Постановление Европейского Суда по правам человека от 3 июля 2008 г. Дело "Матвеев (Matveyev) против Российской Федерации" (жалоба N 26601/02) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)

 

Дело "Матвеев (Matveyev)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 26601/02)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 3 июля 2008 г.

 

В деле "Матвеев против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Нины Ваич,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Дина Шпильманна,

Сверре-Эрика Йебенса, судей,

а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 12 июня 2008 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 26601/02, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Сергеем Ниловичем Матвеевым (далее - заявитель) 15 июня 2002 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель, в частности, утверждал, что его право на компенсацию за незаконное осуждение было нарушено.

4. Решением от 1 февраля 2007 г. Европейский Суд признал жалобу приемлемой.

5. Заявитель и власти Российской Федерации подали дополнительные письменные объяснения (пункт 1 правила 59 Регламента Суда). После консультаций со сторонами Палата решила, что слушание по существу дела не требуется (пункт 3 правила 59 Регламента Суда, последняя часть).

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

6. Заявитель, Сергей Матвеев, российский гражданин 1949 года рождения, проживает в г. Архангельске.

 

A. Уголовное дело против заявителя

 

7. В 1980-х годах заявитель и его жена Матвеева организовали коротковолновые радиопередачи из своего дома.

8. 1 мая 1981 г. их передачи были прекращены властями. В их квартире был проведен ряд обысков.

9. 12 мая 1981 г. против Матвеева было возбуждено уголовное дело.

10. 11 августа 1981 г. Ломоносовский районный суд Архангельской области* (* Настоящее название указанного суда - Ломоносовский районный суд г. Архангельска, но фактически он, как, вероятно, дает понять Европейский Суд, входит в систему районных судов общей юрисдикции Архангельской области, вышестоящим судом по отношению к которым является Архангельский областной суд (прим. переводчика).) признал Матвеева виновным в подделке почтового штампа и использовании его для бесплатной отправки личной корреспонденции и приговорил его к двум годам лишения свободы. Районный суд, в частности, указал:

 

"Суд находит несостоятельным довод подсудимого Матвеева о том, что почтовый штамп, который он взял в радиотехникуме... не может использоваться для бесплатной отправки корреспонденции, [поскольку] он недействителен согласно Прейскуранту N 125 "Тарифы и услуги связи", утвержденному Министерством связи СССР и введенному в действие с 1 октября 1980 г., и Постановлением Госкомцен СССР от 25 июля 1980 г. N 517.

В момент хищения почтового штампа и последующей отправки писем [с использованием] штампа Матвеев не знал о вышеуказанных нормативных актах, и его умысел был направлен на бесплатную отправку [личной] корреспонденции, [которую он осуществлял] систематически, что подтверждается... доказательствами".

 

11. 25 сентября 1981 г. Архангельский областной суд оставил приговор без изменения. Заявитель отбыл срок лишения свободы и был уволен с работы на государственном предприятии.

 

B. Разбирательство по поводу взыскания компенсации морального вреда

 

12. 6 октября 1999 г., рассмотрев дело в порядке надзора, президиум Архангельского областного суда отменил приговор, вынесенный Матвееву в связи с подделкой штампа, установив, что он был вынесен ошибочно в отсутствие состава преступления. Президиум указал:

 

"Письмо начальника [Архангельского управления связи] от 10 июля 1981 г., приобщенное к материалам дела, разъясняет, что штамп "Пересылается бесплатно"* (* В постановлении областного суда упоминается "штамп с текстом "Простая бандероль. Пересылается бесплатно"" (прим. переводчика).) использовался предприятиями связи для переписки между радиоассоциациями до 1980 года. [После] вступления в силу 1 октября 1980 г. прейскуранта N 125 "Тарифы и услуги связи" бесплатная переписка между коротковолновыми вещателями допускалась только в виде почтовых карточек-квитанций... [С]ледовательно, штамп перестал быть действительным.

Учитывая тот факт, что... штамп [не мог использоваться для незаконного извлечения выгоды], уголовное дело подлежит прекращению".

 

13. В 2001 г. Матвеев возбудил разбирательство о взыскании компенсации морального вреда, причиненного ошибочным осуждением.

14. 20 декабря 2001 г. Ломоносовский районный суд г. Архангельска отклонил его требование, поскольку в момент осуждения в законодательстве страны отсутствовало положение, позволявшее требовать такой компенсации.

15. 21 января 2002 г. Архангельский областной суд, рассмотрев жалобу, оставил решение без изменения.

16. В неустановленную дату заявитель просил о возобновлении производства в связи с вновь открывшимися обстоятельствами.

17. 24 декабря 2002 г. Ломоносовский районный суд г. Архангельска отклонил его заявление.

18. В неустановленную дату заявитель просил о пересмотре в надзорном порядке решения от 20 декабря 2001 г. и определения от 24 декабря 2002 г.

19. 4 и 17 февраля 2004 г., соответственно, Архангельский областной суд отклонил его заявления.

 

C. Разбирательство по поводу взыскания компенсации материального ущерба

 

20. После вынесения определения от 6 октября 1999 г. Матвеев возбудил разбирательство о взыскании компенсации материального ущерба, причиненного ошибочным осуждением, в порядке уголовного судопроизводства.

21. 27 сентября 2000 г. Ломоносовский районный суд г. Архангельска удовлетворил его требование и присудил компенсацию в размере 531 269 рублей 73 копеек и издержки в размере 1 214 рублей 98 копеек. В неустановленную дату председатель Архангельского областного суда принес протест в порядке надзора, поставив вопрос об отмене решения.

22. 7 февраля 2001 г. президиум Архангельского областного суда отменил решение от 27 сентября 2000 г. и возвратил дело на новое рассмотрение в другом составе суда.

23. 7 марта 2001 г. Ломоносовский районный суд г. Архангельска определил, что дело подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства. 13 апреля 2001 г. Архангельский областной суд отменил определение от 7 марта 2001 г. и возвратил дело на новое рассмотрение.

24. 11 октября 2001 г. Ломоносовский районный суд г. Архангельска присудил заявителю компенсацию ущерба в размере 124 583 рублей 57 копеек.

25. 23 ноября 2001 г. Архангельский областной суд отменил решение от 11 октября 2001 г. и возвратил дело на новое рассмотрение.

26. 21 января 2002 г. Ломоносовский районный суд г. Архангельска присудил заявителю компенсацию ущерба в размере 2 225 рублей. 7 февраля 2002 г. была присуждена компенсация в размере 3 93 574 рублей 87 копеек. Издержки в размере 1 481 рубля 18 копеек были возмещены 28 февраля 2002 г.

27. После выдачи исполнительных листов заявитель направил их непосредственно ответчику, а именно в Федеральное казначейство Министерства финансов.

28. Решения от 7 и 28 февраля 2002 г. были исполнены 26 ноября 2003 г. Решение от 21 января 2002 г. было исполнено 31 мая 2004 г.

 

II. Применимое национальное законодательство

 

29. Гражданский кодекс Российской Федерации, часть I, введен в действие с 1 января 1995 г.

 

Статья 151. Компенсация морального вреда

"Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда".

 

30. Гражданский кодекс Российской Федерации, часть II, введен в действие с 1 марта 1996 г.

 

Статья 1069. Ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами

"Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования".

 

Статья 1070. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

"1. Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом...".

 

Статья 1071. Органы и лица, выступающие от имени казны при возмещении вреда за ее счет

"В случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина".

 

Статья 1099. Общие положения

"1. Основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса...

3. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда".

 

Статья 1100. Основания компенсации морального вреда

"Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

...вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ".

 

III. Применимые документы Совета Европы

 

31. Пояснительный доклад к Протоколу N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS N 117):

 

Статья 3

"22. Данная статья устанавливает, что компенсация жертве судебной ошибки выплачивается на определенных условиях.

Во-первых, заинтересованное лицо должно быть осуждено за совершение уголовного преступления на основании окончательного приговора и должно понести наказание в результате такого осуждения. Согласно определению, содержащемуся в пояснительном докладе к Европейской конвенции о международном признании судебных решений по уголовным делам, приговор является окончательным, "если, с использованием традиционного выражения, он приобрел силу res judicata* (* Res judicata (лат.) - решенное дело (прим. переводчика).). Дело считается таковым, если решение является неопровержимым, то есть никакие обычные средства правовой защиты недоступны или стороны исчерпали такие средства или в течение срока давности не воспользовались ими". Отсюда следует, таким образом, что приговор по умолчанию не считается окончательным, пока национальное законодательство допускает возобновление разбирательства. Аналогичным образом, эта статья не применяется в делах, в которых обвинение снимается или обвиняемый оправдан судом первой инстанции или по жалобе вышестоящим судом. Однако если в одном из Государств, в котором такая возможность предусмотрена, лицо приобретает право на обжалование по истечении обычного срока на обжалование, и вынесенный ему обвинительный приговор отменяется по жалобе, при соблюдении других условий, содержащихся в статье, в частности, условий, описанных ниже в пункте 24, статья является применимой.

23. Во-вторых, статья применяется, только если вынесенный лицу обвинительный приговор был отменен или оно было помиловано в любом случае на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает, что имела место судебная ошибка - то есть некий серьезный дефект судопроизводства, причинивший существенный ущерб осужденному. Таким образом, статья не содержит требования о выплате компенсации, если вынесенный приговор отменяется или применяется помилование по какому-либо иному основанию. Статья также не имеет цели установления каких-либо правил в отношении характера процедуры, применяемой для установления судебной ошибки. Это вопрос национального законодательства или практики заинтересованного Государства. Слова "или оно было помиловано" использованы, поскольку в некоторых правовых системах надлежащим средством правовой защиты после вынесения окончательного приговора в определенных делах является помилование, а не разбирательство, влекущее отмену обвинительного приговора.

24. Наконец, право на компенсацию в соответствии с данным положением не возникает, если будет доказано, что ранее неизвестное обстоятельство не было своевременно обнаружено полностью или частично по вине осужденного.

25. Во всех делах, в которых эти предварительные условия достигнуты, компенсация выплачивается "согласно закону или существующей практике соответствующего Государства". Это не означает, что компенсация не выплачивается, если закон или практика не предусматривает положения о такой компенсации. Это означает, что закон или практика Государства должны предусматривать выплату компенсации по всем делам, к которым применима статья. Намерение заключается в том, что Государства должны быть обязаны предоставлять лицам компенсацию только в явных случаях судебной ошибки в том смысле, что должно быть признание того, что заинтересованное лицо очевидно являлось невиновным. Статья не имеет цели наделения правом на компенсацию в случае, если предварительные условия не достигнуты, например, когда апелляционный суд отменил обвинительный приговор по причине того, что выявлен некий факт, который порождает разумное сомнение в виновности обвиняемого и которым пренебрег судья, выносивший приговор".

 

Право

 

Предполагаемое нарушение статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции

 

32. Ссылаясь на статью 3 Протокола N 7 к Конвенции, заявитель жаловался на то, что его требование о компенсации морального вреда, причиненного ошибочным осуждением, было отклонено.

33. Статья 3 Протокола N 7 к Конвенции предусматривает:

 

"Если какое-либо лицо на основании окончательного приговора было осуждено за совершение уголовного преступления, а вынесенный ему приговор впоследствии был отменен, или оно было помиловано на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает, что имела место судебная ошибка, то лицо, понесшее наказание в результате такого осуждения, получает компенсацию согласно закону или существующей практике соответствующего Государства, если только не будет доказано, что ранее неизвестное обстоятельство не было своевременно обнаружено полностью или частично по его вине".

 

A. Доводы сторон

 

34. Заявитель утверждал, что его право на компенсацию в связи с незаконным осуждением было нарушено. Что касается применимости статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции, он указывал, что в момент осуждения соответствующие почтовые инструкции относительно использования штампа и заменивших его карточек не были известны суду или сторонам. Соответственно, его осуждение было впоследствии отменено по вновь открывшимся обстоятельствам. Он также указывал, что последствия его незаконного осуждения в 1981 году продолжались до отмены приговора в 2001 году. Следовательно, Европейский Суд обладает компетенцией ratione temporis* (* Ratione temporis (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с временем", критерий времени, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).) для рассмотрения его жалобы.

35. Власти Российской Федерации указывали, что осуждение заявителя было отменено президиумом Архангельского областного суда 6 октября 1999 г. на том основании, что указанный почтовый штамп не мог быть орудием преступления, в котором обвинялся заявитель, поскольку он не был действительным и не мог применяться для этой цели. Прейскурант N 125 "Тарифы и услуги связи" был доступен для судов и сторон и упоминался в приговоре районного суда. Таким образом, осуждение заявителя было отменено в связи с неправильной оценкой доказательств, которая не являлась новым или вновь открывшимся обстоятельством. Кроме того, осуждение заявителя было отменено в рамках надзорной процедуры, а не вследствие пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Таким образом, основания для отмены обвинительного приговора заявителю постановлением президиума Архангельского областного суда от 6 октября 1999 г. не удовлетворяли условиям, предусмотренным в статье 3 Протокола N 7 к Конвенции. Соответственно, это положение не применимо к жалобе заявителя.

36. Власти Российской Федерации также указывали, что заявитель был осужден в 1981 году, то есть до 1 августа 1998 г., когда Протокол N 7 к Конвенции вступил в силу для России. Даже если требование заявителя в части морального вреда было отклонено после 1 августа 1998 г., обстоятельства, на которых это требование было основано, возникли до этой даты. По мнению властей Российской Федерации, отделение решений национальных судов от обстоятельств, давших повод для этих разбирательств, представляло бы собой придание обратной силы Конвенции (см. Решение Европейского Суда от 18 апреля 2002 г. по делу "Литовченко против Российской Федерации" (Litovchenko v. Russia), жалоба N 69580/01), поэтому Европейский Суд не обладает компетенцией ratione temporis для рассмотрения жалобы.

 

B. Мнение Европейского Суда

 

37. Европейский Суд, прежде всего, отмечает, что в решении о приемлемости от 1 февраля 2007 г. он решил отложить до рассмотрения жалобу по существу вопросы применимости статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции и наличия у него компетенции ratione temporis.

38. Европейский Суд прежде всего установит, обладает ли он юрисдикцией с точки зрения времени для рассмотрения обстоятельств, относящихся к жалобе заявителя в части статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции. Европейский Суд отмечает, что цель этого положения заключается в наделении правом на компенсацию лиц, осужденных вследствие судебной ошибки, если вынесенные им приговоры были отменены национальными судами. Следовательно, статья 3 Протокола N 7 к Конвенции не применима до отмены приговора. В настоящем деле, поскольку приговор, вынесенный заявителю, был отменен после 1 августа 1998 г., дата вступления в силу Протокола N 7 к Конвенции в отношении России, условия юрисдикции ratione temporis были достигнуты.

39. Европейский Суд также должен разрешить вопрос о том, достигнуты ли условия применимости статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции в настоящем деле. Европейский Суд напоминает, что Пояснительный доклад к статье 3 Протокола N 7 к Конвенции указывает:

 

"Статья применяется, только если вынесенный лицу обвинительный приговор был отменен или оно было помиловано в любом случае на том основании, что какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство убедительно доказывает, что имела место судебная ошибка - то есть некий серьезный дефект судопроизводства, причинивший существенный ущерб осужденному. Таким образом, статья не содержит требования о выплате компенсации, если вынесенный приговор отменяется или применяется помилование по какому-либо иному основанию. Статья также не имеет цели установления каких-либо правил в отношении характера процедуры, применяемой для установления судебной ошибки".

 

40. Что касается фактов настоящего дела, заявитель был осужден окончательным приговором от 25 сентября 1981 г. к двум годам лишения свободы, которые он впоследствии отбыл. Вынесенный ему приговор был отменен в порядке надзора 6 октября 1999 г. президиумом Архангельского областного суда. Руководствуясь пояснительным докладом к статье 3 Протокола N 7 к Конвенции, Европейский Суд отмечает, что несущественно, в каком порядке национальные суды отменили приговор.

41. Европейский Суд также отмечает, что стороны не пришли к согласию относительно того, был ли приговор, вынесенный заявителю, отменен на основании "нового или вновь открывшегося обстоятельства". Заявитель утверждал, что прейскурант N 125 "Тарифы и услуги связи", послуживший основанием для отмены приговора президиумом Архангельского областного суда 6 октября 1999 г., не был доступен в момент осуждения сторонам или судам. Власти Российской Федерации возражали, что прейскурант не только был доступен, но Ломоносовский районный суд прямо сослался на него в приговоре от 11 августа 1981 г.

42. Европейский Суд принимает к сведению, что сам заявитель ссылался на прейскурант N 125 "Тарифы и услуги связи" при разбирательстве дела Ломоносовским районным судом. Заявитель утверждал, что он не мог использовать почтовый штамп, поскольку в соответствии с прейскурантом он являлся недействительным. Районный суд отклонил довод заявителя, установив, что к моменту хищения заявитель не знал о прейскуранте и имел умысел на незаконное использование почтового штампа. Отсюда следует, что к моменту рассмотрения дела районный суд и заявитель были осведомлены о содержании прейскуранта.

43. Европейский Суд также отмечает, что 6 октября 1999 г. президиум Архангельского областного суда отменил приговор, вынесенный заявителю, на том основании, что согласно прейскуранту почтовый штамп был в тот период уже недействителен и не мог быть использован для незаконного извлечения выгоды. Соответственно, приговор был отменен не на основании "нового или вновь открывшегося обстоятельства", но вследствие переоценки президиумом доказательства, использованного при рассмотрении уголовного дела против заявителя.

44. Учитывая вышеизложенное и пояснительный доклад к статье 3 Протокола N 7 к Конвенции, Европейский Суд находит, что условия применимости статьи 3 Протокола N 7 к Конвенции не соблюдены. Он полагает, что жалоба не затрагивает вопросы с точки зрения любого иного положения Конвенции или Протоколов к ней.

45. Отсюда следует, что жалоба не совместима ratione materiae* (* Ratione materiae (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения", критерий существа обращения, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).) с положениями Конвенции в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

постановил, что он не вправе рассматривать дело по существу.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 3 июля 2008 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 3 июля 2008 г. Дело "Матвеев (Matveyev) против Российской Федерации" (жалоба N 26601/02) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 7/2009


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека