Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 21 августа 2013 г. по делу N 33-12325/2013 (ключевые темы: увольнение - дискриминация - Трудовой кодекс - должностное положение - рабочее место)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 21 августа 2013 г. по делу N 33-12325/2013

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Кудасовой Т.А.

судей

Кордюковой Г.Л., Корсаковой Ю.М.

при секретаре

Дакуко Е.В.

рассмотрела в судебном заседании 21 августа 2013 года гражданское дело N 2-1914/2013 по апелляционной жалобе Г. на решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 03 июня 2013 года по иску Г. к ООО "Ремонтно-эксплуатационная организация "Наш дом" об оспаривании приказа об увольнении и изменении его формулировки, взыскании заработной платы, в том числе за вынужденный прогул, компенсации за ее задержку, признании увольнения дискриминацией, взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Кудасовой Т.А.,

объяснения истца Г. и его представителя Клевец А.Ю., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя ответчика ООО "РЭО "Наш дом" - Латыниной А.Н., возражавшей против доводов апелляционной жалобы,

УСТАНОВИЛА:

Г. обратился в Петроградский районный суд Санкт-Петербурга с иском ООО "Ремонтно-эксплуатационная организация "Наш дом", с учетом уточнения требований просил признать приказ от 08.02.2013 года N N ... об увольнении незаконным, принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию на дату вынесения решения суда, взыскать с ответчика заработную плату за период с 01.09.2012 года по 29.12.2012 года в размере " ... " рублей, компенсацию за задержку указанной заработной платы в размере " ... " рублей " ... " копеек, заработную плату за время вынужденного прогула с 09.02.2013 года по день вынесения решения суда в размере " ... " рублей " ... " копеек, признать увольнение дискриминацией по признаку должностного положения, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда, причиненного незаконным увольнением в размере " ... " рублей, взыскать компенсацию морального вреда, причиненного дискриминацией по признаку должностного положения в размере " ... " рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере " ... " рублей.

В обоснование заявленных требований истец указал, что с 13.08.2010 года работал у ответчика в должности дворника на основании трудового договора N N ... от 13.08.2010 года. В соответствии с трудовым договором заработная плата составляет сумму в размере " ... " рублей, однако истец утверждает, что "на руки" с ответчика получал сумму в размере " ... " рублей. В соответствии с приказом от 14.12.2012 года N N ... Г. был предоставлен очередной оплачиваемый отпуск на период с 29.12.2012 года по 04.02.2013 года. 04.02.2013 года истец в адрес ответчика написал заявление об отказе от выполнения работы в связи с невыплатой заработной платы. Приказом N N ... от 08.02.2013 года Г. был уволен на основании подп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса. В связи с чем, истец полагает, что увольнение является незаконным, поскольку является дискриминацией по признаку должностного положения.

Решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 03 июня 2013 года исковые требования Г. удовлетворены частично. Судом постановлено признать приказ N N ... от 08.02.2013 года об увольнении Г. незаконным в части указания основания к увольнению "прогул" в соответствии с подп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, изменена формулировка увольнения на увольнение по собственному желанию в соответствии со ст. 80 Трудового кодекса РФ, изменена дата увольнения с 08.02.2013 года на 03.06.2013 года, взыскана с ответчика в пользу Г. компенсацию морального вреда в размере " ... " рублей и расходы по оплате услуг представителя в размере " ... " рублей. В остальной части исковые требования оставить без удовлетворения. Также судом постановлено взыскать ООО "Ремонтно-эксплуатационная организация "Наш дом" государственную пошлину в размере " ... " рублей в доход государства.

В апелляционной жалобе истец просит решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 03 июня 2013 года отменить в части отказа в удовлетворении требований о взыскании зарплаты за время вынужденного прогула, признания увольнения дискриминацией по признаку должностного положения, компенсации морального вреда в полном объеме и расходов на оплату услуг представителя, считая его неправильным, постановленным при нарушении норм материального и процессуального права.

Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Материалами дела установлено, что Г. работал в ООО "Ремонтно-эксплуатационная организация "Наш дом" в должности дворника с 13.08.2010 года на основании трудового приказа N N ... от 13.08.2010 года. В соответствии с приказом от 14.12.2012 года N N ... Г. был предоставлен очередной оплачиваемый отпуск на период с 29.12.2012 года по 04.02.2013 года. 04.02.2013 года истец в адрес ответчика написал заявление об отказе от выполнения работы, в связи с невыплатой заработной платы за период с 01.09.2012 года по 29.12.2012 года. Приказом N N ... от 08.02.2013 года Г. был уволен на основании подп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса.

ООО "Ремонтно-эксплуатационная организация "Наш дом" 05.02.2013 года и 06.02.2013 года составило акты об отсутствии истца на рабочем месте. 08.02.2013 года начальником отдела кадров была составлена служебная записка о том, что в связи с необходимостью и подписания приказа N N ... от 08.02.2013 года истцу предложено явиться для ознакомления с приказом, получить расчет и трудовую книжку. Однако Г. отказался лично явиться в адрес ответчика, изъявил желание получить по почте всю документацию.

В соответствии с п. 2 ст. 21 Трудового кодекса РФ работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, трудовую дисциплину.

В соответствии с подп. "а" ч. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Согласно п. 3 ч. 1 ч. 5 ст. 192 Трудового кодекса РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание - увольнение по соответствующим основаниям. При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

В силу ч. 1 ст. 193 Трудового кодекса РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не представлено, то составляется соответствующий акт.

Как усматривается из материалов дела Г. отсутствовал на рабочем месте 04.02.2013 года и 05.02.2013 года, о чем были составлены акты ООО "Ремонтно-эксплуатационная организация "Наш дом", однако в нарушение норм трудового законодательства ответчиком не были затребованы от Г. письменные объяснения об отсутствии на рабочем месте.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о признании приказа об увольнении незаконным.

Однако, согласно ч. 1 ст. 379 Трудового кодекса РФ в целях самозащиты трудовых прав работник, известив работодателя или своего непосредственного руководителя либо иного представителя работодателя в письменной форме, может отказаться от выполнения работы, не предусмотренной трудовым договором, а также отказаться от выполнения работы, которая непосредственно угрожает его жизни и здоровью, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами. На время отказа от указанной работы за работником сохраняются все права, предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права.

В целях самозащиты трудовых прав работник имеет право отказаться от выполнения работы также в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Таким образом, вне зависимости от обстоятельств, изложенных Г. в заявлении от 04.02.2013 года, применение самозащиты не позволяло Г. не выходить на работу, поскольку ч. 1 ст. 379 Трудового кодекса РФ допускает только отказ от выполнения работы, таким в связи с вышеизложенным 04.02.2013 года и 05.02.2013 года истцом был совершен прогул.

В соответствии с ч. 4 ст. 394 Трудового кодекса РФ в случае признания увольнения незаконным орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может по заявлению работника принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию.

Согласно ч.ч. 7, 8 ст. 394 Трудового кодекса РФ, если в случаях, предусмотренных настоящей статьей, после признания увольнения незаконным суд выносит решение не о восстановлении работника, а об изменении формулировки основания увольнения, то дата увольнения должна быть изменена на дату вынесения решения судом. В случае, когда к моменту вынесения указанного решения работник после оспариваемого увольнения вступил в трудовые отношения с другим работодателем, дата увольнения должна быть изменена на дату, предшествующую дню начала работы у этого работодателя.

Если неправильная формулировка основания и (или) причины увольнения в трудовой книжке препятствовала поступлению работника на другую работу, то суд принимает решение о выплате работника среднего заработка за все время вынужденного прогула.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об изменении формулировки увольнения на увольнение по собственному желанию, а даты увольнения - с 03.06.2013 года (дата вынесения решения суда).

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований ко взысканию в пользу истца среднего заработка за время вынужденного прогула, поскольку средний заработок взыскивается только в том случае, если основание увольнение препятствовало истцу в поступлении на другую работу, однако в силу ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ истцом не представлены доказательства невозможности устроиться на работу в связи с неправильной формулировкой увольнения.

Кроме того судебная коллегия обращает внимание на то, что в ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции истец пояснил, что с 19.07.2013 года он устроился на работу в "Ленполиграфмаш" по другой трудовой книжке, а до этого не пытался устроиться на работу.

Таким образом, неправильная формулировка увольнения не препятствовала истцу в трудоустройстве, в связи с чем оснований для взыскания среднего заработка не имеется.

В соответствии с абз. 2 ст. 234 Трудового кодекса РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения возможности трудиться. Такая обязанность в частности, наступает, если заработок не получен в результате незаконного отстранения работника от работы, его увольнения или перевода на другую работу.

Рассматривая требование истца о взыскании заработной платы за период с 01.09.2012 года по 29.12.2012 года, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного требования. Поскольку в материалах дела имеются доказательства, представленные ответчиком, что заработная плата Г. начислялась, согласно платежным ведомостям, более того работодателем направлялись уведомления о получении заработной платы, однако истец отказывался в получении заработной платы, поскольку работодателем было поставлено условие подписания должной инструкции и трудового договора.

Судебная коллегия полагает, что данные доводы являются несостоятельными, поскольку в соответствии со ст. 61 Трудового кодекса РФ трудовой договор подписывается сторонами в момент приема на работу. Не подписание трудового договора в течение длительного времени следует отнести к вине обеих сторон, которые в течение длительного времени не смогли согласовать существенные условия такового, установленные в соответствии со ст. 57 Трудового кодекса РФ.

Г. не оспаривает тот факт, что в 2013 году работодатель предлагал ему подписать трудовой договор, однако он отказался. Кроме того в ходе рассмотрения настоящего спора, истец вопреки нормам ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ не доказал, что размер его заработной платы составлял сумму в размере 8 500 рублей. ООО "Ремонтно-эксплуатационная организация "Наш дом" в материалы дела было представлено штатное расписание, согласно которому заработная плата истца с 01.06.2012 года составляла сумму в размере " ... " рублей, данный факт истцом не оспаривается.

В соответствии со ст. 140 Трудового кодекса РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника.

В материалах дела имеется служебная записка и акт N 13 от 08.02..2013 года о том, что Г. по телефону было предложено получить расчет в связи с его увольнением, однако истец отказался прибыть в адрес ответчика. Указанные документы были направлены истцу по почте 12.02.2013 года, и получены им 20.02.2013 года. Однако вопреки ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ истцом не представлено доказательств невозможности получения денежных средств по настоящее время.

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции, что оснований полагать, что права Г. на получение расчета при увольнении были нарушены, не имеется. В указанной части решение суда истцом не оспаривается.

Поскольку в соответствии со ст. 236 Трудового кодекса РФ при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования ЦБ РФ от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

В материалах дела отсутствуют доказательства, что ответчик допускал задержку в выплате истцу заработной платы и расчета.

Таким образом, основания для удовлетворения требования о взыскании компенсации за задержку выплата заработной платы, не имеется.

В соответствии с ч. 9 ст. 394 Трудового кодекса РФ в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости (пункт 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

Рассматривая требование истца о взыскании компенсации морального вреда, вследствие нарушений при его увольнении, суд первой инстанции исходил из того, что приказ об увольнении истца является незаконным, что при осуществлении процедуры увольнения были допущены нарушения. Кроме того суд первой инстанции принял обоснованно ко вниманию, что Г. был допущен прогул, таким образом заявленный размер компенсации морального вреда является чрезмерно великим, явно не соответствующим допущенному нарушению, принимая во внимание тот факт, что истец не просил принять решение о восстановлении его на работе.

Учитывая нарушение трудовых прав Г. в связи с указанием неправильной формулировки увольнения, суд первой инстанции на основании статьи 237 Трудового кодекса РФ обоснованно взыскал в его пользу компенсацию морального вреда.

Размер компенсации морального вреда - " ... " рублей определен судом исходя из конкретных обстоятельств дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных страданий, степени вины работодателя, а также требований разумности и справедливости. Оснований для пересмотра размера компенсации морального вреда не имеется.

Отказывая в удовлетворении требования истца о признании увольнения дискриминацией по признаку должностного положения, суд первой инстанции правильно исходил из того, что в соответствии с абз. 3, 8 ст. 2 Трудового кодекса РФ запрещена дискриминация в сфере труда; дискриминация на продвижение по работе с учетом производительности труда, квалификации и стажа работы по специальности, а также на профессиональную подготовку, переподготовку и повышение квалификации.

В соответствии с ч.ч. 1, 3 ст. 3 Трудового кодекса РФ каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав.

Не являются дискриминацией установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральным законом, либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите.

Согласно ч. 4 ст. 3 Трудового кодекса РФ лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда.

В соответствии ч. 2 ст. 4 Трудового кодекса РФ под принудительным трудом понимается выполнение работы под угрозой применения какого-либо наказания (насильственного воздействия) в том числе, в качестве меры дискриминации по признакам расовой, социальной, национальной или религиозной принадлежности.

В соответствии с ч. 2 ст. 132 Трудового кодекса РФ запрещается какая бы то ни было дискриминация при установлении и изменении условий оплаты труда.

В обосновании заявленного требования, Г. указал на тот факт, что его увольнение является дискриминацией по признаку должностного положения, поскольку ответчиком нарушаются права дворников, так как они получают заниженную заработную плату и привлекаются к дисциплинарной ответственности незаконно.

Однако указанные обстоятельства нельзя признать дискриминацией, поскольку увольнение Г. обусловлено его прогулом, фактов незаконного его привлечения к какой-либо иной дисциплинарной ответственности в материалах дела не имеется. Кроме того заработная плата истца не отличается от заработной платы других дворников, работающих у ответчика.

Судебная коллегия принимает во внимание, что требование истца о взыскании компенсации за дискриминационное увольнение является незаконным, поскольку по существу является возложением двойной финансовой ответственности на ответчика за нарушение процедуры увольнения, что является недопустимым.

В апелляционной жалобе Г. ссылается на то обстоятельство, что к дворникам имеется предвзятое отношение, связанное с невыплатой премий и привлечении к дисциплинарной ответственности. Однако в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ, истец не представил доказательств, подтверждающих данные обстоятельства.

Таким образом, судебная коллегия не может принять во внимание данные доводы.

В соответствии со ст. 100 Гражданского процессуального кодекса РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Материалами дела подтверждается факт расходов истца на оплату услуг представителя в размере " ... " рублей.

Судебная коллегия, учитывая объем оказанных истцу юридических услуг, сложность и продолжительность рассматриваемого дела, принцип разумности, а также факт частичного удовлетворения требований истца, соглашается с выводом суда о взыскании с ответчика в пользу истца суммы в размере " ... " рублей на оплату услуг представителя.

Судебная коллегия считает, что выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы о том, что суд не дал правильной оценки представленным доказательствам являются несостоятельными.

Доводы апелляционной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с действиями суда, связанными с установлением фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, и оценкой представленных по делу доказательств. Оснований для иной оценки доказательств судебная коллегия не усматривает. Кроме того, доводы жалобы направлены на неверное толкование норм действующего законодательства, применяемого к спорным правоотношениям.

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что решение суда отвечает требованиям закона, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы нет.

На основании изложенного и руководствуясь статей 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 03 июня 2013 года - оставить без изменения, апелляционную жалобу Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.