Решение Верховного Суда РФ от 30 июля 1998 г. N ГКПИ98-237 О признании незаконным абзаца 6 совместного письма Министерства финансов РФ N 04-03-07 и Государственной налоговой службы РФ N ВЗ-4-03/31н от 10 апреля 1996 г. "О порядке освобождения от налога на добавленную стоимость медицинской продукции" в части содержащихся в нем слов: "при наличии у российских предприятий (организаций) соответствующих лицензий"

Решение Верховного Суда РФ от 30 июля 1998 г. N ГКПИ98-237

 

Именем Российской Федерации

 

     Верховный Суд РФ в составе:
     председательствующего - члена Верховного Суда РФ       Редченко Ю.Д.
     при секретаре                                         Волоховой Н.В.
                                                             Поповой Ю.В.
     с участием прокурора                                  Федотовой А.В.

 

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению государственного предприятия "Национальный фонд содействия инвалидам Российской Федерации" о признании незаконным абзаца 6 совместного письма Министерства финансов РФ N ОН-03-07 и Государственной налоговой службы РФ N ВЗ-4-03-31н от 10 апреля 1996 г. "О порядке освобождения от налога на добавленную стоимость медицинской продукции" в части содержащихся в нем слов: "при наличии у российских предприятий (организаций) соответствующих лицензий", установил:

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Следует читать: "совместного письма Министерства финансов РФ N 04-03-07 и Государственной налоговой службы РФ N ВЗ-4-03/31н ..."

Заявитель обратился в Верховный Суд Российской Федерации с указанным выше, уточненным в суде, требованием, сославшись на то, что абзац 6 совместного письма в оспариваемой части предоставление предприятиям льгот по уплате данного налога связывает с наличием у них соответствующих лицензий, что противоречит Закону РФ "О налоге на добавленную стоимость" и нарушает права предприятий и организаций на получение предусмотренных законом налоговых льгот.

В судебном заседании представитель заявителя Татаринов В.В. предъявленное требование поддержал и только в указанной части.

Представитель Государственной налоговой службы РФ Ковалевская Д.Е., Министерства финансов РФ Фирсова Н.Г., Министерства юстиции РФ Соловьева Л.В. и Медова Н.В. с данным требованием не согласились и просили об оставлении его без удовлетворения, пояснив при этом о том, что оспариваемое заявителем письмо никаких новых правовых норм, дополняющих Закон РФ "О налоге на добавленную стоимость", о чем утверждает в суде представитель заявителя, не содержит, а лишь констатирует обстоятельства при которых может быть реализовано право на получение налоговых льгот, содержащихся в действующем на этот счет законодательстве.

Выслушав объяснения представителя заявителя представителей Государственной налоговой службы РФ, Министерства финансов РФ и Министерства юстиции РФ, исследовав материалы дела и заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Федотовой А.В., полагавшей требование заявителя удовлетворить, Верховный Суд Российской Федерации находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п.п."у" п.1 ст.5 Закона РФ "О налоге на добавленную стоимость" от налога на добавленную стоимость освобождаются платные медицинские услуги для населения, лекарственные средства, изделия медицинского назначения, протезно-ортопедические изделия и медицинская техника...

Такое же положение содержится и в п.12 Инструкции "О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость", утвержденной Государственной налоговой службой РФ 11 октября 1995 г. N 39 с последующими изменениями и дополнениями.

Как установлено судом, Министерством финансов РФ совместно с Государственной налоговой службой РФ 10 апреля 1996 г. было принято инструктивное письмо "О порядке освобождения от налога на добавленную стоимость медицинской продукции", из содержания абзаца 6 которого следует, что освобождение от налога на добавленную стоимость при реализации на территории РФ импортных изделий медицинской техники, а также протезно-ортопедических изделий производится по перечню, предусмотренному для аналогичных отечественных изделий, при наличии у российских предприятий (организаций) соответствующих лицензий и регистрационных удостоверений, выдаваемый по изделиям медицинского назначения и медицинской технике в установленном порядке Минздравмедпромом России...

Содержащееся в названном выше абзаце инструктивного письма требование о том, что освобождение от налога на добавленную стоимость при реализации на территории РФ медицинской техники производится лишь при наличии у российских предприятий соответствующих лицензий вытекает из требований действующего законодательства и противоречит п.п."у" п.1 ст.5 Закона РФ "О налоге на добавленную стоимость", не связывающим предоставление такой налоговой льготы с наличием у предприятий соответствующих лицензий.

По утверждению представителя заявителя названный выше Закон освободил от уплаты налога на добавленную стоимость медицинскую продукцию, в т.ч. медицинскую технику, а не какие-либо предприятия, организации, осуществляющие производство, закупку или продажу медицинской продукции. Введение в оспариваемом письме по существу дополнительного основания для освобождения от налога на добавленную стоимость фактически изменило действующий на этот счет Закон, в результате чего их предприятие из-за отсутствия лицензии на реализацию в 1996-1997 годах излишней Медицинской техники было лишено предусмотренной законом налоговой льготы. Указанные выше обстоятельства подтверждены материалами дела и не оспаривались по существу представителями Министерства финансов, Госналогслужбы и Министерства юстиции РФ.

При таких данных Верховный Суд РФ приходит к выводу о том, что оспариваемое письмо в указанной части не может быть признано законным.

Довод представителей заинтересованных по делу лиц о том, что предусмотренное абзацем 6 оспариваемого письма положение о возможности освобождения от налога на добавленную стоимость реализуемой на территории РФ импортной медицинской техники лишь при наличии у предприятий и организаций соответствующей лицензии, соответствует действующему законодательству, не может быть принят во внимание, поскольку сам Закон "О налоге на добавленную стоимость" освобождение реализуемой медицинской техники от данного налога не связывает с наличием у предприятий соответствующей лицензии.

Установление Министерством финансов РФ и Госналогслужбой РФ дополнительного основания для предоставления льготы по налогу на добавленную стоимость фактически произведено с превышением своих полномочий и в связи с этим не может быть признано правомерным.

В случае необходимости указанные федеральные ведомства вправе были поставить вопрос перед законодателем о внесении такого дополнения непосредственно в Закон РФ "О налоге на добавленную стоимость", а не вводить его своим письмом.

Что касается ссылки на то, что деятельность предприятий по реализации импортной медицинской техники должна осуществляться на основании соответствующей лицензии, то отсутствие у них такой лицензии само по себе не может служить основанием к лишению их налоговых льгот, ввиду того, что Законом РФ "О налоге на добавленную стоимость" такая санкция не предусмотрена. Не предусмотрено такой санкции и постановлением Правительства РФ от 24 декабря 1994 г. N 1418 "О лицензировании отдельных видов деятельности".

В соответствии с действующим законодательством, в частности, ст.173 ГК РФ сделка, совершенная юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью может быть признана, при наличии указанных в данной статье обстоятельств, недействительной со всеми вытекающими из этого последствиями.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.191, 197 и 239.7 ГПК РСФСР, Верховный Суд Российской Федерации решил:

заявление государственного предприятия "Национальный фонд содействия инвалидам Российской Федерации" удовлетворить.

Признать абзац 6 совместного письма Министерства финансов РФ N 04-03-07 и Государственной налоговой службы РФ N ВЗ-4-03/31н от 10 апреля 1996 г. "О порядке освобождения от налога на добавленную стоимость медицинской продукции", в части слов "при наличии у российских предприятий (организаций) соответствующих лицензий", незаконным (недействующим) и не подлежащим применению.

ГАРАНТ:

Определением Верховного Суда РФ от 28 сентября 1998 г. N ГКПИ98-237 разъяснено, что абзац 6 совместного письма Министерства финансов РФ и Государственной налоговой службы РФ от 10 апреля 1996 г. считается незаконным (недействующим) с момента вступления в законную силу настоящего решения

Настоящее решение обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежит и вступает в законную силу со дня его провозглашения.

 

Председательствующий -

Судья Верховного Суда
Российской Федерации

Ю.Д.Редченко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Решение Верховного Суда РФ от 30 июля 1998 г. N ГКПИ98-237


Текст решения опубликован в журнале "Нормативные акты для бухгалтера", от 15 октября 1998 г., N 20, в газете "Финансовая Россия" от 15 - 21 октября 1998 г., N 38