Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Европейского Суда по правам человека от 17 декабря 2009 г. Дело "М. против Германии" [M. v. Germany] (жалоба N 19359/04) (V Секция) (извлечение)

Европейский Суд по правам человека
(V Секция)

 

Дело "М. против Германии"
[M. v. Germany]
(Жалоба N 19359/04)

 

Постановление Суда от 17 декабря 2009 г.
(извлечение)

 

Обстоятельства дела

 

В 1986 году заявитель был признан виновным в покушении на убийство и разбое и приговорен к пяти годам лишения свободы. Кроме того, суд распорядился поместить его в превентивное заключение, считая эту меру необходимой с учетом сильной предрасположенности заявителя к преступлениям, посягающим на личную неприкосновенность его жертв. Он уже был неоднократно судим и подвергался лишению свободы, в частности за покушение на убийство, кражу, нападения и вымогательство. По мнению суда, он был склонен к спонтанным актам насилия и представлял угрозу для общества. Заявитель отбыл срок лишения свободы в августе 1991 г. и с тех пор находился в превентивном заключении. В апреле 2001 г. суд отказал в его освобождении и продлил срок превентивного заключения после 8 сентября 2001 г., даты истечения максимального 10-летнего срока, ранее допускавшегося для этой меры. Принимая такое решение, суд применил Уголовный кодекс с изменениями, внесенными законом, который вступил в силу в январе 1998 г. Он указал, что изменение законодательства распространяется также на лиц, к которым превентивное заключение было применено до вступления закона в силу, и добавил, что с учетом тяжести ранее совершенных заявителем преступлений и вероятности совершения им новых преступлений, продолжение его превентивного заключения не является несоразмерным. Апелляционный суд подтвердил, что опасность, которую представлял заявитель, делала необходимым его длительное превентивное заключение, и добавил, что его содержание под стражей не противоречило запрету на придание обратной силы уголовному закону. Заявитель подал жалобу в порядке конституционного судопроизводства, которая была отклонена. Федеральный конституционный суд, в частности, указал, что отмена предельного срока содержания под стражей и применение этой меры к преступникам, помещенным в превентивное заключение до введения в действие нового законодательства и еще не отбывшим свое наказание, не противоречили Конституции. Он также нашел, что придание обратной силы измененному положению Уголовного кодекса не является несоразмерным.

Вопросы права

 

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 5 Конвенции. Европейский Суд подтвердил, что превентивное заключение заявителя до истечения 10-летнего срока являлось следствием его "осуждения" судом в 1986 году и, таким образом относилось к сфере действия подпункта "a" пункта 1 статьи 5 Конвенции. Европейский Суд, однако, установил, что отсутствует достаточная причинная связь между его осуждением и продолжением лишения свободы по истечении 10 лет, проведенных в превентивном заключении, которое стало возможным только вследствие последующего изменения законодательства в 1998 году. Суды, к юрисдикции которых относились вопросы исполнения наказаний, оправдывали продолжающееся лишение заявителя свободы угрозой того, что в случае освобождения заявитель может совершить новые тяжкие преступления - аналогичные тем, за которые он ранее был осужден. Эти потенциальные новые преступления, однако, не были достаточно конкретными, как того требует прецедентная практика Европейского Суда в отношении места и времени их совершения и потерпевших, и, таким образом, не относились к сфере действия подпункта "с" пункта 1 статьи 5 Конвенции. Национальные суды не ссылались в своих решениях о продолжении содержания заявителя под стражей на том основании, что он был душевнобольным. Таким образом, его содержание под стражей не могло быть оправданным также с точки зрения подпункта "e" пункта 1 статьи 5 Конвенции. В итоге превентивное заключение заявителя по истечении 10-летнего срока не могло быть оправданным каким-либо подпунктом пункта 1 статьи 5 Конвенции.

Постановление

 

По делу допущено нарушение требований статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 7 Конвенции. Европейский Суд должен установить, составляло ли превентивное заключение заявителя "наказание" для целей этого положения. Согласно германскому законодательству, такая мера рассматривалась не как наказание, на которое распространялся абсолютный запрет придания обратной силы, но как мера исправления и профилактики, направленная на защиту общества от опасного преступника. Однако, как и санкция, применяемая по приговору, превентивное заключение влекло лишение свободы. Лица, подлежащие превентивному заключению, содержались в обычных тюрьмах, хотя и в обособленных помещениях. Незначительные изменения режима содержания под стражей по сравнению с обычным заключенным, отбывающим наказание, включая право носить собственную одежду и дополнительно оборудовать более комфортабельные камеры, не отменяли того факта, что отсутствовала существенная разница между отбытием наказания и пребыванием в превентивном заключении. В настоящее время отсутствует достаточная психологическая поддержка, специально предусмотренная для лиц, находящихся в превентивном заключении для обеспечения предотвращения совершения ими преступлений. Европейский Суд, таким образом, не может согласиться с доводом государства-ответчика о том, что превентивное заключение служит чисто профилактической, а не карательной цели. В соответствии с Уголовным кодексом, решения о превентивном заключении могут быть приняты только в отношении лиц, неоднократно признававшихся виновными в совершении преступлений определенной тяжести. С учетом неопределенной продолжительности превентивное заключение может быть воспринято как дополнительное наказание и мера, содержащая очевидный предостерегающий элемент. Суды, входящие в систему уголовной юстиции, участвовали в принятии и исполнении решений о превентивном заключении. Приостановление превентивного заключения в порядке пробации допускалось при наличии вывода суда о том, что отсутствует угроза того, что заключенный совершит новые тяжкие преступления, то есть труднодостижимого условия. Таким образом, эта мера выглядит если не самой суровой, то одной из наиболее суровых из числа предусмотренных Уголовным кодексом Германии. С учетом вышеизложенного Европейский Суд заключил, что превентивное заключение, предусмотренное Уголовным кодексом Германии, должно рассматриваться как "наказание" для целей пункта 1 статьи 7 Конвенции. Европейский Суд также не убежден доводом государства-ответчика о том, что продление срока содержания заявителя под стражей представляло собой всего лишь исполнение наказания, назначенного заявителю судом первой инстанции. Поскольку в период, когда заявитель совершил преступление, он мог содержаться в превентивном заключении лишь не более 10 лет, продление этого срока составляло дополнительное наказание, которое могло быть применено к нему с обратной силой, в соответствии с законом, принятым после совершения им преступления.

Постановление

 

По делу допущено нарушение требований статьи 7 Конвенции (принято единогласно).

Компенсация

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю 50 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 17 декабря 2009 г. Дело "М. против Германии" [M. v. Germany] (жалоба N 19359/04) (V Секция) (извлечение)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 5/2010


Перевод: Николаев Г.А.