Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 апреля 2010 г. Дело "Панасенко (Panasenko) против Российской Федерации" (Жалоба N 9549/05) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)

 

Дело "Панасенко (Panasenko)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 9549/05)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 1 апреля 2010 г.

ГАРАНТ:

Об исполнении Постановления Европейского Суда по правам человека по группе дел "Рябых против Российской Федерации" (113 дел) см. Резолюцию N CM/ResDH(2017)83

По делу "Панасенко против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Нины Ваич,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Джорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Андре Вампаша, Заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 11 марта 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 9549/05, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Григорием Федоровичем Панасенко (далее - заявитель) 7 февраля 2005 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. 15 мая 2008 г. председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

4. Заявитель родился в 1949 году и проживает в г. Шахты Ростовской области.

5. В 1990-х годах заявитель принял участие в государственной программе накопления сбережений, которая давала ему право на получение легкового автомобиля в 1993 году. Он выплатил полную стоимость автомобиля, но автомобиль не получил.

6. 17 июля 2002 г. заявитель получил 31375 рублей 48 копеек в качестве компенсации в соответствии с Государственной программой погашения внутреннего государственного долга (см. §§ 20-22 настоящего Постановления). Эта сумма составила 33,41 % от стоимости автомобиля.

7. Заявитель предъявил иск к властям, требуя полную денежную стоимость долгового обязательства о предоставлении автомобиля.

8. 1 апреля 2003 г. Усть-Янский районный суд Республики Саха (Якутия) удовлетворил иск заявителя, установив, что государство не исполнило свое обязательство о предоставлении заявителю автомобиля и вместо этого лишь частично выплатило компенсацию. Суд также указал, что одностороннее изменение условий выкупа товарных чеков государством в соответствии с Федеральным законом от 2 июня 2000 г. и соответствующей государственной программой (см. ниже) "не отвечало конституционным принципам и принципам гражданского права", так как частичная оплата стоимости автомобиля не являлась достаточным средством компенсации ущерба, причиненного держателям чеков. Суд присудил заявителю сумму в размере 66693 рублей 35 копеек, что составляло полную стоимость автомобиля за вычетом суммы, выплаченной ему в июле 2002 г., которую должно было выплатить Федеральное казначейство.

9. 30 апреля 2003 г. Верховный суд Республики Саха (Якутия) оставил решение без изменения, и оно вступило в силу. Решение осталось неисполненным.

10. В июне 2004 г. орган-ответчик подал жалобу для пересмотра дела в порядке надзора в президиум Верховного суда Республики Саха (Якутия).

11. 14 октября 2004 г. президиум рассмотрел решения нижестоящих судов в порядке надзора и установил, в частности, что нижестоящие суды не приняли во внимание изменения к Закону о государственных долговых товарных обязательствах и Постановление N 1006 Правительства Российской Федерации. Президиум указал следующее:

 

"С учетом существенного нарушения норм материального права принятые по данному делу решения не могут считаться законными и обоснованными и подлежат отмене [_]".

 

12. Президиум отменил решение от 1 апреля 2003 г. и кассационное определение от 30 апреля 2003 г. и вынес новое решение, которым он полностью отклонил требование заявителя.

 

II. Применимое национальное законодательство

 

A. Проверка соответствия федеральных законов Конституции

 

13. Согласно части 1 статьи 15 Конституции Российской Федерации Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

14. В соответствии с частью 4 статьи 125 Конституции Конституционный Суд Российской Федерации проверяет по запросам судов конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.

15. В Постановлении N 19-П от 17 июня 1998 г. Конституционный Суд Российской Федерации указал, что правомочием по проверке конституционности федеральных или региональных законов наделен только Конституционный Суд Российской Федерации. Иные суды не вправе осуществлять проверку конституционности федеральных законов. При наличии сомнений в конституционности закона они должны обращаться в Конституционный Суд.

 

B. Погашение государственных долговых товарных обязательств

 

16. Закон "О государственных долговых товарных обязательствах" (Федеральный закон N 86-ФЗ от 1 июня 1995 г.) предусматривал, что государственные долговые товарные обязательства, в том числе целевые расчетные чеки, признаются государственным внутренним долгом Российской Федерации (статья 1). Они подлежали исполнению в соответствии с нормами действующего Гражданского кодекса Российской Федерации (статья 2). В соответствующей части статья 3 предусматривала:

 

"Правительству Российской Федерации разработать Государственную программу погашения в 1995-1997 годах внутреннего государственного долга Российской Федерации... Предусмотреть в указанной Программе удобные для граждан условия погашения государственных долговых товарных обязательств, в том числе по их выбору: предоставление товаров, обусловленных в облигациях государственных целевых беспроцентных займов_ выкуп государственных долговых товарных обязательств по сложившимся на момент исполнения потребительским ценам...".

17. 2 июня 2000 г. в статью 3 закона были внесены изменения, в соответствующих частях устанавливающие:

 

"Установить, что погашение государственного внутреннего долга Российской Федерации по государственным долговым товарным обязательствам_ производится в 2001-2004 годах в соответствии с Государственной программой...

Предусмотреть в указанной программе следующие очередность и условия погашения государственных долговых товарных обязательств:

- [...]для владельцев целевых расчетных чеков с правом приобретения легковых автомобилей в 1993-1995 годах и действующих целевых вкладов - выплату денежной компенсации в размере части стоимости указанного в чеке автомобиля, установленной исходя из процентного соотношения оплаченной владельцем обязательства части стоимости автомобиля на 1 января 1992 г. (по действовавшим до 1 января 1992 г. ценам) и стоимости автомобиля, указанного в чеке, определяемой по согласованию с заводом-изготовителем на момент исполнения обязательств".

18. 27 декабря 2000 г. Правительство Постановлением N 1006 утвердило Государственную программу погашения в 2001-2004 годах государственного внутреннего долга Российской Федерации по государственным долговым товарным обязательствам. Пункт 2 программы предусматривал, что государственные долговые товарные обязательства погашаются путем выплаты денежной компенсации.

 

Право

 

I. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции

 

19. Заявитель жаловался со ссылкой на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции на отмену в порядке надзора решений от 1 и 30 апреля 2003 г., вынесенных в его пользу. В соответствующей части эта статья устанавливает следующее:

 

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права".

20. Власти Российской Федерации утверждали, что пересмотр дела в порядке надзора не нарушил Конвенцию. Пересмотр был инициирован стороной разбирательства в срок менее одного года с даты вступления в силу решений. Надзорная процедура была направлена на исправление существенной ошибки, допущенной на разбирательствах в судах первой и кассационной инстанций. Нижестоящие суды были не вправе разрешать вопрос о соответствии Конституции Российской Федерации положений Федерального закона от 2 июня 2000 г. Вместо этого они должны были ходатайствовать о проверке конституционности рассматриваемого Федерального закона в Конституционном Суде и приостановить разбирательство в ожидании соответствующего указания. Однако они не обратились с таким ходатайством, и разбирательство дела приостановлено не было. Поэтому при разбирательстве дела заявителя нижестоящими судами была допущена существенная ошибка, а именно превышение полномочий судами и ошибка юрисдикции. При таких обстоятельствах отмена решения являлась единственным доступным средством устранения существенной ошибки и восстановления правовой определенности в данном деле. Власти Российской Федерации также напомнили, что в июле 2002 г. заявитель получил компенсацию от Министерства финансов в размере, установленном национальным законодательством. По их мнению, его последующее требование относительно полной стоимости автомобиля являлось необоснованным, и, следовательно, он не обладал "имуществом" в понимании статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

21. Заявитель поддержал свое требование, утверждая, что он имел право получить полную стоимость автомобиля, но не получил этой суммы.

 

A. Приемлемость жалобы

 

22. Европейский Суд считает, что жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

 

B. Существо жалобы

 

23. Европейский Суд напоминает, что существование задолженности, подтвержденной вступившим в силу решением, составляет "имущество" лица в значении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Отмена такого решения составляет вмешательство в право на уважение собственности (см., в частности, Постановление Большой Палаты по делу "Брумэреску против Румынии" (Brumarescu v. Румыния), жалоба N 28342/95, § 74, ECHR 1999-VII, и Постановление Европейского Суда от 6 октября 2005 г. по делу "Андросов против Российской Федерации" (Androsov v. Russia), жалоба N 63973/00, § 69* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2006.)).

24. Прежде всего, Европейский Суд отмечает, что, по мнению властей Российской Федерации, отмена решений в порядке надзора вызвана потребностью устранения существенной ошибки, допущенной при первоначальном разбирательстве. Европейский Суд напоминает свой последовательный подход, согласно которому ошибки, связанные с юрисдикцией, в принципе, могут рассматриваться в качестве "существенных нарушений", подлежащих устранению посредством надзорного производства (см., с необходимыми изменениями, Постановление Европейского Суда от 10 апреля 2008 г. по делу "Лучкина против Российской Федерации" (Luchkina v. Russia), жалоба N 3548/04, § 21). Однако текст постановления президиума от 14 октября 2004 г. не позволяет Европейскому Суду сделать вывод, что решения нижестоящих судов были действительно отменены из-за того, что эти суды оценивали конституционность федерального закона вне пределов своей юрисдикции. Ни предполагаемая ошибка подведомственности, ни превышение полномочий не были упомянуты президиумом как основание для отмены решений от 1 и 30 апреля 2003 г. Напротив, из формулировки постановления суда надзорной инстанции следует, что единственным основанием для отмены решений явилось неверное истолкование и неправильное применение судами соответствующих частей закона "О государственных долговых товарных обязательствах". Кроме того, государственный орган-ответчик не требовал пересмотра дела в связи с тем, что в предыдущих разбирательствах была допущена существенная ошибка, такая как, в частности, ошибка подведомственности, серьезные нарушения процедуры суда или превышение полномочий (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Лучкина против Российской Федерации"). Такой довод был выдвинут только в объяснениях властей Российской Федерации. В отсутствие ссылки на основание для отмены решения, выдвинутое властями Российской Федерации, в тексте постановления суда надзорной инстанции от 14 октября 2004 г. Европейский Суд не может заключить, что отмена была вызвана и тем более оправдана ошибкой подведомственности, допущенной нижестоящими судами. Соответственно, он отклоняет довод властей Российской Федерации.

25. Европейский Суд также отмечает, что в пользу заявителя было вынесено вступившее в силу решение, в соответствии с которым государство должно было выплатить ему значительную сумму за счет средств Федерального казначейства. Европейский Суд также напоминает, что наличие задолженности, подтвержденной вступившим в силу судебным решением, составляет "имущество" лица в значении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см., в частности, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Андросов против Российской Федерации", § 69). Он не смог получить присужденные суммы не по своей вине. Отмена вступившего в силу решения подорвала уверенность заявителя в обязательной силе судебного решения и лишила его возможности получения денежных средств, которые он обоснованно мог рассчитывать получить. При таких обстоятельствах, даже если предположить, что вмешательство являлось законным и преследовало законную цель, Европейский Суд полагает, что отмена в порядке надзора вступившего в силу решения в пользу заявителя возложило на него избыточное бремя и являлось несовместимым со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции.

26. Соответственно, имело место нарушение этого пункта.

 

II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

27. Заявитель жаловался в соответствии со статьей 13 Конвенции на то, что он не располагал эффективным средством правовой защиты в связи с отменой в порядке надзора вступившего в силу решения и в соответствии со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции на отказ государства от исполнения своего обязательства о предоставлении автомобиля.

28. Европейский Суд рассмотрел эти жалобы заявителя. Однако, с учетом представленных ему материалов, он не усматривает в них признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Следовательно, жалоба в данной части подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

29. Статья 41 Конвенции предусматривает:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

A. Ущерб

 

30. Заявитель требовал 100000 долларов США в качестве компенсации морального вреда.

31. Власти Российской Федерации оспаривали это требование как необоснованное и явно чрезмерное.

32. Учитывая характер установленного нарушения и оценивая указанные обстоятельства на справедливой основе, Европейский Суд присуждает заявителю 3000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную выше сумму, и отклоняет оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

 

B. Судебные расходы и издержки

 

33. Заявитель не требовал возмещения судебных расходов и издержек, и, соответственно, отсутствует необходимость присуждения каких-либо сумм по данному основанию.

 

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

34. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) признал жалобу на нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в части отмены вступившего в силу решения в пользу заявителя приемлемой, а в остальной части неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил:

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 3000 евро (три тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 1 апреля 2010 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Андре Вампаш
Заместитель Секретаря Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 апреля 2010 г. Дело "Панасенко (Panasenko) против Российской Федерации" (Жалоба N 9549/05) (Первая Секция)


Постановление вступило в силу 1 июля 2010 г.


Текст постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 9/2010


Перевод: Николаев Г.А.