Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Европейского Суда по правам человека от 8 апреля 2010 г. Дело "Синичкин (Sinichkin) против Российской Федерации" (жалоба N 20508/03) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)

 

Дело "Синичкин (Sinichkin)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 20508/03)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 8 апреля 2010 г.

 

По делу "Синичкин против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Дина Шпильманна,

Сверре Эрика Йебенса,

Джорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Сёрена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 18 марта 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 20508/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Андреем Владимировичем Синичкиным (далее - заявитель) 12 мая 2003 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 29 мая 2006 г. председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

4. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражения властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил их.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

5. Заявитель родился в 1970 году и отбывает срок лишения свободы в исправительной колонии ЮК-25/8 в Оренбургской области.

6. 24 июня 2002 г. заявитель был задержан по подозрению в разбое по предварительному сговору при отягчающих вину обстоятельствах и доставлен в Ленинский районный отдел внутренних дел г. Орска. Он отказался от юридической помощи, подписал протокол, подтверждающий свой отказ, и не признал себя виновным. Он был освобожден в тот же день.

7. 22 июля 2002 г. заявитель был вновь заключен под стражу. Ему было предъявлено обвинение в разбое при отягчающих вину обстоятельствах, и он был допрошен после отказа от юридической помощи. Сотрудники милиции предположительно угрожали и унижали его с целью добиться признания. Заявитель не признал себя виновным. Через два дня он был освобожден под подписку о невыезде.

8. 23 июля 2002 г. местная коллегия адвокатов назначила адвоката M. в качестве защитника заявителя по уголовному делу. По-видимому, M. был привлечен в качестве бесплатного защитника.

9. 31 октября 2002 г. Ленинский районный суд г. Орска начал рассмотрение уголовного дела заявителя. В тот же день заявитель подал суду первой инстанции письменное ходатайство, в соответствии с которым он отказывался от услуг M. и намеревался защищать себя самостоятельно. Он пояснил, что это было добровольное решение, не вызванное финансовыми затруднениями. M. заявил суду, что он не возражает против удовлетворения ходатайства заявителя. Обсудив этот вопрос, суд удовлетворил ходатайство заявителя и разрешил ему защищать себя самостоятельно.

10. Приговором от 10 ноября 2002 г. районный суд признал заявителя виновным в соответствии с предъявленным обвинением и приговорил его к 13 годам лишения свободы. Он установил, что заявитель, совместно с двумя другими подсудимыми, напал, ограбил и сильно избил потерпевшего. Действия заявителя, предварительно согласованные подсудимыми, заключались, в частности, в угрозе потерпевшему ножом. Суд основал свои выводы на частичном признании вины соподсудимыми заявителя, показаниях потерпевших и свидетелей, а также на вещественных доказательствах. В приговоре также указывалось, что он может быть обжалован в Оренбургский областной суд в течение 10 дней после вынесения или для подсудимых, содержавшихся под стражей, в тот же период с момента получения копии приговора. Также отмечалось, что, если осужденные, содержащиеся под стражей, подадут кассационную жалобу, они имеют "право ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции".

11. 21 ноября 2002 г. заявитель обжаловал обвинительный приговор в Оренбургский областной суд (далее - областной суд). Он не оспаривал получение денег от потерпевшего, но не согласился с порядком установления соответствующих фактов судом первой инстанции, с распределением ролей между обвиняемыми и с квалификацией его собственных действий. Он, в частности, указал, что суд первой инстанции не учел его показаний и показаний свидетелей, например, что касается выводов суда первой инстанции о распределении ответственности между обвиняемыми и квалификации его действий как умышленного разбоя. В своей кассационной жалобе заявитель не просил областной суд обеспечить его участие в заседании и не просил назначить ему защитника. Как утверждают власти Российской Федерации, соподсудимые заявителя, которые также обжаловали приговор, прямо указали на свое желание участвовать в заседании суда кассационной инстанции.

12. По данным властей Российской Федерации, 25 ноября 2002 г. уведомление о заседании суда кассационной инстанции было направлено в изолятор, в котором содержался заявитель.

13. 19 декабря 2002 г. областной суд рассмотрел жалобы, поданные заявителем и другими подсудимыми, и оставил приговор без изменения. Заявитель не участвовал в заседании суда кассационной инстанции и не имел представителя, в то время как другие подсудимые и прокурор участвовали в нем и изложили свои доводы.

14. Определением от 19 декабря 2002 г. областной суд отклонил жалобу заявителя и оставил обвинительный приговор без изменения.

II. Применимое национальное законодательство

 

A. Уголовно-процессуальный кодекс

 

1. Пределы рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции

 

15. Согласно статье 360 Уголовно-процессуального кодекса, вступившего в силу 1 июля 2002 г. (далее - УПК), суд кассационной инстанции проверяет законность, обоснованность, справедливость приговора суда первой инстанции лишь в той части, в которой оно обжаловано и только в отношении тех осужденных, которые затронуты жалобой. Суд кассационной инстанции вправе смягчить осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении. Он вправе усилить наказание, а равно применить уголовный закон о более тяжком преступлении, отменить оправдательный приговор, только если полагает, что приговор являлся несправедливым или были нарушены интересы участников уголовного судопроизводства.

16. Приговор считается несправедливым, если было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости. Приговор может быть также отменен в связи с необходимостью назначения более строгого наказания ввиду признания наказания, назначенного судом первой инстанции, несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости лишь в случаях, когда по этим основаниям имеется представление прокурора либо заявление частного обвинителя и потерпевшего (статья 383).

17. Согласно частям 4 и 5 статьи 377 УПК при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд вправе непосредственно исследовать доказательства* (* По ходатайству стороны (прим. переводчика).), включая дополнительные материалы.

 

2. Участие осужденного в заседании суда кассационной инстанции

 

18. Согласно части 2 статьи 375, если осужденный заявляет ходатайство об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, на это указывается в его кассационной жалобе.

19. Статья 376 Кодекса предусматривает, что при поступлении уголовного дела с кассационными жалобами судья назначает дату, время и место судебного заседания. О дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции стороны должны быть извещены не позднее 14 суток до дня судебного заседания. Вопрос о вызове осужденного, содержащегося под стражей, решается судом. Осужденный, содержащийся под стражей и заявивший о своем желании присутствовать при рассмотрении жалобы или представления на приговор, вправе участвовать в судебном заседании непосредственно либо изложить свою позицию путем использования систем видеоконференц-связи. Вопрос о форме участия осужденного в судебном заседании решается судом. Явившийся в судебное заседание осужденный или оправданный допускается к участию в нем во всех случаях. Неявка лиц, своевременно извещенных о дате, времени и месте заседания суда кассационной инстанции, не препятствует рассмотрению уголовного дела.

20. Согласно статье 377 председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое уголовное дело рассматривается и по чьим кассационным жалобам. После этого председательствующий объявляет состав суда, имена лиц, являющихся сторонами по уголовному делу и присутствующих в судебном заседании, и заслушивает выступления стороны, подавшей жалобу, и возражения другой стороны. При рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд вправе по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства и дополнительные материалы, представленные сторонами в поддержку или в опровержение доводов, изложенных в жалобе или в возражениях противной стороны.

 

3. Представительство

 

21. УПК предусматривает следующее:

 

Статья 51

"1. Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если:

1) подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном статьей 52 настоящего Кодекса;

2) подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним;

3) подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту;

3.1) судебное разбирательство проводится [в отсутствие обвиняемого] в порядке, предусмотренном частью пятой статьи 247 настоящего Кодекса;

4) подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу;

5) лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь;

6) уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей;

7) обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела [без слушания]* (* При согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (прим. переводчика).) в порядке, установленном главой 40 настоящего Кодекса;

2. ...

3. Если при обстоятельствах, предусмотренных частью первой настоящей статьи, защитник не приглашен самим подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, то следователь, прокурор или суд* (* Буквально: "дознаватель, следователь или суд" (прим. переводчика).) обеспечивает участие защитника в уголовном судопроизводстве".

 

Статья 52

"1. Подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Отказ от защитника заявляется в письменном виде, и об этом делается отметка в протоколе данного следственного действия.".

B. Практика Конституционного Суда Российской Федерации

 

22. Рассмотрев вопрос о соответствии Конституции статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса, Конституционный Суд указал следующее (определение N 497-O от 18 декабря 2003 г.):

"Часть первая статьи 51 УПК Российской Федерации, устанавливая случаи обязательного участия в уголовном деле защитника, не содержит каких-либо указаний на то, что ее положения не подлежат применению в стадии кассационного производства, в связи с чем может быть ограничено право осужденного на помощь адвоката (защитника)".

23. Эта позиция была впоследствии подтверждена и развита семью решениями, вынесенными Конституционным Судом 8 февраля 2007 г. Он установил, что бесплатная юридическая помощь на кассационной стадии предоставляется на тех же условиях, что и на более ранних стадиях разбирательства, и является обязательной в случаях, перечисленных в статье 51. Он также подчеркнул обязанность судов обеспечивать участие защитника при рассмотрении дел в кассационном порядке.

C. Практика Верховного Суда Российской Федерации

 

24. В ряде дел (постановления 13 октября 2004 г. и 26 января, 6 апреля, 15 июня и 21 декабря 2005 г.) президиум Верховного Суда Российской Федерации отменял определения судов кассационной инстанции и возвращал дела на новое рассмотрение на том основании, что суды не обеспечили участие защитника в рассмотрении кассационных жалоб, хотя его участие являлось обязательным.

Право

 

I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции

 

25. Заявитель жаловался со ссылкой на статью 6 Конвенции, что суд кассационной инстанции рассмотрел его жалобу в его отсутствие. Европейский Суд также затронул по собственной инициативе с точки зрения статьи 6 Конвенции вопрос о непредоставлении заявителю бесплатной юридической помощи в заседании суда кассационной инстанции. Статья 6 Конвенции в соответствующих частях предусматривает следующее:

 

"1. Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела... судом...

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: ...

с) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника...".

A. Приемлемость жалобы

 

26. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

B. Существо жалобы

 

1. Доводы сторон

 

27. Власти Российской Федерации утверждали, что в соответствии со статьей 375 Уголовно-процессуального кодекса, если осужденный желает участвовать в заседании суда кассационной инстанции, он должен указать на это в своей кассационной жалобе. Они также утверждали, что 10 ноября 2002 г., после оглашения обвинительного приговора, суд первой инстанции разъяснил всем осужденным, что они имеют право ходатайствовать перед судом кассационной инстанции об обеспечении их непосредственного участия в заседании суда кассационной инстанции. Копия приговора от 10 ноября 2002 г., полученная заявителем в изоляторе, также содержала это разъяснение. Однако в своей кассационной жалобе заявитель не просил о своей доставке в заседание. Соответственно, 25 ноября 2002 г. ему было направлено простое уведомление о дате заседания суда кассационной инстанции. Заявитель не представил других ходатайств о своем участии в заседании суда кассационной инстанции или о назначении защитника, который представлял бы его интересы. В то же время его соподсудимые прямо просили суд кассационной инстанции о своей доставке и имели возможность принять непосредственное участие в его заседании.

28. Что касается вопроса о представительстве, заявитель не был представлен защитником в суде первой инстанции, поэтому адвокат не мог быть уведомлен о заседании суда кассационной инстанции. Заявитель отказался от юридической помощи в суде, на что имел право в соответствии со статьей 52 УПК. Отказ заявителя не лишал его права обращения за юридической помощью на более поздних стадиях разбирательства. В соответствии со статьей 51 власти могли настоять на назначении защитника для заявителя, если бы, в частности, он обвинялся в совершении преступлений, наказываемых более чем 15 годами лишения свободы, или не владел русским языком или имел психические недостатки. Однако он обвинялся в совершении преступления, наказываемого лишением свободы на срок до 15 лет, и поэтому власти не могли пренебречь его отказом от юридической помощи. Если бы заявитель обратился за ней, власти были бы обязаны назначить ему защитника в соответствии со статьями 47, 50 и 52 УПК. Кроме того, если бы заявитель потребовал участия своего защитника в заседании суда кассационной инстанции, и последний не учел бы этого требования, это было бы безусловное основание для отмены определения суда кассационной инстанции. Наконец, они отметили, что заявитель был ранее неоднократно судим и хорошо знал особенности предварительного следствия и судебного разбирательства дела.

29. Заявитель поддержал свою позицию.

 

2. Мнение Европейского Суда

 

(a) Общие принципы

 

(i) Право на участие в заседании суда и на юридическую помощь

30. Европейский Суд напоминает, что в интересах справедливого и равноправного уголовного процесса первостепенное значение имеет участие обвиняемого в судебном разбирательстве по своему делу (см. Постановление Европейского Суда от 22 сентября 1994 г. по делу "Лала против Нидерландов" (Lala v. Netherlands), § 33, Series A, N 297-A; и Постановление Европейского Суда от 23 ноября 1993 г. по делу "Пуатримоль против Франции" (Poitrimol v. France), § 35, Series A, N 277-A), и что обязанность обеспечить право обвиняемого по уголовному делу присутствовать в суде - как в течение разбирательства в суде первой инстанции, так и при новом рассмотрении дела - расценивается как одно из существенных требований статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 24 марта 2005 г. по делу "Стоичков против Болгарии" (Stoichkov v. Bulgaria), жалоба N 9808/02, § 56).

31. Личное присутствие обвиняемого не имеет такого решающего значения для слушания в суде кассационной инстанции, какое оно имеет для слушания в суде первой инстанции (см. Постановление Большой Палаты по делу "Эрми против Италии" (Hermi v. Italy), жалоба N 18114/02, § 60, ECHR 2006-XII). В частности, разбирательство, затрагивающее только вопросы права, в отличие от вопросов факта, может соответствовать требованиям статьи 6 Конвенции, даже если заявитель не имел возможности выступить лично в суде апелляционной или кассационной инстанции, если такая возможность была ему предоставлена в суде первой инстанции (см. Постановление Европейского Суда от 2 марта 1987 г. по делу "Моннелл и Моррис против Соединенного Королевства" (Monnell and Morris v. United Kingdom), § 30, Series A, N 115; и Постановление Европейского Суда от 22 февраля 1984 г. по делу "Зуттер против Швейцарии" (Sutter v. Switzerland), § 30, Series A, N 74). Кроме того, по отношению к разбирательству, затрагивавшему проверку вопросов факта и права, статья 6 Конвенции в толковании Европейского Суда по определенным делам не во всех случаях требует непосредственного участия обвиняемого (см., например, Постановление Европейского Суда от 29 октября 1991 г. по делу "Фейде против Швеции" (Fejde v. Sweden), § 33, Series A, N 212-C).

32. В то же время Европейский Суд неоднократно указывал, что если суд апелляционной инстанции должен рассматривать дело по вопросам факта и права и полностью пересмотреть вопрос о виновности или невиновности, он не может разрешить этот вопрос без прямой оценки доказательств, приведенных обвиняемым лично в целях доказывания того, что он не совершал действий, предположительно составляющих преступление (см. Постановление Европейского Суда от 6 июля 2004 г. по делу "Дондарини против Сан-Марино" (Dondarini v. San Marino), жалоба N 50545/99, § 27; Постановление Европейского Суда по делу "Константинеску против Румынии" (Constantinescu v. Romania), жалоба N 28871/95, § 55, ECHR 2000-VIII; и Постановление Европейского Суда от 10 марта 2009 г. по делу "Игуаль Коль против Испании" (Igual Coll v. Spain), жалоба N 37496/04, § 27).

33. Таким образом, при оценке этого вопроса следует, в частности, учитывать особенности конкретного разбирательства и способ представления и защиты интересов обвиняемого в суде кассационной инстанции, в том числе с учетом разрешаемых вопросов и их значения для заявителя (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Эрми против Италии", § 62, с дополнительными отсылками; Постановление Европейского Суда от 22 июня 2006 г. по делу "Метелица против Российской Федерации" (Metelitsa v. Russia), жалоба N 33132/02, § 27; и Постановление Европейского Суда от 25 марта 1998 г. по делу "Бельзюк против Польши" (Belziuk v. Poland), § 37, Reports of Judgments and Decisions 1998-II).

34. Для справедливости системы криминальной юстиции важное значение имеет также обеспечение обвиняемому возможности адекватной защиты в первой инстанции и при обжаловании (см. упоминавшиеся выше Постановление Европейского Суда по делу "Метелица против Российской Федерации" и Постановление Европейского Суда по делу "Лала против Нидерландов", §§ 28 и 33, соответственно). Что касается, в частности, необходимости назначения заявителю бесплатного защитника на кассационной стадии, Европейский Суд уже устанавливал, что положение, когда лицу грозит суровое наказание, а его дело рассматривается в кассационной инстанции, имеющей широкие полномочия для оценки дела, без участия адвоката, не соответствует требованиям статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 26 июня 2008 г. по делу "Шулепов против Российской Федерации" (Shulepov v. Russia), жалоба N 15435/03, § 32* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2009.); Постановление Европейского Суда от 28 марта 1990 г. по делу "Гренджер против Соединенного Королевства" (Granger v. United Kingdom), §§ 47-48, Series A, N 174; Постановление Европейского Суда от 28 октября 1994 г. по делу "Максвелл против Соединенного Королевства" (Maxwell v. United Kingdom), §§ 38-41, Series A, N 300-C; и Постановление Европейского Суда от 28 октября 1994 г. по делу "Бонер против Соединенного Королевства" (Boner v. United Kingdom), §§ 38-44, Series A, N 300-B).

 

(ii) Отказ

35. Наконец, Европейский Суд напоминает, что отказ от права, гарантированного Конвенцией, - насколько он допустим - не должен идти вразрез с важными общественными интересами, должен быть сделан недвусмысленным образом и должен сопровождаться минимальными гарантиями, соизмеримыми со значением отказа (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Сейдович против Италии" (Sejdovic v. Italy), жалоба N 56581/00, § 86, ECHR 2006-...; и упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты по делу "Эрми против Италии", § 73). Кроме того, утверждение о том, что отказ обвиняемого от важного права, предусмотренного статьей 6 Конвенции, является подразумеваемым с учетом его поведения, допустимо, если подтверждено, что он мог разумно предвидеть последствия своего поведения (см. Постановление Европейского Суда от 27 марта 2007 г. по делу "Талат Тунч против Турции" (Talat Tunс v. Turkey), N 32432/96, § 59, и Решение Европейского Суда от 9 сентября 2003 г. по делу "Джонс против Соединенного Королевства" (Jones v. United Kingdom), жалоба N 30900/02).

 

(b) Применение изложенных принципов в настоящем деле

36. Европейский Суд, прежде всего, отмечает, что поскольку требования пункта 3 статьи 6 Конвенции являются специальными аспектами права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, Европейский Суд должен рассмотреть жалобу заявителя на основании этих положений, взятых совместно (см. Постановление Европейского Суда от 17 декабря 1996 г. по делу "Ваше против Франции" (Vacher v. France), § 22, Reports of Judgments and Decisions 1996-VI).

37. Европейский Суд также отмечает, что не считает необходимым разрешать вопрос о том, делало ли отсутствие заявителя и его защитника, взятых в отдельности, разбирательство в суде кассационной инстанции несправедливым. Ни один из них не присутствовал в Оренбургском областном суде, и именно с учетом этого Европейский Суд рассмотрит данную жалобу (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Метелица против Российской Федерации", § 30).

38. Принимая к сведению §§ 15-17 настоящего Постановления, Европейский Суд отмечает, что юрисдикция судов кассационной инстанции в российской правовой системе распространяется на вопросы факта и права (см. также Постановление Европейского Суда от 14 февраля 2008 г. по делу "Сидорова (Адукевич) против Российской Федерации" (Sidorova (Adukevich) v. Russia), жалоба N 4537/04, § 25* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 4/2009.); и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Шулепов против Российской Федерации", § 34), и Оренбургский областной суд имел полномочия для полного пересмотра дела и рассмотрения дополнительных доводов, которые не были рассмотрены в суде первой инстанции. В своей кассационной жалобе заявитель оспорил свой приговор по фактическим и правовым основаниям, его версия событий отличалась от версии его сообвиняемых в существенных аспектах (см. § 11 настоящего Постановления и для сравнения упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Метелица против Российской Федерации", § 31). Таким образом, суд кассационной инстанции должен был разрешить вопрос о виновности или невиновности заявителя в связи с предъявленными ему обвинениями. По мнению Европейского Суда, вопросы, затронутые заявителем в его кассационной жалобе, разумно могли считаться представляющими определенную фактическую и правовую сложность. Также не следует пренебрегать тем, что прокурор и сообвиняемые заявителя присутствовали в заседании суда кассационной инстанции и давали ему пояснения. Учитывая также значение разбирательства для заявителя, который был приговорен к 13 годам лишения свободы, Европейский Суд не находит, что Оренбургский областной суд мог надлежащим образом разрешить поставленные перед ним вопросы без непосредственной оценки доказательств, представленных заявителем лично или за счет какой-то формы представительства.

39. Насколько возражение властей Российской Федерации можно понять как указание на то, что, не сославшись в своей кассационной жалобе на свое желание участвовать в заседании суда кассационной инстанции и получить юридическое представительство, заявитель отказался от этих прав, Европейский Суд считает необходимым отметить следующее.

40. Что касается права на участие в заседании суда кассационной инстанции, Европейский Суд признает, что непредставление заявителем ходатайства об участии не составляет ясного и недвусмысленного отказа от этого права. Относительно условий подразумеваемого отказа Европейский Суд имеет определенные сомнения в том, что имелись необходимые гарантии, удовлетворяющие конвенционным требованиям (см., в частности, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Талат Тунч против Турции", § 60). Тем не менее Европейский Суд не считает нужным разрешать этот вопрос, поскольку полагает, что разбирательство в областном суде в любом случае не отвечало требованиям справедливости по следующим причинам.

41. Из доводов сторон и документов, представленных Европейскому Суду, следует, что в суде первой инстанции заявитель отказался от услуг M., который, по-видимому, являлся адвокатом по назначению, и что суд первой инстанции согласился с этим решением и разрешил заявителю защищать себя самостоятельно. Однако не имеется данных о том, что заявитель отказался, прямо или косвенно и в соответствии с вышеупомянутыми требованиями (см. § 35 настоящего Постановления), от своего права на услуги адвоката по назначению в суде кассационной инстанции (см. для сравнения Постановление Европейского Суда от 9 апреля 2009 г. по делу "Григорьевских против Российской Федерации" (Grigoryevskikh v. Russia), жалоба N 22/03, § 89* (* Там же. N 2/2010.)).

42. По причинам, изложенным в § 38, Европейский Суд не может придать решающее значение доводу властей Российской Федерации о том, что представительство заявителя на кассационной стадии не было обязательным в соответствии с законодательством страны. В этом отношении Европейский Суд подчеркивает, что в его задачу входит не абстрактное определение соответствия Конвенции применимого национального законодательства или его соблюдения национальными властями, но оценка соблюдения требований статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 16 июля 1971 г. по делу "Рингейзен против Австрии" (Ringeisen v. Austria), § 97, Series A, N 13).

43. Насколько власти Российской Федерации также утверждали, что заявителю следовало ходатайствовать о назначении защитника на кассационной стадии, Европейский Суд отмечает, что он уже отклонил подобные доводы, указав, что согласно применимым нормам УПК в их толковании российским Конституционным Судом бремя назначения защитника на каждой стадии разбирательства возлагалось на соответствующий орган власти (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Шулепов против Российской Федерации", § 37). В Постановлении по делу Григорьевских (упоминавшемся выше, § 90) особо подчеркивалось, что эффективность гарантии юридического представительства, по умолчанию содержащейся в статье 51 УПК, была бы умалена в отсутствие корреспондирующей обязанности суда удостовериться в каждом отдельном деле, будет ли законным его рассмотрение в отсутствие защитника обвиняемого. По данному делу Европейский Суд заключил, что суд кассационной инстанции был обязан убедиться в наличии действительного отказа заявителя от юридической помощи и, в отсутствие такового, назначить защитника, как того требуют пункт 1 части 1 и часть 3 статьи 51 Кодекса (там же).

44. С учетом вышеизложенных выводов довод властей Российской Федерации относительно предположительно имевшегося у заявителя обширного опыта применимых процедур в связи с его предыдущими судимостями не имеет значения для анализа Европейского Суда, особенно с учетом того, что судебное разбирательство по делу заявителя имело место вскоре после введения в действие нового УПК.

45. С учетом своих выводов в §§ 38-44 настоящего Постановления Европейский Суд заключает, что разбирательство в Оренбургском областном суде не отвечало требованиям справедливости. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 во взаимосвязи с подпунктом "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции.

II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

46. Наконец, заявитель жаловался со ссылкой на статьи 1 и 3 Конвенции на то, что два дня его содержания под стражей в июле 2002 г. составляли бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, поскольку сотрудники милиции унижали его, и со ссылкой на статью 6 Конвенции на то, что национальные суды неправильно оценили доказательства по его делу и отказались вызвать определенных свидетелей по его ходатайству.

47. Однако с учетом представленных ему материалов, и насколько эти жалобы относятся к компетенции Европейского Суда, он находит, что доказательства не свидетельствуют о наличии признаков нарушении прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или протоколами к ней. Отсюда следует, что эта часть жалобы является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

48. Статья 41 Конвенции предусматривает:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

49. Заявитель не предъявил требований о справедливой компенсации. Соответственно, Европейский Суд полагает, что не имеется оснований для присуждения ему каких-либо сумм.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) признал жалобу приемлемой в части отсутствия заявителя в заседании суда кассационной инстанции и уклонения властей от назначения ему защитника, а в остальной части неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции во взаимосвязи с подпунктом "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 8 апреля 2010 в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Сёрен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 8 апреля 2010 г. Дело "Синичкин (Sinichkin) против Российской Федерации" (жалоба N 20508/03) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 9/2010.


Перевод: Николаев Г.А.