Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 апреля 2010 г. Дело "Георгий Николаевич Михайлов (Georgiy Nikolayevich Mikhaylov) против Российской Федерации" (жалоба N 4543/04) (Пятая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Пятая Секция)

 

Дело "Георгий Николаевич Михайлов (Georgiy Nikolayevich Mikhaylov)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 4543/04)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 1 апреля 2010 г.

 

По делу "Георгий Николаевич Михайлов против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Пятая Секция), заседая Палатой в составе:

Пэра Лоренсена, Председателя Палаты,

Ренате Йегер,

Карела Юнгвирта,

Райта Марусте,

Анатолия Ковлера,

Мирьяны Лазаровы Трайковски,

Здравки Калайджиевой, судей,

а также при участии Клаудии Вестердик, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 9 марта 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 4543/04, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Георгием Николаевичем Михайловым (далее - заявитель) 24 января 2004 г.

2. Интересы заявителя представлял О. Горев, юрист, практикующий в г. Франкфурте-на-Майне. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. 21 октября 2008 г. Европейский Суд признал жалобу частично неприемлемой и решил коммуницировать жалобу властям Российской Федерации в части доступа к суду кассационной инстанции, продолжительности судебного разбирательства по гражданскому делу и предполагаемого вмешательства в право собственности заявителя. Также было решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу (пункт 3 статьи 29 Конвенции).

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

A. Предварительная информация

 

4. Заявитель родился в 1944 году и проживает в г. Санкт-Петербурге.

5. В 1979 г. заявитель был осужден за занятие незаконным предпринимательством и приговорен к четырем годам лишения свободы. Суд также применил конфискацию в отношении его имущества, а именно коллекции произведений искусства. Так как часть данной коллекции предположительно исчезла, в 1985 году заявитель был осужден за хищение государственного имущества путем мошенничества.

6. В 1989 году оба приговора были отменены, и производство по делу в отношении заявителя было прекращено в связи с отсутствием события преступления.

7. В период с 1989 по 1998 год заявитель безуспешно пытался вернуть свою коллекцию произведений искусства.

B. Производство в суде первой инстанции

 

8. В июле 1998 г. заявитель предъявил иск в Октябрьский районный суд г. Санкт-Петербурга (далее - районный суд) к территориальным управлениям Министерства юстиции, Министерства внутренних дел и Министерства финансов и Прокуратуре г. Санкт-Петербурга с требованием компенсации материального ущерба и морального вреда, причиненных конфискацией его имущества.

9. 22 июля 1998 г. районный суд назначил судебное заседание на 1 декабря 1998 г.

10. 1 декабря 1998 г. районный суд провел судебное заседание, удовлетворил ходатайства ответчиков и отложил слушание дела до 18 мая 1999 г.

11. 19 февраля 1999 г. было возбуждено уголовное дело в отношении третьих лиц по обвинению их в незаконном присвоении коллекции произведений искусства заявителя; в неустановленную дату заявитель был признан потерпевшим по уголовному делу.

12. В период с 18 мая по 31 августа 1999 г. районный суд четыре раза откладывал слушание дела по ходатайствам ответчиков.

13. 31 августа 1999 г. районный суд удовлетворил ходатайство заявителя о вызове в судебное заседание трех свидетелей и отложил дело до 16 сентября 1999 г.

14. 16 сентября 1999 г. районный суд заслушал двух свидетелей, удовлетворил ходатайство заявителя о вызове еще двух свидетелей и отложил дело до 17 декабря 1999 г.

15. 17 декабря 1999 г. слушание дела было отложено по причине болезни судьи.

16. 12 января 2000 г. слушание дела было отложено по причине отсутствия заявителя.

17. 20 января 2000 г. районный суд заслушал двух свидетелей и отложил слушание дела до 22 февраля 2000 г. по просьбе заявителя.

18. 22 февраля 2000 г. судебное разбирательство было отложено по причине болезни судьи; следующее судебное заседание было назначено на 9 июня 2000 г.

19. В период с 9 июня по 17 октября 2000 г. трижды судебное слушание откладывалось по ходатайству заявителя.

20. 17 октября 2000 г. судебное разбирательство было отложено до 21 ноября 2000 г. в ожидании информации из других судов, подтверждающих требования заявителя.

21. 21 ноября 2000 г. районный суд удовлетворил ходатайство заявителя об истребовании материалов уголовного дела, в рамках которого заявитель был признан потерпевшим, в обоснование доводов заявителя о причинении ему материального ущерба; судебное заседание было отложено на 13 февраля 2001 г.

22. Слушание дела 13 февраля 2001 г. было отложено на 26 апреля 2001 г. в связи с неявкой заявителя.

23. Слушание дела 26 апреля 2001 г. было отложено в связи с неявкой ответчика.

24. 12 июля 2001 г. заявитель ходатайствовал перед районным судом об изменении своих исковых требований; разбирательство дела было назначено на 20 ноября 2001 г.

25. 20 ноября 2001 г. разбирательство дела было отложено в связи с неявкой ответчика и непредставлением заявителем дополнительного списка утраченного имущества.

26. 12 марта 2002 г. заявитель представил в районный суд дополнительный список утраченного имущества; слушание дела было отложено в связи с неявкой ответчиков.

27. 10 сентября 2002 г. разбирательство дела было отложено в связи с неявкой заявителя и ответчиков.

28. 13 февраля 2003 г. разбирательство дела было отложено, так как ответчики не были надлежащим образом уведомлены и в силу этого не присутствовали на судебном заседании.

29. 26 февраля 2003 г. районный суд рассмотрел дело и отказал в удовлетворении требований заявителя. В судебном заседании была оглашена только резолютивная часть решения, в которой не были указаны мотивы решения.

C. Последующие события

 

30. 11 июля 2003 г. заявитель обжаловал решение суда от 26 февраля 2003 г. В своей кассационной жалобе он указал, что мотивированное решение суда к моменту подачи жалобы еще не было составлено, и что, соответственно, его жалоба является предварительной и будет дополнена.

31. В тот же день заявитель обратился с жалобой в Санкт-Петербургский городской суд (далее - городской суд) на то, что мотивированное решение суда от 26 февраля 2003 г. до настоящего момента не было составлено, хотя в соответствии со статьей 199 Гражданского процессуального кодекса (далее - ГПК) мотивированное решение суда должно быть составлено в течение пяти дней.

32. 22 июля 2003 г. городской суд известил заявителя о том, что судья К. (председательствующий судья по его делу) был в отпуске, и что полный текст решения суда от 26 февраля 2003 г. будет подготовлен в ближайшее время.

33. 25 июля 2003 г. районный суд получил кассационную жалобу заявителя.

34. 1 сентября 2003 г. районный суд возвратил жалобу заявителя на том основании, что он пропустил десятидневный срок для подачи жалобы, установленный законом. Он указал, что жалоба заявителя была получена 25 июля 2003 г., тогда как решение суда было вынесено 26 февраля 2003 г.

35. 4 сентября 2003 г. заявитель получил извещение, что мотивированное решение суда было составлено 3 сентября 2003 г.

36. Заявитель обжаловал определение от 1 сентября 2003 г. Он утверждал, что в соответствии со статьей 338 ГПК кассационная жалоба может быть подана в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме. По его делу решение суда в окончательной форме было принято 3 сентября 2003 г., то есть по истечении двух дней после возвращения его кассационной жалобы. Он, таким образом, обратился за восстановлением указанного срока.

37. 29 октября 2003 г. городской суд отказал в удовлетворении жалобы заявителя на определение от 1 сентября 2003 г., поскольку нарушение районным судом статьи 199 ГПК не являлось основанием для отмены определения.

38. Текст решения суда от 26 февраля 2003 г. содержит штамп суда, подтверждающий, что оно вступило в силу 29 октября 2003 г.

39. Заявитель не обращался за возбуждением надзорного производства.

II. Применимое национальное законодательство

 

Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации (ГПК)

 

40. Лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен (часть 1 статьи 112 ГПК). Заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока подается в суд, в котором надлежало совершить процессуальное действие, и рассматривается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не является препятствием к разрешению поставленного перед судом вопроса (часть 2 статьи 112 ГПК). Одновременно с подачей заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока должно быть совершено необходимое процессуальное действие (подана жалоба, представлены документы), в отношении которого пропущен срок (часть 3 статьи 112 ГПК). На определение суда о восстановлении или об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока может быть подана частная жалоба (часть 4 статьи 112 ГПК в редакции, действовавшей в период, относящийся к обстоятельствам дела* (* По-видимому, в тексте допущена опечатка. Процитированная норма содержится в части 5 статьи 112 ГПК, редакция которой не менялась с момента его принятия (прим. переводчика).)).

41. Решение суда принимается немедленно после разбирательства дела. Составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела, но резолютивную часть решения суд должен объявить в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела (статья 199 ГПК).

42. Кассационная жалоба может быть подана в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме (статья 338 ГПК).

43. Кассационная жалоба возвращается лицу, подавшему жалобу, в случае: (i) невыполнения в установленный срок указаний судьи, содержащихся в определении об оставлении жалобы без движения; или (ii) истечения срока обжалования, если в жалобе не содержится просьба о восстановлении срока или в его восстановлении отказано (часть 1 статьи 342 ГПК).

Право

 

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

 

44. Заявитель жаловался на отказ в доступе к суду кассационной инстанции по своему гражданскому делу и на длительность судебного разбирательства. Он ссылался на пункт 1 статьи 6 Конвенции, который в соответствующей части предусматривает следующее:

 

"1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом...".

A. Доводы сторон

 

45. Власти Российской Федерации возражали против доводов заявителя. Они, прежде всего, отметили, что в соответствии с национальными нормами материалы гражданских дел должны храниться в архиве в течение пяти лет, и пояснили, что материалы гражданского дела заявителя были уничтожены. Кроме того, они утверждали, что хотя срок для подготовки мотивированного решения суда по делу заявителя не был соблюден, полномочия судьи, ответственного за это, были прекращены. Задержка в подготовке решения суда в полном объеме составила шесть месяцев и пять дней. Кассационная жалоба заявителя была ему возвращена по причине того, что в ней не содержалось требования о восстановлении пропущенного срока в соответствии со статьей 112 и частью 1 статьи 342 ГПК. Судебное разбирательство было продолжительным по объективным обстоятельствам. Гражданское дело заявителя являлось особенно сложным: гражданское дело было тесно связано с расследованием по уголовному делу, и судебные слушания несколько раз были отложены в связи с истребованием материалов уголовного дела; ответчиками являлись государственные органы; заявитель подтвердил, что дело было сложным, так как он изменил свои исковые требования и не присутствовал на всех судебных заседаниях. Согласно объяснениям властей Российской Федерации гражданское дело заявителя рассматривалось в течение четырех лет и семи месяцев. За бездействие районного суда в течение одного года, пяти месяцев и 21 дня нес ответственность заявитель. Задержка на четыре месяца и 18 дней была вызвана болезнью судьи; более того, судья был привлечен к дисциплинарной ответственности за затягивание дела, и его полномочия были прекращены. Длительность судебного разбирательства сократилась бы, если бы заявитель сам не способствовал задержкам. Власти Российской Федерации далее утверждали, что заявитель не требовал возбуждения надзорного производства по судебным актам от 1 сентября и 29 октября 2003 г. и не жаловался на чрезмерную длительность производства по его гражданскому делу в квалификационную коллегию судей. В целом, власти Российской Федерации утверждали, что права заявителя, предусмотренные пунктом 1 статьи 6 Конвенции, нарушены не были.

46. Заявитель поддержал свою жалобу. Он утверждал, что ожидал на протяжении девяти месяцев получения текста решения. Заявитель также утверждал, что длительность судебного разбирательства была чрезмерной, и что он присутствовал на всех судебных заседаниях, о которых он был извещен.

B. Мнение Европейского Суда

 

1. Приемлемость жалобы

 

47. Насколько замечания властей Российской Федерации о неподаче заявителем жалобы на чрезмерную продолжительность разбирательства в квалификационную коллегию судей можно понять как ссылку на неисчерпание заявителем внутренних средств правовой защиты, Европейский Суд отмечает, что он ранее указывал, что жалоба в квалификационную коллегию судей не является эффективным средством правовой защиты в связи с чрезмерной продолжительностью разбирательства (см. Постановление Европейского Суда от 29 января 2004 г. по делу "Кормачева против Российской Федерации" (Kormacheva v. Russia), жалоба N 53084/99, §§ 61 и 62* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 8/2006.), и Постановление Европейского Суда от 25 марта 2008 г. по делу "Фалимонов против Российской Федерации" (Falimonov v. Russia), жалоба N 11549/02, § 50* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 4/2009.)). Соответственно, он отклоняет возражение властей Российской Федерации.

48. Насколько замечания властей Российской Федерации о неподаче заявителем надзорных жалоб в отношении судебных актов от 1 сентября и 29 октября 2003 г. можно понять как ссылку на неисчерпание заявителем внутренних средств правовой защиты, Европейский Суд напоминает, что надзорное производство по гражданским делам в соответствии с российским законодательством не является эффективным средством, подлежащим исчерпанию (см. Решение Европейского Суда от 22 июня 1999 г. по делу "Тумилович против Российской Федерации" (Tumilovich v. Russia), жалоба N 47033/99, и Решение Европейского Суда от 6 мая 2004 г. по делу "Денисов против Российской Федерации" (Denisov v. Russia), жалоба N 33408/03). Европейский Суд, таким образом, отклоняет возражение властей Российской Федерации.

49. Европейский Суд отмечает, что жалоба заявителя не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский Суд отмечает, что она не является неприемлемой по любым другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

2. Существо жалобы

 

(a) Доступ к суду

50. Европейский Суд напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует право каждого в случае спора о его гражданских правах и обязанностях на обращение в суд или иной орган правосудия. В этом смысле положение статьи воплощает "право на суд", одним из аспектов которого является и право на доступ к суду, то есть на возбуждение разбирательства в суде по гражданским делам (см. Постановление Европейского Суда от 21 февраля 1975 г. по делу "Голдер против Соединенного Королевства" (Golder v. United Kingdom), Series A, N 18, §§ 35-36).

51. Европейский Суд, кроме того, напоминает, что, хотя Конвенция не предусматривает право обжалования по гражданским делам, если такое право предусмотрено в национальном законодательстве, пункт 1 статьи 6 Конвенции применяется к процедуре обжалования (см. Постановление Европейского Суда от 17 января 1970 г. по делу "Делькур против Бельгии" (Delcourt v. Belgium), § 25, Series A, N 11). Право на доступ к суду для целей обжалования не является абсолютным, и государство, которому дозволено устанавливать ограничения на право обжалования, пользуется определенной свободой усмотрения в отношении таких ограничений (см. Постановление Европейского Суда от 19 декабря 1997 г. по делу "Бруалья Гомес де ла Торре против Испании" (Brualla Gomez de la Torre v. Spain), § 33, Reports of Judgments and Decisions 1997-VIII, и Решение Европейского Суда от 31 января 2002 г. по делу "Ди Понти Нашименту против Соединенного Королевства" (De Ponte Nascimento v. United Kingdom), жалоба N 55331/00). Европейский Суд напоминает, однако, что такое ограничение должно преследовать законную цель и должно присутствовать разумное отношение соразмерности между применяемыми средствами и целью, которая должна быть достигнута (см. Постановление Европейского Суда от 23 октября 1996 г. по делу ""Леваж престасьон сервис" против Франции" (Levages Prestations Services v. France), Reports 1996-V, § 40).

52. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд обращает внимание, что в соответствии с национальным законодательством у заявителя было право обжаловать решение первой инстанции по его гражданскому делу в течение десяти дней со дня принятия решения судом первой инстанции в окончательной форме (см. § 42 настоящего Постановления). В связи с этим он напоминает, что правила, регулирующие формальные действия, которые должны быть предприняты при предъявлении кассационной жалобы, нацелены на обеспечение надлежащего отправления правосудия. Стороны разбирательства должны предвидеть применение существующих процессуальных норм. Однако данные правила или их применение не должны препятствовать законопослушным лицам использовать доступные средства защиты (см. Постановление Европейского Суда по делу "Акционерное общество "Сотирис энд Никос Кутрас Атти" против Греции" (Societe Anonyme Sotiris and Nikos Koutras Attee v. Greece), жалоба N 39442/98, § 20, ECHR 2000-XII).

53. Причина, по которой кассационная жалоба заявителя не была рассмотрена национальными судами, заключается в том, что районный суд установил, что заявитель нарушил сроки обращения с кассационной жалобой в суд. Европейский Суд в данной связи отмечает, что в его задачи не входит подмена национальных судов. Разрешение проблем толкования национального законодательства относится, главным образом, к компетенции национальных властей, в особенности судов. Роль Европейского Суда заключается в проверке того, совместимы ли результаты такого толкования с Конвенцией (см. Постановление Европейского Суда от 25 июня 2009 г. по делу "Марести против Хорватии" (Maresti v. Croatia), жалоба N 55759/07, § 36).

54. Однако право на эффективную судебную защиту означает, что стороны в гражданском процессе имеют право на подачу жалобы с того момента, когда они реально извещены о решении суда, которое может нарушить их законные права или интересы (см. Постановление Европейского суда по делу "Мирагаль Эсколано и другие против Испании" (Miragall Escolano and Others v. Spain), жалобы NN 38366/97, 38688/97, 40777/98, 40843/98, 41015/98, 41400/98, 41446/98, 41484/98, 41487/98 и 41509/98, § 37, ECHR 2000-I). Учитывая, что у заявителя не было возможности ознакомиться с мотивированным решением районного суда до 4 сентября 2003 г. (см. § 35 настоящего Постановления), у него, таким образом, не было и фактического права на обжалование данного решения суда до указанной даты.

55. По мнению Европейского Суда, тот факт, что заявитель не имел возможности изучить текст решения суда первой инстанции до момента подачи своей кассационной жалобы, затруднительно согласовать со статьей 6 Конвенции, которая в соответствии с практикой Европейского Суда провозглашает в качестве принципа, связанного с надлежащим отправлением правосудия, требование о том, что решения суда должны в достаточной мере определять причины, по которым они вынесены (см. Постановление Большой Палаты по делу "Гарсия Руис против Испании" (Garcia Ruiz v. Spain), жалоба N 30544/96, § 26, ECHR 1999-I, и Постановление Европейского Суда от 15 февраля 2007 г. по делу "Ангел Ангелов против Болгарии" (Angel Angelov v. Bulgaria), жалоба N 51343/99, § 38).

56. Власти Российской Федерации действительно утверждали, что заявитель мог получить доступ к кассационному производству по его жалобе при заявлении специального ходатайства о восстановлении процессуального срока для подачи кассационной жалобы. Европейский Суд отмечает, что не совсем ясно, действительно ли заявитель пропустил срок для подачи кассационной жалобы, поскольку, во-первых, мотивированное решение суда в окончательной форме было составлено только 3 сентября 2003 г., и, во-вторых, решение суда вступило в законную силу 29 октября 2003 г. (см. § 38 настоящего Постановления). Предполагая, однако, для целей рассмотрения данного довода, что срок для подачи кассационной жалобы истек до 25 июля 2003 г., как было указано районным судом (см. § 34 настоящего Постановления), Европейский Суд отмечает, что в своей кассационной жалобе и жалобе в городской суд от 11 июля 2003 г. заявитель указывал на то, что районный суд не предоставил ему мотивированное решение суда в сроки, предусмотренные законом, и определенно утверждал, что он намеревается обжаловать решение суда первой инстанции (см. §§ 30 и 31 настоящего Постановления). Следовательно, можно считать, что заявитель предъявил подразумеваемое требование о восстановлении процессуального срока. Предположение обратного, по мнению Европейского Суда, является выражением чрезмерного формализма. Более того, учитывая причину, по которой заявитель не подал кассационную жалобу в установленный срок, национальным судам надлежало восстановить срок для подачи кассационной жалобы по их собственной инициативе.

57. В целом, Европейский Суд приходит к выводу о том, что районный суд истолковал процессуальную норму об ограничении срока способом, который воспрепятствовал рассмотрению жалобы заявителя по существу, в результате чего право последнего на эффективную судебную защиту было нарушено (см., с необходимыми изменениями, Постановление Европейского Суда по делу "Звольский и Звольская против Чехии" (Zvolsky and Zvolska v. Czech Republic), жалоба N 46129/99, § 51, ECHR 2002-IX, и Постановление Европейского Суда от 19 июня 2008 г. по делу "Фетаовски против бывшей Югославской Республики Македония" (Fetaovski v. former Yugoslav Republic of Macedonia), жалоба N 10649/03, § 39).

58. Наконец, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации согласились с тем, что судья районного суда не исполнил требование закона подготовить мотивированное решение в течение пяти дней с даты его оглашения. Отсюда следует, что заявитель был лишен возможности на практике воспользоваться своим правом на обжалование лишь по той причине, что районный суд не исполнил свою обязанность и не предоставил ему полный текст решения суда в уставленный срок.

59. В итоге, учитывая обстоятельства дела в целом, Европейский Суд находит, что заявитель не мог воспользоваться реальным и эффективным правом на обращение в суд.

60. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в части ограничения доступа к суду.

(b) Длительность судебного разбирательства

61. Европейский Суд рассмотрит, была ли длительность судебного разбирательства по жалобе заявителя "разумной". Он указывает, что стороны не делали каких-либо заявлений относительно точного периода, который подлежит рассмотрению. Европейский Суд полагает, что период времени, который следует рассмотреть, начался в июле 1998 г., когда заявитель предъявил свой иск в районный суд. В отсутствие заявлений сторон относительно точной даты, когда производство в суде прекратилось, Европейский Суд признает, что производство в суде продолжалось вплоть до даты, когда решение суда от 26 февраля 2003 г. вступило в законную силу. Учитывая, что официальный штамп на тексте решения суда первой инстанции определяет дату окончания рассматриваемого периода как 29 октября 2003 г. (см. §38 настоящего Постановления), Европейский Суд находит, что общая длительность судебного разбирательства насчитывает почти пять лет и три месяца.

62. Европейский Суд отмечает, что преобладающая часть этого периода относится к рассмотрению гражданского дела заявителя в суде первой инстанции, и подчеркивает, что производство в суде первой инстанции не может считаться завершенным до момента, пока у стороны процесса не будет возможности ознакомиться с мотивированным решением суда первой инстанции в письменном виде, независимо от того, было ли оно ранее оглашено (см., с необходимыми изменениями, Постановление Европейского Суда от 8 апреля 2004 г. по делу "Суариш Фернандиш против Португалии" (Soares Fernandes v. Portugal), жалоба N 59017/00, § 17; и Постановление Европейского Суда от 20 октября 2005 г. по делу "Грошев против Российской Федерации" (Groshev v. Russia), жалоба N 69889/01, § 22* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2006.)). Таким образом, он приходит к выводу, что производство в суде первой инстанции завершилось 4 сентября 2003 г., когда заявитель был уведомлен, что текст решения суда от 26 февраля 2003 г. был подготовлен в окончательном виде 3 сентября 2003 г. Общая продолжительность рассмотрения гражданского дела заявителя в суде первой инстанции насчитывает пять лет и один месяц.

63. Европейский Суд напоминает, что разумность срока разбирательства с точки зрения пункта 1 статьи 6 Конвенции должна оцениваться в каждом деле с учетом конкретных обстоятельств. Европейский Суд должен принимать во внимание, в частности, сложность фактических или правовых вопросов, возникающих в деле, поведение компетентных органов и заявителя, а также значение предмета спора для последнего (см. Постановление Большой Палаты по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), N 30979/96, § 43, ECHR 2000-VII). Кроме того, только задержки, за которые несет ответственность государство, могут оправдать установление нарушения требования о соблюдении "разумного срока" (см. Постановление Европейского Суда от 19 июня 2003 г. по делу "Педерсен и Бодсгор против Дании" (Pedersen and Baadsgaard v. Denmark), жалоба N 49017/99, § 44).

64. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд полагает, что гражданское дело заявителя не было особенно сложным. Европейский Суд не убежден доводом властей Российской Федерации, согласно которому тот факт, что ответчиками были органы государства, может каким-либо образом усложнить разбирательство дела о компенсации материального ущерба и морального вреда. Далее Европейский Суд отмечает, что заявитель один раз изменил свои исковые требования (см. § 24 настоящего Постановления). Однако Европейский Суд не убежден доводом о том, что данный факт как таковой усложнил задачу районному суду. Так или иначе, допуская, что гражданское дело заявителя не было предельно простым, Европейский Суд не может признать, что сложность дела как таковая является достаточной для оправдания общей длительности судебного разбирательства (см. Решение Европейского Суда от 8 июля 2004 г. по делу "Малинин против Российской Федерации" (Malinin v. Russia), жалоба N 58391/00 и Решение Европейского Суда от 5 октября 2006 г. по делу "Иванов против Российской Федерации" (Ivanov v. Russia), жалоба N 31266/02).

65. Что касается поведения заявителя, Европейский Суд отмечает, что в трех случаях слушание дела откладывалось, так как заявитель не являлся в судебные заседания (см. §§ 16, 22 и 27 настоящего Постановления). Он отмечает в то же время, что заседание суда 10 сентября 2002 г., скорее всего, было бы отложено и в случае присутствия на нем заявителя ввиду неявки ответчиков. Отсюда следует, что общее количество времени, когда дело было отложено в результате неявки заявителя в зал суда, насчитывает менее четырех месяцев.

66. Что касается отложений рассмотрения дела, связанных с ходатайствами заявителя о вызове свидетелей, так же как и его ходатайствами об истребовании материалов уголовного дела, по которому он был признан потерпевшим (см. §§ 13, 14, 21 и 20 настоящего Постановления), Европейский Суд напоминает, что заявителю не может быть поставлено в вину использование всех возможностей, предоставленных национальным законодательством, для защиты своих интересов (см., в частности, Постановление Европейского Суда от 18 апреля 2006 г. по делу "Патта против Чехии" (Patta v. Czech Republic), жалоба N 12605/02, § 69; и Постановление Европейского Суда от 31 мая 2007 г. по делу "Стоянов против бывшей Югославской Республики Македония" (Stojanov v. former Yugoslav Republic of Macedonia), жалоба N 34215/02, § 56). Соответственно, он не находит причин, чтобы считать поведение заявителя затягивающим гражданский процесс.

67. Европейский Суд далее отмечает, что за длительные периоды бездействия, в отношении которых власти Российской Федерации не представили каких-либо удовлетворительных объяснений, несут ответственность национальные власти. К примеру, власти Российской Федерации не указали каких-либо оправдывающих обстоятельств для отложения дела с июля 1998 г., когда заявитель предъявил свой иск, до 1 декабря 1998 г., когда районным судом было проведено первое слушание по делу (см. § 9 настоящего Постановления). Последующие задержки были обусловлены редкими заседаниями, назначаемыми со значительными интервалами, иногда в несколько месяцев (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Фалимонов против Российской Федерации", § 57). Власти Российской Федерации не объяснили, почему не назначались заседания суда в периоды с 1 декабря 1998 г. по 18 мая 1999 г., с 26 апреля по 12 июля 2001 г., с 12 июля по 20 ноября 2001 г., с 20 ноября 2001 г. по 12 марта 2002 г., с 12 марта по 10 сентября 2002 г. и с 10 сентября 2002 г. по 13 февраля 2003 г.

68. Европейский Суд также полагает, что национальные власти были ответственны за существенные задержки в рассмотрении дела, вызванные неявкой ответчиков на судебные слушания (см. §§ 12, 23, 25, 26 и 28 настоящего Постановления). Власти Российской Федерации не предоставили какой-либо информации относительно того, что национальные власти предпринимали соответствующие меры для обеспечения присутствия ответчиков, или каким-либо образом реагировали на поведение ответчиков, или использовали доступные им средства для того, чтобы дисциплинировать участников процесса и обеспечить рассмотрение дела в разумный срок (см. Постановление Европейского Суда от 19 октября 2006 г. по делу "Кесьян против Российской Федерации" (Kesyan v. Russia), жалоба N 36496/02, § 58).

69. Более того, не может не вызывать удивление Европейского Суда тот факт, что районному суду понадобилось более шести месяцев для подготовки мотивированного решения суда первой инстанции. Он отмечает, что власти Российской Федерации признали, что такая задержка является нарушением национального законодательства, и полагает, что ответственность за нее несомненно возлагается на государство.

70. Наконец, Европейский Суд напоминает, что спор в настоящем деле касается компенсации материального ущерба и морального вреда, причиненного конфискацией собственности заявителя в ходе производства по уголовному делу, которое было прекращено в связи с отсутствием события преступления. При таких обстоятельствах нельзя сказать, что значение предмета спора не имело особой важности для заявителя.

71. В связи с вышеизложенным Европейский Суд находит, что гражданское дело заявителя не было рассмотрено в "разумный срок". Таким образом, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в части чрезмерной длительности гражданского разбирательства.

II. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции

 

72. Заявитель жаловался, что отказ в принятии кассационной жалобы на решение суда по его гражданскому делу лишил его права на уважение собственности в нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая в соответствующей части предусматривает следующее:

 

"Каждое... лицо имеет право на уважение своей собственности...".

73. Власти Российской Федерации оспаривали данный довод.

74. Заявитель поддержал свою жалобу и утверждал, что лишился собственности, представляющей значительную ценность, из-за действий органов государства.

75. Европейский Суд уже рассмотрел жалобу заявителя относительно отсутствия доступа к суду кассационной инстанции в соответствии со статьей 6 Конвенции. В связи с тем, что Европейский Суд пришел к выводу о нарушении данного положения, он находит, что отдельного вопроса с точки зрения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции не возникает.

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

76. Статья 41 Конвенции предусматривает:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

77. Заявитель не требовал справедливой компенсации. Соответственно, Европейский Суд полагает, что отсутствуют основания для присуждения ему какой-либо суммы.

На основании изложенного Суд единогласно:

1) признал жалобу приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в части отсутствия доступа к суду;

3) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в части чрезмерной длительности гражданского разбирательства;

4) постановил, что отдельный вопрос с точки зрения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции не возникает.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 1 апреля 2010 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Клаудия Вестердик
Секретарь Секции Суда

Пэр Лоренсен
Председатель Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 апреля 2010 г. Дело "Георгий Николаевич Михайлов (Georgiy Nikolayevich Mikhaylov) против Российской Федерации" (жалоба N 4543/04) (Пятая Секция)


Текст Постановления опубликован в приложении к Бюллетеню Европейского Суда по правам человека. Российская хроника Европейского Суда. Специальный выпуск. N 4/2010.


Перевод: Г.А. Николаев