Определение Конституционного Суда РФ от 10 июля 2003 г. N 252-О "По запросу Думы Чукотского автономного округа о проверке конституционности пункта 1 статьи 12, пункта 1 статьи 14 и пункта 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 10 июля 2003 г. N 252-О
"По запросу Думы Чукотского автономного округа о проверке конституционности пункта 1 статьи 12, пункта 1 статьи 14 и пункта 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"

ГАРАНТ:

См. Постановление Конституционного Суда РФ от 29 января 2004 г. N 2-П о проверке конституционности пункта 4 статьи 30 настоящего Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей М.В.Баглая, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, А.Л.Кононова, Л.О.Красавчиковой, В.О.Лучина, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи С.М.Казанцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Думы Чукотского автономного округа, установил:

1. В своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации Дума Чукотского автономного округа просит признать пункт 1 статьи 12, пункт 1 статьи 14 и пункт 4 статьи 30 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не соответствующими статьям 1 (часть 1), 2, 18, 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

По мнению заявителя, пункт 4 его статьи 30, предусматривающий в целях оценки пенсионных прав застрахованных лиц календарный порядок учета суммарной продолжительности трудовой и иной общественно полезной деятельности (трудового стажа), имевшей место до 1 января 2002 года, нарушает права лиц, в отношении которых ранее действовало льготное исчисление некоторых периодов, зачисляемых в трудовой стаж. К ним, в частности, относились периоды работы в районах Крайнего Севера и в приравненных к ним местностях, которые учитывались в полуторном размере. Данное правило было предусмотрено в законодательных актах, утративших силу со дня введения в действие Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", в том числе в статье 94 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации". Заявитель обращает внимание также на то обстоятельство, что оспариваемая норма противоречит статье 28 Закона Российской Федерации "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях", согласно которой трудовой стаж для назначения пенсий на общих, льготных основаниях, а также в связи с особыми условиями труда, период работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях исчисляется в полуторном размере.

Поскольку в этой части запрос Думы Чукотского автономного округа соответствует требованиям допустимости и подведомственности, закрепленным в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации", он может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к производству.

2. Пункт 1 статьи 12 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", согласно которому исчисление страхового стажа, требуемого для приобретения права на трудовую пенсию, производится в календарном порядке для всех категорий пенсионеров, нарушает, по мнению заявителя, конституционные права лиц, работавших в районах Крайнего Севера и в приравненных к ним местностях, в отношении которых ранее действовало льготное исчисление некоторых периодов, зачисляемых в трудовой стаж.

Между тем, как следует из содержания запроса, заявитель необоснованно отождествляет институты страхового стажа, о котором говорится, в частности, в статьях 2 и 12 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", и общего трудового стажа (пункт 4 статьи 30 того же Федерального закона). Под страховым стажем понимается учитываемая при определении права на трудовую пенсию суммарная продолжительность периодов работы и (или) иной деятельности, в течение которых уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж; его величина не влияет на размер трудовой пенсии. Понятие же "общий трудовой стаж" применяется для определения порядка исчисления расчетного размера трудовой пенсии, величины расчетного пенсионного капитала, а также стажевого коэффициента, влияющего на расчетный размер трудовой пенсии. Трудовой стаж также учитывается при досрочном назначении пенсий отдельным категориям граждан (пункты 2, 3 и 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации").

Таким образом, фактически заявитель оспаривает конституционность изменения порядка учета общего трудового стажа, установленного Федеральным законом "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Изложение правового обоснования позиции заявителя по вопросу о неконституционности положений статьи 12 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в запросе отсутствует, не приведены статьи Конституции Российской Федерации, на соответствие которым могла бы быть проверена оспариваемая им норма. В связи с этим запрос Думы Чукотского автономного округа в части проверки конституционности пункта 1 статьи 12 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не может быть принят к рассмотрению, поскольку по форме не отвечает требованиям, сформулированным в пункте 8 части второй статьи 37 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

3. Неконституционность пункта 1 статьи 14 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" заявитель усматривает в том, что размер базовой части трудовой пенсии, установленный для исчисления трудовой пенсии, не подлежит увеличению на районный коэффициент для лиц, работавших в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. По мнению Думы Чукотского автономного округа, районные коэффициенты при расчете отношения среднемесячного заработка к среднемесячной заработной плате в Российской Федерации, предусмотренные пунктом 2 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", не являются равноценной заменой районному коэффициенту к заработной плате, который применяется при исчислении трудовых пенсий для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" установил порядок расчета размера пенсии по старости, согласно которому при расчете отношения среднемесячного заработка застрахованного лица к среднемесячной заработной плате в Российской Федерации (пункт второй статьи 30) для лиц, работавших в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, применяются районные коэффициенты от 1,4 до 1,9, в то время как для всех остальных категорий пенсионеров данное отношение учитывается в размере не свыше 1,2. Установление для лиц, работавших в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, особого размера базовой части трудовой пенсии по старости путем применения к нему районного коэффициента, как предлагает заявитель, привело бы к появлению у данной категории пенсионеров еще одной, дополнительной компенсации наряду с уже предусмотренной законодателем.

Кроме того, разрешение вопроса увеличения размера базовой части трудовой пенсии посредством применения к ней районного коэффициента для какой-либо категории лиц является прерогативой законодателя и не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они установлены статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Следовательно, в этой части данный запрос также не может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части второй статьи 40, частью первой статьи 42, пунктом 1 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Принять к производству запрос Думы Чукотского автономного округа в части, касающейся проверки конституционности пункта 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

2. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Думы Чукотского автономного округа в части, касающейся проверки конституционности пункта 1 статьи 12 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", поскольку по форме он не отвечает требованиям пункта 8 части второй статьи 37 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

3. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Думы Чукотского автономного округа в части, касающейся проверки конституционности пункта 1 статьи 14 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", поскольку разрешение поставленного в нем вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

5. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

 

Председатель Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д.Зорькин

 

Судья-секретарь Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М.Данилов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Определение Конституционного Суда РФ от 10 июля 2003 г. N 252-О "По запросу Думы Чукотского автономного округа о проверке конституционности пункта 1 статьи 12, пункта 1 статьи 14 и пункта 4 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"



Текст Определения опубликован в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации", 2003 г., N 6