Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

F.E. против Франции (60/1998/963/1178). Решение Европейского Суда по правам человека от 30 октября 1998 г.

Решение Европейского Суда по правам человека от 30 октября 1998 г.
F.E. против Франции
(60/1998/963/1178)

 

Данное решение суда подлежит редакционному пересмотру перед его представлением в окончательном варианте в Rерorts оf Judgments and Decisions 1998 (Сборник судебных приговоров и решений) у издателя Карла Гейманса (Carl Heymanns Verlag KG (Luxemburger Strasse 449, D-50939 Кoeln). Он же обеспечит распространение сборника среди членов ассоциации. Распространением занимаются агенты (для отдельной страны - отдельный агент). Список агентов прилагается.

 

Список агентов

 

Belgium: Etablissements Emile Bruylant (rue de la Regence 67, B-1000 Bruxelles)

Luxembourg: Librairie Promoculture (14, rue Duchsccher (place de Paris), B.P. 1142, L-1011 Luxembourg-Gare)

The Netherlands: B.V. Juridische Boekhandel & Antiquariaat A. Jongbloed & Zoom (Noordeide 39, NL-2514 GC's-Gravenhage)

 

Решение по делу F.E. против Франции от 30 октября 1998

 

Краткое изложение*(1)

 

Судебное решение вынесенное коллегией судей

 

Франция - право на обращение в суд с целью получить дополнительную компенсацию за ущерб, понесенный человеком, заразившимся вирусом СПИДа при переливании крови, и за ущерб, нанесенный сроком проведения судебных заседаний в Кассационном суде

 

Ссылка на прецедентное право суда

 

21.2.1975 Golder (Гольдер) против Объединенного Королевства; 28.5.1985, Ashingdane (Эйшингдейн) против Объединенного Королевства; 31.3.1992, X. против Франции; 26.8.1994, Karakaya (Каракайя) против Франции; 26.4.1994, Valee (Валее) против Франции; 21.9.1994, Fayed (Файед) против Объединенного Королевства; 4.12.1995, Bellet (Беллет) против Франции; 8.2.1996, А and Others (А и другие) против Дании; 23.10.1996, Le vages Prestations Services против Франции; 1.7.1997, Kalac (Калас) против Турции.

F.E. против Франции*(2)

 

Европейский Суд до Правам Человека заседает в соответствии со Статьей 43 Договора о Защите Прав Человека и Основных Свобод /"Договор"/ и в соответствии с правилами Суда А*(3), в качестве Коллегии судей в следующем составе:

Mr Thor Vilhjalmsson

Mr F.Golcuklu

Mr L.-E.Pettiti

Mr C.Russo

Mrs F.Palm

Mr R.Pekkanen

Mr D.Gotchev

Mr B.Repik

Mr T.Pantiru

а также Mr H.Petzold, секретарь, и Mr P.J.Mahoney, заместитель секретаря.

После проведения закрытого совещания 29 августа 1998 г., суд вынес решение, одобренное в тот же день.

 

Ход процесса

 

1. Дело было передано в суд Европейской Комиссией по Правам Человека /"Комиссия"/ 27 мая 1998 г. в течение трехмесячного периода, предписанного §1 Статьи 32 и Статьей 47 Договора. Поводом для открытия дела послужило заявление /N 38212/97/ против Французской Республики, поданное в Комиссию в соответствии со Статьей 25 гражданином французской национальности, господином F.E. 26 сентября 1997 г. Заявитель просил суд не раскрывать его полного имени.

Комиссия действовала в соответствии со Статьями 44 и 48, а также в соответствии с декларацией, по которой Франция признавала обязательную подсудность суда /Статья 46/. Комиссия должна была решить, раскрывают ли факты дела факт нарушения государством-ответчиком своих обязательств, установленных в §1 Статьи 6.

2. В ответ на запрос, посланный в соответствии с §3/д/ Правила 33 Суда А, заявитель утверждал, что он хотел бы принять участие в слушаниях и выбрал господина Hubin Paugam of the Раris Bar, члена парижской коллегии адвокатов, в качестве юриста консультанта, который будет представлять его в суде /Правило 30/.

3. В коллегию судей в силу занимаемой должности должны были войти господин L.E.Pettiti, избранный французский судья /Статья 43 Договора/, и господин Thor Vilhjalmsson, вице-президент суда /Правило 21 §4б/. 9 июня 1998 г., в присутствии секретаря, президент суда, господин R.Bernhardt, сформировал по жребию состав коллегии, в которую вошли следующие семь человек: F.Golcuklu, Е.Рalm, R.Рekkanеn, D.Gotchev, B.Repik, U.Lohmus и T.Pantiru /конец Статьи 43 Договора и Правило 21 §5/. Впоследствии C.Russo, заместитель судьи, заменил Lohmus, который не имел возможности далее участвовать в рассмотрении дела /Правило 22 §1 и Правило 24 §1/.

4. В качестве президента коллегии /Правило 21 §6/ господин Thor Vilhjalmsson, через посредство секретаря, провел совещание по поводу организации слушаний с господином Charpentier, представителем французского правительства /"Правительство"/, юристом заявителя и представителем от комиссии, J.-C.Geus /Правила 37 §1 и 38/. Согласно отданному впоследствии приказу, секретарь получил меморандумы заявителя и правительства соответственно 16 и 21 июля 1998 г. Заявителем и правительством были представлены сведения, касающиеся их меморандумов 4 и 3 августа 1998 г. В письме от 21 августа 1998 г. секретарь комиссии отправил судебному секретарю сведения, касающиеся наблюдений представителя Комиссии.

5. Тем временем, 26 июня 1998 г. Коллегия решила не проводить слушание по делу, отметив, что условия данного частичного отступления от обычного порядка были выполнены /Правила 26 и 38/.

6. 20 июля 1998 г. Комиссия представила Коллегии документы по делу, как того требовал судебный секретарь, следуя инструкциям Президента суда.

Изложение фактов дела

 

I. Обстоятельства дела

 

7. Заявитель родился в 1971 году. 27 октября 1985 г., когда ему было четырнадцать, его положили в больницу с целью удалить миндалины. 29 октября 1985 г. во время операции хирург, с согласия анестезиолога, ввел ему три порции свежей плазмы и ампулу РPSB /препарат, приготовленный на основе крови и способствующий свертыванию крови/. Препарат был предоставлен центром по переливанию крови Кольмарской больницы, отделением Haut-Rhin.

8. Анализы крови, проведенные 26 ноября 1985 г. показали, что компоненты крови заявителя не соответствуют норме.

9. В 1987 г. был поставлен диагноз "инфекционный Мононуклеоз".

10. 7 декабря 1988 г. и 27 января 1989 г. серологические тесты на вирус иммунодефицита /НIV/ дали положительные результаты.

А. Ходатайства о компенсации

 

1. Ходатайство в гражданские суды

 

11. Решением от 4 октября 1991 г. президент Кольмарского суда высшей инстанции потребовал представить мнение специалиста. В докладе от 28 февраля 1992 г. медицинский эксперт вынес заключение о том, что велика возможность причинной связи между введением заявителю содержимого ампулы РРSB и его заражением HIV.

12. Опираясь на данный доклад, заявитель обратился в Кольмарский суд высшей инстанции, и решением суда от 25 мая 1992 г. получил разрешение возбудить гражданский процесс в этом суде против Fondation Saint-Marc, владельцев больницы, Основного фонда страхования здоровья и общей программы страхования национальной службы образования. Он просил суд вынести постановление, что только Fondation Saint-Marc несет ответственность за его заражение, и что по приказу суда Fondation Saint-Marc должна выплатить ему полную компенсацию за вытекающие из этого последствия.

13. Согласно судебному решению от 26 августа 1992 г., вынесенному по прошествии слушания 23 июня 1992 г., суд признал, что факт причинной связи не является установленным, и существуют серьезные сомнения по поводу причины заражения. Суд отклонил иск заявителя как необоснованный.

14. 14 сентября 1992 г. заявитель подал апелляцию. Излагая причины иска от 28 декабря 1992 г., он оценил причиненный ему ущерб в 2.500.000 французских франков /FRF/ и просил Кольмарский апелляционный суд отметить тот факт, что он обращался в Компенсационный Фонд Пациентов, Перенесших Переливание Крови и Гемофилитиков /"Фонд" - см. пункт 23 далее/. Он указал на тот факт, что Фонд еще не принял решения, но сумма предложенной им компенсации меньше, чем предложенная судами. 10 июня 1993 г. Фонд вступил в дело в качестве еще одной стороны по собственной инициативе с целью сохранить право предъявления иска путем суброгации в том случае, если Fondation Saint-Marc признают виновным в халатном выполнении своих обязанностей.

15. 6 декабря 1994 г. Кольмарский апелляционный суд аннулировал оспоренное решение. Рассмотрев дело по существу, Апелляционный суд признал Fondation Saint-Marc ответственным за заражение заявителя и присудил заявителю компенсацию в размере FRF 2.500.000; право Фонда было по решению суда суброгировано и Фонд обязывался выплатить компенсацию в размере FPF 1.500.000 /см. пункт 24 далее/. Остальную часть компенсации в размере FRF 1.000.000 должна была выплатить больница. В ответ на аргумент Fondation Saint-Marc о том, что часть 47 Закона от 31 декабря 1991 г. /см. пункт 31 далее/ исключает любую возможность выплаты иной компенсации, чем уже предложенная Фондом, учитывая, что Фонд выплатил полную компенсацию, Апелляционный суд постановил следующее:

"Перед проведением дальнейшего расследования, следует обратиться к части 47 закона..., подраздел III которого предусматривает "полную" выплату компенсации Фондом, который и был основан с этой целью, учитывая ущерб, понесенный людьми, заразившимися вирусом иммунодефицита во время переливания крови, если переливание имело место на территории Французской республики.

Однако, часть 47 /VI/ требует, чтобы жертва заражения "информировала Фонд о том, что вопрос о заражении будет подниматься в суде" и о "судебном разбирательстве, которое уже началось". Часть 47 /IX/ предусматривает: "Фонд подвергается суброгации на сумму не превышающую выплаченные в пользу жертвы против лица, ответственного за нанесенный ущерб, и против лиц, ответственных по тем или иным причинам за частичную или полную компенсацию ущерба, в рамках их ответственности. Однако Фонд имеет право начать процесс на основании суброгации только в том случае, если нанесение ущерба можно отнести за счет халатности.

Обязательство жертвы информировать Фонд о том, что она начинает судебный процесс, или что дело уже возбуждено и находится на стадии рассмотрения, в частности, если Фонд будет подвергнут суброгации "на сумму не большую, чем уже выплаченная жертве", показывает, что парламент, обеспечивая право жертвы на проведение компенсационных слушаний в срочном порядке, не имеет намерения лишать жертву права подачи иска против лиц, которые по мнению жертвы являются виновными.

Закон не исключает возможности того, что суд оценит нанесенный ущерб в сумму большую, чем назначенная Фондом, но не дает возможности дважды получить компенсацию /путем суброгации Фонда и по обязанности предоставить информацию о том, что дело находится на стадии рассмотрения/.

Все это тем более бесспорно, что Фонд не является "судом" и его решения не являются обязующими. Подписание пациентом документов по требованию Фонда после того, как пациент принял предложение последнего, обосновывается частью 47 /VI/ и обязательством "информировать о процессе уже идущем или будущем".

В настоящем деле, кроме того, Е. и все остальные со-истцы в письме, посланном 21 апреля 1993 г. в Компенсационный Фонд Пациентов, Перенесших Переливание Крови и Гемофилитиков, объявили, что "на настоящий момент" они принимают предложенные суммы, но считают их недостаточными, и Е., который официально принял предложение, добавляет: "Я сохраняю право начать процесс против любой ответственной третьей стороны, и обязуюсь в этом случае информировать Фонд, который будет подвергнут суброгации на сумму не превышающую уже выплаченную, как предусматривает часть 47 Закона от 31 декабря 1991 г.; данное заявление показывает, что пациент считает, что полная компенсация за понесенный ущерб не была выплачена и что, следовательно, у него есть право начать судебный процесс. В любом случае, достигнутая договоренность не может классифицироваться как соглашение, подпадающее под Статью 2052 Гражданского кодекса.

Следовательно, действия F.E. считаются допустимыми, и принятие им компенсации, предложенной Фондом, не лишает его права начать судебный процесс.

16. 1 марта Fondation Saint-Marc предупредил о своем намерении обжаловать некоторые пункты закона. Он подал заявление по поводу оснований иска 1 августа. Заявитель ответил на заявление 19 августа 1995 г. В ходатайстве 26 октября 1996 г. Страсбургский Основной Фонд Страхования Здоровья подал встречную апелляцию против того же судебного решения. Центр по переливанию крови подал заявление 2 ноября 1995 г. 10 января 1996 г. F.E. представил дополнительные сведения и 13 февраля 1996 г. ответ на апелляцию третьей стороны /Фонда страхования/.

21 февраля 1996 г. дело было направлено во Второе гражданское отделение кассационного суда. После того, как судья-докладчик закончил свой доклад и последний был передан главному адвокату, дело было рассмотрено во Втором гражданском отделении 29 января 1997 г., и было решено передать его в пленарный суд, уделяя внимание решению по делу Беллета, вынесенное Европейским судом по правам человека.

17. 6 июня 1997 г. на пленарном заседании Кассационного суда было аннулировано решение от 6 декабря 1994 г. без передачи дела на пересмотр. Обосновывается данное решение следующим:

"Обращая внимание на часть 47 Закона от 31 декабря 1991 г. и на Статью 1382 Гражданского кодекса;

И принимая во внимание, что они требуют от Компенсационного Фонда Пациентов, Перенесших Переливание Крови и Гемофилитиков зараженных вирусом иммунодефицита /"Фонд"/ заплатить жертвам полную компенсацию за понесенный ущерб; принимая во внимание, что жертва, не принявшая предложение Фонда может начать процесс в Парижском апелляционном суде; принимая во внимание, что жертва может получить компенсацию в обычных судах только в том случае, если эта компенсация не была выдана Фондом;

принимая во внимание, в соответствии с оспоренным решением, что F.E. был заражен вирусом иммунодефицита во время операции, проводимой в Fondation Saint-Marc; принимая во внимание, что он возбудил дело против Fondation Saint-Marc с целью получить компенсацию, учитывая специфику ущерба, нанесенного заражением; принимая во внимание, что он потом принял компенсацию, предложенную на этом основании Фондом;

принимая во внимание, что поддерживая действия F.E. против больницы, судебным решением было установлено, что Закон не исключает того, что нанесенный ущерб будет оценен судами, в которые обращался заявитель, на сумму большую, чем назначенная Фондом, и что факт принятия заявителем компенсации, предложенной Фондом, не лишает его права возбудить судебный процесс;

принимая во внимание, что поступая таким образом, Апелляционный суд злоупотребляет положениями, упомянутыми ранее;

а также принимая во внимание Статью 627 §1 Нового кодекса гражданского процессуального права;

принимая во внимание, что аннулирование судебного решения не означает, что дело должно пересматриваться;

по этим причинам и не видя необходимости выносить решение по поводу второй части обоснования иска, суд аннулирует и объявляет лишенными юридической силы все положения решения, вынесенного 6 декабря 1994 г. Кольмарским апелляционным судом в отношении сторон и признает, что дело не подлежит пересмотру."

18. Заявитель обязан был вернуть сумму в FRF 1.000.000, которая была выплачена ему по решению Кольмарского апелляционного суда.

2. Ходатайство в административные суды

 

19. Тем временем, в иске от 30 декабря 1992 г. заявитель, его родители, две его сестры и его партнер, которая в июле 1998 г. стала его женой, обратились с просьбой в Страсбургский административный суд, чтобы он послал распоряжение Кольмарской больнице, в чьем управлении находится центр по переливанию крови /см. пункт 7 выше/, выплатить им компенсацию в FRF 4.000.000 за ущерб, понесенный заявителем в результате заражения HIV инфекцией.

20. Решением от 10 февраля 1994 г. административный суд постановил, что больница несет ответственность за заражение заявителя HIV инфекцией, но отложил вынесение решения по поводу компенсации ущерба с целью предоставить Фонду /см. пункты 23 и 31 далее/ время для предоставления сведений по поводу компенсационных исков.

21. Решением от 23 марта 1995 г. тот же суд отдал распоряжение Кольмарской больнице выплатить Фонду компенсацию, присужденную заявителю, его родителям и двум сестрам, и выплатить жене заявителя, которой ничего не было присуждено Фондом, сумму в FRF 40.000.

22. Согласно апелляции Кольмарской больницы против обоих решений и согласно апелляции заявителя и его семьи против последнего решения, по решению Административного апелляционного суда города Нанси от 27 июня 1996 г. оба решения были отклонены и апелляция заявителя и его семьи была отклонена на том основании, что Кольмарская больница не могла считаться ответственной за ущерб, нанесенный заражением.

Б. Иск, представленный на рассмотрение в Компенсационный Фонд

 

23. 24 ноября 1992 г. одновременно с проведением разбирательств по его гражданским и административным делам, заявитель обратился в Компенсационный Фонд для Пациентов, Перенесших переливание крови и Гемофилитиков, основанный Законом от 31 декабря 1991 г. /см. пункт 31 далее/.

24. 19 марта 1993 г. Фонд предложил ему компенсацию, составляющую FRF 2.000.000; из этой суммы FRF в 1.500.000 выплачивается в случае согласия с данным предложением, a FRF 500.000 если и когда будет поставлен диагноз СПИД. Фонд также предложил компенсацию в FRF 150.000 каждому из родителей и в FRF 20.000 каждой из сестер.

В предложении о компенсации, посланном заявителю, содержалась следующая информация:

"На заседании 25 февраля 1993 г. Совет Фонда решил предоставить Вам компенсацию, покрывающую целиком весь ущерб, понесенный в результате заражения, т.е. покрывающую настоящие и будущие последствия заражения HIV инфекцией, и, кроме того, покроющую в случае необходимости, последствия заражения СПИДом.

В соответствии со сложившейся у Вас ситуацией и учитывая компенсации, присужденные в настоящее время по тем же причинам, Совет решил предложить Вам компенсацию, в целом составляющую сумму в FRF 2.000.000.

...

В случае принятия этого предложения, ответ присылайте заказным письмом с доставкой почтовых отправлений под расписку ...

Естественно, присуждение данной компенсации не лишает Вас права требовать другую компенсацию в соответствии с уже понесенным или будущим материальным ущербом, в том, случае, конечно, если Вы сможете предъявить доказательства нанесения такого ущерба.

Если данное предложение не приемлемо для Вас, Вы имеете право возбудить дело в Парижском апелляционном суде в течение двух месяцев после получения настоящего предложения ...

Я бы обратил Ваше внимание на положения части 47 /VI/ Закона N 91-1406 от 31 декабря 1991 г., согласно которому Вы должны уведомить Фонд о настоящем или будущем судебном разбирательстве по поводу Вашего заражения."

25. В письме от 25 апреля 1993 г. заявитель и его семья заявили, что они принимают предложенные суммы, но со следующей оговоркой:

"... Я считаю, что эти суммы недостаточны. В настоящий момент я вынужден принять их, учитывая финансовое положение, в котором мы находимся.

Формально я принимаю ваше предложение, но сохраняю право возбудить дело против любой ответственной третьей стороны; в этом случае я обязуюсь предупредить Фонд, который подвергнется суброгации на сумму не превышающую суммы, выплаченные в настоящее время, согласно части 47 Закона от 31 декабря 1991 г. ..."

26. По получении данного согласия Фонд выплатил FRF 1.500.000 заявителю, подтвердившим получение 11 мая 1993 г.

II. Компенсация

 

А. Законодательная история закона от 31 декабря 1991 г.

 

1. Национальное собрание

 

27. В докладе от 5 декабря 1991 г., представленном Национальному собранию от имени Комитета по делам культуры, семьи и социальным, господин Boulard, MP, член парламента, отметил, что жертва имеет право требовать большей компенсации после принятия предложения Фонда:

"То, что порядок выплаты компенсации носит весьма определенный характер подтверждается тем, что жертва или ее наследники имеют возможность продолжать гражданское или уголовное дело, начатое в административном суде, или возбудить его, если это не было сделано при подаче иска в Фонд. Компенсация, выплаченная Фондом не исключает проведения судебных разбирательств, в отличие от помощи, поступившей от государственных и частных фондов, основанных в 1989 г.; это программа, основанная на риске и не зависимая от любых попыток установить нарушение закона.

Однако, жертва должна поставить Фонд и суд в известность о предпринимаемых ею действиях. Это обязательно, т.к. Фонд подвергается суброгации в пользу прав жертвы и против лица или лиц, ответственных по тем или иным причинам за нанесенный ущерб и обязанных выплатить компенсацию."

28. Во время дебатов в Национальном собрании 9 декабря 1991 г. несколько выступающих отстаивали возможность начать судебный процесс в обычных судах после принятия предложения о компенсации. Официальный краткий отчет о заседаниях содержит следующие предложения членов собрания:

"Господин Chamard: ..."должна оставаться возможность провести судебные слушания".

Господин Preel: ..."В любом случае зараженное лицо должно иметь возможность продолжить процесс, начатый против центров по переливанию крови. Что произойдет в том случае, если сумма, присужденная им судом, превысит сумму, полученную в качестве компенсации?"

Господин Bianco; министр по социальным делам и интеграции: "Ясно, что предложение о компенсации не лишает жертву права начать процесс, особенно с целью определить ответственного за случившееся... Это было бы немыслимо, если бы получение компенсации сводило на нет право жертвы получить большую сумму, чем присужденная судом. Решения Фонда не являются обязывающими и поэтому у суда нет препятствий для присуждения дополнительной компенсации, т.е. Фонд подвергнется суброгации в пользу прав жертвы по отношению к виновнику ущерба."

29. 28 апреля 1994 г. основываясь на решении Кассационного суда от 26 января 1994 г. по делу Беллета /Bellet/ /см. пункт 35 далее/, господин Mazeaud, MP предложил издать закон, который бы толковал и устранял неясные формулировки, результатом которых и было то судебное решение. Он считал, что Закон от 31 декабря 1991 г. был истолкован таким образом, что результат, достигнутый правосудием, получился прямо противоположным желаемому. Законопроект не прошел.

2. Сенат

 

30. В заключении от 12 декабря 1991 г., представленном на рассмотрение сената от имени комитета по конституционным, законодательным, всеобщего избирательного права, регламентационным и административным вопросам сенатор Thyraud высказал следующее мнение:

"Данный законопроект является ответом на неординарную ситуацию. Предлагаемые им меры тоже могут рассматриваться как неординарные. Независимо от настоящего расследования касательно ответственности, в том числе и уголовной, общество должно предоставить наилучшую сатисфакцию за последствия такой трагедии.

...

Как сказано во вступлении к данному комментарию, в намерение тех, кто составлял законопроект, входило основание полностью независимой программы, которая может быть истолкована не иначе как ратификация тенденций прецедентного права данного дела. В тоже время для жертвы сохраняется возможность обратиться в гражданский, уголовный или административный суд.

Однако формулировка, данная в законопроекте по данному вопросу, не вполне определенна и не дает никаких пояснений относительно возможных результатов более ранних судебных решений по поводу решений Совета Фонда о компенсации, а также по доводу последующих судебных решений. Так например, законопроект не дает возможности определить, подразумевают ли решения Совета признание ответственности или презумпции виновности. Также, он не указывает, обязывают ли Совет к чему-либо более ранние решения суда."

Б. Законодательство

 

31. Закон N 91-1406 от 31 декабря 1991 г. "включающий различные положения, касающиеся социального обеспечения" основал специальную программу по выплате компенсации гемофилитикам и пациентам, перенесшим переливание крови, заразившимся в результате инъекций, изготовленных на основе крови. Эта отличительная черта системы, основанной на солидарной ответственности, состоит в том, что дает возможность компенсировать последствия HIV инфекции независимо от расследования ответственности. Часть 47 гласит:

"I. Жертва, понесшая ущерб в результате заражения вирусом иммунодефицита во время переливания крови или инъекций препаратов, изготовленных на основе крови, получает компенсацию в случае, если заражение произошло в больницах Французской республики. Процесс получения компенсации излагается ниже.

II. Никакое окончательное заявление жертвы, в котором она обязуется не начинать судебного процесса против какой-либо третьей стороны в отношении своего заражения, не будет является препятствием для осуществления судебного преследования, оговоренного в части 47.

III. Полная компенсация за ущерб, определенный в подпункте I, обеспечивается компенсационным Фондом, имеющим правосубъектность; председателем Фонда должен быть уже ушедший на пенсию или находящийся в данное время в должности президента или судьи Окружного кассационного суда; управление Фондом должно находиться в руках Совета Фонда.

Члены Совета, каковыми должны являться и представители заинтересованных ассоциаций, по закону должны ассистировать председателю Фонда.

IV. В своих компенсационных исках жертва или ее представители должны предъявить доказательства факта заражения вирусом иммунодефицита и доказательства того, что переливание крови или инъекции препаратов, имеющих в своем составе элементы крови, действительно имели место.

...

Жертва или ее представители должны предоставить Фонду информацию, имеющуюся в их распоряжении.

В течение трех месяцев после получения иска /этот период может быть продлен по настоянию жертвы или ее представителей/, Фонд должен вынести решение о том, выполнены ли условия для выплаты компенсации. Он должен расследовать обстоятельства заражения жертвы и сделать все необходимые запросы, которые могут не регистрироваться на основании профессиональной конфиденциальности.

...

V. Фонд обязан предложить компенсацию любой жертве, упомянутой в подпункте I в течение срока, определенного в судебном постановлении, который не должен превышать шесть месяцев со дня получения Фондом всех доказательств нанесения ущерба.

...

...

VI. Жертва должна предоставить Фонду информацию о деле, находящемся на рассмотрении суда. Если дело находится на рассмотрении суда, жертва должна проинформировать суд о подаче ходатайства в Фонд.

VII. ...

VIII. Жертва не имеет права возбуждать судебный процесс против Компенсационного Фонда до тех пор, пока Фонд не отклонил ее компенсационный иск и не сделал никакого встречного предложения в течение срока, оговоренного в первом абзаце подпункта V, или в случае если жертва не приняла сделанное ей предложение. Слушание дела должно проходить в Парижском апелляционном суде.

IX. Фонд подвергается суброгации на сумму, не превышающую суммы уже выплаченные в пользу жертвы против лица, ответственного за нанесение ущерба и против лиц, которые должны по тем или иным причинам частично или полностью возместить нанесенный ущерб, учитывая границы своей ответственности. Фонд может возбудить дело на основании суброгации только в том случае, если нанесение ущерба можно отнести за счет халатности.

Фонд может вмешиваться в ход заседаний, идущих в уголовном суде, даже если он этого не делал до того момента, как жертва или ее представители не подали компенсационного иска как гражданская сторона в процессе против лица или лиц, ответственных за ущерб, определенный в подпункте I. В таких случаях Фонд считается полноправной стороной в процессе и имеет право прибегать к любым средствам судебной защиты.

Если в результате действий, приведших к нанесению ущерба, было возбуждено уголовное дело, гражданский суд не должен откладывать вынесение своего решения до того как будет вынесено окончательное решение криминального суда.

X. Если не предусмотрено иное, положения, регулирующие введение в действие данного раздела, должны быть сформулированы в судебном постановлении после совещания Conseil d'Etat.

XI. ...

XII. Источники дохода Компенсационного Фонда должны быть указаны в последующем законе.

XIII. ...

XIV. ..."

В. Решение Conseil d'Etat

 

1. Решения от 9 апреля 1993 г.

 

32. В трех решениях от 9 апреля 1993 г. судейское собрание Соnseil d'Etat постановило, что "государство несет полную ответственность за заражение граждан вирусом иммунодефицита в результате инъекций препаратов, изготовленных на основе крови, не подвергшихся тепловой обработке, в период между 22 ноября 1984 г. и 20 октября 1985 г."

2. Решение от 15 октября 1993 г.

 

33. По требованию Парижского административного суда относительно дела Valee, по которому Европейский суд вынес постановление /решение от 26 апреля 1994 г., Серии А N 289-А/, Conseil d'Etat высказал свое мнение по поводу последствий параллельного рассмотрения дела в административных судах и в Компенсационном Фонде. Заседая в качестве судебного органа 15 октября 1993 г., он вынес следующее решение:

"1. Постановление от 12 июля 1993 г. ..., прилагаемое к процессам, проходящим в день его опубликования, ... предусматривает решение проблемы, поднятой Административным судом.

2. ... Административный суд, просящий о вынесении такого решения, должен по собственной инициативе упомянуть тот факт, что ущерб, по поводу которого подана жалоба, уже был полностью или частично признан третьей стороной; даже если эта сторона не подает заявлений - на основании суброгации в пользу прав жертвы - добиваясь обратной выплаты сумм, выплаченных в качестве компенсации ущерба, понесенного потерпевшей стороной.

Административный суд, в который был подан иск по поводу ущерба, нанесенного в результате заражения вирусом иммунодефицита, должен, по получении уведомления от одной из сторон о том, что жертва или ее представители уже получили требуемую компенсацию, по собственному ходатайству сумму такой компенсации вычесть из суммы, выплачиваемой за нанесенный ущерб.

...

В случае, если сумма, предложенная Фондом, была принята истцами, ... должно быть признано, что часть или весь ущерб был окончательно компенсирован Фондом. В обязанность административного суда входит по получении уведомления, что в данном случае сумма, которую Фонд должен отдать в качестве компенсации, подлежит удержанию, отдать приказ органу государственной власти, ответственному за нанесение ущерба, выплатить компенсацию жертве.

Г. Решение Кассационного суда

 

34. Решением, вынесенным 26 января 1994 г. по делу Беллета Кассационный суд /Второе гражданское отделение/ впервые вынес постановление по вопросу, должно ли лицо, принявшее предложение Фонда о компенсации, возбуждать дело в суде. Постановление выглядит следующим образом:

"Апелляционный суд, найдя, что ущерб, компенсированный Фондом тот же, за который он добивался компенсации от Национального Фонда по переливанию крови, и что приняв от Фонда компенсацию за ущерб, полученный в результате заражения, Господин Bellet получил полную компенсацию, вынес правильное заключение - на этом единственном основании и не нарушая Статью 6 §1 Европейской конвенции по правам человека, согласно которой жертва имела право обратиться в суд за тем, чтобы он определил размеры компенсации за понесенный ущерб, и что действия господина Беллета являются недопустимыми, т.к. он не был заинтересован в возбуждении судебного процесса.

Основания вынесенного решения были одобрены социальным отделом Кассационного суда 26 января 1995 г. /Bull. 1995, N 42, стр.30/. Им было признано, что принятие предложения Фонда исключает последующее обращение в суд с иском против судебного решения, отказывающего жертве в компенсации за специфический ущерб, понесенный в результате заражения.

Это решение было поддержано Первым гражданским отделением 9 июля 1996 г. /D - 1996, 20/. Критикуя решение Руанского апелляционного суда, оно вынесло следующее постановление:

"Принятие жертвой предложения о компенсации - которое согласно положениям части 47 /III/ Закона от 31 декабря 1991 г. составляет полную компенсацию за ущерб, понесенный в результате заражения - лишает ее права требовать дальнейшую компенсацию за тот же ущерб; апелляционный суд считал, что нематериальный ущерб, нанесение которого было им установлено, относился к разряду специфических, нанесенных в результате заражения, и не составил правильных юридических заключений, вытекающих из его собственных решений."

После вынесения по этому делу решения пленарного суда от 6 июня 1997 г. Второе гражданское отделение кассационного суда в решении от 14 января 1998 г. /Bull. 1998, N 16, стр.11/ придерживалось той же точки зрения, указывая на то, что если жертва требовала компенсации в обычном суде, основываясь на положениях иных, чем те, на основании которых Фонд выплатил компенсацию, заинтересованный суд не мог объявить эти действия недопустимыми, но был обязан вынести постановление по существу дела. Постановление следующее:

"Часть 47 Закона от 31 декабря 1991 г. указывает, что Фонд обеспечивает жертве полную компенсацию за понесенный специфический ущерб. Жертва не принявшая предложение Фонда, имеет право начать судебный процесс в Парижском апелляционном суде. В обычных судах она может получить компенсацию только за тот ущерб, который еще не был компенсирован Фондом."

III. Относящееся к делу процессуальное право

 

35. Постановление N 93-906 от 12 июля 1993 г. добавляет Статьи 15-20 к Постановлению N 92-759 от 31 июля 1992 г. касательно судебных заседаний, проводимых в Парижском апелляционном суде согласно части 47 Закона N 91-1406 от 31 декабря 1991 г. /см. пункт 31 выше/. Оно касается всех судебных заседаний, проходящих в день его публикации, 17 июля 1993 г.

 

"Часть II

 

Положения относятся к действиям, цель которых - установить ответственность виновных за нанесение ущерба, определенного в подпункте I части 47 вышеупомянутого Закона от 31 декабря 1991 г.

 

Статья 15

 

Для предъявления иска по поводу суброгации, право проведения которой обеспечивается подпунктом IX части 47 вышеупомянутого Закона от 31 декабря 1991 г., Фонд имеет право вмешаться в ход слушаний, проходящих в любом административном или обычном суде, даже если до подачи иска он этого не делал. В таких случаях он будет считаться полноправной стороной в процессе и будет иметь право прибегать к любым средствам судебной защиты.

Статья 16

 

Регистратуры обычных и административных судов должны послать Фонду заказной почтой с доставкой под расписку копию процессуальных документов, представляющих в эти суды какие-либо новые или дополнительные компенсационные иски по поводу ущерба, определенного в подпункте I части 47 вышеупомянутого Закона от 31 декабря 1991 г.

Статья 17

 

В течение месяца после получения письма, упомянутого в Статье 16, Фонд должен проинформировать президента соответствующего суда посредством обычной почты о своем получении или неполучении компенсационного иска по тому же вопросу, и в случае получения иска проинформировать о том, на какой стадии находятся слушания. Фонд также должен предоставить информацию о том, есть ли у него намерение вмешиваться в ход слушаний.

В том случае, если жертва приняла предложение Фонда, последний должен послать президенту суда копию документов, свидетельствующих о том, что предложение действительно было сделано и было принято. Фонд должен в случае необходимости отметить в какой стадии находятся слушания, проходящие в Парижском апелляционном суде, и должен представить любое решение, вынесенное этим судом. Регистратура должна выслать Фонду копии решений, вынесенных в первой инстанции, и в случае необходимости, по требованию, копии решений, вынесенных на заседаниях, в которые Фонд не вмешивался.

Статья 19

 

...

Статья 20

 

Положения Статей 15 - 19 применяются по отношению к делам, слушающимся в день вступления в силу данного постановления..."

Заседания на комиссии

 

36. Господин F.E. обратился в Комиссию 26 сентября 1997 г. Он основывался на Статье 6 §1 Договора в своей жалобе по поводу того, что его обращение в суд с целью отстоять свое право на компенсацию не было эффективным.

Он так же жаловался на то, что период проведения заседаний в Кассационном суде слишком затянулся, учитывая основной вопрос, обсуждаемый на этих заседаниях.

37. Комиссия объявила заявление /N 38212/97/ приемлемым 10 марта 1998 г. В своем докладе от 22 апреля 1998 г. /Статья 31/ она выразила единогласное мнение о том, что, учитывая обе жалобы, имело место нарушение Статьи 6 §1 Договора. Полный текст заключения Комиссии прилагается в качестве приложения к настоящему решению*(4).

Заключительные заявления

 

38. В настоящем меморандуме заявитель потребовал от суда следующее:

постановить, что Французское государство нарушило Статью 6 §1... Договора...;

присудить ему один миллион франков в качестве компенсации материального ущерба;

присудить ему один миллион франков в качестве компенсации иного ущерба".

39. В своем меморандуме правительство потребовало от суда отклонить иск на основании его "явной необоснованности", как предусматривается первым утверждением в нарушении Статьи 6 §1 в отношении эффективного обращения в суд.

Что касается нарушения права на проведение слушаний в суде в приемлемые сроки, то этот вопрос правительство оставило на "усмотрение суда".

Что касается закона

 

I. Предполагаемое нарушение статьи 6 §1 Договора

 

40. Господин F.E. утверждал, что он является жертвой нарушения Статьи 6 §1 Договора, которая предусматривает:

"В определении его гражданских прав и обязанностей..., каждый имеет право ... на проведение слушаний в суде в приемлемые для него сроки..."

 

А. Право на обращение в суд

41. Заявитель жаловался, что его обращение в гражданские суды не было эффективно. Программа компенсации, предусмотренная Законом от 31 декабря 1991 г., основывалась на солидарности и давала возможность выплатить компенсацию за последствия заражения независимо от какого-либо определения ответственности за это. Из истории закона вытекает, что парламент никогда не имел намерения лишать жертву, даже ту, которая уже получила компенсацию от Компенсационного Фонда для пациентов, подвергшихся переливанию крови и гемофилитиков, возможности получить дополнительную компенсацию в обычных судах. Подразделы VI и IX части 47 ясно предусматривают такую возможность. Более того, именно таким образом Conseil d'Etat толковал данные положения.

В настоящем деле, т.к. Фонд не является судебной инстанцией, обращение F.E. в гражданские суды не было эффективным, т.к. 6 июня 1997 г. Кассационный суд аннулировал решение апелляционного суда без пересмотра дела, таким образом пресекая любую возможность пересмотра существа его иска по поводу дополнительной компенсации за ущерб, нанесенный заражением. Тот же суд отказался применить решение по делу Беллета, вынесенное 4 декабря 1995 г. Европейским судом, который постановил, что Франция нарушила Договор, в однотипном деле. В день, когда F.E. принял предложение Фонда /21 апреля 1993 г./ ни он, ни его адвокат не могли знать каким образом Кассационный суд интерпретирует Закон от 31 декабря 1991 г., рассматривая дело Беллета, т.к. решение по делу не выносилось до 26 января 1994 г. /см. пункт 34 выше/.

42. По мнению правительства программа, предусмотренная Законом от 31 декабря 1991 г., в полной мере благоприятствовала защите интересов жертвы. В случае возникновения спора между истцом и Фондом - если иск был отклонен, никакого предложения не было сделано в положенный срок или в случае отклонения предложения - можно было провести процесс очень быстро в форме специального иска в Парижский апелляционный суд /часть 47 /VIII//. Постановления последнего по поводу специальных исков, таких, как иск Фонда, имели "усиленную защиту от жертв". Однако последние были полностью свободны в принятии предложения Фонда, касательно компенсации какой-либо одной стороны ущерба, и возбуждая в суде дело по доводу других сторон ущерба, которые не были компенсированы Фондом. Именно это было высказано в решении Кассационного суда от 6 июня 1997 г. по настоящему делу; это высказывание воспроизводило доводы, которым уже следовали гражданское и социальное отделения суда /см. пункт 34 выше/. Заявитель не имел права опираться на постановления Conseil d'Etat по другим делам, касающимся ответственности государства. Интерпретировать закон тем или иным образом имеют право только суды, в данном случае Кассационный суд. Ссылка на историю закона и последующие предложения о поправках не могут менять это фундаментальное правило.

Правительство заявило, что F.E. находился в ином положении, чем господин Беллет и не мог заявлять суду о том, что он не знал, что его иск в обычных судах мог быть признан недопустимым; он должен был знать о решении Кассационного суда от 26 января 1994 г. /см. пункт 34 выше/. Обстоятельства дела показали, что он пользовался всеми доступными ему законными средствами, имея всю информацию о данных фактах. В отличие от Беллета, F.Е. не обращался в Фонд до тех пор, пока не потерпел поражение в первой инстанции. Кроме того, никакое ограничение его права обращения в суд не могло быть результатом одновременного использования этих двух средств защиты права.

В любом случае, принял бы или нет F.E. предложение Фонда, право обращения в суд было ему гарантировано. Если бы он действительно считал предложение Фонда необоснованным, он мог отказаться от него и начать процесс в Парижском апелляционном суде; в этом случае он мог быть точно уверен, что получит компенсацию, размер которой будет хотя бы равным тому, что предлагал Фонд. Даже после принятия предложения, по закону он мог получить компенсацию за любой другой ущерб, не компенсированный Фондом, но на нем лежала бы ответственность доказать существование такого ущерба.

43. Комиссия решила, что, как и в деле Беллета, система судопроизводства не была достаточно ясной и не имела достаточно гарантий для предотвращения неправильного понимания порядка использования доступных средств защиты и неправильного понимания ограничений, вытекающих из одновременного использования этих средств.

44. Суд повторяет, что право на обращение в суд, одним из аспектов которого является право на судебную защиту /см. решения по делу Golder против Объединенного Королевства от 21 февраля 1975 г., серии А N 18, страница 18, §36/, не является абсолютным; оно может ограничиваться, учитывая условия допустимости иска /см. решения по делу Ashingdane против Объединенного Королевства от 28 мая 1985 г., Серии А N 93, стр. 24-25, 57/. Однако эти ограничения не должны распространяться на использование права, искажая его сущность. Они должны преследовать законную цель и должна соблюдаться соответствующая пропорциональность между используемыми средствами и преследуемой целью /см. среди других источников решение по делу Fayed против Объединенного Королевства от 21 сентября 1994 г., Серии А, N 24-Б, стр.49-50, §65; решение по делу Bellet против Франции от 4 декабря 1995 г., Серии А, N 333-Б, стр.41, §31; решение по делу Levages Prestations Services против Франции от 23 октября 1996 г. в Reports of Judgments and Decisions 1996-V, стр.1543, §40/.

45. Несомненно французский закон предоставил заявителю возможность начать судебный процесс. Он использовал эту возможность, подав иск в Страсбургский административный суд против Кольмарского больничного центра по переливанию крови /см. пункт 19 выше/, и начав гражданский процесс против Fondation Saint-Marc в Кольмарском суде высшей инстанции, добиваясь компенсации за ущерб, понесенный в результате заражения /см. пункт 12 выше/. Когда его иск был отклонен последним упомянутым судом /см. пункт 13 выше/, он подал апелляцию 14 сентября 1992 г.; пока апелляция находилась в процессе рассмотрения, он подал компенсационный иск в Фонд /см. пункт 23 выше/.

21 апреля 1993 г. F.E. принял предложение Фонда. В своем письме он заявил, что был вынужден принять предложенные суммы в силу своего финансового положения, но пояснил, что считает их недостаточными и сохраняет право возбудить дело против любой третьей стороны, ответственной за ущерб; в этом случае он обязуется информировать об этом Фонд, который подвергнется суброгации на сумму, не превышающую суммы уже выплаченные, согласно части 47 Закона от 31 декабря 1991 г. /см. пункт 25 выше/. Суд отмечает, что приняв предложение, заявитель потерял всякое право начать судебный процесс против Фонда, т.к. частью 47 /VIII/ предусматривается, что жертва имеет право начать процесс в Парижском апелляционном суде только в случае если: иск был отклонен, никакого предложения от Фонда не поступало в течение положенного законом срока или предложение было отклонено.

С другой стороны, судебный процесс, начатый заявителем 14 сентября 1992 г. в Кольмарском апелляционном суде, продолжался. Несмотря на то, что Фонд уже присудил заявителю достаточно большие суммы согласно решению Кассационного суда от 26 января 1994 г., Кольмарский апелляционный суд удовлетворил компенсационный иск заявителя от 6 октября 1994 г. /см. пункт 15 выше/. 6 июня 1997 г. Кассационный суд аннулировал это решение без пересмотра дела /см. пункт 17 выше/.

46. Суд отмечает, что факт наличия доступа к внутригосударственным средствам судебной защиты, учитывая только то, что чьи-либо действия ограничиваются в силу закона, не всегда удовлетворяет требованиям Статьи 6 §1. Степень доступа, предоставляемая национальным законодательством, должна быть достаточной, чтобы защитить право личности "на обращение в суд", учитывая правовую норму демократического общества. Для того, чтобы право обращения в суд было эффективным, лицо, обратившееся в суд, должно иметь практическую возможность оспорить положения документа, являющегося помехой для осуществления прав этого лица /см. решение по делу Беллета, на которое давалась ссылка выше, стр.42, §36/.

47. В настоящем деле, так же как и в деле Беллета, суд будет осуществлять процессуальные действия определяя, достаточно ли гарантий дают заявителю положения закона, чтобы избежать неправильного понимания порядка использования доступных средств судебной защиты и ограничений, вытекающих из одновременного использования этих средств /см. решение по делу Беллета с соответствующими изменениями, приведенное выше, стр.42, 37/.

F.E. должен был уже разбираться в этой системе к тому моменту, когда он принял предложение Фонда. В связи с этим, суд считает, что ни формулировка Закона от 31 декабря 1991 г., ни его законодательная история не могли дать заявителю предположить, какие правовые выводы сделает Кассационный суд из факта принятия заявителем предложения Фонда, или иными словами, он не мог предполагать, что в результате принятия им предложения Фонда 21 апреля 1993 г., он лишится права начать процесс против стороны, ответственной за его заражение, с целью получить в качестве компенсации сумму большую, чем присужденная ему Фондом. Когда заявитель принимал предложение Фонда, он не скрывал намерение продолжать судебный процесс, который начал против Fondation Saint-Marc в Кольмарском апелляционном суде /см. пункт 25 выше/. Что касается решения Кассационного суда по делу Беллета, в котором первый раз он вынес решение по следующему вопросу: должно ли лицо, принявшее предложение о компенсации от Фонда продолжать судебный процесс; это решение - согласно постановлению правительства - заявитель мог учитывать, принимая предложение; суд отмечает, что это решение было вынесено 26 января 1994 г. /см. пункт 34 выше/, тогда как заявитель принял предложение 21 апреля 1993 г., поэтому заявитель не мог знать об этом постановлении, и, более того, Кольмарский апелляционный суд не следовал данному решению.

Как и господин Беллет, F.E. мог поверить, что у него была возможность возбудить дело в гражданском суде параллельно с подачей компенсационного иска в Фонд, даже после принятия им предложения Фонда. Учитывая положение, в котором находился заявитель в то время, его нельзя критиковать за то, что он не отказался от предложения, отвечающего его самым насущным проблемам; т.к. он имел право считать, что в случае принятия предложения, закон не предполагает лишение жертвы права возбуждать дело против любой ответственной стороны.

На день принятия заявителем предложения система судебной защиты не могла дать ему достаточно гарантий, что он избежит неправильного понимания порядка использования доступных средств судебной защиты и ограничений, вытекающих из одновременного использования этих средств.

48. Следовательно, суд решил, что заявитель не имел практической возможности оспорить сумму компенсации в суде. Право заявителя на судебную защиту не имело силы. Имело место нарушение Статьи 6 §1.

Б. Сроки проведения заседаний

 

49. Заявитель так же жаловался, что срок проведения судебных слушаний был превышен, тогда как сущность дела имела для него исключительную важность. В течение более двух с половиной лет его держали в состоянии волнения, что вредило его здоровью. Судебные власти обязаны были провести дело без задержек.

50. Правительство ссылалось на условия оценки обоснованности срока проведения заседаний. Заседания первой инстанции прошли без задержек, т.к. решение было вынесено через три месяца после того, как было получено разрешение на возбуждение дела. Апелляционные заседания тоже прошли без задержек; внимание уделялось сложности дела и числу сторон в деле. Решение Второго гражданского отделения передать дело на рассмотрение судебной коллегии в полном составе является явным свидетельством юридической сложности дела. Стороны дела около года обменивались заключительными заявлениями. Период, обжалуемый заявителем, был полностью потрачен на прения сторон и изучение судьями документов дела.

51. С точки зрения Комиссии, учитывая факты, имеющие решающее значение для заявителя и в свете прежних решений суда по однотипным делам, срок проведения слушаний в Кассационном суде не является оправданным. Принимая во внимание заседания на всех трех уровнях судебной юрисдикции /с 25 мая 1992 г. по 6 июня 1997 г./, представитель отметил, что срок рассмотрения данного дела - пять лет - является чрезмерно долгим.

52. Суд отмечает, что в своем иске F.E. критикует только срок проведения заседаний в Кассационном суде, и что только этот период рассматривался комиссией во время принятия решения о допустимости и составлении отчета /см. решения по делу Kalac против Турции от 1 июля 1997 г., Reроrts 1997-IV, стр.1206, §20/. Суд будет учитывать только те заседания, которые начались 1 марта 1995 г., когда Fondation Saint-Marc подал уведомление о своем намерении апеллировать по поводу некоторых пунктов закона /см. пункт 17 выше/, но которые длились всего чуть более двух лет и трех месяцев.

53. Суд повторяет, что обоснованность сроков проведения заседаний должна оцениваться в свете обстоятельств дела и учитывая условия, предусмотренные прецедентным правом суда, в частности, учитывая сложность дела, поведение заявителя и соответствующих властей. Должны учитываться факты, имеющие решающее значение для заявителя /см. с необходимыми изменениями решение по делу Valee против Франции от 26 апреля 1996 г., Серии А N 289-А, стр.17, §34; решение по делу X. против Франции от 31 марта 1992 г., Серии А N 234-С, стр.90, §32; решения по делу Karakaya против Франции от 26 августа 1994 г., Серии А N 289-Б, стр.43, §30; решения по делу А. и др. против Дании от 8 февраля 1996 г., Reports 1996-I, стр.103, §67/.

54. По мнению суда факт передачи дела Кассационным судом в пленарный суд явно говорит о сложности дела, однако, Кассационный суд, как отмечает правительство в своем меморандуме /см. пункт 42 выше/, уже вынес постановление по поводу юридической стороны дела еще до передачи его в пленарный суд.

55. Что касается поведения заявителя, суд отмечает, что хотя стороны обменивались состязательными бумагами почти в течение года, заявителя нельзя считать ответственным за какие-либо задержки /см. пункт 16 выше/.

56. С другой стороны, что касается поведения соответствующих властей, надо отметить, что между датой передачи дела во Второе гражданское отделение кассационного суда /21 февраля 1996 г./ и окончанием процесса /6 июня 1997 г./ прошло более года и трех месяцев /см. пункт 16 выше/.

57. Суд считает, что самым важным как в материальном, так и в нематериальном отношении в процессе слушания дела в Кассационном суде, было заболевание заявителя.

Однако, несмотря на определенную сложность дела, в данной инстанции дело должно было быть рассмотрено в исключительно срочном порядке, т.к. Кассационный суд уже в течение нескольких лет знал о фактах гражданского процесса.

58. Следовательно, срок проведения заседаний в Кассационном суде не удовлетворял требованиям об обоснованных сроках проведения слушаний, и имело место нарушение Статьи 6 §1 в этом отношении.

II. Применение Статьи 50 Договора

 

59. Согласно Статье 50 Договора

"Если суд находит, что решение или мера, принятые судебным или другим органом власти Высоких Договаривающихся Сторон, полностью или частично противоречит обязательствам, вытекающим из ... Договора, и что внутренний закон упомянутых Сторон разрешает только частично компенсировать последствия принятого решения или меры, то решение суда должно в случае необходимости обеспечить справедливую сатисфакцию пострадавшей стороны."

 

А. Компенсация ущерба

 

60. Что касается компенсации материального ущерба, заявитель потребовал FRF один миллион; выплаты этой суммы он добивался во французских судах; данная сумма является справедливой дополнительной компенсацией за нанесенный заражением ущерб. Он добавил, что согласно решению, вынесенному Кассационным судом, от него потребовали выплатить обратно сумму, присужденную ему Апелляционным судом.

Что касается компенсации иного ущерба, F.E. тоже потребовал FRF один миллион. Изучив обстоятельства его заражения, Кассационный суд вынес решение, которое еще больше усилило страдания заявителя. Более того, из-за сроков проведения заседаний в Кассационном суде заявитель долгое время находился в состоянии неизвестности и нервной возбудимости, что отрицательно сказалось на его здоровье.

61. Что касается права на судебную защиту, правительство не видело причин, по которым суд должен был отступать от решения, принятого по делу Беллета, согласно которому заявителю было присуждено FRF 1.000.000 на основании "потери возможностей и нанесения явного нематериального ущерба". Ему предложили получить сумму, которая составляла разницу между суммой, полученной заявителем от Фонда и присужденной ему Апелляционным судом. Что касается сроков проведения судебных заседаний, то, т.к. в данном случае был обнаружен факт нарушения, правительство оставило вынесение решения о справедливой сатисфакции на усмотрение суда.

62. Представитель Комиссии в данном вопросе делал ссылку на прецедентное право суда.

63. Суд считает, что в результате нарушений, найденных в данном деле, заявитель пострадал от потери возможностей и нанесения явного нематериального ущерба. Принимая во внимание многочисленные факторы и руководствуясь в своем решении чувством справедливости, как требует Статья 50, суд присуждает ему FRF 1.000.000.

Б. Статья расходов

 

64. Заявитель не подавал никаких исков по поводу расходов, понесенных в результате обращения во французские суды и конвенциальные учреждения.

65. Суд решает, что отсутствие исков по поводу расходов позволяет не выносить никакого постановления по этому вопросу.

В. Ставка процента

 

66. В соответствии с имеющейся у суда информацией, предусмотренная законом ставка процента, применяемая во Франции на день принятия настоящего решения, составляет 3.36% в год.

В силу этих причин суд выносит следующие решения:

1. Признает, семью голосами против двух, что имело место нарушение Статьи 6 §1 Договора в отношении права на судебную защиту;

2. Признает, восемью голосами против одного, что имело место нарушения Статьи 6 §1 Договора в отношении сроков проведения судебных заседаний;

3. Признает единогласно, что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев выплатить заявителю 1.000.000 /один миллион/ французских франков за причиненный ущерб; по истечении этих трех месяцев должен быть полностью выплачен простой ежегодный процент в размере 3.36% от упомянутой суммы;

4. Отменяет единогласно остальную часть иска по поводу справедливой сатисфакции.

 

Напечатано на Английском и Французском языках; зачитано на публичном слушании в здании суда по правам человека; Страсбург, 30 октября 1998 г.

 

Подпись: Herbert Petzold                        Подпись: Thor Vilhjalmson
судебный секретарь                              Президент

 

 

Согласно Статье 51 §2 Договора и Правилу 53 §2 из сборника правил Суда А, к решению по данному делу прилагается особое мнение господина Pettiti и господина Golcuklu.

 

Инициалы: Th.V.

 

Инициалы: H.P.

 

Особое мнение судьи Pettiti и господина Golcuklu

 

Я проголосовал против того, что в деле имеет место нарушение Статьи 6. Я придерживаюсь мнения, что Европейский суд не мог установить нарушение французского закона за отказ от принципа двойной компенсации, т.е. компенсации добровольно принятой от Фонда и выплаченной на основе того, что эта выплата является единственной компенсацией за ущерб и принимается как добавление к той, которая могла бы быть выплачена по решению гражданского суда.

Эта национальная система объясняется и оправдывается разницей в характере этих двух типов компенсации. Одна, в форме аккордной суммы, выплачивается быстро и без всяких обязательств доказать чью-либо халатность или ответственность; другая требует рассмотрения дела в гражданском или уголовном суде и влечет за собой затянутый характер судебных слушаний.

Немногие страны приняли закон, касающийся такой острой проблемы как переливание зараженной крови, проблемы актуальной и наболевшей, пропитанной чувством национальной солидарности.

Более того, дело F.Е. отличалось от дела Беллета по некоторым значительным аспектам, таким как различные даты начала слушаний в суде и подачи иска в Фонд по поводу решения Кассационного суда, толкующем содержание закона, чья история и одобрение парламентом с самого начала давали основания для спора.

Господин Беллет возбудил гражданский процесс. В ответ на его иск по поводу некоторых пунктов закона Вторым гражданским отделением кассационного суда было вынесено постановление, первый раз 26 января 1994 г., по вопросу, должно ли лицо, принявшее предложение о компенсации от Фонда, продолжать дело, возбужденное в суде. На этот вопрос был дан отрицательный ответ в отношении специфического ущерба, нанесенного заражением. В настоящем деле решением от 6 июня 1997 г. пленарный кассационный суд придерживался той же линии, таким образом давая точное определение закону, обязывающему Европейский суд по правам человека.

Тогда как большинство может считать, что в деле Беллета имела место потеря возможностей, это не относится к делу F.E.

F.E. не мог не знать, что апелляция против решения Фонда, поданная в Парижский апелляционный суд, ущемит его право на использование доступных ему средств судебной защиты /Если он примет предложение, лишит ли это его права на подачу апелляции по поводу положений соответствующего закона?/

Доводы суда колеблются между аргументами в пользу потери возможностей и в пользу отказа от компенсации /двойной или дополнительной/.

Что касается потери возможностей, то этот вопрос надо изучать в связи со сроком проведения заседаний в Кольмарском апелляционном суде и пленарном кассационном суде. Надо начать с того, что F.E. утверждал, что ответственность несет только Fondation Saint-Marc. После 26 января 1994 г. он мог бы заявить, что принял компенсацию без ущемления своих прав на использование доступных ему средств судебной защиты, и что в юридическом смысле этого понятия это не было полным принятием, которое может быть дало бы ему право подать специальный иск в Парижский апелляционный суд. Он также мог сохранить свое право ходатайствовать о подаче апелляции в незапланированное время. В любом случае, в отличие от господина Беллета, он знал, что кассационный суд может истолковать содержание закона не в его пользу, даже если решение от 26 января 1994 г. выносилось отделением кассационного суда, а не пленарным судом.

Европейский суд считает, что дела Беллета и F.E. относительно похожи. Но судя по документам, существовало много различий, затрагивающих как фактические, так и юридические вопросы, т.к. потеря возможностей зависела от времени выдачи компенсации и хронологии процессуальных действий относительно толкования закона. Я думаю, что выводы, сделанные судом на основе неправильного понимания заявителем положений закона и на основе отсутствия ясности в деле не являются полными. Проигранный судебный процесс из-за ошибочного толкования пункта закона или ошибки в судопроизводстве не значит отказ от права на судебную защиту; это выходит за рамки требований Статьи 6 и ограничивает гражданский процессуальный закон до субъективного понимания одной из сторон закона и порядка судопроизводства.

Неправильное понимание стороной закона и его истории /см. пункт 47 судебного решения/, по моему мнению, не является ограничением, для целей договора, права на обращение к правосудию. Хотя господин Беллет принял компенсацию будучи убежденным, что это не лишит его права на требование дополнительной компенсации, F.E. после вынесения решения кассационного суда 26 января 1994 г. зная, какому риску он себя подвергает, мог утверждать в Кольмарском апелляционном суде, а позже в кассационном суде, что он принял компенсацию, не ущемляя свое право возбуждать судебные процессы. Он не апеллировал против решения Фонда. Он мог бы подать ходатайство о разрешении подать незапланированную апелляцию, принимая во внимание специальную жалобу в Парижский апелляционный суд. В таких случаях жертва сохраняет право возбуждать дело по поводу ущерба иного, чем тот, за который Фонд присудил компенсацию на различных основаниях: гражданских, уголовных или административных. 6 июня 1997 г. кассационный суд решил, в подтверждение решения от 26 января 1994 г., что жертва не имеет права требовать компенсацию дважды за нанесение одного типа ущерба /см. так же кассационный суд, первое гражданское отделение 28 апреля 1998 г./. Он исключил возможность различного толкования закона, основанного на его истории, которое было возможно сразу после его принятия. С гуманной точки зрения можно испытывать только сожаления, попав в такую ситуацию и надеяться, что государства, члены Совета Европы, начнут процесс о присуждении двойной или дополнительной компенсации; но данное право находится в компетенции этих государств или в компетенции специального европейского компенсационного фонда. В случае отсутствия таких инициатив и возможностей Европейская Комиссия может только предложить обратиться к Статье 6. Но может ли это обращение применительно к делу F.E. включать в себя в качестве оснований для определения нарушения и в качестве условия "четкую практическую возможность оспорить в суде сумму компенсации /см. пункт 46 судебного решения/?". Не является ли в настоящее время рискованной тенденция некоторых судебных решений придавать слишком большое значение субъективности сторон в определении степени ущерба, нанесенного процессуальными принципами, являющимися гарантами справедливости?

--------------------------------------------------------------

*(1) По реестру суд не связан обязательствами по делу.

*(2) Записи судебного секретаря

Дело числится под N 60/1998/963/1178. Первый номер - это номер дела в списке дел, направленных в суд в соответствующем году (второй номер). Последние два номера - это номера дела в списке дел, направленных в суд с момента открытия и в списке соответствующих заявлений в Комиссию.

*(3) Правила Суда А относятся ко всем делам, направленным в суд до вступления в силу Протокола N 9 (1 октября 1994 г.), а после этой даты только к тем делам, которые касаются государств, не связанных правилами Протокола N 9. Они относятся к правилам, вступившим в силу 1 января 1983 г., как было сказано впоследствии в поправках.

*(4) Запись служебного секретаря. В силу практических причин данное приложение появится только вместе с печатной версией судебного решения в Reports of Judgments and Decisions 1998 /Сборник судебных приговоров и решений/; копию доклада Комиссии можно получить в судебной канцелярии.

 

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Решение Европейского Суда по правам человека. Дело: F.E. против Франции (60/1998/963/1178) (Страсбург, 30 октября 1998 г.)


Текст решения официально опубликован не был