Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 сентября 1998 г.  N 48пв98 Суд, отправляя дело на новое рассмотрение, указал на то, что в оспариваемом решении суд первой инстанции не привел никаких мотивов по поводу того, почему причины пропуска истцами срока для обжанования нормативных актов являются уважительными

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 сентября 1998 г. N 48пв98


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел дело по заявлению З. и других о признании недействительными распоряжений Правительства Российской Федерации по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Ж. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 февраля 1998 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К., полагавшего протест необоснованным, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

З., Л., С., другие граждане, а также Социально-экологический Союз, Совет представителей демократических сил Хабаровского края, Дальневосточной межрегиональной писательской организации Союза Российских писателей, Союз экологов Республики Башкортостан, Эколого-правовой центр и другие организации обратились в суд с заявлением о признании недействительными двенадцати распоряжений Правительства РФ о разрешении перевода лесных земель в нелесные в лесах первой группы. В обоснование заявленных требований заявители указали на то, что оспариваемые распоряжения Правительства приняты с нарушением законодательства, определяющего порядок перевода лесных земель в нелесные. В частности, на федеральном уровне не проведена экологическая экспертиза и тем самым не разрешен вопрос о возможных негативных последствиях на окружающую среду при вырубке лесов первой группы.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 17 февраля 1998 г. заявление удовлетворено.

В протесте поставлен вопрос об отмене решения суда по мотивам существенного нарушения норм процессуального права.

Проверив материалы дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из дела, заявители обратились в суд 29.04.97 г. Между тем распоряжения Правительства РФ приняты 27 января 1996 года, 6 марта 1996 года, 15 апреля 1996 года, 1 мая 1996 года, 11 июня 1996 года, 17 июля 1996 года, 13 августа 1996 года, 9 сентября 1996 года, 14 октября 1996 года, 23 ноября 1996 года, 8 января 1997 года, 18 января 1997 года и поэтому имеет существенное значение вопрос о соблюдении срока на обращение заявителей в суд.

Дело рассматривалось Верховным Судом Российской Федерации на основании Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" от 27 апреля 1993 года, главы 24-1 ГПК РСФСР и с учетом разъяснений, данных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 1993 года "О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан".

В названных нормативных актах и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации указывается на трехмесячный срок, в течение которого гражданин, узнав о нарушении своего права, не лишен возможности обратиться в суд с жалобой, а также по поводу восстановления срока, если судом будет установлено, что таковой пропущен.

В случае пропуска срока по неуважительной причине, суд отказывает в удовлетворении жалобы.

Если суд в решении признает, что причины пропуска срока являются уважительными, то срок подлежит восстановлению.

В решении суд установил, что заявителями пропущен трехмесячный срок для обращения в суд за защитой прав и указал, что не находит оснований для признания причин пропуска срока неуважительными.

Однако, в нарушение ст. 197 ГПК РСФСР, суд в решении не привел никаких мотивов по поводу того, почему причины пропуска срока являются уважительными. В решение также не содержится ссылок на доказательства, подтверждающие доводы заявителей относительно того, с какими обстоятельствами они связывают обращение в суд лишь 29.04.97 г.

Как следует из дела, распоряжения Правительства РФ фактически исполнены; на их основании в субъектах Российской Федерации, компетентными органами приняты решения об изъятии земель, строительстве объектов, в том числе имеющих хозяйственное значение, строительство по ряду объектов закончено (т. 2 л.д. 60-67, 71-81, 83-80, т. 3 л.д. 23-33).

К надзорной жалобе приобщены материалы, свидетельствующие о том, что большая часть изъятых земель использована для жилищного строительства, возведение объектов хозяйственного назначения (76,3%).

При таких обстоятельствах разрешение вопроса о причинах пропуска срока на обращение в суд с указанным заявлением имело существенное значение; формальный подход суда к его рассмотрению противоречит требованиям ст. 197 ГПК РСФСР, другим нормам права, определяющим условия восстановления пропущенного срока.

Кроме того, в соответствие со ст. 1 Федерального закона "Об экологической экспертизе", экологическая экспертиза это установление соответствия намечаемой хозяйственной и иной деятельности экологическим требованиям и определение допустимости реализации объекта экологической экспертизы в целях предупреждения возможных неблагоприятных воздействий этой деятельности на окружающую природную среду и связанных с ними социальных, экономических и иных последствий реализации объекта экологической экспертизы.

Как следует из содержания данной нормы, экологическая экспертиза проводится, в частности, для решения вопроса о том, может ли повлечь негативные последствия на окружающую среду реализация планов, связанных с хозяйственной либо иной деятельностью.

Таким образом, при рассмотрений дела суду необходимо было установить юридически значимые обстоятельства, а именно, повлекли либо не повлекли негативные последствия решения о переводе лесных земель в нелесные по каждому переведенному участку лесного фонда.

Однако, в нарушение ст. 50 ГПК РСФСР суд этих обстоятельств не исследовал, хотя они имеют существенное значение для дела.

Так, судом не проверены доводы представителей Правительства РФ о том, что в субъектах Российской Федерации проведена работа по подготовке изъятия земель, получены заключения компетентных органов о возможности отвода земель, имеются заключения экологических экспертиз об отсутствии негативного воздействия реализаций указанных выше решений на окружающую среду.

Такие действия совершены в соответствие со ст. 6 названного Федерального закона, который относит к ведению субъектов Российской Федерации получение от соответствующих органов информации об объектах экологической экспертизы, реализация которых может оказывать прямое или косвенное воздействие на окружающую природную среду в пределах территории субъекта Российской Федерации.

В деле имеются документы, подтверждающие эти обстоятельства (л.д. 74, 83, 84, 89 и др.), которые судом оставлены без внимания и оценки в решении.

При таких обстоятельствах суду важно было исследовать утверждение представителей Правительства Российской Федерации о том, что каждое из оспариваемых распоряжений принято на основе землеустроительных материалов, в которых имелись данные об отсутствии негативных последствий на окружающую среду.

Поскольку эти обстоятельства судом не выяснялись, нельзя признать правомерным вывод в решении о том, что оспариваемые распоряжения повлекли негативные последствия для окружающей среды.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 329, п. 2 ГПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 февраля 1998 года отменить и дело направить на новое рассмотрение.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23 сентября 1998 г. N 48пв98


Текст постановления официально опубликован не был



Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.