Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. N 460-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Журавлева Анатолия Петровича на нарушение его конституционных прав положениями части первой статьи 19 Закона Российской Федерации "О милиции", части пятой статьи 11 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и части первой статьи 221 Кодекса законов о труде Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. N 460-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Журавлева Анатолия Петровича на нарушение его конституционных прав положениями части первой статьи 19 Закона Российской Федерации "О милиции", части пятой статьи 11 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и части первой статьи 221 Кодекса законов о труде Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева,

рассмотрев по требованию гражданина А.П. Журавлева вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Гражданин А.П. Журавлев, проходивший службу в должности милиционера охранно-конвойной службы Печорского линейного отделения внутренних дел на транспорте Республики Коми, в августе 2001 года был уволен с должности в связи с истечением срока контракта (пункт "г" части седьмой статьи 19 Закона Российской Федерации "О милиции"). В сентябре 2001 года он обратился к начальнику Печорского ЛОВДТ с заявлением о приеме на службу, в чем ему было отказано со ссылкой на часть первую статьи 19 Закона Российской Федерации "О милиции", согласно которой на службу в милицию имеют право поступать граждане Российской Федерации не моложе 18 лет и не старше 35 лет независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, имеющие образование не ниже среднего (полного) общего образования, способные по своим личным и деловым качествам, физической подготовке и состоянию здоровья исполнять возложенные на сотрудников милиции обязанности.

Суды первой и кассационной инстанций, отказывая в удовлетворении иска А.П. Журавлева о восстановлении в ранее занимаемой должности и признании необоснованным отказа в принятии его на службу в органы внутренних дел, ссылались на то, что заключение с А.П. Журавлевым срочного контракта о прохождении службы в органах внутренних дел и его увольнение в связи с истечением срока контракта соответствует требованием действовавшего на тот момент законодательства; основанием же для отказа в приеме на службу послужило то, что заявитель по своим личным и деловым качествам не способен исполнять возложенные на сотрудников милиции обязанности, поскольку в период прохождения службы неоднократно допускал грубые нарушения служебной дисциплины, отказывался получать табельное оружие и заступать на службу, ссылаясь на то, что его не устраивают условия и график работы.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.П. Журавлев утверждает, что часть первая статьи 19 Закона Российской Федерации "О милиции" противоречит статьям 19 (часть 2), 32 (часть 4) и 46 (часть 2) Конституции Российской Федерации, поскольку закрепляет в качестве одного из условий поступления на службу в милицию способность гражданина по своим личным и деловым качествам исполнять возложенные на сотрудников милиции обязанности и при этом не определяет круг лиц, которым не может быть отказано в приеме на службу в милицию, что допускает отказ без достаточных на то оснований, по субъективным причинам, и тем самым ограничивает право граждан на равный доступ к государственной службе, свободное распоряжение своими способностями к труду, выбор рода деятельности и профессии.

В жалобе оспаривается также конституционность части пятой статьи 11 Положения о службе в органах внутренних дел (утверждено постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1), предусматривающей заключение контракта о службе с гражданами, назначенными на должности рядового и младшего начальствующего состава органов внутренних дел, на определенный срок, но не менее чем на три года. По мнению заявителя, она не соответствует статьям 19 (части 1, 2), 37 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку заключение контракта о прохождении службы в органах внутренних дел на определенный срок по своей сути является ограничением прав граждан, а потому должно быть предусмотрено только федеральным законом, а не иными нормативными правовыми актами.

Кроме того, заявитель просит признать нарушающей принцип равенства, закрепленный в статье 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, часть первую статьи 221 КЗоТ Российской Федерации, устанавливающую, что течение сроков, с которыми данный Кодекс связывает возникновение или прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено его начало.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В Постановлении от 6 июня 1995 года по делу о проверке конституционности абзаца второго части седьмой статьи 19 Закона Российской Федерации "О милиции" Конституционный Суд Российской Федерации указал, что специфическая деятельность, которую осуществляют органы внутренних дел, предопределяет специальный правовой статус сотрудников милиции. Исходя из положений Конституции Российской Федерации о равном доступе к государственной службе (статья 32, часть 4), государство, регулируя отношения службы в органах внутренних дел, в том числе основания приема на службу и увольнения с этой службы, может устанавливать в данной сфере особые правила, что само по себе не противоречит статьям 19 (часть 1), 37 (части 1 и 3) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации и согласуется с пунктом 2 статьи 1 Конвенции МОТ N 111 1958 года относительно дискриминации в области труда и занятий, согласно которому различия, исключения или предпочтения в области труда и занятий, основанные на специфических (квалификационных) требованиях, связанных с определенной работой, не считаются дискриминацией.

Из данной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, носящей общий характер и в силу статьи 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" являющейся обязательной для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений, следует, что законодатель вправе устанавливать особые требования к гражданам, претендующим на занятие определенной должности в милиции, в том числе к их личным и деловым качествам, которые обеспечили бы их способность исполнять возложенные на сотрудников милиции обязанности. Поэтому положения части первой статьи 19 Закона Российской Федерации "О милиции", отражающие специфику деятельности органов внутренних дел и правового статуса их сотрудников, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы граждан.

Насколько заявитель по своим личным и деловым качествам отвечает указанным требованиям, может быть установлено в соответствующем порядке и проверено судами общей юрисдикции. В компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации разрешение данного вопроса, так же как и проверка правильности увольнения заявителя и законности и обоснованности принятых судами решений, не входит.

3. Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 года "О милиции" и Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденное постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1, по своей сути осуществляют единое нормативное регулирование деятельности органов внутренних дел (в том числе милиции), прохождения в них службы, а также прав и обязанностей их сотрудников, в связи с чем изменения и дополнения в данное Положение вносились впоследствии федеральными законами.

Федеральным законом от 1 июля 1999 года "О применении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О милиции" установлено, что до принятия федерального закона, регулирующего порядок и условия прохождения службы сотрудниками органов внутренних дел, эти вопросы регулируются Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в части, не противоречащей Закону Российской Федерации "О милиции" (статья 1).

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату Федерального закона "О применении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О милиции" следует читать: "от 17 июля 1999 г."


Таким образом, установление Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации срока контракта само по себе не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод заявителя, а жалоба в этой части - признана соответствующей требованиям статьи 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

4. Неконституционность статьи 221 КЗоТ Российской Федерации заявитель усматривает в том, что при рассмотрении его заявления о восстановлении на службе в милиции суд применил именно данную статью, а не статью 17 КЗоТ Российской Федерации и инструкцию о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации.

Между тем выбор норм, которыми следует руководствоваться при разрешении конкретного дела, осуществляется рассматривающим это дело судом и связано с установлением и исследованием фактических обстоятельств. Проверка же правильности применения закона судами не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, а относится к полномочиям вышестоящих судов общей юрисдикции.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79 и статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Журавлева Анатолия Петровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой, и поскольку разрешение поставленного в ней вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов



Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. N 460-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Журавлева Анатолия Петровича на нарушение его конституционных прав положениями части первой статьи 19 Закона Российской Федерации "О милиции", части пятой статьи 11 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и части первой статьи 221 Кодекса законов о труде Российской Федерации"



Текст Определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.