Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 апреля 2010 г. Дело "Бик (Bik) против Российской Федерации" (жалоба N 26321/03) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)

 

Дело "Бик (Bik)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 26321/03)

 

Постановление Суда

 

Страсбург, 22 апреля 2010 г.

 

По делу "Бик против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Нины Ваич,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Ханлара Гаджиева,

Джорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Сёрена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 25 марта 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

 

1. Дело было инициировано жалобой N 26321/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Александром Ефимовичем Биком (далее - заявитель) 5 августа 2003 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук, первым заместителем юстиции Российской Федерации А.Н. Савенковым, а впоследствии Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

3. Заявитель, в частности, утверждал, что его недобровольная госпитализация в психиатрическую больницу являлась незаконной.

4. 19 июня 2008 г. председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было также решено рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

5. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражение властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил его.

 

Факты

 

I. Обстоятельства дела

 

6. Заявитель родился в 1972 году и проживает в г. Москве.

7. 27 мая 2002 г. мать заявителя обратилась в Психоневрологический диспансер N 21 (далее - диспансер) с заявлением о проведении психиатрического освидетельствования ее сына, выразив беспокойство по поводу перемены в его поведении. Он боялся выходить из квартиры, в которой проживал, порвал все общественные связи, пугался посторонних звуков или телефонного звонка.

8. Заявитель отказался от освидетельствования врачами диспансера, и 29 мая 2002 г. Н., врач-психиатр диспансера, обратилась в суд за выдачей санкции на проведение психиатрического освидетельствования заявителя без его согласия. Она отметила, основываясь на информации, представленной матерью заявителя, что заявитель может страдать тяжелым психическим расстройством, которое ослабило его возможность удовлетворять свои жизненные потребности, и что его состояние может ухудшиться в случае неоказания ему психиатрической помощи.

9. 31 мая 2002 г. Черемушкинский районный суд г. Москвы выдал санкцию на проведение психиатрического освидетельствования. По словам заявителя, он был уведомлен об этом решении в более позднюю дату.

10. 5 июня 2002 г. врач Н. провела психиатрическое освидетельствование заявителя по месту жительства. Мать заявителя при этом присутствовала. Заявитель находился в возбужденном состоянии, он кричал на врача и свою мать и угрожал им. Он отказался разговаривать и вынудил их обеих уйти. Н. заключила, что заявитель страдал параноидальной шизофренией, и что его состояние требует госпитализации в психиатрическую больницу для дополнительного обследования и лечения. В 19 часов 20 минут заявителя поместили в Психиатрическую клиническую больницу N 15 (далее - психиатрическая больница). По словам заявителя, сначала его направили в отделение милиции, а затем в психиатрическую больницу.

11. 7 июня 2002 г. заявитель дал согласие на свое лечение в психиатрической больнице до 14 июня 2002 г.

12. В пятницу 14 июня 2002 г. заявитель отказался далее оставаться в больнице. В полдень он прошел комиссию трех врачей-психиатров, которые поставили ему предварительный диагноз: "депрессивный синдром и шизофрения". Они отметили, что заявитель избегал общения и был замкнут; он не проявлял озабоченности по поводу своего состояния и высказывал бредовые идеи о том, что его мать пыталась им манипулировать. Они заключили, что его психическое расстройство является достаточно серьезным и требует диспансерного наблюдения.

13. В понедельник 17 июня 2002 г. администрация психиатрической больницы обратилась в суд для продления срока госпитализации в недобровольном порядке. В соответствии с представленным медицинским заключением заявитель страдал тяжелым психическим расстройством и мог причинить существенный вред себе или окружающим. В тот же день Нагатинский районный суд г. Москвы временно разрешил дальнейшую госпитализацию заявителя вплоть до рассмотрения дела. Суд в своем постановлении не указал каких-либо оснований для вынесения соответствующего решения.

14. 21 июня 2002 г. Нагатинский районный суд г. Москвы вынес постановление о продлении срока госпитализации заявителя в психиатрической больнице. Слушание дела проводилось на территории психиатрической больницы. Заявитель на заседании присутствовал, но представителя у него не было. В частности, суд отметил:

 

"Выслушав [заявителя], представителей психиатрической больницы... и прокурора, который полагал, что заявление [администрации психиатрической больницы] подлежит удовлетворению, и изучив [имеющиеся] материалы дела, суд считает, что заявление [администрации психиатрической больницы] о продлении госпитализации заявителя в недобровольном порядке является обоснованным и подлежит удовлетворению".

15. 27 июня 2002 г. заявитель дал письменное согласие на дополнительное лечение в психиатрической больнице.

16. Когда состояние заявителя улучшилось, он был выписан из психиатрической больницы 4 июля 2002 г.

17. 23 января 2003 г. заявитель подал жалобу на постановление от 21 июня 2002 г. Он утверждал, в частности, что суд не проверил законность его госпитализации в психиатрическую больницу.

18. 20 марта 2003 г. Московский городской суд оставил без изменения постановление от 21 июня 2002 г. На заседании суда присутствовали заявитель и его представитель. Суд отметил, что госпитализация заявителя была произведена в соответствии с законом. Суд также указал, что помещение заявителя в психиатрическую больницу в недобровольном порядке было необходимым в связи с наличием у него тяжелого психического расстройства, которое было опасно для него и для окружающих. Наконец, суд отметил, что у заявителя была возможность ходатайствовать о предоставлении ему адвоката для представления его интересов в суде первой инстанции. Однако он не воспользовался представленным ему правом, и постановление от 21 июня 2002 г. не может быть отменено на данном основании.

II. Применимое национальное законодательство и практика

 

A. Госпитализация в психиатрический стационар в недобровольном порядке

 

1. Закон Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 2 июля 1992 г. с изменениями (далее - Закон)

 

19. Психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его согласия в случаях, когда по имеющимся данным обследуемый совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает: a) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи (часть 4 статьи 23 Закона).

20. В случаях, предусмотренных пунктами "б" и "в" части 4 статьи 23 Закона, решение о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия принимается врачом-психиатром с санкции судьи (часть 2 статьи 24 Закона).

21. В случаях, предусмотренных пунктами "а", "б" и "в" части 4 статьи 23 Закона, лицо, страдающее тяжелым психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия до постановления судьи, если его обследование или лечение возможно только в стационарных условиях (статья 29 Закона).

22. Лицо, помещенное в психиатрический стационар по основаниям, предусмотренным статьей 29 Закона, подлежит обязательному освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров психиатрического учреждения, которая принимает решение об обоснованности госпитализации. Если госпитализация признается обоснованной, то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 часов направляется в суд по месту нахождения психиатрического учреждения для решения вопроса о дальнейшем пребывании лица в нем (статья 32 Закона).

23. Заявление о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке судья рассматривает в течение пяти дней с момента его принятия (часть 1 статьи 34 Закона). Принимая заявление, судья одновременно дает санкцию на пребывание лица в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения заявления в суде (часть 3 статьи 33 Закона).

2. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. с изменениями (далее - ГПК РСФСР)

 

24. ГПК РСФСР не содержал специальных норм о помещении лица в психиатрическую больницу.

B. Исчисление сроков, установленных законом или назначенных гражданскими судами

 

25. Процессуальный срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующие месяц и число последнего года срока. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца срока. В случае, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день (статья 101 ГПК РСФСР и части 1 и 2 статьи 108 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 1 февраля 2003 г. с изменениями).

 

Право

 

I. Предполагаемое нарушение подпункта "e" пункта 1 статьи 5 Конвенции

 

26. Заявитель жаловался на то, что помещение его в психиатрическую больницу в период с 14 по 27 июня 2002 г. в недобровольном порядке было незаконным. Европейский Суд полагает, что жалоба заявителя должна быть рассмотрена в соответствии с подпунктом "е" пункта 1 статьи 5 Конвенции, который предусматривает следующее:

 

"1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом: ...

e) законное заключение под стражу... душевнобольных...".

27. Власти Российской Федерации возражали против данного довода. Они полагали, что помещение заявителя в психиатрический стационар было осуществлено в полном соответствии с применимым национальным законодательством. Когда заявитель 14 июня 2002 г. отказался добровольно остаться в психиатрической больнице, в полдень того же дня он прошел комиссию врачей-психиатров, которые установили, что его состояние требовало продления госпитализации. По утверждению властей Российской Федерации, у администрации психиатрической больницы не было возможности подать заявление в суд о продлении срока госпитализации заявителя в недобровольном порядке в тот же день по причине того, что для подготовки подобного заявления требовался значительный период времени. 14 июня 2002 г. выпадало на пятницу, а обратиться в суд в выходные дни было невозможно, так как он был закрыт. Соответственно, заявление было подано 17 июня 2002 г., то есть в первый рабочий день после выходных дней 15 и 16 июня 2002 г. Власти Российской Федерации полагали, что администрация психиатрической больницы действовала в соответствии с нормами гражданского процессуального права, а именно статьей 108 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которая допускала подобную просрочку в подаче заявления в связи с тем, что срок, отведенный для подачи жалобы, истекал в нерабочий день.

28. Заявитель поддержал свою жалобу.

A. Приемлемость

 

29. Европейский Суд считает, что жалоба заявителя не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.

B. Существо жалобы

 

1. Общие принципы

 

30. Европейский Суд напоминает, что указание "в порядке, установленном законом" в значительной степени отсылает к национальному законодательству; таким образом подчеркивается необходимость соблюдения порядка, предусмотренного этим законодательством. Однако национальное законодательство само должно соответствовать Конвенции, включая общие принципы, выраженные или подразумеваемые в ней. Понятие, лежащее в основе этого условия, относится к справедливой и надлежащей процедуре, а именно мера, лишающая лица свободы, должна приниматься и исполняться надлежащим органом и не быть произвольной (см. Постановление Европейского Суда от 24 октября 1979 г. по делу "Винтерверп против Нидерландов" (Winterwerp v. Netherlands), § 45, Series A, N 33).

31. Толковать и применять национальное законодательство должны в первую очередь национальные органы, особенно судебные. Однако поскольку согласно пункту 1 статьи 5 Конвенции несоблюдение законодательства страны влечет нарушение Конвенции, следует сделать вывод, что Европейский Суд может и должен осуществлять определенные полномочия по проверке такого соблюдения (см. Постановление Европейского Суда от 10 июня 1996 г. по делу "Бенем против Соединенного Королевства" (Benham v. United Kingdom), § 41, Reports of Judgments and Decisions 1996-III).

32. Европейский Суд также напоминает, что лицо не может быть лишено свободы в связи с наличием у него психического расстройства, если не достигнуты три следующих минимальных условия: должно быть достоверно установлено, что оно является душевнобольным; степень психического расстройства должна требовать обязательной недобровольной госпитализации; и действительность продолжения недобровольной госпитализации зависит от сохранения такого расстройства (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Винтерверп против Нидерландов", § 39; Постановление Европейского Суда от 23 февраля 1984 г. по делу "Луберти против Италии" (Luberti v. Italy), § 27, Series A, N 75; Постановление Европейского Суда от 24 октября 1997 г. по делу "Джонсон против Соединенного Королевства" (Johnson v. United Kingdom), § 60, Reports of Judgments and Decisions 1997-VII; и Постановление Европейского Суда по делу "Хатчисон Рейд против Соединенного Королевства" (Hutchison Reid v. United Kingdom), жалоба N 50272/99, § 48, ECHR 2003-IV).

2. Применение принципов в настоящем деле

 

33. Европейский Суд отмечает, что согласно российскому законодательству лицо, помещенное в психиатрический стационар в недобровольном порядке, подлежит обязательному освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров. Кроме того, администрация психиатрического учреждения в случае признания госпитализации обоснованной должна обратиться в суд для решения вопроса о дальнейшем пребывании в этом учреждении лица в недобровольном порядке в течение 24 часов с момента проведения такого освидетельствования (см. § 22 настоящего Постановления).

34. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что 14 июня 2002 г. заявитель отозвал свое согласие на дальнейшее пребывание в психиатрической больнице. Таким образом, администрации больницы следовало созвать комиссию врачей-психиатров для его освидетельствования и в случае признания госпитализации обоснованной обратиться в течение 24 часов в суд для решения вопроса о дальнейшем пребывании заявителя в психиатрической больнице в недобровольном порядке.

35. Европейский Суд признает, что национальными властями соблюдена процедура, предусмотренная национальным законодательством, в части проведения освидетельствования заявителя. 14 июня 2002 г. комиссия врачей-психиатров в полдень провела освидетельствование заявителя и заключила, что ему необходима дальнейшая госпитализация. После этого администрация психиатрической больницы должна была в течение 24 часов с момента проведения освидетельствования заявителя, то есть не позднее полудня 15 июня 2002 г., обратиться в суд для разрешения вопроса о дальнейшем пребывании заявителя в психиатрической больнице. Однако заявление было подано двумя днями позже, 17 июня 2002 г. В результате заявитель находился в психиатрической больнице в течение трех дней в отсутствие соответствующей санкции суда.

36. Европейский Суд не разделяет мнение властей Российской Федерации, что в соответствии с российским законодательством возможно было отложить подачу заявления в суд для решения вопроса о пребывании заявителя в психиатрической больнице в недобровольном порядке в случае, если окончание предусмотренного законом срока для подачи соответствующего заявления выпадало на нерабочий день. Нормы национального гражданского процессуального права, на которые ссылались власти Российской Федерации, регулируют только исчисление сроков, выраженных в днях, месяцах и годах, и очевидно не применяются к процедуре обращения в суд для решения вопроса о пребывании лица в психиатрической больнице, применительно к которой сроки установлены в часах.

37. Европейский Суд не считает существенным, что, как подчеркивали власти Российской Федерации, 15 и 16 июня 2002 г. были нерабочими днями, и дело заявителя не могло быть рассмотрено до наступления следующей рабочей недели. Если затронута свобода человека, государства-участники должны гарантировать доступность своих судов, даже в период выходных и праздничных дней, для обеспечения скорейшего рассмотрения вопросов, не терпящих отлагательства, в полном соответствии с порядком, установленным законом. Однако при обстоятельствах настоящего дела подобные меры не были предприняты.

38. Вышеуказанных выводов достаточно, чтобы Европейский Суд принял решение о том, что национальными властями не соблюден предусмотренный национальным законодательством порядок при обращении с заявлением в суд для решения вопроса о пребывании заявителя в психиатрической больнице. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции.

39. В связи с вышеуказанным Европейский Суд не считает необходимым отдельно рассматривать вопрос о том, было ли достоверно установлено, что степень психического расстройства заявителя требовала обязательной недобровольной госпитализации на период с 14 по 27 июня 2002 г. (см. Постановление Европейского Суда по делу "Шторк против Германии" (Storck v. Germany), жалоба N 61603/00, § 113, ECHR 2005-V).

II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

40. Заявитель утверждал, что он был лишен возможности обжаловать решение суда от 31 мая 2002 г. в нарушение статей 3, 5 и 6 Конвенции. Он также жаловался на основании статьи 8 Конвенции, что посещение Н. его квартиры 5 июня 2002 г. нарушило его право на уважение личной жизни, и что на основании ее решения от 5 июня 2002 г. о помещении его в психиатрическую больницу его задержали и привели в отделение милиции. Он жаловался на основании статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, что его помещение в психиатрическую больницу в недобровольном порядке могло привести к ограничению его дееспособности, в связи с чем он мог быть лишен права продавать и покупать имущество. Наконец, не предоставив дополнительных подробностей, заявитель жаловался на нарушение его прав, предусмотренных статьями 2, 4, 7-10, 13, 17 и 18 Конвенции.

41. Однако, принимая во внимание представленные материалы, Европейский Суд не усматривает в них признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Следовательно, жалоба заявителя в данной части подлежит отклонению как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

III. Применение статьи 41 Конвенции

 

42. Статья 41 Конвенции предусматривает:

 

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

A. Ущерб

 

43. Заявитель требовал 350 000 евро и 1/13 цента в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.

44. Власти Российской Федерации указывали, что утверждения заявителя не содержат оснований для присуждения ему какой-либо компенсации материального ущерба или морального вреда. Так или иначе, они отмечали, что заявитель не обосновал и не подтвердил требуемую сумму.

45. Европейский Суд не усматривает причинной связи между установленными нарушениями и требуемой компенсацией материального ущерба; соответственно, он отклоняет данное требование. С другой стороны, Европейский Суд признает, что заявитель испытывал нравственные страдания и разочарование вследствие его незаконного помещения в психиатрическую больницу. Следовательно, Европейский Суд полагает, что заявителю должен быть компенсирован причиненный моральный вред. Тем не менее Европейский Суд находит размер требований заявителя чрезмерным. Оценивая указанные обстоятельства на справедливой основе, он присуждает заявителю 1 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную выше сумму.

B. Судебные расходы и издержки

 

46. Заявитель не требовал возмещения судебных расходов и издержек. Соответственно, Европейский Суд не присуждает ему каких-либо сумм по данному основанию.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

 

47. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

1) признал жалобу приемлемой в части помещения заявителя в психиатрическую больницу в недобровольном порядке в период с 14 по 27 июня 2002 г., а в остальной части неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции;

3) постановил:

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 1 000 евро (одну тысячу евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 22 апреля 2010 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

Сёрен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 апреля 2010 г. Дело "Бик (Bik) против Российской Федерации" (жалоба N 26321/03) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 1/2011.


Перевод: Николаев Г.А.