Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 марта 2008 г. Дело "Гайворонский (Gayvoronskiy) против Российской Федерации" (жалоба N 13519/02) (Третья Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Третья Секция)

 

Дело "Гайворонский (Gayvoronskiy)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 13519/02)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 25 марта 2008 г.

 

Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Палатой в составе:

Й. Касадеваля, Председателя Палаты,

Э. Фура-Сандстрем,

К. Бырсана,

Б.М. Цупанчича,

А. Ковлера,

А. Гюлумян,

Э. Мийера, судей,

а также при участии С. Кесады, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 4 марта 2008 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 13519/02, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Петром Дмитриевичем Гайворонским (далее - заявитель) 9 февраля 2002 г.

2. Власти Российской Федерации были первоначально представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым, а затем - В.В. Милинчук.

3. Заявитель жаловался, в частности, на задержку исполнения нескольких судебных решений, вынесенных в его пользу.

4. 12 сентября 2006 г. Европейский Суд решил коммуницировать жалобу в части неисполнения судебных решений властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

 

Факты

 

5. Заявитель родился в 1946 году и проживает в г. Калининграде.

6. 19 марта 1997 г. заявитель был осужден за нанесение побоев и приговорен к одному году лишения свободы.

7. 29 марта 1999 г. Калининградский областной суд отменил приговор от 19 марта 1997 г. в надзорном порядке и прекратил уголовное дело против заявителя в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

 

A. Разбирательство по поводу компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного осуждения

 

8. 11 октября 2000 г. Центральный районный суд г. Калининграда взыскал в пользу заявителя 10 000 рублей с Министерства финансов в счет компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного осуждения и незаконного содержания под стражей. Он также обязал Министерство финансов возместить понесенные заявителем судебные расходы в размере 500 рублей.

9. 27 декабря 2000 г. Калининградский областной суд увеличил размер компенсации до 20 000 рублей.

10. 26 марта 2001 г. президиум Калининградского областного суда, рассмотрев дело в надзорном порядке, увеличил размер компенсации до 50 500 рублей. Постановление вступило в силу немедленно. 9 августа 2001 г. суд выдал исполнительный лист.

11. 17 октября 2001 г. заявитель направил исполнительный лист в территориальный орган Министерства финансов, который передал лист в центральный аппарат Министерства финансов. Исполнительный лист был получен Министерством финансов 30 октября 2001 г.

12. 6 июня 2002 г. Министерство финансов возвратило исполнительный лист заявителю, поскольку он не указал свои банковские реквизиты и не представил заверенную копию постановления от 26 марта 2001 г.

13. 27 июля 2002 г. заявитель повторно направил исполнительный лист в Министерство финансов. 17 сентября 2002 г. Министерство финансов возвратило лист заявителю по тем же основаниям.

14. 26 сентября 2002 г. заявитель направил исполнительный лист в местную службу судебных приставов. 17 октября 2002 г. судебный пристав передал лист в московскую службу судебных приставов. 1 января 2003 г. московская служба судебных приставов возвратила лист заявителю, рекомендовав направить его в Министерство финансов.

15. 9 января 2003 г. заявитель в третий раз направил исполнительный лист в Министерство финансов.

16. Заявитель получил присужденные денежные средства 20 марта 2003 г.

 

B. Разбирательство по поводу возмещения материального ущерба, причиненного в результате незаконного осуждения

 

17. 24 сентября 2001 г. Ленинградский районный суд взыскал в пользу заявителя 60 753 рубля с Министерства финансов в счет возмещения утраченного заработка за период содержания под стражей, а также судебные расходы. Решение суда вступило в силу через 10 дней.

18. 17 октября 2001 г. заявитель направил исполнительный лист в территориальный орган Министерства финансов, который передал его в центральный аппарат.

19. 31 января 2002 г. Ленинградский районный суд выдал дубликат исполнительного листа и направил его в местную службу судебных приставов. 10 сентября 2002 г. судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство.

20. 16 октября 2002 г. судебный пристав передал исполнительный лист в московскую службу судебных приставов.

21. Письмом от 23 мая 2003 г. московская служба судебных приставов сообщила заявителю, что исполнительный лист был возвращен в Ленинградский районный суд 28 ноября 2002 г. для исправления наименования и адреса должника.

22. 30 мая 2003 г. заявитель обратился в Ленинградский районный суд за дубликатом исполнительного листа. Суд выдал дубликат исполнительного листа 21 июля 2003 г.

23. 31 июля 2003 г. заявитель направил исполнительный лист в Министерство финансов.

24. Заявитель получил присужденные денежные средства 17 ноября 2003 г.

 

C. Разбирательство по поводу возмещения материального ущерба, причиненного в результате задержки исполнения судебного решения

 

25. 19 июня 2003 г. Центральный районный суд г. Калининграда взыскал в пользу заявителя 17 018 рублей с Министерства финансов в счет инфляционных потерь в результате задержки исполнения постановления от 26 марта 2001 г. Решение суда вступило в силу через 10 дней.

26. 5 августа 2003 г. заявитель направил исполнительный лист в Министерство финансов.

27. Заявитель получил присужденные денежные средства 3 мая 2005 г.

 

D. Разбирательство по поводу компенсации морального вреда, причиненного в результате задержки исполнения судебного решения

 

28. 19 августа 2004 г. Центральный районный суд взыскал в пользу заявителя 1 200 рублей с Министерства финансов в счет компенсации морального вреда, причиненного в результате задержки исполнения постановления от 26 марта 2001 г.

29. 10 февраля 2005 г. заявитель направил исполнительный лист в Министерство финансов.

30. Заявитель получил присужденные денежные средства 15 сентября 2006 г.

 

E. Иные разбирательства

 

31. Заявитель требовал взыскать с Министерства финансов компенсацию потерянной прибыли за период содержания под стражей. 19 июня 2001 г. Центральный районный суд отклонил его требования как необоснованные. 25 июля 2001 г. Калининградский областной суд оставил решение без изменения.

32. Заявитель требовал взыскать с Министерства финансов потерянный доход за период содержания под стражей. 24 января 2002 г. Центральный районный суд отклонил его требование как необоснованное. 27 февраля 2002 г. Калининградский областной суд оставил решение без изменения.

33. В 2002 году заявитель начал два судебных разбирательства против службы судебных приставов. 31 июля и 14 августа 2002 г. Калининградский областной суд отклонил требования заявителя в последней инстанции.

 

Право

 

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции

 

34. Заявитель жаловался на длительное неисполнение судебных решений от 26 марта и 24 сентября 2001 г., 19 июня 2003 г. и 19 августа 2004 г. Он ссылался на пункт 1 статьи 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, которые предусматривают в соответствующей части:

 

Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях_ имеет право на справедливое_ разбирательство дела в разумный срок_ судом...".

 

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права...".

 

A. Приемлемость жалобы

 

35. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель получил компенсацию материального ущерба и морального вреда, причиненных задержкой исполнения постановления от 26 марта 2001 г. Таким образом, он не мог более считаться жертвой нарушения Конвенции. Заявитель мог обратиться в суд с требованием о компенсации материального ущерба и морального вреда, причиненных задержкой исполнения решений от 19 июня 2003 г. и 19 августа 2004 г. Не сделав этого, он не исчерпал внутренние средства правовой защиты.

36. Заявитель поддержал свою жалобу.

37. Европейский Суд напоминает, что решение или мера, принятые в пользу заявителя, в принципе недостаточны для лишения его статуса "жертвы", пока власти страны не признают нарушение Конвенции прямо или по существу и не предоставят соответствующее возмещение (см., например, Постановление Европейского Суда от 25 июня 1996 г. по делу "Амуюр против Франции" (Amuur v. France), Reports of Judgments and Decisions 1996-III, p. 846, §36, и Постановление Большой Палаты по делу "Далбан против Румынии" (Dalban v. Romania), жалоба N 28114/95, §44, ECHR 1999-VI). В делах, где судебное решение в пользу заявителя было исполнено с задержкой, выплата компенсации за задержку может, в принципе, представлять собой приемлемое и достаточное возмещение. Однако один из критериев достаточности возмещения касается размера присужденной суммы. Европейский Суд уже указывал, что наличие у заявителя статуса жертвы нарушения Конвенции может зависеть от уровня компенсации, присужденной на уровне страны в связи с обстоятельствами, которые он или она обжалует в Европейском Суде. Он также напоминает, что возмещение может быть признано достаточным лишь при условии незамедлительной выплаты компенсации (см., с соответствующими изменениями, Постановление Большой Палаты по делу "Скордино против Италии" (Scordino v. Italy) (N 1), жалоба N 36813/97, §§198, 202 и 209, ECHR 2006-(...); Постановление Большой Палаты по делу "Кокьярелла против Италии" (Cocchiarella v. Italy), жалоба N 64886/01, §§89, 93 и 101, ECHR 2006-...).

38. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что постановление от 26 марта 2001 г. было исполнено в полном объеме 20 марта 2003 г. Затем заявитель предъявил Министерству финансов иски о возмещении вреда, причиненного задержкой исполнения этого постановления. Решениями от 19 июня 2003 г. и 19 августа 2004 г. суды удовлетворили его требования, признав, что имела место задержка исполнения, и обязав Министерство финансов компенсировать заявителю материальный ущерб и моральный вред.

39. В части материального ущерба национальные суды, очевидно, находятся в лучшем положении для определения его наличия и размера (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Скордино против Италии", §203). Таким образом, Европейский Суд не ставит под сомнение выводы национальных судов в отношении материального ущерба. С другой стороны, он оценит, основываясь на материалах, имеющихся в его распоряжении, и своих прецедентных нормах, достаточность присужденной компенсации морального вреда. Заявителю была присуждена компенсация в размере 1 200 рублей - что эквивалентно примерно 35 евро на дату принятия решения - за промедление с исполнением, которое продолжалось два года. Европейский Суд отмечает, что эта сумма составляет примерно один процент компенсации, которую он обычно присуждает по аналогичным делам против Российской Федерации. Таким образом, он полагает, что компенсация морального вреда, присужденная заявителю, была недостаточной (см. для сравнения упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Скордино против Италии", §§214 и 215).

Далее Европейский Суд отмечает, что судебные решения о взыскании компенсаций не были своевременно исполнены, поскольку властям страны потребовалось около двух лет для осуществления выплат.

Принимая во внимание недостаточную сумму компенсации морального вреда, причиненного задержкой исполнения постановления от 26 марта 2001 г., которая, более того, не была выплачена своевременно, Европейский Суд находит, что заявитель не получил достаточное возмещение за предполагаемые нарушения Конвенции и вправе утверждать, что является жертвой ее нарушения.

40. Что касается вопроса об исчерпании внутренних средств правовой защиты, Европейский Суд напоминает, что статья 35 Конвенции требует исчерпания лишь средств, которые относятся к предполагаемому нарушению и в то же время являются доступными и достаточными. Существование таких средств правовой защиты должно быть достаточно определенным как в теории, так и на практике, в противном случае они будут лишены необходимой доступности и эффективности; государство-ответчик обязано доказать соблюдение указанных критериев (см. Решение Европейского Суда по делу "Мифсуд против Франции" (Mifsud v. France), жалоба N 57220/00, §15, ECHR 2002-VIII). Правило об исчерпании должно применяться с определенной степенью гибкости и без излишнего формализма. Оно не является абсолютным и не может применяться автоматически; при рассмотрении вопроса о том, было ли оно соблюдено, необходимо учитывать конкретные обстоятельства каждого индивидуального дела. Это означает, среди прочего, что требуется реально учитывать, в частности, личные обстоятельства заявителей (см. Постановление Европейского Суда от 16 сентября 1996 г. по делу "Акдивар и другие против Турции" (Akdivar and Others v. Turkey), Reports of Judgments and Decisions 1996-IV, §69).

41. Европейский Суд принимает во внимание довод властей Российской Федерации, согласно которому заявитель мог обратиться за компенсацией материального ущерба и морального вреда, причиненных задержкой исполнения решений от 19 июня 2003 г. и 19 августа 2004 г. Однако заявитель уже использовал это средство правовой защиты в связи с задержкой исполнения иного судебного постановления. Оно оказалось неэффективным в связи с недостаточным размером присужденной компенсации и задержкой ее выплаты (см. §39 настоящего Постановления). Европейский Суд полагает, что при таких обстоятельствах заявитель не был обязан исчерпать данное средство правовой защиты в отношении судебных решений от 19 июня 2003 г. и 19 августа 2004 г.

42. Европейский Суд заключает, что возражения властей Российской Федерации подлежат отклонению. Он полагает, что жалоба в данной части не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

 

B. Существо жалобы

 

43. Власти Российской Федерации ссылались на то, что заявитель допустил промедление с направлением в Министерство финансов исполнительного листа, выданного на основании решения от 24 сентября 2001 г., а также заверенной копии постановления от 26 марта 2001 г. и своих банковских реквизитов. За задержку исполнения указанных судебных решений, таким образом, нес ответственность заявитель.

44. Заявитель поддержал свою жалобу.

45. Задержка исполнения решения может являться оправданной при определенных обстоятельствах. Таким образом, остается определить, могла ли задержка приравниваться к нарушению права заявителя на получение суммы, предусмотренной решением суда (см. Решение Европейского Суда от 8 июля 2004 г. по делу "Грищенко против Российской Федерации" (Grishchenko v. Russia), жалоба N 75907/01* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2004.)). Европейский Суд отмечает, что заявитель без промедления направил исполнительный лист, выданный на основании постановления от 26 марта 2001 г., в Министерство финансов. Власти Российской Федерации утверждали, что Министерство финансов не могло исполнить его, поскольку заявитель не представил заверенную копию постановления и не указал свои банковские реквизиты. Европейский Суд отмечает, что Министерство финансов не сообщало заявителю об этих недостатках в течение семи месяцев. После повторного направления заявителем исполнительного листа властям потребовалось еще шесть месяцев для уплаты присужденной суммы. Европейский Суд признает, что определенная задержка исполнения постановления от 26 марта 2001 г. была вызвана тем, что заявитель не указал свои банковские реквизиты. Однако, принимая во внимание общую задержку исполнения (которая продолжалась по вине властей, по меньшей мере, 13 месяцев), Европейский Суд находит, что постановление от 26 марта 2001 г. не было исполнено в течение разумного срока.

46. Что касается решения от 24 сентября 2001 г., заявитель без промедления направил исполнительный лист в территориальный орган Министерства финансов (см. §18 настоящего Постановления). Несколько месяцев спустя он направил дубликат исполнительного листа в службу судебных приставов, которая на тот момент являлась органом, уполномоченным возбуждать исполнительное производство в отношении государства. Однако решение не исполнялось более двух лет. Власти Российской Федерации не представили каких-либо оправданий для такой задержки. Также они не представили оправданий для двухлетней задержки исполнения решений от 19 июня 2003 г. и 19 августа 2004 г.

47. Европейский Суд часто устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в делах, затрагивавших те же вопросы, что и в данном случае (см. Постановление Европейского Суда по делу от 29 сентября 2005 г. "Рейнбах против Российской Федерации" (Reynbakh v. Russia), жалоба N 23405/03, §23 и последующие* (* Там же. N 2/2006.); Постановление Европейского Суда от 13 января 2005 г. по делу "Гиззатова против Российской Федерации" (Gizzatova v. Russia), жалоба N 5124/03, §19 и последующие* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 2/2006. N 7/2005.); Постановление Европейского Суда от 24 февраля 2005 г. по делу "Петрушко против Российской Федерации" (Petrushko v. Russia), жалоба N 36494/02, §23 и последующие* (* Там же. N 9/2005.); Постановление Европейского Суда от 17 марта 2005 г. по делу "Горохов и Русяев против Российской Федерации" (Gorokhov and Rusyayev v. Russia), жалоба N 38305/02, §30 и последующие* (* Там же. N 9/2006.); Постановление Европейского Суда от 18 ноября 2004 г. по делу "Вассерман против Российской Федерации" (Wasserman v. Russia), жалоба N 15021/02, §35 и последующие* (* Там же. N 6/2005.); Постановление Европейского Суда от по делу "Бурдов против Российской Федерации" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, §34 и последующие, ECHR 2002-III* (* Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".)).

48. Исследовав представленные материалы, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не привели каких-либо фактов или доводов для отступления в данном деле от ранее сделанных выводов. Руководствуясь собственной прецедентной практикой, Европейский Суд находит, что в связи с неисполнением в течение длительного периода вступивших в силу судебных решений, вынесенных в пользу заявителя, национальные власти лишили его права на доступ к правосудию и воспрепятствовали ему в получении денежных средств, которые он обоснованно мог рассчитывать получить.

49. Соответственно, имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

 

II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

50. Европейский Суд рассмотрел иные жалобы, представленные заявителем. Однако, принимая во внимание представленные материалы, Европейский Суд не усматривает в них признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Следовательно, жалоба в данной части подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

51. Статья 41 Конвенции предусматривает:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

A. Материальный ущерб

 

52. Заявитель требовал 10 000 евро в счет компенсации потерянной прибыли за период незаконного содержания под стражей и 1 000 евро в счет процентов, подлежащих начислению на задолженность, установленную судебным решением. Он также требовал 10 000 евро в счет компенсации морального вреда.

53. Власти Российской Федерации утверждали, что указанные требования были чрезмерными. Установление факта нарушения Конвенции само по себе являлось бы достаточной справедливой компенсацией.

54. Европейский Суд не усматривает причинной связи между установленным нарушением и предполагаемым материальным ущербом в части потери прибыли за период незаконного содержания под стражей; таким образом, он отклоняет это требование. Что касается требования о взыскании процентов, подлежащих начислению на задолженность, установленную судебным решением, Европейский Суд напоминает, что в соответствии с правилом 60 Регламента Суда любое требование по справедливой компенсации должно быть представлено письменно в разбивке по составным элементам с приложением соответствующих подтверждающих документов или квитанций, "в противном случае Палата может отказать в удовлетворении требования полностью или частично". Заявитель не представил требование в разбивке и не приложил подтверждающие документы, в связи с чем Европейский Суд отклоняет требование.

55. С другой стороны, Европейский Суд признает, что заявитель претерпел страдания и разочарование в результате задержки исполнения судебных решений, вынесенных в его пользу. Европейский Суд, принимая во внимание значимые обстоятельства, такие как продолжительность исполнительного производства и природа присужденной компенсации, и оценивая указанные обстоятельства на справедливой основе, присуждает заявителю 4 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда, а также любые налоги, которые подлежат начислению на указанную сумму.

 

B. Судебные расходы и издержки

 

56. Заявитель также требовал 1 000 евро в счет возмещения судебных расходов и издержек. Европейский Суд отмечает, что заявитель не представил чеков или квитанций в подтверждение того, что расходы были действительно понесены. Соответственно, Европейский Суд не присуждает каких-либо сумм по данному основанию.

 

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

57. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) признал жалобу приемлемой в части задержки исполнения решений суда, вынесенных в пользу заявителя, а в остальной части неприемлемой;

2) постановил, что имело нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 4 000 евро (четыре тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в российские рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя по справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 25 марта 2008 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Сантьяго Кесада
Секретарь Секции Суда

Йозеп Касадеваль
Председатель Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 марта 2008 г. Дело "Гайворонский (Gayvoronskiy) против Российской Федерации" (жалоба N 13519/02) (Третья Секция)


Постановление вступило в силу 25 июня 2008 г.


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 4/2009.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека