Постановление Европейского Суда по правам человека от 30 июля 2009 г. Дело "Светлана Орлова против России" [Svetlana Orlova v. Russia] (жалоба N 4487/04) (I Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)

 

Дело "Светлана Орлова (Svetlana Orlova)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 4487/04)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 30 июля 2009 г.

 

По делу "Светлана Орлова против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Нины Ваич, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Сверре Эрика Йебенса,

Джорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Сёрена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 7 июля 2009 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 4487/04, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Светланой Евгеньевной Орловой (далее - заявительница) 8 января 2004 г.

2. Власти Российской Федерации были первоначально представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук, а впоследствии Уполномоченным Г.О. Матюшкиным.

3. 29 мая 2008 г. председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

4. Заявительница родилась в 1975 году и проживает в г. Майкоп Республики Адыгея.

5. Заявительница работала в Верховном суде Республики Адыгея (далее - Верховный суд РА) в качестве консультанта. В то время, когда она находилась в декретном отпуске, ее должность была преобразована в должность помощника председателя Верховного суда РА. По возвращении заявительнице предложили различные должности, но не вновь введенную должность помощника председателя. Она отклонила эти предложения и была уволена.

6. 17 июля 2001 г. заявительница предъявила иск против Верховного суда РА в Майкопский городской суд Республики Адыгея (далее - городской суд). Она просила городской суд о восстановлении на работе, взыскании невыплаченной заработной платы и компенсации морального вреда. В ходе разбирательств заявительница изменила свои требования.

A. Первое рассмотрение дела

 

7. 2 августа 2001 г. суд назначил первое заседание на 6 августа 2001 г. Однако в эту дату разбирательство было отложено на 20 августа 2001 г. в связи с болезнью заявительницы и ее ребенка.

8. 20 августа 2001 г. заявительница просила городской суд отложить рассмотрение дела до того, как вышестоящий суд рассмотрит ее ходатайство о передаче дела на рассмотрение другого суда. Она также заявила отвод одному из судей, участвовавших в деле.

9. 20 августа 2001 г. городской суд отклонил ее ходатайство и отвод судьи и отказал в удовлетворении ее требований как необоснованных.

10. 18 сентября 2001 г. Верховный суд РА оставил решение без изменения.

B. Надзорная процедура и второе рассмотрение дела

 

11. 25 ноября 2002 г. Верховный Суд Российской Федерации (далее - Верховный Суд) по протесту заместителя генерального прокурора России в порядке надзора установил, что нижестоящие суды неправильно истолковали нормы материального права. На этом основании 18 сентября 2001 г. он отменил решение от 20 августа 2001 г. и направил дело на новое рассмотрение в городской суд.

12. 11 февраля 2003 г. городской суд назначил заседание на 17 февраля 2003 г. Однако в эту дату слушание было отложено по просьбе заявительницы до рассмотрения Верховным Судом ее ходатайства о передаче дела другому суду.

13. 4 марта 2003 г. Верховный Суд сообщил заявительнице об отсутствии оснований для передачи ее дела в другой суд.

14. 16 апреля 2003 г. городской суд после нового рассмотрения нашел, что увольнение заявительницы незаконно, обязал Верховный суд РА восстановить заявительницу на работе, выплатить задолженность по заработной плате и компенсацию за моральный вред. Верховный суд РА обжаловал решение от 16 апреля 2003 г.

15. 5 мая 2003 г. заявительница просила Верховный Суд направить ее дело в другой суд кассационной инстанции на том основании, что судьи Верховного суда РА не могут рассматривать жалобу, поданную Верховным судом РА. Это нарушило бы ее права на независимый и беспристрастный суд. В эту же дату заявительница заявила отвод всем судьям Верховного суда РА и просила, чтобы жалобу не рассматривали до получения ответа из Верховного Суда.

16. Однако 23 мая 2003 г. Верховный суд РА рассмотрел жалобу и нашел, в частности, что городской суд не учел надлежащим образом все обстоятельства дела. Он отменил решение от 16 апреля 2003 г. и направил дело в городской суд на новое рассмотрение.

17. 25 июня 2003 г. Верховный Суд сообщил заявительнице, что ее ходатайство о рассмотрении дела другим судом кассационной инстанции отклонен, так как 23 мая 2003 г Верховный суд РА уже рассмотрел кассационную жалобу.

C. Третье рассмотрение дела

 

18. 2 июля 2003 г. городской суд после нового рассмотрения отклонил требования заявительницы как необоснованные. Заявительница обжаловала это решение.

19. 14 июля 2003 г. заявительница просила Верховный Суд Российской Федерации направить ее кассационную жалобу на решение от 2 июля 2003 г. другому суду кассационной инстанции для рассмотрения ее дела беспристрастным и независимым судом. Она просила Верховный Суд обязать Верховный суд РА отложить разбирательство дела до принятия его решения по ее ходатайству.

20. 8 августа 2003 г. Верховный суд РА оставил решение от 2 июля 2003 г. без изменения.

21. 19 сентября 2003 г. Верховный Суд сообщил заявительнице, что ее ходатайство о передаче дела другому суду не может быть рассмотрено, поскольку 8 августа 2003 г. Верховный суд РА уже рассмотрел ее жалобу. Он также отметил, что она вправе оспорить принятые по ее делу решения, подав жалобу о пересмотре этих решений в порядке надзора.

22. В 2003 и 2004 годах заявительница пыталась добиться возобновления разбирательства в порядке надзора. Однако и Верховный суд РА, и Верховный Суд Российской Федерации отказали в направлении дела в суд надзорной инстанции для рассмотрения дела по существу или отказались рассматривать ее жалобы по процессуальным основаниям.

D. Надзорная процедура и четвертое рассмотрение дела

 

23. 21 сентября 2004 г. заявительница снова просила о возобновлении разбирательства. 7 сентября 2005 г. судья Верховного Суда Российской Федерации направил дело в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации для рассмотрения дела по существу.

24. 7 октября 2005 г. Верховный Суд Российской Федерации, рассмотрев дело в порядке надзора, нашел, что при рассмотрении дела заявительницы были допущены серьезные процессуальные нарушения. В частности, он отметил, что Верховный суд РА, который являлся в деле ответчиком, был прямо заинтересован в результате разбирательства, и, таким образом, имелись сомнения относительно его объективности и беспристрастности. Верховный суд РА является также вышестоящим судом по отношению к городскому суду и, следовательно, мог давать указания городскому суду. При таких обстоятельствах дело подлежало передаче в другой суд. Верховный Суд подчеркнул, что заявительница неоднократно заявляла отводы судьям городского суда и Верховного суда РА и просила передать ее дело другому суду. Все ее требования были отклонены.

Верховный Суд заключил, что решение 2 июля 2003 г., оставленное без изменения 8 августа 2003 г., незаконно и подлежит отмене. Он также указал, что дело должно быть повторно рассмотрено судом, расположенным в другом регионе, и передал дело в Советский районный суд г. Краснодара (далее - районный суд).

25. Районный суд назначил первое заседание на 25 января 2006 г. Однако в эту дату разбирательство было отложено из-за неявки в судебное заседание ответчика.

26. В феврале 2006 г. ответчик несколько раз направлял запросы новым работодателям заявительницы относительно периодов ее занятости и занимаемых ею должностях.

27. 1 марта 2006 г. районный суд, рассмотрев требования заявительницы, счел, что она злоупотребила своими правами, отказавшись от должностей, предлагаемых ей Верховным судом РА, и отклонил ее требования.

28. 4 апреля 2006 г. Краснодарский краевой суд (далее - краевой суд) оставил это решение без изменения.

E. Надзорная процедура и пятое рассмотрение дела

 

29. 17 октября 2007 г. президиум краевого суда рассмотрел представление заместителя генерального прокурора Российской Федерации о пересмотре в порядке надзора судебных актов, принятых по делу заявительницы. Президиум посчитал, что заявительница была вправе отказаться от должности с более низкой заработной платой, что не могло считаться злоупотреблением правом. Он также подчеркнул, что увольнение по инициативе работодателя женщины, имеющей детей до трех лет, запрещено статьей 170 Трудового кодекса* (* Здесь и далее ссылку на Трудовой кодекс следует понимать как на Кодекс законов о труде, который действовал на тот момент (прим. переводчика).) (см. раздел "Применимое национальное законодательство" настоящего Постановления, § 34), кроме случая ликвидации предприятия. Поскольку Верховный суд РА ликвидирован не был, увольнение заявительницы, имеющей малолетнего ребенка, было незаконным и необоснованным.

Президиум отменил решение от 1 марта 2006 г., оставленное без изменения 4 апреля 2006 г., и направил дело в районный суд на новое рассмотрение.

30. 7 декабря 2007 г., после нового рассмотрения, районный суд отклонил требование заявительницы в части восстановления на работе. Он удовлетворил ее требование в части компенсации материального ущерба и морального вреда.

31. 12 февраля 2008 г. региональный суд рассмотрел жалобу заявительницы и прокурора на решение от 7 декабря 2007 г., признал решение незаконным и отменил его. Суд счел, что, поскольку требования заявительницы о компенсации материального ущерба и морального вреда были тесно связаны с ее требованием о восстановлении на работе, имеющие значение для дела обстоятельства не могли быть установлены судом кассационной инстанции, и дело подлежит передаче в районный суд на новое рассмотрение.

F. Шестое рассмотрение дела

 

32. 6 мая 2008 г. районный суд вновь рассмотрел дело и нашел, что увольнение заявительницы было незаконно. Он обязал восстановить заявительницу в ее должности и выплатить в ее пользу 1 101 000 рублей в качестве возмещения невыплаченной заработной платы. Он отклонил ее требования относительно компенсации морального вреда. Решение вступило в силу 19 мая 2008 г.

33. Определением от 13 мая 2008 г. районный суд исправил ошибку в решении от 6 мая 2008 г. и указал, что ответчик должен был заплатить заявительнице 791 028 рублей в счет задолженности по заработной плате. Это определение вступило в силу 26 мая 2008 г.

II. Применимое национальное законодательство

 

34. Трудовой кодекс* (* То есть КЗоТ РСФСР (прим. переводчика).), действовавший до 1 февраля 2002 г., устанавливал в статье 170, что увольнение по инициативе работодателя женщины, имеющей детей до трех лет, не допускается, за исключением случаев ликвидации предприятия.

 

Право

 

I. Предполагаемые нарушения статей 6 и 13 Конвенции

 

35. Заявительница жаловалась в соответствии со статьей 6 Конвенции, что Верховный суд РА, который рассматривал ее жалобы на решения от 20 августа 2001 г., 16 апреля и 2 июля 2003 г., не являлся беспристрастным и независимым, поскольку он был ответчиком по делу. Она также жаловалась в соответствии со статьями 6 и 13 Конвенции, что она была лишена доступа к правосудию, так как 1 марта 2006 г. районный суд отклонил ее требование со ссылкой на злоупотребление правом. Она также жаловалась в соответствии со статьей 6 Конвенции, что ее жалоба не была рассмотрена судами страны в пределах разумного срока.

В соответствующей части статья 6 Конвенции предусматривает:

 

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона".

 

Статья 13 Конвенции предусматривает:

"Каждый, чьи права и свободы, признанные в... Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

A. Приемлемость жалобы

 

36. Что касается жалобы заявительницы в отношении необъективности Верховного суда РА, Европейский Суд отмечает, что 7 октября 2005 г. Верховный Суд Российской Федерации признал, что имелись сомнения относительно беспристрастности Верховного суда РА, являвшегося ответчиком в данном деле, а также городского суда, который находился в подчинении Верховного суда РА. Он счел, что при таких обстоятельствах дело подлежало передаче в другой суд. Верховный Суд отменил решение 2 июля 2003 г., оставленное без изменения 8 августа 2003 г., и направил дело в Советский районный суд г. Краснодара. Окончательное решение по делу было принято 6 мая 2008 г.

37. Европейский Суд напоминает, что "решение или мера, принятые в пользу заявителя, в принципе недостаточны для лишения его статуса "жертвы", пока власти страны не признают нарушение Конвенции прямо или по существу и не предоставят соответствующее возмещение" (см. Постановление Большой Палаты по делу "Далбан против Румынии" (Dalban v. Romania), жалоба N 28114/95, § 4, ECHR 1999-VI). В настоящем деле Верховный Суд Российской Федерации прямо признал, что право заявительницы на беспристрастный суд было нарушено, отменил принятые по делу решения и направил дело в суд другого региона. Кроме того, сторонами не оспаривается, что последующие разбирательства полностью отвечали требованиям справедливости судебного разбирательства. Следовательно, учитывая содержание решения Верховного Суда от 7 октября 2005 г., Европейский Суд находит, что национальные власти признали, а затем устранили предполагаемое нарушение Конвенции (см. аналогичную мотивировку в Решении Европейского Суда от 1 апреля 2008 г. по делу "Давидчук против Российской Федерации"* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 8/2008.) (Davidchuk v. Russia), жалоба N 37041/03, с дополнительными отсылками). Отсюда следует, что заявительница более не может утверждать, что является "жертвой" предполагаемого нарушения ее права на рассмотрение дела беспристрастным судом в значении статьи 34 Конвенции, и настоящая жалоба подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

38. Что касается жалобы заявительницы на предполагаемое отсутствие доступа к правосудию, Европейский Суд отмечает, что решение от 1 марта 2006 г. было отменено в порядке надзора 17 октября 2007 г. Суды страны продолжали рассмотрение требований заявительницы по существу, и 6 мая 2008 г. они приняли окончательное решение по ее делу. Следовательно, нельзя сказать, что заявительница была лишена доступа к правосудию. Отсюда следует, что жалоба является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

39. Что касается жалобы заявительницы относительно чрезмерной длительности разбирательств, Европейский Суд полагает, что она затрагивает серьезные вопросы факта и права и требует рассмотрения по существу. Европейский Суд находит, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции и не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

B. Существо жалобы

 

1. Период, принимаемый во внимание

 

40. Европейский Суд отмечает, что разбирательство началось 17 июля 2001 г., когда заявительница предъявила свой иск в городской суд, и окончилось 6 мая 2008 г., когда районный суд принял окончательное решение по делу. Однако Европейский Суд напоминает, что должны приниматься во внимание только те периоды, когда дело фактически находилось на рассмотрении в судах, то есть периоды, когда дело заявительницы не было разрешено по существу, и власти имели обязанность вынести такое решение (см., например, Постановление Европейского Суда от 1 декабря 2005 г. по делу "Скоробогатова против Российской Федерации"* (* Там же. N 11/2006.) (Skorobogatova v. Russia), жалоба N 33914/02, § 39, с дополнительными отсылками). Следовательно, разбирательство продолжалось в течение следующих периодов:

(a) с 17 июля по 18 сентября 2001 г. (два месяца и два дня);

(b) с 25 ноября 2002 г. по 8 августа 2003 г. (восемь месяцев и 12 дней);

(c) с 7 октября 2005 г. по 4 апреля 2006 г. (5 месяцев и 27 дней)

(d) и с 17 октября 2007 г. по 6 мая 2008 г. (шесть месяцев и 19 дней).

41. С учетом вышеизложенного период, который должен приниматься во внимание, составляет примерно один год и 11 месяцев. На протяжении этого периода дело было рассмотрено шесть раз в двух судебных инстанциях.

2. Разумность длительности разбирательства

 

42. Власти Российской Федерации полагали, что суды страны рассмотрели требование заявительницы в разумный срок. Заявительница сама способствовала длительности разбирательства, изменяя свои требования и подавая ходатайства. Один раз рассмотрение дела было отложено в связи с болезнью заявительницы и ее ребенка. Несколько раз разбирательства были отложены по просьбе ответчика. Суды рассматривали дело несколько раз. Разбирательства дела также были отложены в связи с передачей дела по просьбе заявительницы в другие суды.

43. Заявительница полагала, что разбирательства не проводились безотлагательно. Во-первых, в течение длительного периода времени, несмотря на ее просьбы передать дело в другие суды, ее требование рассматривалось судами, которые не являлись беспристрастными и независимыми. Это продолжалось до 7 октября 2005 г., когда Верховный Суд признал, что суды, занимавшиеся разбирательством ее дела, нельзя было считать беспристрастными и независимыми, и направил дело в суд другого региона. Во-вторых, существенные задержки в разбирательстве были вызваны недостатками при вынесении решений суда. Неоднократно суды страны выносили по ее делу незаконные решения и не следовали указаниям вышестоящих судов.

44. Европейский Суд напоминает, что разумность длительности судебного разбирательства подлежит оценке с учетом обстоятельств дела и следующих критериев: сложность дела и поведение заявителя и соответствующих должностных лиц, а также значение предмета спора для заявителя (см., в частности, Постановление Большой Палаты по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. Франция), жалоба N 30979/96, § 43, ECHR 2000-VII). Кроме того, рассмотрение трудовых споров требует особой тщательности (Постановление Европейского Суда от 27 февраля 1992 г. по делу "Руотоло против Италии" (Ruotolo v. Italy), Series A, N 230-D, p. 39, § 17).

45. Европейский Суд полагает, что дело заявительницы не было сложным.

46. Что касается поведения заявительницы, Европейский Суд не согласен с доводами властей Российской Федерации о том, что заявительница должна нести ответственность за изменение ее требований и подачу ходатайств. В соответствии с последовательным подходом Европейского Суда к этому вопросу заявителю не может быть поставлено в вину извлечение выгоды из средств, предоставленных национальным законодательством для защиты его интересов (см., с необходимыми изменениями, Постановление Европейского Суда от 8 июня 1995 г. по делу "Яджи и Саргын против Турции" (Yagci and Sargin v. Turkey), N 319-A, § 66). Сторонами не оспаривается, что заявительница в некоторых случаях просила отложить разбирательства. Однако эта задержка была незначительной. Следовательно, она не может нести ответственность за существенные задержки разбирательства.

47. Что касается поведения национальных властей, Европейский Суд отмечает, что суды страны рассматривали дело шесть раз. Действительно, когда дело находилось на рассмотрении в суде, оно рассматривалось без значительных задержек. Однако разбирательства были задержаны неоднократной передачей дела на новое рассмотрение суду первой инстанции судом кассационной или надзорной инстанций. Таким образом, разбирательство было разделено на несколько частей, которые продолжались почти семь лет. В этом отношении Европейский Суд напоминает, что Конвенция и Протоколы к ней должны рассматриваться как гарантия прав, которые являются практическими и эффективными, а не теоретическими и иллюзорными. Право на разбирательство жалобы в пределах разумного срока было бы лишено всякого смысла, если бы суды страны рассматривали дело по нескольку раз, передавая его из одного суда в другой, даже если в итоге общая их длительность не кажется чрезмерной. Следовательно, тот факт, что в настоящем деле общая длительность разбирательств не представляется на первый взгляд чрезмерной, не освобождает национальные власти от ответственности за чрезмерную длительность разбирательства. Европейский Суд напоминает, что на государствах-ответчиках лежит обязанность организовать свои судебные системы так, чтобы их суды могли отвечать требованиям статьи 6 Конвенции, включая обязанность рассматривать дела в разумный срок (см. Постановление Большой Палаты от 8 июня 2006 г. по делу "Сюрмели против Германии" (Surmeli v. Германия), жалоба N 75529/01, § 129).

48. Европейский Суд отмечает, что разбирательство этого дела имело два основных недостатка. Во-первых, вначале дело трижды было рассмотрено судами, которые нельзя было считать беспристрастными и независимыми. Этот факт был признан Верховным Судом Российской Федерации, который 7 октября 2005 г. отменил решения, принятые по делу заявительницы, и направил дело в суд, расположенный в другом регионе. В этой связи Европейский Суд отмечает, что с начала разбирательства заявительница подала несколько ходатайств в Верховный Суд Российской Федерации с просьбой о передаче ее дела на рассмотрение в другой суд, чтобы гарантировать право на разбирательство ее дела независимым и беспристрастным судом. Однако 4 марта 2003 г. Верховный Суд не усмотрел оснований для передачи дела, и 25 июня, и 19 сентября 2003 г. Верховный Суд отклонил ее обращения в связи с тем, что ее жалоба уже была рассмотрена.

49. Кроме того, после того, как дело было передано в Советский районный суд г. Краснодара, оно рассматривалось еще три раза. Вначале суды посчитали, что заявительница злоупотребила правом, когда она отказалась от всех предложенных ей должностей, и на этом основании отклонили ее требования. Тем не менее это решение было отменено судом надзорной инстанции, который указал, что увольнение заявительницы было незаконным, и возвратил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. На новых заседаниях суд первой инстанции не выполнил указаний вышестоящего суда, что привело к последующему разбирательству. Хотя Европейский Суд не имеет возможности анализировать юридическое качество решений судов страны, он полагает, что, поскольку решение о возвращении дела на новое рассмотрение обычно принимается в связи с ошибками, допущенными нижестоящими органами, повторение тех же указаний в рамках данного разбирательства свидетельствует о недостатках в функционировании правовой системы (см. Постановление Европейского Суда от 25 ноября 2003 г. по делу "Верцишевская против Польши" (Wierciszewska v. Poland), жалоба N 41431/98, § 46; Постановление Европейского Суда от 2 ноября 2006 г. по делу "Матица против Румынии" (Matica v. Romania), жалоба N 19567/02, § 24; и Постановление Европейского Суда от 25 марта 2008 г. по делу "Фалимонов против Российской Федерации"* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 4/2009.) (Falimonov v. Russia), жалоба N 11549/02, § 58). Тот факт, что суды страны рассматривали дело несколько раз, не освобождает их от соблюдения разумного срока, установленного пунктом 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 5 февраля 2004 г. по делу "Литоселитис против Греции" (Litoselitis v. Greece), жалоба N 62771/00, § 32).

50. С учетом вышеизложенного Европейский Суд полагает, что уклонение судов страны от безотлагательной передачи дела заявительницы независимому и беспристрастному суду и неоднократные передачи дела из одного суда в другой повлекли существенные задержки рассмотрения дела заявительницы.

51. Учитывая значение, которое спор имел для заявительницы, Европейский Суд напоминает, что у работника, который считает, что он был незаконно временно отстранен или уволен работодателем, имеется личный интерес в быстром вынесении законного судебного решения, поскольку по своей природе трудовой спор требует быстрого решения ввиду того, что он имеет большое значение для заинтересованного лица, которое в результате увольнения утрачивает средства к существованию (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Фридлендер против Франции", § 45). Европейский Суд отмечает, что в настоящем деле заявительница была в особенно уязвимом положении, так как она была уволена в период пребывания в декретном отпуске. Европейский Суд полагает, что эти обстоятельства требовали особой тщательности со стороны суда страны при рассмотрении требований заявительницы против ее работодателя.

52. С учетом критериев, установленных в его прецедентной практике, и всех обстоятельств дела Европейский Суд полагает, что в настоящем деле длительность разбирательства была чрезмерной и не отвечающей требованию разумного срока. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

53. Заявительница жаловалась на то, что национальные суды нарушили ее права, предусмотренные статьей 4 Конвенции, отклоняя ее требования к бывшему работодателю на основании ее отказа от другой предлагавшейся ей должности. Она также жаловалась в соответствии со статьей 8 Конвенции, что ее прежний работодатель незаконно собирал информацию, касающуюся ее занятости в других организациях. Наконец, она жаловалась в соответствии со статьей 14 Конвенции на дискриминацию в связи с ее материнством.

54. Принимая во внимание представленные материалы и постольку, поскольку предмет жалоб находится в его компетенции, Европейский Суд не усматривает в них признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Следовательно, жалоба в данной части подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

55. Статья 41 Конвенции предусматривает:

 

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

A. Ущерб

 

56. Заявительница требовала 200 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

57. Власти Российской Федерации оспорили это требование.

58. Европейский Суд полагает, что заявительница должна была претерпеть моральный вред в результате необоснованно длительного рассмотрения ее требований национальными судами. Однако это требование является чрезмерным. Учитывая характер разбирательства в настоящем деле и оценивая указанные обстоятельства на справедливой основе, он присуждает ей 2 100 евро по данному основанию, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму.

B. Судебные расходы и издержки

 

59. Заявительница не требовала компенсации судебных расходов и издержек. Соответственно, Европейский Суд не присуждает никаких сумм по данному основанию.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

60. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) признал жалобу приемлемой в части чрезмерной длительности разбирательства, а в остальной части неприемлемой;

2) постановил: что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявительнице 2 100 евро (две тысячи сто евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявительницы о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 30 июля 2009 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Сёрен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Нина Ваич
Председатель Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 30 июля 2009 г. Дело "Светлана Орлова против России" [Svetlana Orlova v. Russia] (жалоба N 4487/04) (I Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 12/2009, в приложении к Бюллетеню Европейского Суда по правам человека. Специальный выпуск. N 2/2010


Перевод: Николаев Г.А.