Определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 03 сентября 2010 г. по делу N 33-8276/2010 (ключевые темы: дисциплинарное взыскание - порядок заключения коллективного договора - ведение коллективных переговоров - увольнение - трудовая дисциплина)

Определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 03 сентября 2010 г. по делу N 33-8276/2010

 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего - судьи Белых А.А. и судей Метелёвой Г.Н., Фортыгиной И.И.

рассмотрела 03 сентября 2010 года в открытом судебном заседании в г. Челябинске в зале суда дело по кассационной жалобе Крапчинского А.А. на решение Златоустовского городского суда Челябинской области от 01 июля 2010 года.

Заслушав доклад судьи Метелёвой Г.Н., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Кранчинский А.А. обратился в суд с иском к Муниципальному лечебно-профилактическому учреждению здравоохранения "Станция скорой медицинской помощи" о признании незаконным приказа N *** от 20 мая 2010 года о наложении на него дисциплинарного взыскания, указывая в обоснование иска на то, что за опоздание на работу на 25 минут ему было объявлено замечание, с чем он не согласен, так как опоздал на работу не преднамеренно, в нарушение ст.370 ТК дисциплинарное взыскание наложено без учета мнения представительного органа работников организации, а также в нарушение положений ст. 39 ТК РФ, согласно которой на лиц, участвующих в переговорах по заключению коллективного договора, дисциплинарное взыскание не накладывается; работодатель угрожал ему увольнением.

Представители ответчика иск не признали, считали применение к истцу дисциплинарного взыскания за нарушение трудовой дисциплины правомерным.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Крапчинский А.А. просит решение суда отменить по мотиву несогласия с ним, ссылаясь на то, что в организации отсутствует положение о дисциплине - документ, устанавливающий учет тяжести совершенного проступка; представительный орган работников не был ознакомлен с приказом N *** от 09 февраля 2010 года, поэтому весь период фактически участвовал в переговорах по заключению коллективного договора; по аналогии закона ст.370 ТК РФ применима к данному делу; он добросовестно исполнял свои обязанности. Также указывает на то, что он вовремя не пробудился по той причине, что сломался будильник.

Стороны в суд кассационной инстанции не явились, о времени и месте судебного заседания извещены (л.д.73), об отложении слушания дела не просили.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда правильным.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска Крапчинского А.А., суд первой инстанции, суд установил, что 12 мая 2010 года истец явился на работу с опозданием на 25 минут без уважительной причины, порядок привлечения работника к дисциплинарной ответственности не нарушен, и пришел к выводу об отсутствии нарушений закона при издании работодателем оспариваемого приказа N *** от 20 мая 2010 года.

Такой вывод суда мотивирован, соответствует установленным обстоятельствам, представленным доказательствам, не противоречит закону (ст.ст. 192,39,370 ТК РФ) и оснований признавать его неправильным по доводам кассационной жалобы судебная коллегия не находит.

В соответствии с ч.5 ст.192 ТК РФ при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Учитывая данное законоположение, работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

При этом требований о принятии работодателем документа, устанавливающего учет тяжести совершенного проступка, действующее трудовое законодательство не содержит. Согласно ст. 189 ТК РФ положения о дисциплине устанавливаются федеральным законом, а не работодателем.

Рассматривая дело, суд пришел к выводу о соразмерности дисциплинарного взыскания в виде замечания допущенному истцом нарушению трудовой дисциплины, при этом суд обоснованно учел специфику работы истца по оказанию экстренной медицинской помощи и наличие особых требований к соблюдению трудовой дисциплины.

Доводы заявителя о причинах опоздания на работу были предметом обсуждения суда первой инстанции и получили соответствующую оценку в решении.

Учитывая изложенное, ссылки заявителя на отсутствие в организации положения о дисциплине, устанавливающего учет тяжести проступка, на добросовестное исполнение им обязанностей, и на то, что у него сломался

будильник, отчего он вовремя не пробудился на работу, нельзя признать обоснованными, свидетельствующими о незаконности принятого решения.

Согласно ч.З ст.39 ТК РФ представители работников, участвующие в коллективных переговорах, в период их ведения не могут быть без предварительного согласия органа, уполномочившего их на представительство, подвергнуты дисциплинарному взысканию, переведены на другую работу или уволены по инициативе работодателя, за исключением случаев расторжения трудового договора за совершение проступка, за который в соответствии с настоящим Кодексом, иными федеральными законами предусмотрено увольнение с работы.

Судом достоверно установлено, что на момент издания приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности переговоры по заключению коллективного договора не велись, истец в них не участвовал, доказательств обратного материалы дела не содержат и не приведено таких доказательств в кассационной жалобе заявителя. Ссылка на то обстоятельство, что с приказом N *** от 09 февраля 2010 года о приостановлении ведения коллективных переговоров представительный орган не был ознакомлен, поэтому переговоры фактически велись, не основана на каких-либо имеющихся в материалах дела доказательствах.

Кроме того, ведение коллективных переговоров по заключению коллективного договора регламентируется ст. ст. 36 - 44 ТК РФ. В частности, ст. 37 ТК РФ установлено, что сроки, место и порядок проведения коллективных переговоров определяются представителями сторон указанных переговоров. Но есть ряд норм, из анализа которых явно следует определенный срок, предоставленный для ведения переговоров. Так, ст. 39 ТК РФ позволяет освободить работников, участвующих в переговорах, от основной работы с сохранением среднего заработка на срок, определяемый соглашением, но не более трех месяцев. Часть 2 ст. 40 ТК РФ обязывает стороны переговоров по заключению коллективного договора по истечении трех месяцев со дня начала таких переговоров подписать коллективный договор. Если до этого момента согласие между сторонами было достигнуто не по всем вопросам, при подписании договора составляется протокол разногласий. Неурегулированные разногласия могут быть предметом дальнейших коллективных переговоров или разрешаться в соответствии с Трудовым кодексом.

Поэтому можно сделать вывод, что срок ведения коллективных переговоров по заключению коллективного договора ограничен тремя месяцами.

В данном же случае, как усматривается из материалов дела, коллективные переговоры по заключению и подготовке коллективного договора начаты с 13 января 2010 года (л.д.4), к моменту издания

4

оспариваемого приказа - 20 мая 2010 года трехмесячный срок прошел, что также подтверждает вывод суда о том, что коллективные переговоры к этому времени не велись.

Суд первой инстанции также правильно учитывал Постановление Конституционного Суда РФ от 24 января 2002 г. N 3-П, установившее, что лишение работодателя возможности применить дисциплинарное взыскание к нарушителям трудовой дисциплины нарушает закрепленные в Конституции РФ принципы равенства прав граждан (ч. 1 и ч. 2 ст. 19), представляет собой несоразмерное ограничение прав работодателя как стороны в трудовом договоре и в то же время субъекта экономической деятельности (ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 37, ч. ч. 1, 2 ст. 38), нарушает свободу экономической (предпринимательской) деятельности, право собственности, искажает существо принципа свободы труда и в силу этого противоречит предписаниям ст. 8, ч. 1 ст. 34, ч. 2 ст. 35, ч. 1 ст. 37, ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Следовательно, сам факт наложения дисциплинарного взыскания без предварительного согласия органа, уполномочившего работников на участие в коллективных переговорах, не может служить основанием для признания такого взыскания незаконным и вынесения решения о его отмене.

Ссылка в жалобе на необходимость применения при разрешении спора ст.370 ТК РФ по аналогии закона, несостоятельна, поскольку данная норма регулирует право профессиональных союзов на осуществление контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, выполнением условий коллективных договоров, соглашений и к правоотношениям сторон не относится.

Доводы жалобы, направленные на иную оценку доказательств, оснований для которой судебная коллегия не находит, не могут повлечь отмену решения суда.

Нарушений норм материального или процессуального права, влекущих отмену решения, судом не допущено.

Руководствуясь ст.ст.361,366 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Златоустовского городского суда Челябинской области от 01 июля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Крапчинского А.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.