Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Европейского Суда по правам человека от 8 апреля 2010 г. Дело "Булычевы (Bulychevy) против Российской Федерации" (жалоба N 24086/04) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)

 

Дело "Булычевы (Bulychevy)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 24086/04)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 8 апреля 2010 г.

 

По делу "Булычевы против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Нины Ваич,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Дина Шпильманна,

Сверре Эрика Йебенса, судей,

а также при участии Сёрена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 18 марта 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 24086/04, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) тремя гражданами Российской Федерации: Верой Николаевной Булычевой, Владимиром Васильевичем Булычевым и Василием Владимировичем Булычевым (далее - заявители) 5 июня 2004 г., 5 июня 2004 г. и 13 февраля 2006 г., соответственно.

2. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук.

3. 3 сентября 2007 г. Председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражения властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил их.

 

Факты

 

Обстоятельства дела

 

4. Заявители родились в 1956, 1956 и 1983 годах, соответственно, и проживают в г. Липецке.

5. Заявителями являются супружеская пара и их сын.

A. Жилищный спор

 

6. Заявители проживали в квартире, которая в 1992 году стала непригодной для проживания из-за поломки канализационной системы. В июле 1993 г. первый и второй заявители, действуя в интересах своего несовершеннолетнего сына, возбудили судебное разбирательство против Липецкого городского совета (далее - городской совет) с требованием о предоставлении жилья. Решением от 21 октября 1999 г. Советский районный суд г. Липецка признал, что квартира заявителей непригодна для проживания и обязал городской совет обеспечить их "благоустроенным жильем на четверых человек в соответствии с действующим законодательством".

7. 17 января 2000 г. Липецкий областной суд, рассмотрев жалобу, изменил решение. Он, в частности, указал, что "квартира должна находиться в кирпичном здании, расположенном в центре города". Суд кассационной инстанции также присудил каждому заявителю 1 000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

В. Исполнительное производство

 

8. В неустановленную дату заявители предъявили исполнительный лист в Советский районный отдел службы судебных приставов г. Липецка. 28 февраля 2000 г. уполномоченный судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство.

9. По жалобе заявителей 9 апреля 2001 г. районный суд признал незаконным неисполнение судебным приставом-исполнителем решения суда.

10. 25 сентября и 2 октября 2001 г. судебный пристав-исполнитель и представители городского совета осмотрели две муниципальные квартиры и признали их пригодными для предложения заявителям. Последние, однако, отказались от обеих квартир.

11. Письмом от 28 августа 2003 г. судебный пристав-исполнитель проинформировал заявителей, что городской совет выделил средства на приобретение квартиры для них.

12. В ноябре 2003 г. городской совет предложил заявителям купить для них квартиру или в качестве альтернативы выплатить им компенсацию.

13. В марте 2004 г. городской совет сделал два новых предложения. 24 июня 2004 г. заявители согласились на переселение в одну из предложенных квартир. 27 августа 2004 г. они получили ордер, и исполнительное производство было окончено.

14. 6 сентября 2004 г. заявители получили ключи от квартиры. В тот же день квартира была осмотрена жилищным органом, и заявители подписали протокол осмотра.

15. В дальнейшем заявители жаловались в различные органы, что решение от 21 октября 1999 г. не было исполнено надлежащим образом, потому что в квартире было необходимо провести ремонтные работы. Последние были проведены в августе 2005 г.

16. В неустановленную дату заявители предъявили иск к Министерству финансов и Министерству юстиции, в котором требовали возмещения потери дохода и компенсации морального вреда, причиненного вследствие несвоевременного постановления суда от 21 октября 1999 г. Решением от 23 августа 2005 г. Таганский районный суд г. Москвы отклонил их иск. Он установил, в частности, что квартиры, которые предлагались заявителям в сентябре и октябре 2001 г., соответствовали требованиям жилищного законодательства. Таким образом, их отказ от предлагаемых вариантов квартир был необоснованным, и задержка исполнения, возникшая впоследствии, не может быть поставлена в вину службе судебных приставов. 18 июля 2006 г. Московский городской суд оставил указанное решение без изменения.

 

Право

 

I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в части чрезмерной длительности судебного разбирательства

 

17. Заявители жаловались, что длительность судебного разбирательства против городского совета не соответствовала требованию "разумного срока", установленному в пункте 1 статьи 6 Конвенции, который предусматривает следующее:

 

Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... в разумный срок... судом...".

18. Власти Российской Федерации оспорили этот довод.

19. Согласно пункту 1 статьи 35 Конвенции Европейский Суд может принимать дело к рассмотрению "в течение шести месяцев с даты вынесения окончательного решения по делу". Цель шестимесячного срока состоит в содействии правовой определенности и обеспечении рассмотрения дел, затрагивающих вопросы с точки зрения Конвенции, в разумный срок. Он также должен защищать власти и других заинтересованных лиц от какой-либо неопределенности в течение длительного периода. Даже если государство-ответчик не затрагивает вопрос о соблюдении этого правила, Европейский Суд должен сделать это по собственной инициативе (см. Постановление Большой Палаты по делу "Блечич против Хорватии" (Blecic v. Croatia), жалоба N 59532/00, § 68, ECHR 2006-III).

20. Обращаясь к фактам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что судебное разбирательство окончилось 17 января 2000 г., когда решение от 21 октября 1999 г., измененное судом кассационной инстанции, стало окончательным. Жалоба первой и второго заявителей была подана 5 июня 2004 г., а третьим заявителем - 13 февраля 2006 г., то есть более чем через четыре и шесть лет, соответственно, после того, как был разрешен гражданский спор. Европейский Суд находит, что период исполнения решения не входит в пределы срока, который необходимо принимать во внимание в отношении жалобы заявителей на продолжительность судебного разбирательства, поскольку они подали отдельную жалобу на ненадлежащее исполнение постановления суда (см. Постановление Европейского Суда от 12 марта 2009 г. по делу "Веретенников против Российской Федерации" (Veretennikov v. Russia), жалоба N 8363/03, § 31; а также Постановление Европейского Суда от 8 октября 2009 г. по делу "Финков против Российской Федерации" (Finkov v. Russia), жалоба N 27440/03, § 94). Отсюда следует, что жалоба заявителей на чрезмерную длительность судебного разбирательства была подана по истечении шестимесячного срока и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

II. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в части несвоевременного исполнения окончательного судебного решения

 

21. Заявители жаловались со ссылкой на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции на несвоевременное исполнение решений от 21 октября 1999 г. и 17 января 2000 г. В соответствующей части эти статьи предусматривают следующее:

 

Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... в разумный срок судом...".

 

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права...".

A. Приемлемость жалобы

 

22. Власти Российской Федерации утверждали, что окончательное решение могло быть исполнено уже в сентябре или октябре 2001 г., если бы заявители согласились в то время с предложенными им властями вариантами квартир. Решениями национальных судов от 19 ноября и 17 декабря 2001 г., не представленными государством-ответчиком, было установлено, что квартира, предложенная городским советом в октябре 2001 г., соответствовала требованиям, изложенным в окончательном решении суда по данному вопросу. Необоснованный отказ заявителей лишил их статуса жертвы в отношении их жалобы на несвоевременное исполнение решения суда. Власти Российской Федерации, кроме того, указывали на то, что заявители пропустили шестимесячный срок, поскольку они подали жалобу в Европейский Суд через два года и восемь месяцев после того, как городской совет сделал им вышеуказанное предложение. Соответственно, власти Российской Федерации просили Европейский Суд отклонить жалобу заявителей как поданную за пределами срока.

23. Заявители поддержали свои жалобы.

24. Европейский Суд отмечает на основании представленных материалов, что исполнительное производство было официально окончено 27 августа 2004 г. Соответствующая жалоба первой и второго заявителей была подана 5 июня 2004 г., а третий заявитель подал соответствующую жалобу 13 февраля 2006 г. Отсюда следует, что в отношении жалобы первой и второго заявителя возражение властей Российской Федерации должно быть отклонено. Однако оно подлежит удовлетворению в отношении жалобы третьего заявителя, которая была подана по истечении шестимесячного срока и должна быть отклонена согласно пунктам 1 и 4 статьи 35 Конвенции.

25. Европейский Суд отмечает, что жалоба первой и второго заявителей не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Таким образом, она должна быть признана приемлемой.

B. Существо жалобы

 

26. Европейский Суд напоминает, что неоправданно длительная задержка в исполнении вступившего в обязательную силу решения суда может нарушить Конвенцию (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III* (* Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".)). Для разрешения вопроса о том, была ли задержка оправданной, Европейский Суд оценит сложность исполнительного производства, поведение заявителей и компетентных органов, ценность и характер присужденного судом предмета (см. Постановление Европейского Суда от 15 февраля 2007 г. по делу "Райлян против Российской Федерации" (Raylyan v. Russia), жалоба N 22000/03, § 31* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2008.)).

27. В рассматриваемом деле исполнительное производство продолжалось четыре года, семь месяцев и 11 дней: с 17 января 2000 г., когда решение суда вступило в обязательную силу, до 27 августа 2004 г., когда исполнительное производство было окончено.

28. Исполнительное производство было официально возбуждено 28 февраля 2000 г. В неустановленную дату заявители подали жалобу на уклонение судебных приставов-исполнителей от исполнения решения от 21 октября 2000 г. Решением компетентного суда от 9 апреля 2001 г. их жалоба была удовлетворена.

29. Первые две квартиры были предложены заявителям судебными приставами-исполнителями в сентябре и октябре 2001 г.

30. Европейский Суд принимает к сведению тот факт, что решением суда от 23 августа 2005 г., оставленным без изменения 18 июля 2006 г., Таганский районный суд Москвы отклонил иск заявителей о компенсации в связи с несвоевременным решения суда, установив, что квартиры, которые были предложены им в сентябре и октябре 2001 г., соответствовали требованиям жилищного законодательства, и их отказ от этих квартир являлся необоснованным.

31. Европейский Суд также отмечает, что заявители не смогли предоставить достаточных доказательств того, что вышеуказанные квартиры были непригодны для проживания, не соответствовали жилищным стандартам или же существовали какие-либо другие нарушения.

32. Европейский Суд напоминает, что национальные суды находятся в лучшем положении для получения доказательств, установления фактов и толкования законов. Исходя из этого, он принимает довод властей Российской Федерации о том, что задержка в исполнительном производстве, имевшая место после октября 2001 г., была вызвана поведением заявителей.

33. Тем не менее следует отметить, что, не принимая необходимых мер для исполнения вступившего обязательную силу решения суда, государственные органы препятствовали использованию заявителями приобретенных преимуществ на протяжении одного года и семи месяцев, с 28 февраля 2000 г., когда исполнительное производство официально началось, до октября 2001 г., когда заявители отказались принять отвечающие требованиям квартиры, предложенные властями. Европейский Суд также отмечает, что власти Российской Федерации не представили ни одного факта или довода для обоснования этого периода неисполнения судебного постановления.

34. Вышеупомянутые факторы являются достаточными для того, чтобы Европейский Суд мог заключить, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

 

III. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

35. Заявители выдвинули различные доводы на основании статей 2, 3, пункта 1 статьи 6, статей 8, 13 и 14 Конвенции.

36. Рассмотрев их доводы с учетом всех представленных ему материалов, Европейский Суд находит, что, насколько предмет жалобы находится в его юрисдикции, Европейский Суд не усматривает в нем признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией.

37. Отсюда следует, что жалоба в данной части должна быть признана неприемлемой как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

IV. Применение статьи 41 Конвенции

 

38. Статья 41 Конвенции предусматривает:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

Ущерб

 

39. Заявители требовали 800 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

40. Власти Российской Федерации оспаривали это требование как необоснованное.

41. Оценивая обстоятельства дела на справедливой основе, Европейский Суд присуждает заявителям совместно 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Судебные расходы и издержки

 

42. Заявители не требовали возмещения судебных расходов и издержек, понесенных в судах страны и Европейском Суде. Соответственно, Европейский Суд не присуждает им каких-либо сумм по данному основанию.

Процентная ставка при просрочке платежей

 

43. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) признал жалобу первой и второго заявителей в части несвоевременного исполнения* (* Буквально: "в части неисполнения", хотя решение национального суда было в конечном счете исполнено (прим. переводчика).) решения суда от 21 октября 1999 г., измененного 17 января 2000 г., приемлемой, а в остальной части неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил:

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить совместно первой и второму заявителям 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную выше сумму, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 8 апреля 2010 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Сёрен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 8 апреля 2010 г. Дело "Булычевы (Bulychevy) против Российской Федерации" (жалоба N 24086/04) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 10/2010


Перевод: Николаев Г.А.