Постановление Европейского Суда по правам человека от 17 января 2008 г. Дело "Алексенцева и другие (Aleksentseva and Others) против Российской Федерации" (жалобы NN 75025/01, 75026/01, 75028/01, 75029/01, 75031/01, 75033/01, 75034/01, 75036/01, 76386/01, 77049/01, 77051/01, 77052/01, 77053/01, 3999/02, 5314/02, 5384/02, 5388/02, 5419/02 и 8192/02) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)

 

Дело "Алексенцева и другие (Aleksentseva and Others)
против Российской Федерации"
(Жалобы NN 75025/01, 75026/01, 75028/01, 75029/01, 75031/01, 75033/01, 75034/01, 75036/01, 76386/01, 77049/01, 77051/01, 77052/01, 77053/01, 3999/02, 5314/02, 5384/02, 5388/02, 5419/02 и 8192/02)*

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 17 января 2008 г.

 

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 11 декабря 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано 30 жалобами NN 75025/01, 75026/01, 75027/01, 75028/01, 75029/01, 75030/01, 75031/01, 75032/01, 75033/01, 75034/01, 75035/01, 75036/01, 75037/01, 75038/01, 75136/01, 76386/01, 76542/01, 76736/01, 76737/01, 77049/01, 77051/01, 77052/01, 77053/01, 3999/02, 5314/02, 5384/02, 5388/02, 5419/02, 8190/02, 8192/02, поданными против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) 30 гражданами Российской Федерации (далее - заявители).

2. Интересы заявителей г-на Лобанова, г-на Важенина, г-на Чернышкова, г-жи Суворовой, г-на Климчука, г-на Новикова, г-на Федоренко и г-на Пантелеева в Европейском Суде представлял заявитель г-н Мандрыкин. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявители жаловались на задержку исполнения судебных решений, вынесенных в их пользу.

4. 21 марта 2002 г. Европейский Суд решил объединить эти 30 жалоб в одно производство и коммуницировал их властям Российской Федерации.

5. 4 сентября 2003 г. Европейский Суд решил выделить в отдельное производство жалобу N 76737/01 и исключить остальные жалобы из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом, на основании подпункта "с" пункта 1 статьи 37 Конвенции.

6. Решением от 23 марта 2006 г. Европейский Суд восстановил эти 29 жалоб в списке дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом, на основании пункта 2 статьи 37 Конвенции и объявил их приемлемыми.

7. Заявители и власти Российской Федерации подали замечания по существу дела (пункт 1 правила 59 Регламента Суда).

8. 12 апреля и 7 июня 2007 г. Европейский Суд решил выделить в отдельные производства жалобы NN 75027/01, 75030/01, 75032/01, 75035/01, 75037/01, 75038/01, 75136/01, 76542/01, 76736/01 и 8190/02 и принял по ним отдельные постановления.

 

Факты

 

9. Заявителями по делу выступают участники ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС или иждивенцы умерших участников. Они проживают в г. Шахты Ростовской области.

10. В различные даты заявители предъявили иски местным органам социального обеспечения с требованием об увеличении ежемесячной пенсии в соответствии с инфляцией. В следующие даты Шахтинский городской суд вынес решения в пользу заявителей и установил их ежемесячную компенсацию в следующих размерах, которые впоследствии должны были индексироваться в соответствии с инфляцией:

- Валентина Алексенцева: 6 июля 1999 г., 584 рубля 52 копейки, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 1 526 рублей 91 копейку;

- Анатолий Гладков: 5 июля 1999 г., 2 886 рублей 72 копейки, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 7 150 рублей 82 копейки;

- Владимир Мандрыкин: 9 июля 1999 г., 3 743 рубля 90 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 7387 рублей 23 копейки;

- Владимир Лобанов: 21 мая 1999 г., 6 040 рублей 75 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 9 535 рублей 41 копейку;

- Иван Олищук: 24 июня 1999 г., 3 599 рублей 72 копейки, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 6 546 рублей 31 копейку;

- Николай Важенин: 7 октября 1999 г., 3 016 рублей 47 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 5 951 рубль 94 копейки;

- Александр Чернышков: 31 марта 1999 г., 1 145 рублей 75 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 4 117 рублей 58 копеек;

- Николай Авсецин: 4 июня 1999 г., 4 707 рублей 28 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 8 560 рублей 50 копеек;

- Вячеслав Косыгин: 25 мая 1999 г., 4 398 рублей 30 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 8 998 рублей 42 копейки;

- Светлана Суворова: 21 февраля 2000 г., 2 658 рублей 62 копейки, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 5 245 рублей 84 копейки;

- Владимир Фролов: 1 июля 1999 г., 2 643 рубля 65 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 6 905 рублей 92 копейки;

- Евгений Климчук: 4 октября 1999 г., 2 636 рублей 35 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 5 201 рубль 89 копеек;

- Владимир Парамонов: 26 июня 1999 г., 1 044 рубля 46 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 5 451 рубль 31 копейку;

- Владимир Пахомов: 24 мая 1999 г., 2 203 рубля 77 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 4 007 рублей 70 копеек;

- Дмитрий Суев: 24 июня 1999 г., 1 714 рублей 40 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 4 156 рублей 98 копеек;

- Николай Новиков: 3 июня 1999 г., 2 675 рублей 62 копейки, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 5 279 рублей 37 копеек;

- Виталий Очиев: 21 мая 1999 г., 4 376 рублей 72 копейки, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 7 959 рублей 32 копейки;

- Александр Федоренко: 15 июля 1999 г., 4 899 рублей 11 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 9 666 рублей 64 копейки;

- Юрий Пантелеев: 17 июня 1999 г., 3 568 рублей 95 копеек, в настоящее время ежемесячная компенсация составляет 7 042 рубля 5 копеек.

11. Суммы, присужденные заявителям, были выплачены в апреле 2002 г.

 

Право

 

I. Ходатайство властей Российской Федерации о прекращении производства по делу в соответствии с подпунктом "b" пункта 1 статьи 37 Конвенции

 

12. Власти Российской Федерации возражали против решения Европейского Суда восстановить жалобы в списке подлежащих рассмотрению дел в соответствии с пунктом 2 статьи 37 Конвенции по трем основаниям. Во-первых, они утверждали, что обстоятельства, на которые Европейский Суд сослался в своем решении о восстановлении жалоб в списке дел, не были новыми или "исключительными", следовательно, это решение нарушило принцип res judicata* (* Принцип res judicata предполагает недопустимость повторного рассмотрения однажды решенного дела (прим. переводчика).). Во-вторых, власти Российской Федерации указали, что лишь семь заявителей просили о восстановлении их жалоб в списке дел, подлежащих рассмотрению, и что решение Европейского Суда о восстановлении всех жалоб было, таким образом, безосновательным и произвольным. Наконец, власти Российской Федерации утверждали, что заявители были "в целом удовлетворены" признанием нарушения российскими властями, и их единственной целью в страсбургском разбирательстве было получение увеличенной компенсации, что противоречило интересам справедливости. Власти Российской Федерации настаивали на том, что производство по делу должно быть прекращено на основании подпункта "b" пункта 1 статьи 37 Конвенции в связи с утратой заявителями статуса "жертвы" нарушения Конвенции.

13. Заявители утверждали, что они по-прежнему могли считаться "жертвами" предполагаемых нарушений, поскольку им не было предложено адекватной компенсации в связи с продолжительным неисполнением судебных решений в их пользу.

14. Европейский Суд, прежде всего, отмечает, что до решения вопроса о восстановлении настоящих жалоб в списке дел, подлежащих рассмотрению, он запросил у властей Российской Федерации информацию относительно реализации их односторонних заявлений, указав, что на основании этой информации он решит, имеются ли обстоятельства, способные оправдать восстановление жалоб в списке дел. Таким образом, власти Российской Федерации располагали достаточными возможностями, чтобы представить замечания в отношении того, считают ли они восстановление жалоб в списке дел оправданным. Их возражения против соответствующего решения, поданные на данной стадии разбирательства, после восстановления жалоб в списке дел, являются запоздалыми.

15. В любом случае Европейский Суд напоминает, что он вправе восстановить жалобу в списке дел, подлежащих рассмотрению, в любой момент, если убедится в наличии обстоятельств, оправдывающих такое действие (пункт 2 статьи 37 Конвенции и пункт 5 правила 43 (прежнее правило 44) Регламента Суда). Конвенцией и Регламентом Суда не предусмотрено, что для принятия такого решения необходимо соответствующее ходатайство стороны. Возражение властей Российской Федерации о том, что не каждый заявитель подал ходатайство о восстановлении жалобы в списке дел, таким образом, лишено оснований. Что касается несогласия властей Российской Федерации с оценкой Европейским Судом этих обстоятельств как "исключительных", Европейский Суд полагает, что фактические и правовые основания этого вывода подробно изложены в его Решении от 23 марта 2006 г. Аргументы, которые могли бы потребовать нового рассмотрения данного вопроса, в замечаниях властей Российской Федерации отсутствуют.

16. Что касается довода властей Российской Федерации об утрате заявителями статуса "жертв" нарушения Конвенции, Европейский Суд напоминает, что "решение или мера, благоприятные для заявителя, в принципе не являются достаточными для лишения его статуса "жертвы", пока власти страны не признают, явно или по существу, нарушение Конвенции, и не представят компенсацию в связи с ним" (см. Постановление Европейского Суда от 25 июня 1996 г. по делу "Амуур против Франции" (Amuur v. France), Reports of Judgments and Decisions 1996-III, p. 846, § 36; Постановление Большой Палаты по делу "Далбан против Румынии" (Dalban v. Romania), жалоба N 28114/95, § 44, ECHR 1999-VI; и Постановление Большой Палаты по делу "Ротару против Румынии" (Rotaru v. Romania), жалоба N 28341/95, § 35, ECHR 2000-V). Субсидиарная природа контрольного механизма Конвенции препятствует рассмотрению жалобы только тогда, когда эти условия соблюдены (см., например, Решение Европейского Суда от 20 марта 2003 г. по делу "Енсен и Расмуссен против Дании" (Jensen and Rasmussen v. Denmark), жалоба N 52620/99).

17. В настоящем деле само по себе исполнение властями решений судов страны, вынесенных в пользу заявителей после значительной задержки, не может автоматически лишить заявителей статуса "жертв" предполагаемых нарушений Конвенции. Хотя власти Российской Федерации признали, что продолжительное неисполнение привело к нарушению статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, заявителям не была предоставлена достаточная компенсация в связи с указанным нарушением. В действительности уклонение властей Российской Федерации от выплаты компенсации морального вреда вынудило Европейский Суд восстановить жалобы в списке дел, подлежащих рассмотрению (см. Решение Европейского Суда от 23 марта 2006 г.). Поскольку одно из условий, которое может привести к утрате статуса "жертвы" нарушения Конвенции, не было достигнуто, Европейский Суд приходит к выводу, что заявители по-прежнему могут ссылаться на статус "жертв" предполагаемых нарушений, и отклоняет ходатайство властей Российской Федерации о прекращении производства по делу.

 

II. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции

 

18. Заявители жаловались на длительное неисполнение судебных решений, вынесенных в их пользу. Они ссылались на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции. Статья 6 Конвенции в соответствующей части предусматривает следующее:

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела в разумный срок... судом...".

 

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции предусматривает:

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права...".

19. Заявители утверждали, что первоначальные решения были исполнены не в полном объеме из-за того, что размер ежемесячных платежей не был индексирован в соответствии с установленным законом минимальным размером оплаты труда.

20. Власти Российской Федерации утверждали, что в апреле 2002 г. были выплачены все непогашенные суммы и предложена компенсация морального вреда. Размер ежемесячной компенсации был впоследствии индексирован с учетом инфляции на ежегодной основе в соответствии с национальным законодательством. Заявители, которые не были удовлетворены размером индексации, имели возможность оспорить расчеты органа социального обеспечения в суде. До настоящего времени только заявители г-н Пахомов, г-н Очиев, г-н Олищук, г-н Авсецин, г-н Косыгин и г-н Суев использовали эту возможность, и рассмотрение их требований еще продолжается.

21. Европейский Суд отмечает, что в различные даты в 1999 и 2000 годах в пользу заявителей были вынесены вступившие в силу решения судов страны, которые создали обязательство властей страны выплачивать им ежемесячную компенсацию в определенном размере с его последующей индексацией в соответствии с инфляцией. Ежемесячная компенсация в размере, определенном национальными судами, и задолженность, накопленная начиная с дат решений, была выплачена в апреле 2002 г.

22. Что касается обязанности индексировать компенсацию в соответствии с инфляцией, заявители утверждали, что метод расчета или примененные коэффициенты не соответствовали законодательству страны, что оспаривалось властями Российской Федерации.

23. Суд отмечает, что в первоначальных решениях не указан конкретный метод расчета индексации, а, скорее, установлена общая обязанность национальных властей индексировать ежемесячные выплаты в соответствии с инфляцией. В случае разногласий по поводу пределов этого обязательства или способов его исполнения заявители были вправе требовать их разрешения в судебном порядке, что, как следует из замечаний властей Российской Федерации, и было сделано некоторыми из них. Однако эти разбирательства повлекли бы новые решения, которые, очевидно, вышли бы за пределы настоящего дела. Для целей данного производства Европейскому Суду достаточно удостовериться в том, что обязательство увеличить ежемесячные платежи было исполнено. Учитывая очевидную разницу между установленной в настоящее время суммой компенсации и суммой, выплачиваемой на основании решений 1999-2000 годов (см. § 10 настоящего Постановления), Европейский Суд полагает, что это обязательство было соблюдено, и что решения, вынесенные в пользу заявителей, были в этой части также исполнены.

24. В итоге Европейский Суд находит, что решения, вынесенные в пользу заявителей, были в конечном счете исполнены, но это случилось после существенной задержки, продолжавшейся более 30 месяцев. Власти Российской Федерации не указали уважительных причин для задержки исполнения решений.

25. Европейский Суд часто устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в делах, затрагивавших те же вопросы, что и в данном случае (см. Постановление Европейского Суда от 13 января 2005 г. по делу "Гиззатова против Российской Федерации" (Gizzatova v. Russia), жалоба N 5124/03, § 19 и последующие* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2005.); Постановление Европейского Суда от 24 февраля 2005 г. по делу "Петрушко против Российской Федерации" (Petrushko v. Russia), жалоба N 36494/02, § 23 и последующие* (* Там же. N 9/2005.); Постановление Европейского Суда от 18 ноября 2004 г. по делу "Вассерман против Российской Федерации" (Wasserman v. Russia), жалоба N 15021/02, § 35 и последующие* (* Там же. N 6/2005.); Постановление Европейского Суда от по делу "Бурдов против Российской Федерации" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, § 34 и последующие, ECHR 2002-III* (* Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".)).

26. Исследовав представленные материалы, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не привели каких-либо фактов или доводов для отступления в данном деле от ранее сделанных выводов. Руководствуясь собственной прецедентной практикой, Европейский Суд находит, что в связи с неисполнением в течение более чем 30 месяцев вступивших в силу судебных решений, вынесенных в пользу заявителей, национальные власти лишили их права на доступ к правосудию и воспрепятствовали им в получении денежных средств, которые они обоснованно рассчитывали получить.

27. Соответственно, имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

 

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

28. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

A. Ущерб

 

29. Следующие заявители представили следующие требования о компенсации материального ущерба и/или морального вреда:

- г-жа Алексенцева: 3 000 евро в счет компенсации морального вреда;

- г-н Мандрыкин: 913 377 рублей 07 копеек в счет компенсации материального ущерба, что представляло собой сумму ежемесячных выплат, которые причитались бы ему, если бы их размер был индексирован с учетом инфляции в соответствии с его расчетом;

- г-н Авсецин: 10 000 евро в счет компенсации морального вреда;

- г-н Косыгин: 180 201 рубль 42 копейки в счет компенсации материального ущерба, что представляло собой возмещение инфляционных убытков и проценты за период неисполнения решения, а также 20 000 евро в счет компенсации морального вреда.

30. Г-н Гладков, г-н Олищук, г-н Фролов, г-н Парамонов, г-н Пахомов и г-н Суев просили Европейский Суд определить сумму компенсации морального вреда.

31. Другие заявители не предъявили определенных требований о справедливой компенсации в сроки, установленные Европейским Судом.

32. Власти Российской Федерации не представили замечаний по поводу требований заявителей в пределах срока, установленного Европейским Судом, а их ходатайство о продлении срока было отклонено.

33. В соответствии с пунктом 3 правила 60 Регламента Суда Европейский Суд не присуждает компенсации в порядке применения статьи 41 Конвенции заявителям г-ну Лобанову, г-ну Важенину, г-ну Чернышкову, г-же Суворовой, г-ну Климчуку, г-ну Новикову, г-ну Очиеву, г-ну Федоренко и г-ну Пантелееву, которые не представили требования в подробной разбивке по составным элементам с приложением соответствующих подтверждающих документов в срок, установленный для представления замечания заявителя по существу дела.

34. Что касается требований о возмещении материального ущерба, предъявленных заявителями г-ном Мандрыкиным и г-ном Косыгиным, Европейский Суд отмечает, что в данном случае установлено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с тем, что присужденная им компенсация не была выплачена своевременно. Г-н Мандрыкин требовал сумму, которая, по его мнению, была бы ему выплачена, если бы месячная компенсация индексировалась в соответствии с избранным им методом. Однако его право на эту сумму не было признано в рамках какого-либо разбирательства в судах страны, в связи с чем Европейский Суд полностью отклоняет его требование. Г-н Косыгин требовал возмещения убытков, причиненных задержкой исполнения решений, являвшихся предметом рассмотрения настоящего дела. Хотя основная сумма задолженности была ему, в конечном счете, выплачена, Европейский Суд напоминает, что адекватность компенсации уменьшается, если она уплачивается без учета различных обстоятельств, способных уменьшить ее ценность, таких как длительная задержка принудительного исполнения (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Гиззатова против Российской Федерации", § 28, и Постановление Европейского Суда от 27 мая 2004 г. по делу "Метаксас против Греции" (Metaxas v. Greece), жалоба N 8415/02, § 36). С учетом представленных материалов Европейский Суд удовлетворяет требование заявителя - г-на Косыгина в части материального ущерба и присуждает ему 5 200 евро, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанные выше суммы.

35. Европейский Суд, кроме того, полагает, что заявители должны были претерпеть страдания и разочарование, обусловленные уклонением государственных органов от своевременного исполнения решений судов. Европейский Суд, принимая во внимание значимые аспекты, такие как длительность исполнительного производства, характер компенсаций, и оценивая указанные обстоятельства на справедливой основе, присуждает каждому из заявителей г-же Алексенцевой, г-ну Гладкову, г-ну Олищуку, г-ну Авсецину, г-ну Косыгину, г-ну Фролову, г-ну Парамонову, г-ну Пахомову и г-ну Суеву 2 300 евро в счет компенсации морального вреда, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанные выше суммы.

 

B. Судебные расходы и издержки

 

36. Следующие заявители требовали следующие суммы в качестве компенсации судебных расходов и издержек:

- г-н Гладков: 540 рублей 30 копеек в счет почтовых расходов;

- г-н Мандрыкин: 1 931 рубль 83 копейки в счет почтовых расходов;

- г-н Олищук: 628 рублей 30 копеек в счет почтовых расходов;

- г-н Косыгин: 780 рублей 40 копеек в счет почтовых и копировальных расходов и 100 евро за представительство своих интересов в Европейском Суде;

- г-н Фролов: 323 рубля 30 копеек в счет почтовых расходов;

- г-н Парамонов: 826 рублей 50 копеек в счет почтовых расходов;

- г-н Пахомов: 600 рублей 82 копейки в счет почтовых расходов; и

- г-н Суев: 681 рубль 51 копейку в счет почтовых расходов.

37. Власти Российской Федерации не представили комментариев по вопросу о требованиях заявителей в пределах срока, установленного Европейским Судом, а их ходатайство о продлении срока было отклонено.

38. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными. Европейский Суд отмечает, что заявитель - г-н Косыгин не имел представителя в страсбургской процедуре. Однако он должен был понести расходы при подготовке своих письменных объяснений (см. Постановление Европейского Суда от 2 сентября 1998 г. по делу "Лауко против Словакии" (Lauko v. Slovakia), Reports of Judgments and Decisions 1998-VI, § 75). Европейский Суд также принял к сведению, что заявители представили документы, подтверждающие размер почтовых и иных расходов. С учетом представленных материалов Европейский Суд считает разумным присудить 120 евро заявителю - г-ну Косыгину, 60 евро заявителю - г-ну Мандрыкину, и 25 евро каждому из заявителей: г-ну Гладкову, г-ну Олищуку, г-ну Фролову, г-ну Парамонову, г-ну Пахомову и г-ну Суеву, - в счет издержек и расходов, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанные выше суммы.

 

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

39. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

2) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить следующие суммы, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты:

(i) 5 200 евро (пять тысяч двести евро) заявителю - г-ну Косыгину в счет компенсации материального ущерба;

(ii) 2 300 евро (две тысячи триста евро) заявителям: г-же Алексенцевой, г-ну Гладкову, г-ну Олищуку, г-ну Авсецину, г-ну Косыгину, г-ну Фролову, г-ну Парамонову, г-н Пахомову и г-ну Суеву в счет компенсации морального вреда;

(iii) 120 евро (сто двадцать евро) заявителю г-ну Косыгину, 60 евро (шестьдесят евро) заявителю - г-ну Мандрыкину и 25 евро (двадцать пять евро) заявителям: г-ну Гладкову, г-ну Олищуку, г-ну Фролову, г-ну Парамонову, г-ну Пахомову и г-ну Суеву, - в счет компенсации судебных расходов и издержек;

(iv) любые налоги, подлежащие начислению на указанные суммы;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

3) отклонил оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 17 января 2008 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда

 

________________________________________

* Так в тексте английской версии Постановления Суда (прим. ред.).

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 17 января 2008 г. Дело "Алексенцева и другие (Aleksentseva and Others) против Российской Федерации" (жалобы NN 75025/01, 75026/01, 75028/01, 75029/01, 75031/01, 75033/01, 75034/01, 75036/01, 76386/01, 77049/01, 77051/01, 77052/01, 77053/01, 3999/02, 5314/02, 5384/02, 5388/02, 5419/02 и 8192/02) (Первая Секция)


Постановление вступило в силу 17 апреля 2008 г.


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 2/2009.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека