Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 февраля 2010 г. Дело "Казюлин (Kazyulin) против Российской Федерации" (жалоба N 31849/05) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)

 

Дело "Казюлин (Kazyulin)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 31849/05)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 25 февраля 2010 г.

 

По делу "Казюлин против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Нины Ваич, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Дина Шпильманна,

Джорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Сёрена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 4 февраля 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 31849/05, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Владимиром Викторовичем Казюлиным (далее - заявитель) 5 августа 2005 г.

2. Интересы заявителя представлял А. Забусов, адвокат, практикующий в Тамбовской области. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук.

3. 26 марта 2007 г. председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

4. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражения властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил их.

 

Факты

 

Обстоятельства дела

 

5. Заявитель родился в 1962 году и проживает в г. Москве.

6. 14 августа 1995 г. заявитель был задержан сотрудниками милиции по подозрению в совершении хулиганства и незаконном хранении огнестрельного оружия. С 17 августа 1995 г. он содержался под стражей.

7. В декабре 1995 г. сотрудники прокуратуры направили уголовное дело в Первомайский районный суд Тамбовской области ("районный суд"). Уголовное дело было распределено судье В. Однако в январе 1996 г. районный суд возвратил дело в прокуратуру на дополнительное расследование.

8. В феврале 1996 г. заявитель был освобожден под подписку о невыезде.

9. Как утверждают власти Российской Федерации, в период с 1996 по 1999 год судебные разбирательства несколько раз откладывались по причине болезни заявителя либо по причине нарушения обязательств, данных в подписке о невыезде. Власти Российской Федерации не предоставили более подробных сведений о причинах таких отложений.

10. 10 февраля 1999 г. заявитель снова был помещен под стражу, а 23 февраля 1999 г. он был освобожден под подписку о невыезде.

11. 2 марта 1999 г. сотрудники прокуратуры направили дело в районный суд. Районный суд назначил судебное разбирательство на 25 марта 1999 г. и постановил, что заявитель должен оставаться под подпиской о невыезде.

12. В 1999 году судебные заседания 25 марта, 15 апреля были отложены по причине неявки заявителя и потерпевшего. Заседание 26 мая не состоялось по причине неявки свидетелей. 1 ноября разбирательство дела было отложено до 2 декабря, так как заявитель не получил копию обвинительного заключения. Однако в назначенную дату разбирательство дела было отложено до 18 января 2000 г. по причине неявки потерпевшего и свидетелей.

13. 18 января 2000 г. районный суд повторно возвратил дело в прокуратуру на дополнительное расследование. 17 февраля 2000 г. Тамбовский областной суд ("областной суд") отменил данное постановление и направил дело на новое рассмотрение в районный суд.

14. 4 октября 2000 г. разбирательство дела было отложено до 8 ноября 2000 г. в связи с тем, что судья В. была привлечена к разбирательствам по иным уголовным делам. В дальнейшем дело было отложено до 14 декабря 2000 г. по причине болезни заявителя. В назначенную дату разбирательство дела было отложено до 28 февраля 2001 г., так как заявитель, его защитник, а также потерпевший и свидетели не явились в судебное заседание.

15. В 2001 году разбирательство дела было отложено с 28 февраля на 7 июля в связи с тем, что защитник заявителя и свидетели не явились в судебное заседание, и с назначенной даты - на 15 ноября в связи с неявкой заявителя. 15 ноября судебное заседание не состоялось по причине того, что не явились свидетели.

16. В 2002 году разбирательство дело откладывалось на 28 марта и 16 мая по причине неявки потерпевшего и свидетелей. 15 августа разбирательство дела было отложено в связи с неявкой заявителя и потерпевшего, а также в связи с тем, что судья был привлечен к судебным разбирательствам по иным уголовным делам. Заседание суда 25 ноября не состоялось по причине болезни заявителя и неявки потерпевшего и свидетелей, и заседание 5 декабря - по причине отсутствия защитника заявителя, потерпевшего и свидетелей.

17. В 2003 году судебное заседание 28 марта было отложено по причине отсутствия потерпевшего и свидетелей. Заседание 24 апреля не состоялось в связи с болезнью заявителя.

18. В 2004 году судебные заседания 28 января и 11 марта не состоялись по причине неявки потерпевшего и свидетелей, 25 мая - по причине отсутствия заявителя и свидетелей и 8 ноября - в связи с неявкой потерпевшего и свидетелей.

19. В 2005 году судебное заседание 23 марта не состоялось в связи с отсутствием заявителя, потерпевшего и свидетелей, 30 мая - в связи с неявкой потерпевшего и свидетелей, судебное заседание 16 июня было отложено в связи с неявкой заявителя, потерпевшего и свидетелей, 25 июля и 13 сентября - по причине отсутствия потерпевшего и свидетелей, и судебное заседание 15 декабря было отложено в связи с неявкой заявителя, потерпевшего и свидетелей.

20. В 2006 году заседание 28 февраля не состоялось в связи с неявкой потерпевшего и свидетелей, и заседание 23 марта было отложено по причине болезни заявителя.

21. В неустановленную дату в 2006 году председатель районного суда потребовал от Квалификационной коллегии судей Тамбовской области принять меры дисциплинарного воздействия в отношении судьи В. в связи с ее неспособностью соблюсти процессуальные сроки рассмотрения уголовных дел, распределенных ею, включая дело заявителя. В частности, председатель указывал, что разбирательство дела заявителя несколько раз откладывалось по причине неявки заявителя, потерпевшего и свидетелей. Проведенной в связи с этим проверкой было установлено, что судья В. не приняла надлежащих мер для обеспечения присутствия вышеуказанных лиц на судебных заседаниях.

22. 31 марта 2006 г. Квалификационная коллегия судей признала, что судья В. не соблюдала процессуальные сроки рассмотрения дел, распределенных ею, включая дело заявителя, и наложила на нее дисциплинарное взыскание. После данного решения дело заявителя было передано судье Л.

23. 11 апреля 2006 г. районный суд удовлетворил ходатайство заявителя о рассмотрении его дела коллегией из трех судей. Так как районный суд состоял из двух судей, дело было направлено в областной суд для определения территориальной подсудности.

24. 28 апреля 2006 г. областной суд определил, что дело заявителя должно слушаться в Мичуринском районном суде Тамбовской области. Заявитель и его защитник обжаловали данное определение. Они заявляли, что тот факт, что районный суд состоит только из двух судей, не является достаточным основанием для изменения территориальной подсудности. 21 июля 2006 г. Верховный Суд Российской Федерации ("Верховный Суд") отменил определение от 28 апреля 2006 г. и направил дело в районный суд для рассмотрения по существу. Верховный Суд постановил, что заявитель просил о рассмотрении его дела коллегией из трех судей и не просил о передаче дела в другой суд. Следовательно, приняв решение о передаче дела в другой суд, областной суд нарушил права заявителя. Верховный Суд также указал, что рассмотрению коллегией из трех судей подлежат только дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, тогда как дело заявителя к такой категории дел не относится.

25. До конца 2006 года несколько судебных заседаний были отложены. 31 августа районный суд назначил слушание дела на 12 сентября. В этот день суд заслушал потерпевшего. Заявитель сообщил, что желает дать показания после потерпевшего и свидетелей. Так как некоторые из свидетелей в судебном заседании не присутствовали, разбирательство дела было отложено до 26 сентября. Районный суд постановил, что свидетели должны подвергнуться приводу в судебное заседание. Однако 26 сентября заявитель и его защитник не явились в судебное заседание, и дело было перенесено на 7 ноября. В назначенную дату разбирательство дела было отложено на 23 ноября, потому что не явился один из адвокатов заявителя. Слушания дела 23 ноября и 14 декабря не состоялись по причине неявки заявителя и свидетелей.

26. В 2007 году судебное заседание 18 января было отложено по причине неявки заявителя и его защитника. 13 февраля 2007 г. районный суд заслушал трех свидетелей. Заявитель и его защитник не явились после перерыва в судебном заседании, и разбирательство дела было отложено до 6 марта 2007 г. Судебные заседания 6 и 22 марта, 19 апреля, 3 и 22 мая, 6 и 20 июня и 17 июля 2007 г. не состоялись по причине неявки заявителя и его защитника.

27. Районный суд направил несколько писем-уведомлений заявителю. Однако они не были ему доставлены, так как он отсутствовал по месту жительства и не забирал корреспонденцию из почтового отделения. Судебные приставы также не могли доставить заявителя на судебные заседания, поскольку он отсутствовал по месту жительства. Представляется, что уголовное дело до настоящего времени рассматривается в суде первой инстанции.

 

Право

 

I. Предполагаемые нарушения статей 6 и 13 Конвенции

 

28. Заявитель жаловался со ссылкой на статьи 6 и 13 Конвенции на чрезмерную длительность судебного разбирательства в отношении него и на отсутствие эффективного средства правовой защиты в этой связи. Статьи 6 и 13 Конвенции в соответствующих частях предусматривают следующее:

 

"Каждый_ при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на_ разбирательство дела_ в разумный срок_ судом _".

"Каждый, чьи права и свободы, признанные в_ Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

 

A. Приемлемость жалобы

 

29. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Она также не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.

 

B. Существо жалобы

 

1. Период, который должен быть принят во внимание

 

30. Европейский Суд отмечает, что уголовное дело в отношении заявителя было возбуждено 14 августа 1995 г. Однако Европейский Суд имеет компетенцию ratione temporis* (* Ratione temporis (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с временем", критерий времени, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).) лишь для рассмотрения периода времени после 5 мая 1998 г., когда Конвенция вступила в силу в отношении Российской Федерации. Оценивая разумность срока, истекшего после этой даты, необходимо учитывать стадию рассмотрения уголовного дела на эту дату. Рассматриваемый период до настоящего времени не завершен. Таким образом, производство по уголовному делу длится более 11 лет на одном уровне юрисдикции.

 

2. Разумность срока судебного разбирательства

 

31. Власти Российской Федерации утверждали, что продолжительность разбирательства по настоящему делу была разумной. Рассмотрение дела было осложнено серьезным характером обвинений в отношении заявителя и трудностями при вызове свидетелей. Неявка заявителя и его защитника на судебные заседания способствовала задержкам в рассмотрении дела. Несколько раз судебные заседания откладывались по объективным причинам, таким как неявка лиц в судебные заседания, рассмотрение ходатайств заявителя и направление дела на дополнительное расследование. После подачи жалобы в Европейский Суд заявитель намеренно не являлся в судебные заседания.

32. Заявитель поддержал свою жалобу. Он признал, что не присутствовал на нескольких судебных заседаниях. Однако он утверждал, что извещал районный суд о причинах своего отсутствия.

33. Европейский Суд напоминает, что разумность срока судебного разбирательства должна оцениваться применительно к обстоятельствам дела и с учетом сложности дела и поведения заявителя и соответствующих должностных лиц (см., в частности, Постановление Большой Палаты по делу "Пелисье и Сасси против Франции" (Pelissier and Sassi v. France), жалоба N 25444/94, § 67, ECHR 1999-II).

34. Европейский Суд неоднократно устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции в делах, затрагивавших те же вопросы, что и в данном случае (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Пелисье и Сасси против Франции"; и Постановление Европейского Суда по делу "Вачев против Болгарии" (Vachev v. Bulgaria), жалоба N 42987/98, §§ 86-97, ECHR 2004-VIII (извлечения); Постановление Европейского Суда от 4 декабря 2008 г. по делу "Хрисула Аггелопулу против Греции" (Chrysoula Aggelopoulou v. Greece), жалоба N 30293/05, §§ 16-19; и Постановление Европейского Суда от 5 февраля 2009 г. по делу "Сарантидис против Греции" (Sarantidis v. Greece), жалоба N 23163/07, §§ 25-27).

35. Рассмотрев представленные ему материалы, Европейский Суд полагает, что власти Российской Федерации не указали факта или довода, которые могли бы вынудить его прийти в настоящем деле к иным заключениям. Европейский Суд, опираясь на свою прецедентную практику по данному вопросу, полагает, что в данном деле длительность судебного разбирательства была чрезмерной и не соответствовала требованию "разумного срока".

36. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

 

3. Отсутствие эффективного средства правовой защиты в отношении продолжительности разбирательства дела

 

37. Власти Российской Федерации утверждали, что национальные власти приняли надлежащие меры для защиты права заявителя на рассмотрение его дела в разумный срок. В частности, Квалификационная коллегия судей наложила дисциплинарное взыскание на судью В., поскольку последняя не обеспечивала явку в судебные заседания лиц, участвующих в деле, в том числе по делу заявителя. Заявитель мог обжаловать в иные судебные органы задержки в рассмотрении его дела, но он не предъявил каких-либо требований об ускорении рассмотрения его дела и не ходатайствовал перед национальным судом о вызове свидетелей и потерпевшего в судебные заседания. Он сам способствовал затягиванию разбирательства.

38. Заявитель поддержал свою жалобу.

39. Европейский Суд напоминает, что статья 13 Конвенции гарантирует эффективные средства правовой защиты в государственном органе в связи с предполагаемым нарушением требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о рассмотрении дела в разумный срок (см. Постановление Европейского Суда по делу "Кудла против Польши" (Kudla v. Poland), жалоба N 30210/96, § 156, ECHR 2000-XI). Кроме того, эффективное средство правовой защиты, требуемое статьей 13 Конвенции, должно позволять ускорить разбирательство либо предоставить заявителю адекватную компенсацию за уже возникшую задержку в рассмотрении дела (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Кудла против Польши", §§ 157-159).

40. Европейский Суд полагает, что даже если решение Квалификационной коллегии судей о наложении дисциплинарного взыскания на судью может расцениваться как мера, направленная на ускорение разбирательства по делу заявителя, оно не обеспечило заявителю достаточного возмещения за уже возникшую задержку в рассмотрении дела. Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не указали на иные средства, которые могли бы ускорить разрешение дела заявителя или обеспечить ему достаточное возмещение за уже возникшую задержку в рассмотрении дела (см. Постановление Европейского Суда от 30 ноября 2004 г. по делу "Кляхин против Российской Федерации" (Klyakhin v. Russia), жалоба N 46082/99, §§ 101-102* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2005.), и Постановление Европейского Суда от 8 марта 2007 г. по делу "Сидоренко против Российской Федерации" (Sidorenko v. Russia), жалоба N 4459/03, § 39* (* Там же. N 1/2008.)).

41. Соответственно, Европейский Суд полагает, что в рассматриваемом деле имело место нарушение статьи 13 Конвенции, так как заявитель не располагал внутренним средством правовой защиты в национальном законодательстве, посредством которого он мог обеспечить свое право на рассмотрение дела в разумный срок, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

 

II. Применение статьи 41 Конвенции

 

42. Статья 41 Конвенции предусматривает:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

A. Ущерб

 

43. Заявитель требовал 10 миллионов рублей в качестве компенсации морального вреда.

44. Власти Российской Федерации возражали против данного требования.

45. Европейский Суд полагает, что заявителю был причинен моральный вред. Однако требуемая сумма возмещения представляется чрезмерной. Оценивая указанные обстоятельства на справедливой основе, Европейский Суд присуждает заявителю 6 700 евро по данному основанию, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму.

 

B. Судебные расходы и издержки

 

46. Заявитель не требовал возмещения судебных расходов и издержек. Соответственно, Европейский Суд не присуждает каких-либо сумм по данному основанию.

 

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

47. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) признал жалобу приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении неразумной продолжительности производства по уголовному делу в отношении заявителя;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции в части отсутствия эффективного средства правовой защиты против неразумной продолжительности производства по уголовному делу;

4) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 6 700 евро (шесть тысяч семьсот евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 25 февраля 2010 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Сёрен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Нина Ваич
Председатель Палаты Суда

 


Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 февраля 2010 г. Дело "Казюлин (Kazyulin) против Российской Федерации" (жалоба N 31849/05) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 6/2010


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека