суд первой инстанции, правильно применив нормы материального права, оценив представленные доказательства в их совокупности по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных Белиной Е.С. требований.

Руководствуясь ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от 6 марта 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца С.О.Н. без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи: