Постановление Европейского Суда по правам человека от 30 июля 2009 г. Дело "Хотулева (Khotuleva) против Российской Федерации" (жалоба N 27114/04) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)

 

Дело "Хотулева (Khotuleva)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 27114/04)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 30 июля 2009 г.

ГАРАНТ:

Об исполнении Постановления Европейского Суда по правам человека по группе дел "Рябых против Российской Федерации" (113 дел) см. Резолюцию N CM/ResDH(2017)83

По делу "Хотулева против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Нины Ваич, Председателя Палаты

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Дина Шпильманна,

Сверре-Эрика Йебенса,

Джиорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Сёрена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 7 июля 2009 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой (N 27114/04), поданной 14 сентября 2001 г. в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) против Российской Федерации гражданкой Российской Федерации Ниной Дмитриевной Хотулевой (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации были представлены в Европейском Суде бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук.

3. Заявитель утверждала, в частности, что вступившее в силу судебное решение, вынесенное в ее пользу 4 апреля 2000 г. и оставленное без изменения 30 мая 2000 г., не было исполнено и впоследствии было отменено в порядке надзора 25 января 2001 г.

4. 8 декабря 2006 г. Председатель Палаты коммуницировал жалобу заявителя властям Российской Федерации. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции, Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

5. Заявитель, 1937 года рождения, проживает в г. Сафоново Смоленской области.

6. В январе 2000 года заявитель обратилась в Сафоновский городской суд Смоленской области для перерасчета пенсии.

7. 4 апреля 2000 г. Сафоновский городской суд Смоленской области вынес решение в пользу заявителя и обязал орган социального обеспечения пересчитать пенсию заявителю в соответствии с положениями национального законодательства, применив для пересчета индивидуальный коэффициент пенсионера, равный 0,7. 30 мая 2000 г. судебная коллегия по гражданским делам Смоленского областного суда оставила это решение без изменения.

8. 25 января 2001 г. президиум Смоленского областного суда по представлению председателя Смоленского областного суда отменил это решение и отклонил требование заявителя в полном объеме. Заявитель была уведомлена об этом в апреле 2001 года. Президиум обосновал свое решение тем, что нижестоящими судами были неправильно истолкованы нормы материального права.

 

II. Применимое национальное законодательство

 

9. Применимое национальное законодательство, регулирующее процедуру пересмотра судебных решений в порядке надзора на момент событий, отражено в Постановлении Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia) (жалоба N 52854/99, §§ 31-42, ECHR 2003-IX* (* Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2003 год".)).

Право

 

I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с пересмотром судебного решения в порядке надзора

 

10. Заявитель жаловалась, ссылаясь на статью 6 Конвенции, на то, что судебное решение от 4 апреля 2000 г., оставленное без изменения 30 мая 2000 г., было отменено 25 января 2001 г. в порядке надзора. Европейский Суд рассмотрит данную жалобу в свете положений статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Данные положения гласят:

 

Статья 6 Конвенции

"1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... справедливое... разбирательство дела... судом..."

 

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права...."

11. Власти Российской Федерации не согласились с этим доводом. Они утверждали, что пересмотр дела в порядке надзора был совершен в соответствии с положениями Конвенции, так как нижестоящие суды ошибочно толковали и применяли нормы материального права, касающиеся существа дела.

A. Приемлемость

 

12. Европейский Суд отметил, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее он установил, что она не является явно неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

B. Существо жалобы

 

13. Европейский Суд напомнил, что в интересах соблюдения правовой определенности в соответствии с требованиями статьи 6 Конвенции вступившие в силу судебные решения должны, как правило, оставаться без изменений. Они могут быть пересмотрены только с целью исправления существенных ошибок (см. Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, §§ 31-42, ECHR 2003-IX). Следовательно, для рассмотрения жалобы заявителя Европейский Суд должен определить, попадают ли основания для отмены решения по делу заявителя под это исключение (см. Постановление Европейского Суда по делу "Проценко против Российской Федерации" (Protsenko v. Russia) от 31 июля 2008 г., жалоба N 13151/04, § 29).

14. В настоящем деле вступившее в силу судебное решение было отменено лишь на основании предполагаемого неправильного толкования норм материального права, касающихся существа дела.

15. Европейский Суд напомнил, что он неоднократно выявлял нарушения принципа правовой определенности и права на суд при пересмотре дел в порядке надзора, регулируемых прежним Гражданским процессуальным кодексом РСФСР, поскольку Кодекс позволял вышестоящим судебным инстанциям отменять вступившие в силу судебные решения, вынесенные в пользу заявителей, после подачи обращений государственными чиновниками, чья власть подавать такие обращения не имеет временных ограничений (см., среди прочих прецедентов, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §§ 51-56; а также Постановление Европейского Суда по делу "Волкова против Российской Федерации" (Volkova v. Russia) от 5 апреля 2005 г., жалоба N 48758/99, §§ 34-36; Постановление Европейского Суда по делу "Росэлтранс против Российской Федерации" (Roseltrans v. Russia) от 21 июля 2005 г., жалоба N 60974/00, §§ 27-28* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2006.)).

16. Согласно устоявшемуся прецедентному праву Европейского Суда тот факт, что президиум не согласился с толкованием правовых норм, примененным в настоящем деле нижестоящими судами, не является сам по себе исключительным обстоятельством, обосновывающим отмену вступившего в силу и обязательного к исполнению судебного решения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Кот против Российской Федерации" (Kot v. Russia) от 18 января 2007 г., жалоба N 20887/03, § 29* (* Там же. N 5/2008.)).

17. Указанных соображений достаточно для того, чтобы Европейский Суд пришел к выводу, что в настоящем деле не имелось обстоятельств, оправдывающих нарушение принципа правовой определенности.

18. Соответственно, имело место нарушение статьи 6 Конвенции.

19. Далее Европейский Суд отметил, что вступившее в силу судебное решение, несмотря на то что в нем не указывалось никаких конкретных сумм, явным образом обязывало власти Российской Федерации пересчитать размер пенсионных выплат, которые были получены ранее. Вступившим в силу решением был определен, таким образом, размер имущества по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Василопуло против Греции" (Vasilopoulou v. Greece) от 21 марта 2002 г., жалоба N 47541/99, §22; и Постановление по делу "Малиновский против Российской Федерации" (Malinovskiy v. Russia) жалоба N 41302/02, § 43, ECHR 2005-VII* (* Там же. N 11/2005.)). Отмена данного решения в нарушение принципа правовой определенности подорвала веру заявителя в обязательность судебного решения и лишила ее возможности получить присужденную сумму, которую она на законных основаниях ожидала получить (см. Постановление Европейского Суда по делу "Довгучиц против Российской Федерации" (Dovguchits v. Russia) от 7 июня 2007 г., жалоба N 2999/03, § 35* (* Там же. N 11/2008.)).

20. Соответственно, имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

 

II. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции в связи с неисполнением судебного решения

 

21. Заявитель жаловалась, ссылаясь на статью 6 Конвенции, на то, что судебное решение, вынесенное в ее пользу 4 апреля 2000 г. и оставленное без изменения 30 мая 2000 г., не было исполнено.

22. Власти Российской Федерации не согласились с этим доводом.

23. Неисполнение судебного решения от 4 апреля 2000 г. до его отмены в порядке надзора 25 января 2001 г. не является нарушением статьи 6 Конвенции, так как решение в пользу заявителя было отменено в относительно короткий срок, после того как оно стало обязательным и вступило в законную силу (примерно через десять месяцев). Следовательно, в этом отношении Конвенция не была нарушена.

24. Что касается неисполнения решения после его отмены, то Европейский Суд напомнил, что принципы, согласно которым вступившее в силу судебное решение не может быть поставлено под вопрос и должно быть исполнено, представляют собой два аспекта одной общей идеи, называемой "право на судебное разбирательство (см. Постановление Европейского Суда по делу" "Борис Васильев против Российской Федерации" (Boris Vasilyev v. Russia) от 15 февраля 2007 г., жалоба N 30671/03, §§ 41-42; и Постановление Европейского Суда по делу "Собелин и другие против Российской Федерации" (Sobelin and Others v. Russia) от 3 мая 2007 г., жалоба N 30672/03, §§ 67-68). Таким образом, Европейский Суд счел, что не возникает отдельного вопроса с учетом вывода о нарушении статьи 6 Конвенции в связи с отменой судебного решения в порядке надзора (см. Постановление Европейского Суда по делу "Кульков и другие против России" (Kulkov and Others v. Russia) от 8 января 2009 г., жалобы N 25114/03,11512/03, 9794/05, 37403/05, 13110/06, 19469/06, 42608/06, 44928/06, 44972/06 и 45022/06, § 35* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2010.)).

 

III. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

25. Относительно того, что заявитель ссылалась на статью 1 Конвенции, утверждая, что власти Российской Федерации не обеспечили ее права, Европейский Суд напомнил, что эта норма, даже взятая в совокупности с другими статьями, не может быть предметом отдельного нарушения. Таким образом, не возникает отдельного вопроса для рассмотрения (см. mutatis mutandis, Решение Европейской Комиссии по делу "Данини против Италии" (Danini v. Italy) от 14 октября 1996 г., жалоба N 22998/93, Decisions and Reports (DR) 87, р. 24).

 

IV. Применение статьи 41 Конвенции

 

26. Статья 41 Конвенции гласит:

 

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

 

А. Ущерб

 

27. Заявитель потребовала присудить ей 100 000 евро в качестве компенсации ущерба, не указав его суть.

28. Власти Российской Федерации сочли требуемую сумму чрезмерно завышенной и совершенно необоснованной. Они утверждали, что сам факт установления нарушения будет представлять собой достаточную справедливую компенсацию в настоящем деле.

29. Относительно требования заявителя компенсации материального ущерба Европейский Суд напомнил, что наиболее подходящей формой возмещения ущерба, связанного с выявленными нарушениями, будет предоставление заявителю, насколько возможно, такого же положения, в котором она находилась до нарушения требований Конвенции (см., среди прочих прецедентов, Постановление Европейского Суда по делу "Пьерсак против Бельгии" (Piersack v. Belgium) от 26 октября 1984 г. (справедливая компенсация), Series А, N 85, § 12; Постановление Европейского Суда по делу "Кондрашов и другие против Российской Федерации" (Kondrashov and Others v. Russia) от 8 января 2009 г., жалобы N 2068/03, 2076/03, 5224/03, 5385/03, 5414/03 и 5656/03, § 41). Заявитель была лишена возможности получать суммы, которые она законно ожидала получить, в соответствии с судебным решением от 4 апреля 2000 г., оставленным без изменения 30 мая 2000 г., до последовавшего за этим отклонения ее иска национальными судами в результате процедуры пересмотра в порядке надзора. Однако данное судебное решение не определяло конкретных сумм, а обязывало органы местного самоуправления пересчитать пенсионные выплаты, в то время как заявитель не предоставила Европейскому Суду данных о тех суммах, которые бы она получила в результате исполнения данного судебного решения. Поэтому ее требование о компенсации материального ущерба должно быть отклонено как необоснованное.

30. Относительно требования заявителя о компенсации морального вреда Европейский Суд счел, что заявителю был причинен вред в результате установленного нарушения, который не может быть устранен самим фактом выявления нарушения. Однако требуемая заявителем сумма является чрезмерной. Исходя из принципа справедливости в соответствии со статьей 41 Конвенции, Европейский Суд присудил заявителю 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

B. Судебные расходы и издержки

 

31. Заявитель не предъявила требований о компенсации судебных расходов и издержек. Соответственно, Европейский Суд не присудил сумм в этом отношении.

 

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

32. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил приемлемой для рассмотрения по существу часть жалобы, касающуюся пересмотра судебного решения в порядке надзора и его неисполнения, а остальную часть жалобы - неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с отменой вступившего в силу судебного решения в порядке надзора, вынесенного в пользу заявителя;

3) постановил, что нарушение статьи 6 Конвенции в связи с неисполнением судебного решения от 4 апреля 2000 г. до его отмены в порядке надзора 25 января 2001 г. места не имело и что нет необходимости рассматривать часть жалобы, касающуюся неисполнения этого решения после отмены;

4) постановил:

а) что государство-ответчик обязано выплатить заявителю в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу, в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции, 3 000 (три тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в российские рубли по курсу на день выплаты плюс сумму любых налогов, которые могут быть начислены на эту сумму;

b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 30 июля 2009 г., в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Сёрен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Нина Ваич
Председатель Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 30 июля 2009 г. Дело "Хотулева (Khotuleva) против Российской Федерации" (жалоба N 27114/04) (Первая Секция)


Постановление вступило в силу 6 ноября 2009 г.


Текст Постановления опубликован в приложении к Бюллетеню Европейского Суда по правам человека. Российская хроника Европейского Суда. Специальный выпуск. N 4/2010


Перевод с английского Г.А. Николаева