Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 апреля 2010 г. Дело "Клейн (Klein) против Российской Федерации" (жалоба N 24268/08) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)

 

Дело "Клейн (Klein)
против Российской Федерации"*
(Жалоба N 24268/08)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 1 апреля 2010 г.

 

(* Рассматривается ходатайство о передаче дела в Большую Палату (прим. переводчика).)

 

По делу "Клейн против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Нины Ваич,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Дина Шпильманна,

Сверре Эрика Йебенса, судей,

а также при участии Андре Вампаша, Заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 11 марта 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 24268/08, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Израиля Галом Яиром Клейном* (* В прессе более распространен вариант написания "Кляйн" (прим. переводчика).) (далее - заявитель) 26 мая 2008 г.

2. Интересы заявителя представляли Д. Ямпольский, адвокат, практикующий в г. Москве, а также М. Цивин, M. Левин и Н. Цивин, адвокаты, практикующие в г. Тель-Авиве. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. 27 мая 2008 г. Председатель Палаты решил применить правило 39 Регламента Суда, указав властям Российской Федерации, что заявитель не должен быть выдан Колумбии* (* Для исполнения приговора колумбийского суда (прим. переводчика).) до последующего уведомления.

4. 3 июля 2008 г. Европейский Суд решил применить правило 41 Регламента Суда и рассмотреть жалобу в приоритетном порядке.

5. 4 сентября 2008 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

6. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражения властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил их.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

7. Заявитель родился в 1943 году и проживает в г. Тель-Авиве. В настоящее время он содержится в следственном изоляторе ИЗ-77/4 в г. Москве.

8. 23 февраля 2001 г. Уголовный суд округа Манисалес* (* Территория Колумбии разделена на судебные округа, в каждом из которых действует высший суд, состоящий из трех или более судей, выступающий в качестве апелляционной инстанции для нижестоящих судов, включая уголовные суды округа (прим. переводчика).), Колумбия, осудил заявителя за преступление, предусмотренное статьей 15 Декрета N 180 (1988 года), признанного постоянным законом Колумбии чрезвычайным декретом N 2266 (1991 года) ("инструктаж и обучение военным и террористическим тактикам, техникам и методам, совершенное с наемниками и соучастниками"), и приговорил его к 14 годам лишения свободы.

9. 22 июня 2001 г. Высший суд округа Манисалес, Колумбия, пересмотрев дело, уменьшил срок наказания, назначенного заявителю, до 10 лет и восьми месяцев лишения свободы в сочетании со штрафом.

10. 28 февраля 2001 г. Уголовный суд округа Манисалес выдал ордер на арест заявителя на основании его осуждения.

11. 28 марта 2007 г. Интерпол выдал красный ордер N A-666/3-2007 на временный арест заявителя с целью выдачи.

12. 27 августа 2007 г., в 18.40, группа сотрудников Министерства внутренних дел РФ при содействии сотрудников Интерпола задержала заявителя в аэропорту Домодедово, г. Москва.

13. 28 августа 2007 г. Московская прокуратура по надзору за исполнением законов на водном и воздушном транспорте приняла постановление о заключении заявителя под стражу в соответствии со статьей 466 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК) до его передачи государству, которое требовало его выдачи. В постановлении содержались следующие основания применения меры пресечения:

 

"Гал Клейн Яир является гражданином третьего государства, не имеет постоянного места жительства и работы на территории Российской Федерации, и его выдача для цели исполнения приговора, вынесенного Уголовным судом специального округа Манисалес, была бы невозможна без [его] заключения под стражу".

14. 31 августа 2007 г. "Российская газета", федеральная газета, опубликовала на своем веб-сайте статью, озаглавленную "Учитель мафии ждет экстрадиции", в которой описывалась ситуация заявителя. В статье, в частности, указывалось:

 

"Вице-президент Колумбии Франсиско Сантос Кальдерон, узнав об аресте в Москве разыскиваемого наемника, заявил, что "надо сделать так, чтобы этот господин сгнил в тюрьме за участие в подготовке вооруженных группировок"".

 

Статья не содержала ссылки на источник информации о заявлении вице-президента.

15. 28 сентября 2007 г. посол Российской Федерации в Боготе сообщил Министерству иностранных дел Колумбии, что Генеральная прокуратура Российской Федерации рассмотрит возможность выдачи заявителя при условии, что ей будут предоставлены копия приговора суда в его отношении, а также определенные гарантии.

16. 4 октября 2007 г. Министерство иностранных дел Колумбии сообщило российскому министру иностранных дел следующее:

 

"С данного момента Колумбия, действуя на основе принципа взаимности, будет передавать лиц, разыскиваемых российскими правоохранительными органами, Российской Федерации для уголовного преследования или исполнения наказания в отношении таких лиц. Яиру Галу Клейну будет предоставлена возможность обжалования решений колумбийских судебных органов; Яир Гал Клейн не будет подвергнут смертной казни или пыткам, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию; Яир Гал Клейн будет преследоваться лишь за деяния, указанные в требовании [о выдаче]".

17. 29 января 2008 г. Генеральная прокуратура Российской Федерации приняла решение о выдаче заявителя Колумбии. Указывалось, что деяния, за которые заявитель был осужден, наказуемы в соответствии с российским законодательством и соответствовали преступлению, предусмотренному частью 1 статьи 205 Уголовного кодекса Российской Федерации ("содействие террористической деятельности")* (* Вероятно, здесь и далее идет речь о статье 205.1 Уголовного кодекса Российской Федерации ("содействие террористической деятельности") (прим. переводчика).). Данное преступление наказывалось лишением свободы на срок свыше одного года. Сроки давности обвинительного приговора суда, установленные российским и колумбийским законодательством, не истекли. Различия в квалификации преступления в двух государствах не могли служить основанием для отказа в выдаче. Заявитель не имел российского гражданства. Колумбийское правительство гарантировало, что заявитель не будет подвергнут жестокому обращению.

18. 6 февраля 2008 г. заявитель обжаловал в Московский городской суд решение от 29 января 2008 г. Он настаивал на том, что мог подвергнуться жестокому обращению, оказавшись в Колумбии. В обоснование данного довода он указал следующее:

 

"[В] соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 15 марта 2006 г. ситуация с правами человека в Колумбии остается крайне напряженной. На заседании Комитета по правам человека ООН 20 октября 2005 г. было сообщено, что имела место серьезная эскалация насилия, прямо связанная с действиями правительственных сил. Доклад содержит указания на такие нарушения со стороны прокуратуры".

 

Он также ссылался на нестабильную внутреннюю ситуацию в Колумбии, вызванную гражданской войной, и утверждал, что в результате этого гарантии, предоставленные колумбийским правительством, были недостаточны; что пятилетний срок давности обвинительного приговора суда по колумбийскому законодательству, как и 10-летний срок давности привлечения к уголовной ответственности, установленный российском законодательством, истекли в его деле; что Генеральная прокуратура неправильно ссылалась на Уголовный кодекс 1996 года, который не действовал в период совершения рассматриваемого преступления; и что отсутствовало соглашение о выдаче между Россией и Колумбией. К жалобе не были приложены копии резолюции Генеральной Ассамблеи или протоколов заседания Комитета по правам человека.

19. 11 марта 2008 г. Московский городской суд отклонил жалобу заявителя и оставил без изменения решение от 29 января 2008 г. Согласно определению заявитель не был осужден за политические преступления, и срок давности по российскому и колумбийскому законодательству не истек. Также было указано, что колумбийское правительство гарантировало, что заявителю будет предоставлено право обжаловать свое осуждение, и что он не будет передан в третью страну без согласия российских властей или подвергнут жестокому обращению. Разбирательство по уголовному делу без участия заявителя было проведено с соблюдением принципа справедливого суда. Несмотря на отсутствие соглашения о выдаче между двумя государствами, заявитель мог быть передан колумбийским властям на основе принципа взаимности. Что касается предполагаемой угрозы жестокого обращения в Колумбии, в определении было указано:

 

"Из материалов, представленных запрашивающим государством, следует, что преступление, за которое осужден заявитель, не относится к категории политических преступлений, и что он [заявитель] не преследовался по политическим мотивам.

Таким образом, утверждения [заявителя] о том, что он преследовался по политическим мотивам, являются необоснованными".

20. 17 марта 2008 г. заявитель обжаловал определение суда первой инстанции в Верховном Суде Российской Федерации на основании того, что сроки давности истекли, что российское законодательство было неправильно истолковано, и что отсутствовало соглашение о выдаче между Россией и Колумбией. Он также ссылался на высказывание в прессе вице-президента Колумбии, в котором тот сообщил, что вынесенный заявителю приговор был слишком мягким и потому "постыдным", и что нужно сделать так, чтобы заявитель сгнил в тюрьме. Заявитель далее указал, что в Колумбии с 1948 года продолжалась гражданская война, которая порождала многочисленные нарушения прав человека, в том числе заключенных. Он не представил каких-либо подробностей о предполагаемых нарушениях. Заявитель также утверждал, что цель выдачи заключалась в том, чтобы сгноить его в тюрьме.

21. 22 мая 2008 г. Верховный Суд Российской Федерации отклонил его жалобу по следующим основаниям. Колумбийское правительство предоставило дипломатические гарантии того, что заявитель не будет подвергнут жестокому обращению после выдачи. Они также заявили, что условия содержания в колумбийских исправительных учреждениях были надлежащими, и что российские должностные лица будут иметь право посещать эти учреждения для регулярных проверок. Отсутствуют основания подозревать, что заявитель подвергнется жестокому обращению в случае выдачи. Заявитель не преследовался по политическим мотивам. Как указало колумбийское посольство, высказывания должностных лиц в средствах массовой информации не могли повлиять на решения, уже принятые судебными органами. Колумбийский вице-президент не был руководителем судебной системы, министерства юстиции или службы исполнения наказаний. Действия заявителя были наказуемы согласно российскому законодательству, действовавшему в 1989-1990 годах, которое устанавливало более суровые санкции, чем часть 1 статьи 205 Уголовного кодекса Российской Федерации. Кассационное определение, в частности, указывало:

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду статья 205.1 Уголовного кодекса Российской Федерации

"Отсутствуют основания полагать, что в случае выдачи Гал Клейн Яир подвергнется пыткам в Колумбии и что гарантии, установленные законом, включая статью 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, не будут соблюдены в его отношении.

Из материалов проверки, проведенной на основании требования о выдаче Генеральной прокуратурой Российской Федерации, следует, что фактов применения в отношении Гала Клейна Яира жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения в запрашивающем государстве не установлено. Отсутствуют основания полагать, что подлежащее выдаче лицо подвергнется такому обращению или наказанию в Колумбии в будущем или что к нему будет применена смертная казнь.

...Утверждения [заявителя] о том, что он преследовался по политическим мотивам, были обоснованно признаны [Московским городским судом] недоказанными".

22. Кассационное определение от 22 мая 2008 г. вступило в силу в ту же дату.

23. 26 мая 2008 г. заявитель просил Европейский Суд на основании правила 39 Регламента Суда воспрепятствовать его выдаче в Колумбию. Он утверждал, что в случае выдачи столкнется с серьезной угрозой жестокого обращения.

24. 27 мая 2008 г. Европейский Суд указал властям Российской Федерации на основании правила 39, что заявитель не должен быть подвергнут выдаче в Колумбию до последующего уведомления.

25. 5 июня 2008 г. новостное агентство "Рейтер" сообщило, что "Колумбия в четверг назвала оскорбительным и легкомысленным решение Европейского Суда по правам человека о приостановлении выдачи бывшего израильского офицера, осужденного за подготовку участников незаконных вооруженных формирований".

II. Применимое национальное законодательство

 

A. Конституция Российской Федерации

 

26. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию (часть 2 статьи 21). Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (часть 2 статьи 46). Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (часть 3 статьи 46).

B. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

 

27. Российская Федерация в соответствии с международным договором или на основе принципа взаимности может выдать иностранному государству иностранного гражданина или лицо без гражданства для уголовного преследования или исполнения приговора за деяния, которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица. Выдача лица на основе принципа взаимности означает, что в соответствии с заверениями иностранного государства, направившего запрос о выдаче, можно ожидать, что в аналогичной ситуации по запросу Российской Федерации будет произведена выдача (части 1 и 2 статьи 462).

28. Выдача лица может быть произведена в случаях: (i) если уголовный закон предусматривает за совершение таких деяний наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года или более тяжкое наказание; (ii) если лицо, в отношении которого направлен запрос о выдаче, осуждено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев или к более тяжкому наказанию; и (iii) когда иностранное государство, направившее запрос, может гарантировать, что лицо, в отношении которого направлен запрос о выдаче, будет преследоваться только за преступление, которое указано в запросе, и после окончания судебного разбирательства и отбытия наказания сможет свободно покинуть территорию данного государства, а также не будет выслано, передано либо выдано третьему государству без согласия Российской Федерации (часть 3 статьи 462).

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеются в виду пункты 1, 2, 3 части 3 статьи 462 УПК РФ

29. Решение о выдаче принимается генеральным прокурором Российской Федерации или его заместителем (часть 4 статьи 462). Решение генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя может быть обжаловано в суд субъекта федерации в течение 10 суток с момента получения уведомления о таком решении (часть 1 статьи 463).

30. Проверка законности и обоснованности решения о выдаче лица производится в течение одного месяца со дня получения жалобы судом, состоящим из трех судей, в открытом судебном заседании с участием прокурора, лица, в отношении которого принято решение о выдаче, и его защитника, если он участвует в уголовном деле (часть 4 статьи 463). В ходе судебного рассмотрения суд не обсуждает вопросы виновности лица, принесшего жалобу, ограничиваясь проверкой соответствия решения о выдаче данного лица законодательству и международным договорам Российской Федерации (часть 6 статьи 463). Суд выносит определение о признании решения о выдаче лица незаконным и его отмене либо об оставлении жалобы без удовлетворения (часть 7 статьи 463). Определение суда может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение семи суток со дня его вынесения (часть 9 статьи 463).

III. Применимые международные материалы

 

31. Выводы и рекомендации Комитета по предупреждению пыток в отношении Колумбии (CTAS/C/CR/31/1) от 4 февраля 2004 г. предусматривают следующее:

 

"7. Комитет напоминает свою озабоченность в связи с рядом эпизодов пыток и жестокого обращения, которые, как сообщается, широко и систематически практикуются силами и органами государственной безопасности в государстве-участнике как во время, так и вне вооруженных операций. Он также выражает беспокойство в свете ряда насильственных исчезновений и произвольных казней...

8. Комитет выражает озабоченность тем, что меры, принятые или принимаемые государством-участником против терроризма и незаконных вооруженных группировок, могут стимулировать практику пыток...

9. Комитет также выражает озабоченность... (a) климатом безнаказанности, окружающим нарушения прав человека силами и органами государственной безопасности, и, особенно, отсутствием быстрого, беспристрастного и тщательного расследования ряда эпизодов пыток или иного жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, а также отсутствием возмещения и адекватной компенсации жертвам; ...(e) переполненностью и плохими условиями содержания в учреждениях исполнения наказаний, которые могут рассматриваться как бесчеловечное и унижающее достоинство обращение".

32. Заключительные замечания Комитета по правам человека: Колумбия (CCPR/CO/80/COL) от 26 мая 2004 г. предусматривают:

 

"11. Комитет озабочен тем фактом, что множество произвольных задержаний, похищений, насильственных исчезновений, случаев пыток, внесудебных казней и убийств продолжают совершаться в государстве-участнике... Комитет также обеспокоен участием представителей государства-участника в совершении таких действий и явной безнаказанностью преступников".

33. 29 ноября 1996 г. был учрежден мандат на деятельность полевого управления Верховного комиссара ООН по правам человека (OHCHR) в Колумбии на основании соглашения между правительством Колумбии и ONCHR* (* Так в оригинале. Вероятно, имеется в виду OHCHR (прим. переводчика).). 9 сентября 2007 г. стороны договорились о продлении мандата в полном объеме до 30 октября 2010 г. Доклад Верховного комиссара ООН по правам человека о ситуации с правами человека в Колумбии (A/HRC/7/39) от 29 февраля 2008 г. указывает следующее:

 

4. ...[С]ледует признать, что Колумбия достигла прогресса в восстановлении безопасности по всей стране за последние годы, и внимание к правам человека в публичной сфере является значительным достижением. ...

31. Управление [OHCHR] в Колумбии получило информацию о случаях пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и чрезмерного применения силы членами сил безопасности. ...[При] некоторых внесудебных казнях, за которые несут ответственность военнослужащие, жертвы подвергались пыткам. ...

 

34. Поступали жалобы на незаконные или произвольные аресты, основанные исключительно на показаниях бывших партизан, которые не были надлежащим образом подкреплены иными доказательствами...

35. Некоторые судебные решения ставят под сомнение беспристрастность свидетелей, таких как бывшие партизаны или члены военизированных формирований, которые получали экономические выгоды за свои показания...

36. В соответствии с официальными данными переполненность тюрем достигает в среднем 20,6 процентов, и во многих учреждениях ситуация намного хуже... Нынешняя ситуация требует дополнительных усилий и мер по удовлетворению основных потребностей заключенных, таких как здоровье, пища, санитария, юридические консультации и помощь экспертов...".

34. Ежегодный доклад Верховного комиссара ООН по правам человека о ситуации с правами человека в Колумбии (A/HRC/10/32) от 9 марта 2009 г. указывает:

 

"Верховный комиссар признает наличие духа сотрудничества между правительством и ее управлением в Колумбии. Она* (* 28 июля 2008 года Генеральная Ассамблея без голосования утвердила Наванетхем Пиллэй (Южная Африка) новым Верховным комиссаром ООН по правам человека. Ее четырехлетний срок начался 1 сентября 2008 года.) также отмечает открытость правительства по отношению к проблемам с правами человека, что было продемонстрировано в рамках процедуры универсального периодического обзора. ...

2. ...В соответствии с [его] мандатом OHCHR в Колумбии продолжает содействовать властям в развитии политик и программ для распространения и защиты прав человека, консультировать гражданское общество по вопросам прав человека, наблюдать за ситуацией с правами человека и международным гуманитарным правом в контексте внутреннего вооруженного конфликта и представлять свои доклады и аналитические заключения Верховному комиссару. ...

3. Верховный комиссар находилась с визитом в Колумбии с 27 октября по 1 ноября 2008 г. Она встретилась с президентом, министрами и высокопоставленными должностными лицами, отвечающими за защиту и распространение прав человека. Она также встретилась с представителями организаций гражданского общества, включая правозащитные и женские неправительственные организации, объединения жертв и профсоюзы. Верховный комиссар посетила Арауку, где узнала о региональных проблемах с правами человека, встречаясь с общественными лидерами и гражданскими и военными властями. Верховный комиссар выразила всем своим собеседникам благодарность за получаемую OHCHR в Колумбии поддержку. Она также подчеркнула усилия правительства, направленные на повышение ответственности и соблюдение прав человека в вооруженных силах и на демобилизацию военизированных групп. В то время как Верховный комиссар отметила возросшее внимание, уделяемое праву жертв на правду, правосудие и возмещение, она также выразила озабоченность в связи с сохранением укоренившихся проблем с правами человека.

4. Специальный представитель Генерального секретаря по вопросу о положении детей и вооруженных конфликтах находился с визитом в Колумбии с 12 по 14 мая 2008 г. Рабочая группа по произвольному содержанию под стражей также находилась с визитом в стране с 1 по 10 октября 2008 г.

5. 10 декабря Колумбия была проверена Советом по правам человека ООН в контексте универсального периодического обзора. ...

10. ...[П]резидент инициировал обсуждения с высшим командованием вооруженных сил для рассмотрения жалоб на внесудебные казни.

11. Однако количество жалоб на внесудебные казни и число жертв, о которых были получены сведения, показывали, что институциональные политики, принятые Министерством обороны и верховным командованием вооруженных сил для противодействия этой практике, не привели по состоянию на октябрь 2008 г. к существенному сокращению таких нарушений. Новые усилия необходимы для гарантирования эффективности и строгого соблюдения институциональных политик по предупреждению и наказанию внесудебных казней.

12. К концу ноября 2008 г. Генеральная прокуратура начала расследование 112 случаев внесудебных казней, совершенных в 2008 году. Кроме того, еще 473 случая, бульшая часть которых имела место в 2006 и 2007 годах, были переданы в национальный отдел по правам человека и международному гуманитарному праву Генеральной прокуратуры в 2008 году. Этот отдел в настоящее время расследует около 716 случаев, касающихся более 1 100 жертв. Эти показатели подтверждают, что внесудебные казни представляют собой не отдельные случаи, но широко распространенную практику значительного числа воинских частей по всей стране...

18. OHCHR в Колумбии информировалось о случаях жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания, за которые несли ответственность сотрудники сил безопасности в Антиокии, Кауке и Чоко...

20. В начале 2008 года OHCHR в Колумбии отмечало серьезные случаи бесчеловечного и унижающего достоинство обращения с заключенными в тюрьме Вальедупара (Сесар), а также чрезмерного применения силы тюремными охранниками для подавления протестов".

35. Доклады по странам о практике соблюдения прав человека за 2008 год, представленные госдепартаментом США 25 февраля 2009 г., в отношении Колумбии предусматривают:

 

"Колумбия является конституционной многопартийной демократией... В мае 2006 г. независимый кандидат на пост президента Альваро Урибе был переизбран по результатам выборов, которые в целом могут считаться свободными и справедливыми. Между правительством и террористическими организациями, в частности Революционными вооруженными силами Колумбии (FARC) и Национальной освободительной армией (ELN), в течение 44 лет продолжается внутренний вооруженный конфликт. В то время как гражданские власти в целом поддерживают эффективный контроль над силами безопасности, имеются случаи, когда части сил безопасности действуют в нарушение государственной политики.

Хотя проблемы сохраняются, приверженность правительства соблюдению прав человека продолжает расти, что особенно подтверждается прогрессом в реализации Закона о справедливости и мире. ...

Пытки и иное жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание

Хотя закон запрещает подобную практику, имеются сообщения о том, что полиция, военнослужащие и тюремные охранники иногда ненадлежащим образом обращаются с заключенными и пытают их. Военнослужащие и полицейские, обвиненные в применении пыток, были судимы гражданскими, а не военными судами. CINEP* (* CINEP, Centro de Investigacion y Educacion Popular (исп.) - Центр исследований и народного образования, неправительственная организация в Колумбии (прим. переводчика).) сообщил, что в течение первого полугодия правительственные силы безопасности участвовали в 74 случаях пыток, что на 46 процентов больше, чем в аналогичном периоде 2007 года. CINEP также доложил, что в течение первого полугодия 66 человек стали жертвами пыток со стороны военнослужащих. ...

 

Условия в тюрьмах и следственных изоляторах

 

За исключением новых учреждений, условия в тюрьмах были плохими, особенно для заключенных без значительной внешней поддержки. Национальный тюремный институт (INPEC) управляет 139 национальными тюрьмами страны и отвечает за инспекцию муниципальных изоляторов.

Перенаселенность, отсутствие безопасности, коррупция и недостаточное финансирование остаются серьезными проблемами тюремной системы. На конец года более 69 000 заключенных содержались в учреждениях, рассчитанных менее чем на 50 000 человек; уровень переполненности превысил 27 процентов в 139 учреждениях. Многие из 13 000 тюремных охранников и административного персонала INPEC не имели достаточной квалификации. Неправительственная организация Комитет солидарности с политическими заключенными отмечала, что повышение квалификации, улучшение контроля и рост ответственности в отношении тюремных охранников играли благоприятную роль, но выражала опасение, что дальнейшая приватизация тюрем могла привести к росту коррупции.

Ограниченное финансирование негативно влияло на условия содержания. INPEC тратил 4 941 песо (2 доллара США) в день на питание каждого заключенного. Частные источники продолжали поддерживать пищевой рацион многих заключенных.

INPEC сообщил, что в течение года имели место 40 случаев насильственной смерти заключенных, связанных с драками и мятежами. С января по 30 сентября в различных учреждениях исполнения наказаний произошли 14 мятежей. Генеральная прокуратура продолжала расследование утверждений о том, что некоторые тюремные охранники постоянно применяли чрезмерную силу и грубо обращались с заключенными. По сообщению Высшего судебного совета (CSJ), в течение года были вынесены четыре приговора в отношении тюремных охранников, допустивших чрезмерное применение силы. ...

Политические заключенные

 

Правительство утверждало, что политические заключенные отсутствовали. Некоторые правозащитные группы характеризовали как политических отдельных заключенных, содержащихся по обвинениям в мятеже или терроризме, в чем группы усматривали правительственную тактику запугивания правозащитников. В течение года 3 336 заключенных были обвинены в мятеже или пособничестве и подстрекательстве к восстанию, из которых 2 263 обвинялись в поддержке FARC. Правительство обеспечило доступ Международного комитета Красного Креста к этим заключенным".

 

Право

 

I. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции

 

36. Заявитель жаловался, что в случае выдачи Колумбии он по всей вероятности подвергся бы жестокому обращению в нарушение статьи 3 Конвенции, которая предусматривает:

 

"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".

37. Власти Российской Федерации оспаривали этот довод. Они утверждали, что Колумбия являлась стороной основных международных договоров в сфере прав человека, включая Международный пакт о гражданских и политических правах и его дополнительный протокол, а также Конвенцию ООН против пыток. Колумбийские власти предоставили письменные гарантии того, что заявитель не будет подвергнут смертной казни или жестокому обращению, что он будет наказан лишь за преступления, указанные в требовании о выдаче, что он не будет преследоваться по мотивам расы, национальности, религии, гражданства или политических убеждений, и что после отбытия наказания он сможет свободно покинуть Колумбию и не будет выслан или выдан третьей стране без согласия российских властей. Колумбийские пенитенциарные учреждения обеспечивали приемлемые условия содержания. Высказывание колумбийского вице-президента в отношении заявителя не могло рассматриваться как официальная позиция колумбийского правительства. В результате проверки, проведенной Генеральной прокуратурой Российской Федерации, от официальных колумбийских источников не было получено какой-либо информации о возможном жестоком обращении с заявителем. Высказывания для прессы должностных лиц не могли повлиять на решения, уже принятые судебными органами.

38. В итоге власти Российской Федерации настаивали на том, что заявитель не подвергся бы жестокому обращению или наказанию в нарушение статьи 3 Конвенции в случае его выдачи Колумбии.

39. Заявитель утверждал, что недавние доклады Комитета ООН против пыток, Комитета ООН по правам человека, Верховного комиссара ООН по правам человека, госдепартамента США и организации "Международная амнистия" демонстрировали неоднозначную ситуацию с правами человека в Колумбии и представляли "убедительные доказательства перенаселенности, отсутствия безопасности, коррупции и недостаточного финансирования, что касается тюремной системы и условий содержания, и опасного для жизни насилия среди заключенных, а также чрезмерного применения силы и жестокости тюремных охранников. Доклады по-прежнему отражают применение пыток и иного жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения полицией, военнослужащими и тюремными охранниками".

40. В соответствии с объяснениями заявителя "веб-сайт "Международные отношения и архитектура безопасности" сообщил, что местные газеты цитировали следующее высказывание вице-президента Сантоса: "Надеюсь, они передадут нам Клейна, [чтобы] он мог сгнить в тюрьме за весь вред, причиненный Колумбии"". Он утверждал, что данное высказывание иллюстрировало серьезную угрозу жестокого обращения, с которой он бы столкнулся в случае выдачи, принимая во внимание, что вице-президент был вторым по влиянию должностным лицом в системе исполнительной власти. Заявитель далее утверждал, что дипломатические гарантии, предоставленные колумбийским правительством, недостаточны для защиты его от такой угрозы.

41. Наконец, заявитель подчеркнул, что российские власти не провели серьезного расследования, что касается возможного жестокого обращения.

A. Приемлемость жалобы

 

42. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

B. Существо жалобы

 

1. Общие принципы

 

43. Европейский Суд прежде всего напоминает, что для отнесения к сфере действия статьи 3 Конвенции жестокое обращение должно достигнуть минимального уровня суровости. Оценка указанного минимального уровня, естественно, является относительной; она зависит от всех обстоятельств дела, таких как характер и контекст обращения или наказания, манера и метод его применения, его длительность, его физические и психологические последствия и, в некоторых случаях, пол, возраст и состояние здоровья жертвы (см. Постановление Большой Палаты от 16 декабря 1999 г. по делу "Т. против Соединенного Королевства" (T. v. United Kingdom), жалоба N 24724/94, § 68). Утверждения о жестоком обращении должны быть подкреплены достаточными доказательствами. При оценке доказательств Европейский Суд применяет стандарт доказывания "вне всякого разумного сомнения", однако добавляет, что доказывание может строиться на совокупности достаточно надежных, четких и последовательных предположений или аналогичных неопровергнутых фактических презумпций (см. Постановление Большой Палаты по делу "Яллох против Германии" (Jalloh v. Germany), жалоба N 54810/00, § 67, ECHR 2006-IX).

44. Европейский Суд далее напоминает, что осуществление государством-участником выдачи лица может повлечь возникновение вопроса по статье 3 Конвенции и, таким образом, обусловить ответственность указанного государства согласно Конвенции, если имеются серьезные основания полагать, что лицо в случае выдачи будет подвергаться в принимающем государстве реальной угрозе обращения, запрещенного статьей 3 Конвенции. Установление такой ответственности в обязательном порядке включает оценку условий в запрашивающем государстве с точки зрения стандартов статьи 3 Конвенции. Тем не менее вопросы вынесения решения в отношении ответственности принимающего государства или установления такой ответственности на основании международного права в целом, Конвенции или иным образом не рассматриваются (см. Постановление Европейского Суда от 7 июля 1989 г. по делу "Сёринг против Соединенного Королевства" (Soering v. United Kingdom), § 91, Series A, N 161).

45. При определении того, доказано ли наличие реального риска подвергнуться в случае выдачи обращению, запрещенному статьей 3 Конвенции, Европейский Суд оценивает вопрос в свете всех материалов, представленных ему, или в случае необходимости полученных по собственной инициативе (см. Постановление Европейского Суда от 29 апреля 1997 г. по делу "H.L.R. против Франции" (H.L.R. v. France), § 37, Reports of Judgments and Decisions 1997-III). Поскольку природа ответственности государств-участников по статье 3 Конвенции в делах данного вида заключается в действиях по выявлению индивидуальной угрозы жестокого обращения, наличие риска должно оцениваться преимущественно с учетом фактов, которые государство-участник знало или должно было знать на момент выдачи (см. Постановление Европейского Суда от 20 марта 1991 г. по делу "Крус Варас и другие против Швеции" (Cruz Varas and Others v. Sweden), §§ 75-76, Series A, N 201; и Постановление Европейского Суда от 30 октября 1991 г. по делу "Вилвараджа и другие против Соединенного Королевства" (Vilvarajah and Others v. United Kingdom), § 107, Series A, N 215). Однако если заявитель не выдан или не депортирован, когда Европейский Суд рассматривает дело, оценка должна производиться на момент рассмотрения дела Европейским Судом (см. Постановление Европейского Суда от 15 ноября 1996 г. по делу "Чахал против Соединенного Королевства" (Chahal v. United Kingdom), §§ 85-86, Reports 1996-V).

46. Чтобы определить, имеется ли угроза жестокого обращения, Европейский Суд должен исследовать предсказуемые последствия выдачи заявителя принимающему государству, учитывая общую ситуацию в указанном государстве и его личные обстоятельства (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Вилвараджа и другие против Соединенного Королевства", § 108, заключительная часть). В принципе заявитель обязан представить доказательства, подтверждающие наличие серьезных оснований полагать, что в случае исполнения оспариваемой меры он подвергнется реальной угрозе обращения, запрещенного статьей 3 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 26 июля 2005 г. по делу "N. против Финляндии" (N. v. Finland), жалоба N 38885/02, § 167). Если такие доказательства представлены, государство-ответчик обязано рассеять любые сомнения в связи с ними (см. Постановление Европейского Суда от 19 июня 2008 г. по делу "Рябикин против Российской Федерации" (Ryabikin v. Russia), жалоба N 8320/04, § 112* (* Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 1/2009.)).

47. Что касается общей ситуации в конкретной стране, Европейский Суд полагает, что можно придавать значение информации из недавних докладов независимых международных правозащитных организаций, таких как "Международная амнистия", или из государственных источников, включая госдепартамент США (см., например, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Чахал против Соединенного Королевства", §§ 99-100; Постановление Европейского Суда от 26 апреля 2005 г. по делу "Мюслим против Турции" (Muslim v. Turkey), жалоба N 53566/99, § 67; Постановление Европейского Суда от 5 июля 2005 г. по делу "Саид против Нидерландов" (Said v. Netherlands), жалоба N 2345/02, § 54, и Решение Европейского Суда от 20 февраля 2007 г. по делу "Аль-Моаяд против Германии" (Al-Moayad v. Germany), жалоба N 35865/03, §§ 65-66). В то же время одна лишь возможность жестокого обращения вследствие нестабильной ситуации в принимающем государстве не свидетельствует о нарушении статьи 3 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Вилвараджа и другие против Соединенного Королевства", § 111, и Решение Европейского Суда от 31 мая 2001 г. по делу "Фатган Катани и другие против Германии" (Fatgan Katani and Others v. Germany), жалоба N 67679/01). Если доступные Европейскому Суду источники описывают общую ситуацию, конкретные утверждения заявителя по делу должны подтверждаться иными доказательствами (см. Постановление Большой Палаты по делу "Маматкулов и Аскаров против Турции" (Mamatkulov and Askarov v. Turkey), жалобы NN 46827/99 и 46951/99, § 73, ECHR 2005-I).

2. Применение вышеизложенных принципов в настоящем деле

 

48. В соответствии с прецедентной практикой, приведенной выше, необходимо рассмотреть вопрос о том, требовалась ли защита статьи 3 Конвенции с учетом предсказуемых последствий выдачи заявителя Колумбии. Поскольку он еще не был выдан в связи с указанием Европейским Судом предварительной меры на основании правила 39 Регламента Суда, оценка данной угрозы должна производиться на дату рассмотрения дела Европейским Судом.

49. В соответствии с объяснениями заявителя его опасения, касающиеся возможности жестокого обращения в Колумбии, оправданы двумя факторами. Во-первых, ссылаясь на ряд докладов, заявитель утверждал, что общая ситуация с правами человека в принимающем государстве неудовлетворительна. Во-вторых, по его мнению, лично он подвергся бы большему риску жестокого обращения, чем любое другое лицо, отбывающее наказание в Колумбии, поскольку вице-президент публично угрожал, что он "сгниет в тюрьме".

50. Таким образом, Европейский Суд, во-первых, рассмотрит вопрос о том, мог ли общий политический климат в Колумбии дать основания для предположения о том, что заявитель подвергнется жестокому обращению в принимающей стране. Он отмечает в этом отношении, что согласно доводам властей Российской Федерации Колумбия являлась стороной основных международных договоров и соблюдала основные права человека. Напоминая, что в делах, касающихся иностранцев, которым угрожает высылка или выдача, Европейский Суд имеет право сопоставить материалы, представленные государством-ответчиком, с материалами из иных надежных и объективных источников (см. Постановление Европейского Суда по делу "Салах Шеех против Нидерландов" (Salah Sheekh v. Netherlands), жалоба N 1948/04, § 136, ECHR 2007-... (извлечения); и Постановление Большой Палаты от 28 февраля 2008 г. по делу "Саади против Италии" (Saadi v. Italy), жалоба N 37201/06, § 131), он отмечает, что в 2009 году Верховный комиссар ООН по правам человека и госдепартамент США сообщали о многочисленных нарушениях прав человека, которые недавно были допущены в Колумбии (см. §§ 33-35 настоящего Постановления).

51. Информация из различных надежных источников, включая источники, на которые ссылался заявитель (см. §§ 31-35 настоящего Постановления), несомненно свидетельствует о том, что общая ситуация с правами человека в Колумбии далека от совершенства. Например, презюмируется ответственность представителей государства за ряд внесудебных убийств гражданских лиц, насильственных исчезновений и произвольных арестов.

52. Вышеизложенные выводы, характеризующие общую ситуацию в стране назначения, должны дополняться конкретными утверждениями и требуют подтверждения иными доказательствами (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Маматкулов и Аскаров против Турции", § 73). В том же контексте Европейский Суд должен рассмотреть вопрос о том, была ли оценена властями угроза жестокого обращения до принятия решения о выдаче (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябикин против Российской Федерации", § 117).

53. Главный довод, выдвинутый заявителем по статье 3 Конвенции, касается угрозы жестокого обращения в Колумбии, усугубленной характером преступления, за которое он был осужден. Европейский Суд отмечает в данном отношении, что Комитет против пыток выразил озабоченность тем, что меры, принятые или принимаемые Колумбией против терроризма и незаконных вооруженных формирований, могли стимулировать практику пыток (см. § 31 настоящего Постановления). Европейский Суд далее отмечает, что доказательства, которыми он располагает, демонстрируют, что в Колумбии сохраняются проблемы, связанные с жестоким обращением с заключенными.

54. Кроме того, возвращаясь к личной ситуации заявителя, Европейский Суд отмечает, что заявитель опасался подвергнуться целенаправленному жестокому обращению в Колумбии, поскольку вице-президент Сантос, как сообщалось, заявил, что он должен "сгнить в тюрьме". Он полагает, что, к сожалению, невозможно в полной мере оценить характер высказывания и подтекст, который оно могло иметь на оригинальном языке, а именно на испанском, поскольку заявитель не указал источник информации относительно рассматриваемого высказывания. Однако представляется, что высказывание, выражающее желание высокопоставленного чиновника, чтобы осужденный заключенный "сгнил в тюрьме", может рассматриваться как признак того, что данному лицу серьезно угрожает жестокое обращение в заключении.

55. Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации получили гарантии Министерства иностранных дел Колумбии, согласно которым заявитель не будет подвергнут жестокому обращению (см. § 16 настоящего Постановления). Тем не менее Европейский Суд отмечает, что рассматриваемые гарантии были весьма неопределенными и неточными; соответственно, он вынужден поставить под вопрос их ценность. Европейский Суд также напоминает, что дипломатические гарантии сами по себе недостаточны, чтобы обеспечить адекватную защиту против угрозы жестокого обращения, если надежные источники сообщают о практиках, применяемых или допускаемых властями, которые явно противоречат принципам Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Саади против Италии", §§ 147-148).

56. Наконец, Европейский Суд рассмотрит довод заявителя, согласно которому российские власти не провели серьезного расследования возможности жестокого обращения в принимающей стране. Он отмечает в этом отношении, что заявитель сообщил российским судам о неблагоприятной ситуации с правами человека в Колумбии, ссылаясь на наличие продолжительного внутреннего вооруженного конфликта между государственными силами и военизированными формированиями и цитируя резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН и материалы заседания Комитета по правам человека (см. § 18 настоящего Постановления). Кроме того, заявитель обратил внимание властей на тот факт, что колумбийский вице-президент угрожал сгноить его в тюрьме. Верховный Суд Российской Федерации свел свою оценку предполагаемой индивидуальной угрозы жестокого обращения, вытекающей из высказывания вице-президента Сантоса, к одному лишь замечанию, согласно которому колумбийские суды были независимы от исполнительной власти, в связи с чем рассматриваемое высказывание не могло влиять на них (см. § 21 настоящего Постановления). Таким образом, Европейский Суд не может заключить, что российские власти надлежащим образом рассмотрели опасения заявителя в отношении статьи 3 Конвенции в рамках национального разбирательства о выдаче.

57. Европейский Суд находит, таким образом, что при конкретных обстоятельствах настоящего дела исполнение решения о выдаче заявителя нарушило бы статью 3 Конвенции.

II. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

 

58. Заявитель жаловался, что в Колумбии он не будет иметь доступа к справедливому суду, что представляет собой вопиющий отказ в правосудии. Он ссылался на пункт 1 статьи 6 Конвенции, который в соответствующей части предусматривает:

 

"Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".

A. Доводы сторон

 

59. Власти Российской Федерации утверждали, что колумбийские власти гарантировали заявителю возможность обжаловать приговор по своему уголовному делу. Кроме того, уголовное разбирательство в отношении заявителя было проведено с соблюдением колумбийских конституционных и правовых гарантий.

60. Заявитель поддержал свою жалобу, утверждая, что колумбийская судебная система была перегруженной и неэффективной.

B. Мнение Европейского Суда

 

61. Европейский Суд напоминает свой вывод о том, что выдача заявителя Колумбии составила бы нарушение статьи 3 Конвенции (см. § 57 настоящего Постановления). Не имея оснований сомневаться в том, что государство-ответчик исполнит настоящее Постановление, он полагает, что, хотя жалоба по статье 6 Конвенции является приемлемой, отсутствует необходимость разрешать теоретический вопрос о том, будет ли нарушена также статья 6 Конвенции в случае выдачи заявителя Колумбии (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Саади против Италии", § 160).

III. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции

 

62. Заявитель жаловался, что российское законодательство не предусматривало эффективных средств правовой защиты в отношении его жалобы на угрозу жестокого обращения в случае выдачи Колумбии. Он ссылался на статью 13 Конвенции, которая предусматривает:

 

"Каждый, чьи права и свободы, признанные в... Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

63. Власти Российской Федерации возражали против этого довода, настаивая на том, что заявителю были доступны эффективные средства правовой защиты, и он использовал их, обжалуя законность решения о выдаче в российских судах в соответствии со статьей 463 УПК.

64. Заявитель поддержал свою жалобу.

65. Европейский Суд отмечает, что жалоба заявителя по данной статье уже была рассмотрена в контексте статьи 3 Конвенции в § 56 настоящего Постановления. При таких обстоятельствах Европейский Суд полагает, что, хотя жалоба на основании статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьей 3 Конвенции является приемлемой, отсутствует необходимость отдельного рассмотрения этой жалобы по существу (см., с необходимыми изменениями, Постановление Европейского Суда от 6 ноября 2008 г. по делу "Шаипова и другие против Российской Федерации" (Shaipova and Others v. Russia), жалоба N 10796/04, § 124; Постановление Большой Палаты по делу "Макарадзис против Греции" (Makaratzis v. Greece), жалоба N 50385/99, §§ 84-86, ECHR 2004-XI; и Постановление Европейского Суда от 5 июня 2007 г. по делу "Анык и другие против Турции" (Anik and Others v. Turkey), жалоба N 63758/00, § 86).

IV. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

66. В формуляре жалобы от 23 июля 2008 г. заявитель ссылался на статью 2 Конвенции, повторяя по существу свою жалобу по статье 3 Конвенции, и на статью 7 Конвенции, утверждая, что он был осужден за преступление, которое на момент совершения не было наказуемо согласно российскому и колумбийскому законодательству.

67. В своих объяснениях по вопросу приемлемости и по существу жалобы от 18 марта 2009 г. заявитель лишь ссылался на статью 5 Конвенции, не выдвигая каких-либо жалоб по данному основанию. Он также утверждал, что высказывание вице-президента о том, что он должен сгнить в тюрьме, и новостное сообщение "Рейтер" о том, что колумбийские власти сочли указание предварительных мер "оскорбительным и легкомысленным", нарушали пункт 2 статьи 6 Конвенции.

68. Принимая во внимание представленные материалы, Европейский Суд не усматривает в них признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Следовательно, жалоба в данной части подлежит отклонению как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

V. Применение статьи 41 Конвенции

 

69. Статья 41 Конвенции предусматривает:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

A. Ущерб

 

70. Заявитель требовал 10 000 евро в счет компенсации морального вреда.

71. Власти Российской Федерации считали требуемую сумму чрезмерной.

72. Европейский Суд полагает, что его вывод, согласно которому выдача заявителя Колумбии, если будет осуществлена, составит нарушение статьи 3 Конвенции, представляет собой достаточную справедливую компенсацию (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Саади против Италии", § 188).

B. Судебные расходы и издержки

 

73. Заявитель требовал возмещения 160 000 евро в счет судебных расходов и издержек, понесенных в разбирательствах перед национальными властями и Европейским Судом. Он представил расписку, подтверждающую, что Д. Ямпольский получил в качестве гонорара 2 401 180 рублей (ориентировочно 53 450 евро), и расписку, подтверждающую, что М. Цивин получил в качестве гонорара 125 000 долларов США и 60 000 евро в счет гонорара четырех адвокатов, транспортных расходов, расходов на перевод и гонорара экспертов. Иных документов, подтверждающих судебные расходы и издержки, представлено не было.

74. Власти Российской Федерации ставили под сомнение разумность и обоснованность требуемых расходов.

75. Европейский Суд напоминает, что заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек в соответствии со статьей 41 Конвенции, если они были понесены действительно и по необходимости в целях предупреждения ситуации, которая была признана нарушением Конвенции, или получения возмещения в связи с такой ситуацией, и были разумными по размеру (см., например, Постановление Большой Палаты по делу "Ньельсен и Йонсон против Норвегии" (Nielsen and Johnson v. Norway), жалоба N 23118/93, § 43, ECHR 1999-VIII). Он отмечает, что расходы, предположительно понесенные заявителем в рамках страсбургского разбирательства, не были представлены в разбивке и не подтверждались какими-либо документальными доказательствами, кроме двух расписок общего характера. В отсутствие детализированного счета сложно оценить разумность и необходимость издержек, понесенных заявителем. При таких обстоятельствах Европейский Суд полностью отклоняет требования заявителя по данному основанию.

VI. Правило 39 Регламента Суда

 

76. Европейский Суд напоминает, что в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции настоящее Постановление станет окончательным (a) при наличии заявления сторон о том, что они не будут просить о передаче дела в Большую Палату; или (b) по истечении трех месяцев с даты вынесения Постановления, если не поступит обращение о передаче дела в Большую Палату; или (c) после отклонения Комитетом Большой Палаты обращения о передаче дела согласно статье 43 Конвенции.

77. Он полагает, что указание властям Российской Федерации на основании правила 39 Регламента Суда (см. § 3 настоящего Постановления) должно сохранять силу, пока настоящее Постановление не станет окончательным или пока Комитет Большой Палаты Европейского Суда не примет обращение одной или обеих сторон о передаче дела в Большую Палату согласно статье 43 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 20 января 2009 г. по делу "F.H. против Швеции" (F.H. v. Sweden), жалоба N 32621/06, § 107).

 

На основании изложенного Суд:

1) признал единогласно приемлемой жалобу на нарушение статей 3 и 13 Конвенции, а также пункта 1 статьи 6 Конвенции в части вопиющего отказа в правосудии в Колумбии, а в остальной части неприемлемой;

2) постановил пятью голосами "за" и двумя - "против", что исполнение решения о выдаче в отношении заявителя повлечет нарушение статьи 3 Конвенции;

3) постановил пятью голосами "за" и двумя - "против", что отсутствует необходимость рассмотрения вопроса о том, будет ли допущено нарушение статьи 6 Конвенции в случае выдачи заявителя Колумбии;

4) постановил пятью голосами "за" и двумя - "против", что отсутствует необходимость отдельного рассмотрения жалобы на основании статьи 13 Конвенции;

5) постановил единогласно, что установление нарушения составляет достаточную справедливую компенсацию морального вреда, причиненного заявителю;

6) отклонил единогласно оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации;

7) решил единогласно оставить в силе указание властям Российской Федерации согласно правилу 39 Регламента Суда, согласно которому желательно в интересах надлежащего осуществления разбирательства не выдавать заявителя до момента, когда настоящее Постановление станет окончательным, или последующего указания.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 1 апреля 2010 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Андре Вампаш
Заместитель Секретаря Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда

 

В соответствии с пунктом 2 статьи 45 Конвенции и пунктом 2 правила 74 Регламента Суда к Постановлению прилагается совместное несовпадающее особое мнение судей Ковлера и Гаджиева.

 

Х.Л.Р.

А.В.

 

Совместное несовпадающее особое мнение судей Ковлера и Гаджиева

 

Мы не можем согласиться с выводом Европейского Суда, согласно которому исполнение решения о выдаче в отношении заявителя повлекло бы нарушение статьи 3 Конвенции. Мы разделяем общий подход Европейского Суда к данному деликатному вопросу, предусматривающий осуществление выдачи на основе уважения элементарных прав выдаваемых лиц. Имеет значение вывод Европейского Суда о том, что "одна лишь возможность жестокого обращения вследствие нестабильной ситуации в принимающем государстве не свидетельствует о нарушении статьи 3 Конвенции... Если доступные Европейскому Суду источники описывают общую ситуацию, конкретные утверждения заявителя по делу должны подтверждаться иными доказательствами" (см. § 47 Постановления).

Мы согласны, что информация из различных надежных источников, включая те, на которые ссылался заявитель (см. §§ 31-35), несомненно иллюстрировала общую ситуацию в Колумбии как далекую от совершенства. В то же время мы не можем обнаружить в этих докладах каких-либо признаков существования ситуации, сравнимой с ситуацией заявителя. Представляется неправдоподобным, что заявитель был бы подвергнут принуждению для получения самообличающих показаний после осуждения. Учитывая, что он предположительно был бы заключен под стражу для отбытия наказания, оказавшись в Колумбии, угроза его убийства военнослужащими под видом борьбы с членами военизированных формирований фактически отсутствовала. Не утверждалось, что заявитель был членом какой-либо уязвимой группы, такой как правозащитники. Кроме того, он не ходатайствовал о статусе беженца в связи с его предполагаемым преследованием по политическим или иным основаниям, как в случае многих других жалоб в Европейский Суд. Материалы, находящиеся в распоряжении Европейского Суда, не содержат описаний случаев жестокого обращения с лицами, осужденными судом за деяния, связанные с терроризмом. Хотя 4 февраля 2004 г. Комитет против пыток выразил озабоченность тем, что принятые или принимаемые Колумбией меры против терроризма и незаконных вооруженных групп могли стимулировать практику пыток, дополнительные подробности, описывающие такие практики, не приводились ни в выводах и рекомендациях комитета на указанную дату, ни в иных докладах.

По нашему мнению, заявитель не представил доказательств, позволяющих прийти к однозначному выводу о том, что он бы отбывал наказание в переполненной камере или в иных ненадлежащих условиях. На основании доказательств, имеющихся в его распоряжении, он* (* Так в оригинале. В данном предложении речь идет о Европейском Суде (прим. переводчика). ) не мог также заключить, что это дело, в котором "крайне плохие условия заключения, жестокое обращение и пытки по-прежнему вызывают беспокойство всех наблюдателей за ситуацией" (см. Постановление Европейского Суда от 19 июня 2008 г. по делу "Рябикин против Российской Федерации" (Ryabikin v. Russia), жалоба N 8320/04, § 116). Наконец, колумбийские власти не препятствовали мониторингу мест заключения лиц, осужденных за деятельность, связанную с терроризмом. Таким образом, Европейский Суд мог прийти к выводу о том, что одна угроза содержания заявителя в плохих условиях в случае его выдачи в Колумбию сама по себе не достигла бы минимального уровня суровости.

Возвращаясь к личной ситуации заявителя, Европейский Суд отметил в Постановлении, что причиной его опасений подвергнуться целенаправленному жестокому обращению в Колумбии было то, что вице-президент Сантос, как сообщалось, заявил, что он должен "сгнить в тюрьме". Но заявитель не указал источник информации относительно рассматриваемого высказывания! Статья в "Российской газете", копия которой была представлена заявителем, лишь приводила слова колумбийского вице-президента без ссылки на обстоятельства, при которых это высказывание было сделано. Кроме того, заявитель не представил Европейскому Суду доказательств с веб-сайта "Международные отношения и архитектура безопасности", который предположительно воспроизводил рассматриваемое высказывание. При таких обстоятельствах Европейский Суд, как правило, не может в полной мере оценить характер высказывания и подтекст, который оно могло иметь на оригинальном языке. В любом случае мы не готовы заключить, что высказывание, выражающее желание чиновника, чтобы заключенный "сгнил в тюрьме", могло само по себе приравниваться к серьезной угрозе жестокого обращения, учитывая его неопределенный и преувеличенный характер. Так, мы полагаем, что заявитель не продемонстрировал какую-либо индивидуальную угрозу жестокого обращения, которому он подвергся бы в Колумбии в случае выдачи.

Далее, колумбийские власти предоставили своим российским коллегам дипломатические заверения, согласно которым заявитель, в частности, не будет подвергнут жестокому обращению (см. § 16 Постановления). При рассмотрении вопроса о законности решения о выдаче российские суды полагались на эти гарантии (см. §§ 19 и 21). Однако Европейский Суд отметил, что рассматриваемые гарантии "были весьма неопределенными и неточными; соответственно, он вынужден поставить под вопрос их ценность" (см. § 55).

Европейский Суд исследует вопрос о том, обеспечивают ли дипломатические заверения по делам о высылке и выдаче, в их практическом применении, достаточную гарантию того, что заявитель будет защищен от угрозы обращения, запрещенного Конвенцией (см. Постановление Европейского Суда от 15 ноября 1996 г. по делу "Чахал против Соединенного Королевства" (Chahal v. United Kingdom), § 105, Reports of Judgments and Decisions 1996-V). Значение, которое должно быть придано заверениям принимающего государства, зависит в каждом деле от обстоятельств, преобладающих в период, относящийся к обстоятельствам дела (см. Постановление Большой Палаты по делу "Саади против Италии" (Saadi v. Italy), жалоба N 37201/06, § 148, ECHR 2008-...). Мы отмечаем, что Колумбия является стороной Международного пакта о гражданских и политических правах (ICCPR) и добровольно сотрудничает с международными институтами в сфере прав человека (см. § 34 Постановления). Полевое управление Верховного комиссара ООН по правам человека (UNHCHR) действует в этой стране. Правительство Колумбии разрешает доступ международных наблюдателей, в частности, в места заключения (см. § 35 Постановления). Соответственно, исполнение дипломатических заверений, согласно которым заявитель не будет подвергнут пыткам или иному жестокому обращению, открыто для независимого и объективного мониторинга.

Европейский Суд не имеет надлежащих оснований, чтобы предвидеть с какой-либо степенью определенности, что Колумбия не исполнит свои обязательства, вытекающие из международного права (см., с необходимыми изменениями, Решение Европейского Суда по делу "Эйнхорн против Франции" (Einhorn v. France), жалоба N 71555/01, § 33, ECHR 2001-XI).

В таких обстоятельствах Европейский Суд не может заключить, что дипломатические заверения, данные колумбийскими властями в отношении неподверженности заявителя жестокому обращению, не должны приниматься во внимание на том основании, что они не обеспечивают надлежащих гарантий против обращения, запрещенного статьей 3 Конвенции.

Что касается довода заявителя, согласно которому российские власти не провели серьезного расследования возможности жестокого обращения, его объяснения в российских судах в части угрозы жестокого обращения были весьма неопределенными. Он не сообщил российским судам конкретные причины, по которым он опасался жестокого обращения, ссылаясь лишь на продолжительный внутренний конфликт между государственными силами и военизированными формированиями. Его ссылки на резолюцию Генеральной ассамблеи и заседание Комитета по правам человека не подтверждались копиями данных документов (см. § 18 Постановления). Кроме того, заявитель лишь косвенно указывал, что его личная ситуация как заключенного будет удручающей. Неопределенная ссылка на широкое распространение нарушений прав заключенных (см. § 20), не поддержанная какими-либо доказательствами, едва ли была достаточной.

Принимая во внимание все вышеизложенное, мы приходим к выводу, что в настоящем деле не были установлены существенные основания полагать, что заявитель будет подвергнут реальной угрозе обращения, противоречащего статьи 3 Конвенции, в случае выдачи в Колумбию. Соответственно, исполнение решения о выдаче в отношении заявителя не повлекло бы нарушение статьи 3 Конвенции.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 апреля 2010 г. Дело "Клейн (Klein) против Российской Федерации" (жалоба N 24268/08) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в приложении к Бюллетеню Европейского Суда по правам человека. Российская хроника Европейского Суда. Специальный выпуск. N 3/2010


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека