Постановление Конституционного Суда РФ от 28 июня 2007 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности статьи 14.1 Федерального закона "О погребении и похоронном деле" и Положения о погребении лиц, смерть которых наступила в результате пресечения совершенного ими террористического акта, в связи с жалобой граждан К.И. Гузиева и Е.Х. Кармовой"

Документ отсутствует в свободном доступе.
Вы можете заказать текст документа и получить его прямо сейчас.

Заказать

Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.

Конституционный Суд РФ признал конституционными нормы Федерального закона "О погребении и похоронном деле", которые предусматривают, что погребение лиц, уголовное преследование в отношении которых в связи с их участием в террористической деятельности прекращено из-за их смерти, наступившей в результате пресечения совершенного ими террористического акта, осуществляется в особом порядке специализированными службами по вопросам похоронного дела, а тела указанных лиц для захоронения не выдаются и о месте их захоронения не сообщается. Поводом для принятия такого решения послужила жалоба тех женщин, чьи сыновья погибли при нападении боевиков на Нальчик в 2005 г. Их тела родным не выдали, хотя суд их террористами не признавал. Как утверждали заявители, оспариваемый порядок захоронения лишает их права на соблюдение религиозных и ритуальных обрядов в соответствии с национальными обычаями, умаляет достоинство погибших и их родственников, а также допускает признание лица виновным в совершении преступления без проведения судебного разбирательства.

Суд пояснил, что, безусловно, захоронение лица, принимавшего участие в террористическом акте, в непосредственной близости от могил жертв его действий, совершение обрядов захоронения и поминовения с отданием почестей как символу, как объекту поклонения, с одной стороны, служат пропаганде идей террора, а с другой - оскорбляют чувства родственников жертв этого акта и создают предпосылки для нагнетания межнациональной и религиозной розни. Однако в конкретных условиях, сложившихся в России в результате совершения серии террористических актов, повлекших многочисленные человеческие жертвы, вызвавших широкий негативный общественный резонанс и оказавших огромное влияние на массовое общественное сознание, выдача родственникам для захоронения тел лиц, смерть которых наступила в результате пресечения совершенного ими террористического акта, способна создать угрозу общественному порядку и общественному спокойствию, правам и законным интересам других лиц, их безопасности, в том числе привести к разжиганию ненависти, спровоцировать акты вандализма, насильственные действия, массовые беспорядки и столкновения, что может повлечь за собой новые жертвы, а места захоронений участников террористических актов могут стать местами культового поклонения отдельных экстремистски настроенных лиц, будут использоваться ими в качестве средства пропаганды идеологии терроризма и вовлечения в террористическую деятельность. При таких обстоятельствах федеральный законодатель был вправе ввести особый порядок погребения лиц, чья смерть наступила в результате пресечения террористического акта, участниками которого они являлись. Такая мера сама по себе допустима, поскольку в сложившихся в РФ условиях борьбы с терроризмом преследует конституционно защищаемые цели и является необходимой для обеспечения общественного спокойствия и общественной безопасности, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности, защиты прав и свобод других лиц.

Вместе с тем отмечено, что оспариваемые нормы предполагают возможность проверки законности и обоснованности постановления следственных органов и содержащихся в нем выводов об участии конкретных лиц в террористическом акте и тем самым - правомерности применения указанных ограничительных мер. И до вступления соответствующего решения суда в законную силу тела (останки) погибших не могут быть погребены. Кроме того, государственные органы и должностные лица обязаны принимать необходимые меры для того, чтобы погребение производилось с соблюдением всех обычаев и традиций, по возможности индивидуально, и чтобы этому предшествовало соблюдение всех требований относительно установления личности погибшего (при невозможности - предоставления идентификационных данных), времени и места смерти, причины смерти.


Постановление Конституционного Суда РФ от 28 июня 2007 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности статьи 14.1 Федерального закона "О погребении и похоронном деле" и Положения о погребении лиц, смерть которых наступила в результате пресечения совершенного ими террористического акта, в связи с жалобой граждан К.И. Гузиева и Е.Х. Кармовой"


Текст Постановления опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации от 2 июля 2007 г. N 27 ст. 3346 (без особых мнений), в "Российской газете" от 4 июля 2007 г. N 141 (без особых мнений), в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации", 2007 г., N 4


Актуальный текст документа