Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Европейского Суда по правам человека от 8 декабря 2005 г. Дело "Микрюков (Mikryukov) против Российской Федерации" (жалоба N 7363/04) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)

 

Дело "Микрюков (Mikryukov)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 7363/04)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 8 декабря 2005 г.

 

В деле "Микрюков против Российской Федерации" Европейский суд по правам человека (далее - Европейский суд) (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

X.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Э. Штайнер,

X. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Е. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда, заседая за закрытыми дверями 17 ноября 2005 г., вынес в тот же день следующее постановление.

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой (N 7363/04), поданной против Российской Федерации в Европейский суд 6 января 2004 г. в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Микрюковым Евгением Александровичем.

2. Интересы заявителя в Европейском суде представлены Краковским К. - юристом, практикующим в Ростовской области.

Власти Российской Федерации представлены П.А. Лаптевым - Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.

3. 30 сентября 2004 г. Европейский суд официально уведомил власти Российской Федерации о рассмотрении жалобы заявителя. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости.

Факты

 

4. Заявитель, 1957 г. рождения, проживает в г. Ростове-на-Дону.

5. Заявитель принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции, вследствие чего он получил право на определенные социальные льготы.

6. В 2001 году заявитель был поставлен в очередь на получение бесплатного жилья. Поскольку администрация Кировского района г. Ростова-на-Дону не предоставила заявителю квартиру в течение трех месяцев, он обратился в суд с соответствующими требованиями.

7. 19 декабря 2001 г. Кировский районный суд г. Ростова-на-Дону удовлетворил требование заявителя к администрации Кировского района г. Ростова-на-Дону о предоставлении ему жилья. Кировский районный суд г. Ростова-на-Дону, в частности, постановил:

"...предоставить Микрюкову Е.А. на семью из пяти человек другое благоустроенное жилое помещение в течение трех месяцев со дня вступления решения в законную силу".

8. Решение суда не было обжаловано в кассационном порядке и вступило в законную силу 4 января 2002 г.

9. 24 января 2002 г. служба судебных приставов возбудила исполнительное производство. Тем не менее названное судебное решение не могло быть исполнено, поскольку в распоряжении администрации Кировского района г. Ростова-на-Дону не было ни свободного жилья, ни денежных средств на его приобретение.

10. 10 августа 2003 г. скончалась мать заявителя.

11. 28 октября 2004 г. мэр г. Ростова-на-Дону вынес постановление о выделении семье заявителя из четырех человек трехкомнатной квартиры общей площадью 81,7 кв. метра в доме по ул. Благодатной.

12. Служба судебных приставов обратилась в Кировский районный суд г. Ростова-на-Дону с заявлением о приостановлении исполнительного производства в отношении судебного решения того же суда от 19 декабря 2001 г. до окончания строительных работ в доме по ул. Благодатной. В качестве альтернативы они ходатайствовали перед судом об изменении способа и порядка исполнения судебного решения и о возложении на администрацию Кировского района г. Ростова-на-Дону обязательства выплатить заявителю денежную компенсацию стоимости квартиры.

13. 1 декабря 2004 г. Кировский районный суд г. Ростова-на-Дону оставил без удовлетворения ходатайство судебных приставов-исполнителей.

14. 24 января 2005 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда отменила определение от 1 декабря 2004 г. и направила дело на новое рассмотрение. Судебное разбирательство в настоящее время еще не завершено.

15. Письмом от 14 декабря 2004 г. старший судебный пристав Кировского (г. Ростова-на-Дону) подразделения судебных приставов проинформировал заявителя о том, что судебным приставом-исполнителем пять раз выносились постановления о наложении штрафа на администрацию Кировского района г. Ростова-на-Дону в связи с неисполнением ею судебного решения от 19 декабря 2001 г., однако взыскать штраф было невозможно в связи с тем, что средства администрации имеют целевое назначение.

16. Заявитель вплоть до настоящего времени не получил ордер на вселение ни в квартиру по ул. Благодатной, ни в какую-либо иную квартиру.

17. Таким образом, решение Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону от 19 декабря 2001 г. остается в настоящее время неисполненным.

Право

 

I. Предполагаемое нарушение статьи 6 конвенции и статьи 1 протокола N 1 к Конвенции

 

18. Заявитель утверждал, что длительное неисполнение судебного решения от 19 декабря 2001 г. нарушило его право на доступ к суду, гарантированное статьей 6 Конвенции, а также его право на беспрепятственное пользование своим имуществом по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Названные статьи в соответствующей части предусматривают:

 

пункт 1 статьи 6

 

"Каждый при определении его гражданских прав и обязанностей... имеет право на справедливое... разбирательства дела... судом..."

 

статья 1 протокола N 1

 

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

А. Приемлемость

 

19. Власти Российской Федерации утверждали, что государство не несет ответственность по долгам администрации Кировского района г. Ростова-на-Дону. Они отметили, что администрация Кировского района г. Ростова-на-Дону является органом местного самоуправления, который в соответствии со статьей 132 Конституции Российской Федерации самостоятельно управляет своим бюджетом. Кроме того, власти Российской Федерации заявили, что, поскольку судебное разбирательство в отношении вопроса изменения порядка и способа исполнения названного судебного решения еще не завершено, заявитель не исчерпал имевшиеся в его распоряжении внутригосударственные средства правовой защиты.

20. Заявитель указал, что государство несет ответственность по долгам администрации Кировского района г. Ростова-на-Дону. Далее он сообщил, что в 2001 г. было вынесено судебное решение в его пользу, которое впоследствии вступило в законную силу и стало обязательным для исполнения. Он представил исполнительный лист в соответствующий орган власти, ответственный за исполнение судебного решения. Единственной целью инициирования судебного разбирательства по изменению порядка и способа исполнения судебного решения являлось найти выход из затянувшейся проблемы с его исполнением, и оно никак не влияло на обязательность исполнения судебного решения, вынесенного в его пользу.

21. Европейский суд отмечает, что должником в деле заявителя выступает орган местного самоуправления. В соответствии с существующей прецедентной практикой конвенционных органов органы местного самоуправления являются государственными организациями в том смысле, что их деятельность регулируется нормами публичного права и что они осуществляют публичные функции, возложенные на них Конституцией Российской Федерации и законами Российской Федерации. Европейский суд напоминает, что в международном праве термин "государственная организация" не ограничивается только органами центральной власти. В тех случаях, где государственная власть децентрализована, указанное понятие распространяется на любой национальный орган власти, осуществляющий публичные функции (см. решение Европейского суда по делу "Герасимова против Российской Федерации" (Gerasimovav. Russia), от 16 сентября 2004 г., жалоба N 24669/02; см. также постановление Европейского суда по делу "Жовнер против Украины" (Zhovner v. Ukraine) от 29 июня 2004 г., жалоба N 56848/00, § 37; постановление Европейского суда по делу "Пивень против Украины" (Piven v. Ukraine) от 29 июня 2004 г., жалоба N 56849/00). Следовательно, Европейский суд приходит к выводу, что власти Российской Федерации несут ответственность за неисполнение судебного решения от 19 декабря 2001 г.

22. Что касается исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты, Европейский суд отмечает, что в 2002 г. заявитель направил исполнительный лист в службу судебных приставов. В рамках исполнительного производства судебные приставы-исполнители ходатайствовали об изменении порядка и способа исполнения судебного решения, а также о приостановлении исполнительного производства. Европейский суд не может согласиться с тем, что приостановление исполнительного производства являлось средством защиты в отношении жалоб заявителя. Кроме того, власти Российской Федерации не смогли объяснить, как изменение порядка или способа исполнения судебного решения могло благоприятно повлиять на ситуацию заявителя, в пользу которого уже было вынесено судебное решение в результате судебного разбирательства и в соответствии с требованиями которого орган государственной власти должен был предоставить ему квартиру в течение трех месяцев. Европейский суд приходит к выводу, что власти Российской Федерации не обосновали свой довод о том, что названное средство правовой защиты являлось эффективным (см., например, решение Европейского суда по делу "Яворивская против Российской Федерации" (Yavorivskaya v. Russia} от 13 мая 2004 г., жалоба N 34687/02; постановление Европейского суда по делу "Кранц против Польши" (Kranz v. Poland) от 17 февраля 2004 г., жалоба N 6214/02, § 23).

23. Европейский суд приходит к выводу о том, что возражения властей Российской Федерации подлежат отклонению. Он полагает, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой ни по каким иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.

В. По существу

 

24. Власти Российской Федерации признали, что решение Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону от 19 декабря 2001 г. остается неисполненным. В обоснование этого они отметили, что в соответствующем районе отсутствовала жилая площадь, которая отвечала бы требованиям, содержащимся в судебном решении. Тем не менее 28 октября 2004 г. семье заявителя из четырех человек была выделена трехкомнатная квартира. Квартира для пяти человек не могла быть предоставлена, поскольку мать заявителя умерла.

25. Заявитель оспорил довод властей Российской Федерации об отсутствии соответствующей жилой площади. Он представил отчеты Ростовской-на-Дону городской думы, в соответствии с которыми в 2002 г. было построено 4069 новых квартир, в 2003 г. мэр города предоставил жилье 555 семьям, а в 2004 г. - более 1500 семей. Заявитель признал, что в октябре 2004 г. мэр г. Ростова-на-Дону предложил семье заявителя из четырех человек квартиру по ул. Благодатной. Однако в соответствии с решением Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону от 19 декабря 2001 г. власти обязаны были предоставить квартиру семье заявителя из пяти человек. Более того, он до сих пор не получил ордер на вселение в квартиру по ул. Благодатной или в какую-либо иную квартиру.

26. Европейский суд отмечает, что 19 декабря 2001 г. в отношении заявителя было вынесено решение, обязательное для исполнения, в соответствии с которым его семье из пяти человек должно быть предоставлено благоустроенное жилье. Судебное решение остается неисполненным вплоть до настоящего времени.

27. Европейский суд отмечает, что судебное решение не было исполнено, поскольку в районе отсутствовало соответствующее жилье. Европейский суд, однако, напоминает, что власти государства-ответчика не вправе ссылаться на отсутствие достаточных финансовых или иных средств, например жилья, в обоснование неисполнения судебного решения (см. постановление Европейского суда по делу "Малиновский против Российской Федерации" (Malinovskiy v. Russia) от 16 июня 2005 г., жалоба N 41302/02, § 35; постановление Европейского суда по делу "Плотниковы против Российской Федерации" (Plotnikovy v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 43883/02, § 23). Безусловно, задержка исполнения судебного решения может быть в некоторых случаях обоснована, однако она не может быть таковой, чтобы нарушать суть права, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Заявителю не должны оказываться препятствия в получении им причитающегося ему в результате судебного разбирательства, исходом которого стало судебное решение в его пользу (см. постановление Европейского суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, § 35, ECHR 2002-111). В данном деле судебное решение остается неисполненным вплоть до настоящего времени, то есть более трех лет с даты его вынесения. Власти Российской Федерации не представили убедительного основания своего бездействия в отношении судебного решения. Доказательств того, что администрация Кировского района г. Ростова-на-Дону принимала какие-либо меры во исполнение названного судебного решения, представлено не было.

28. Что касается предложения, сделанного мэром г. Ростова-на-Дону в октябре 2004 г., то необходимо отметить, что оно не отвечало условиям, закрепленным решением Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону от 19 декабря 2001 г. В частности, квартира не была предусмотрена для проживания в ней пяти человек, как того требовало судебное решение. Европейский суд не принимает довод властей Российской Федерации относительно того, что после смерти матери заявителя предоставление квартиры на четверых человек удовлетворяет требованиям судебного решения. Из резолютивной части решения от 19 декабря 2001 г. явно следует, что администрация Кировского района г. Ростова-на-Дону должна предоставить жилье на семью из пяти человек. Новое определение количества человек, которым должно быть предоставлено жилье, приравнивается к пересмотру органом государственной власти вопроса, в отношении которого уже имеется вступившее в законную силу и подлежащее обязательному исполнению судебное решение. В любом случае мать заявителя умерла спустя более чем год и семь месяцев после вступления в силу решения Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону от 19 декабря 2001 г.

29. Европейский суд неоднократно признавал факт нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в делах, в которых поднимались вопросы, аналогичные тем, которые возникли в настоящем деле (см. упоминавшееся ранее постановление Европейского суда по делу "Малиновский против Российской Федерации", § 35 et seq.; постановление Европейского суда по делу "Тетерины против Российской Федерации" (Teteriny v. Russia) от 9 июня 2005 г., жалоба N 11931/03, § 41 et seq.; постановление Европейского суда по делу "Гиззатова против Российской Федерации" (Cizzatova v. Russia) от 13 января 2005 г., жалоба N 5124/03, § 19 et seq.; упоминавшееся ранее постановление Европейского суда по делу "Бурдов против России", § 34 et seq., ECHR 2002-111).

30. Изучив имеющиеся в его распоряжении материалы дела, Европейский суд отмечает, что власти Российской Федерации не назвали ни одного обстоятельства и не представили ни одного довода, которые могли бы убедить его принять иное решение по данному делу. Принимая во внимание прецедентную практику по аналогичным делам, Европейский суд решил, что, не исполняя на протяжении нескольких лет требования подлежащего исполнению судебного решения в пользу заявителя, власти Российской Федерации не позволили получить ему квартиру, которую он разумно ожидал получить.

31. Следовательно, в данном деле имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

32. Европейский суд рассмотрел представленные заявителем жалобы. Однако, принимая во внимание имеющиеся в его распоряжении материалы дела, Европейский суд приходит к выводу, что жалобы заявителя не выявляют каких-либо признаков нарушения прав и свобод, гарантируемых Конвенцией и протоколами к ней. Следовательно, данная часть жалобы заявителя подлежит отклонению как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

III. Применение статьи 41 конвенции

 

33. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"Если Европейский суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

А. Возмещение вреда

 

34. Что касается материального ущерба, заявитель просил Европейский суд обязать власти Российской Федерации исполнить судебное решение. Он требовал 8000 евро в качестве компенсации морального вреда.

35. Власти Российской Федерации указали, что требования заявителя являются чрезмерными и необоснованными. Они отметили, что в любом случае сумма возможной компенсации заявителю морального вреда не должна превышать суммы, присужденной заявителю в деле "Бурдов против России".

36. Европейский суд отмечает, что основное обязательство властей Российской Федерации исполнить решение Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону не оспаривается. Следовательно, заявитель до сих пор имеет право получить жилье, причитающееся ему по судебному решению, в рамках национального разбирательства. Европейский суд напоминает, что наиболее уместная форма устранения нарушения статьи 6 Конвенции - поместить заявителя насколько это возможно в такое положение, в котором он находился бы, если бы требования статьи 6 Конвенции не были нарушены (см. постановление Европейского суда по делу "Познахирина против Российской Федерации" (Poznakhirina v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 25964/02, § 33 с последующими ссылками). Европейский суд приходит к выводу, что в данном деле этот принцип также применим, учитывая установленное нарушение. Следовательно, он полагает, что власти Российской Федерации должны приемлемым способом обеспечить исполнение судебного решения, вынесенного судами Российской Федерации в пользу заявителя.

37. Европейский суд полагает, что заявитель пережил некоторые душевные страдания и разочарование, связанные с неисполнением властями Российской Федерации судебного решения, вынесенного в его пользу. Тем не менее требуемый размер справедливой компенсации является чрезмерным. Европейский суд учитывает сумму, присужденную заявителю в деле "Бурдов против России" (см. упоминавшееся ранее постановление Европейского суда по делу "Бурдов против России", § 47), характер требований вынесенного в пользу заявителя судебного решения, в частности, что касается его льгот как инвалида в результате участия в ликвидации последствии аварии на Чернобыльской АЭС, длительность исполнительного производства, а также иные имеющие отношение к делу аспекты. Исходя из принципа справедливости, Европейский суд присуждает заявителю 4000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму любого налога, подлежащего начислению на указанную сумму.

В. Судебные расходы и издержки

 

38. Заявитель требовал возмещения понесенных им расходов и издержек. При этом он не конкретизировал размер требуемой суммы и не представил никаких чеков или справок, на основании которых размер возмещения мог бы быть установлен. Следовательно, Европейский суд решил не присуждать заявителю сумму в возмещение судебных расходов и издержек.

С. Процентная ставка при просрочке исполнения настоящего постановления

 

39. Европейский суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

По этим основаниям Европейский суд единогласно

 

1. Объявляет жалобу заявителя на неисполнение решения Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону от 19 декабря 2001 г. приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2. Постановил, что в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3. Постановил,

(a) что власти Российской Федерации в течение трех месяцев со дня вступления данного постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции должны приемлемым способом обеспечить исполнение решения, вынесенного судом Российской Федерации в пользу заявителя, а также выплатить ему 4000 евро (четыре тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда в российских рублях по курсу, установленному на день выплаты, плюс сумму налогов, подлежащих начислению на указанную сумму;

(b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до произведения окончательной выплаты на указанную сумму начисляется простой процент в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента;

4. Отклоняет оставшуюся часть требований заявителя по справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, и уведомление о постановлении направлено в письменной форме 8 декабря 2005 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 8 декабря 2005 г. Дело "Микрюков (Mikryukov) против Российской Федерации" (жалоба N 7363/04) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Федеральной службы судебных приставов Министерства юстиции РФ, 2006 г., N 2