Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 23 апреля 2014 г. по делу N 33-3398/2014

 

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего Крятова А.Н.,

судей Деева А.В., Тихоновой Т.В.,

при секретаре Юхновской Л.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Крятова А.Н.

дело по иску Красноярской региональной общественной организации "Защита потребителей" в интересах Бебко С.В. к открытому акционерному обществу "НОМОС-БАНК" о защите прав потребителей

по апелляционной жалобе представителя КРОО "Защита потребителей" Аносовой А.Н. в интересах Бебко С.В.

на решение Норильского городского суда Красноярского края от 23 января 2014 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований Красноярской региональной общественной организации "Защита потребителей" в интересах Бебко С.В. к Открытому акционерному обществу "НОМОС-БАНК" о защите прав потребителей, - отказать за необоснованностью".

Заслушав докладчика, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

КРОО "Защита потребителей" в интересах Бебко С.В. обратилась в суд с иском к ОАО "НОМОС-БАНК" о защите прав потребителя.

Требования мотивированы тем, что 17 февраля 2012 года между Бебко С.В. и ответчиком был заключен кредитный договор "данные изъяты", по условиям которого банк предоставил ему кредит в сумме "данные изъяты" рублей на срок до 17 февраля 2017 года с уплатой 19,99 % годовых. В типовую форму договора ответчиком были включены условия, не соответствующие закону и ущемляющие права потребителя. Так, на него была возложена обязанность оплатить за счет кредитных средств страховую премию. Истцу не был предоставлен договор страхования, не доведена информация о страховой компании и страховой программе, размер страховой суммы, срок страхования, а также не предоставлена информация о размере комиссионного вознаграждения банка за услуги по подключению к Программе страхования. В бланке кредитного договора заемщику не было предоставлено право выбора: быть застрахованным или отказаться от этого. Тем самым банк понудил его к заключению договора страхования.

02 сентября 2013 года он обратился в банк с претензией о возврате удержанной суммы, в чем ему было отказано.

Размер уплаченной страховой премии подлежит возврату банком с учетом процентов за пользование чужими денежными средствами. Действиями банка истцу причинен моральный вред.

Просила признать недействительным заявление Бебко С.В. на страхование от 17 февраля 2012 года, обязывающее заемщика уплачивать страховую премию, взыскать с ОАО "НОМОС-БАНК" в пользу Бебко С.В. возврат страховой премии в размере "данные изъяты" рубля, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере "данные изъяты" рубля 14 копеек, неустойку, предусмотренную п. 3 ст. 31 Закона РФ "О защите прав потребителей", в размере "данные изъяты" рубляв счет компенсации морального вреда "данные изъяты" рублей, штраф в размере 50 % от суммы присужденной судом в пользу потребителя, из которых 50% перечислить в пользу КРОО "Защита потребителей",

Судом первой инстанции постановлено выше приведенное решение.

В апелляционной жалобе представитель КРОО "Защита потребителей" Аносова А.Н. просит отменить решение суда. Указывает, что суд неправильно определил обстоятельства имеющие значение для дела. Истцу при заключении договора навязана услуга по страхованию, текст заявления о предоставлении кредита разработан ответчиком в виде типовой формы, на содержание которого истец повлиять не мог. Условия кредитного договора предусматривали обязанность заемщика в момент оформления кредита, дополнительно застраховать за счет кредитных средств риски причинения вреда жизни и здоровья. Считает, что банк нарушил право потребителя на свободный выбор услуги.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела по апелляционной жалобе заказными письмами с уведомлением (л.д. 123 - 127); в связи с чем их неявка в судебное заседание не может служить препятствием к рассмотрению дела.

Проверив материалы дела и решение суда в пределах, предусмотренных ч.1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению решения суда первой инстанции.

В соответствии с п.1 и п.2 ст. 16 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей" запрещается обуславливать приобретение одних товаров (услуг) обязательным приобретением иных товаров (услуг), при этом условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Согласно п.1 ст. 819 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав надлежащую оценку представленным сторонами доказательствам и правильно применив нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, пришел к обоснованному выводу о том, что законных оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется.

Выводы суда об этом мотивированы, соответствуют фактическим обстоятельствам и материалам дела, из которых усматривается, что 17 февраля 2012 года между ОАО "НОМОС-БАНК" и Бебко С.В. был заключен кредитный договор "данные изъяты", в соответствии с которым заемщику предоставлен кредит в размере "данные изъяты" рублей под 19,99 % годовых сроком на 60 месяцев.

13 февраля 2012 года, то есть до заключения кредитного договора, Бебко С.В. представил в банк заявление-анкету о получении кредита наличными, в которой в графе "Страхование жизни и потери трудоспособности" имеются два поля "Да" и "Нет"; он выразил свое волеизъявление на вариант со страхованием, что удостоверено проставлением собственноручной отметки в поле "Да", также им выбран способ оплаты страховой премии проставлением отметки в поле "За счет кредитных средств".

В соответствии с кредитным договором Бебко С.В. получил кредит в сумме "данные изъяты" рублей, в сумму которого включена с его согласия страховая премия за личное страхование в размере "данные изъяты" рублей.В кредитном договоре не содержится указания на страхование как на обязательное условие выдачи кредита.

17 февраля 2012 года Бебко С.В. в своем заявлении на страхование "данные изъяты" выразил желание заключить договор страхования от несчастных случаев и болезней на условиях избранного им страховщика ООО "Дженерали ППФ Страхование жизни".

В данном заявлении истец указал, что ознакомлен с условиями страховщика, изложенными в страховом полисе и Правилах страхования от несчастных случаев и болезней ООО "Дженерали ППФ Страхование жизни"; одновременно подтвердил, что ознакомлен, получил на руки, полностью согласен и обязуется неукоснительно соблюдать положения Правил страхования, которые ему вручены вместе со страховым полисом.

Из полиса страхования жизни и здоровья, выданного Бебко С.В. 17 февраля 2012 года ООО "Дженерали ППФ Страхование жизни" следует, что страховая премия по данному договору составила "данные изъяты" рубля, в полисе указаны страховая сумма, срок страхования.

В этот же день Бебко С.В. подписал поручение на перечисление денежных средств, которым поручил ОАО "НОМОС-БАНК" перечислить с его счета страховую премию в размере "данные изъяты" рублей на счет страховщика ООО "Дженерали ППФ Страхование жизни" с целью оплаты страхового полиса.

Во исполнение изложенного поручения, 17 февраля 2012 года ответчиком перечислена страховая премия "данные изъяты" рублей страховой компании, что подтверждается выпиской по счету на имя Бебко С.В.

Таким образом, суд сделал верный вывод, что при кредитовании услуга личного страхования истцу навязана не была, так как Бебко С.В. был ознакомлен с предлагаемыми вариантами кредитования, выразил волеизъявление получение кредита со страхованием рисков наступления несчастных случаев, имел возможность отказаться от услуги страхования, оплатить страховые услуги за счет собственных средств, поэтому оснований для признания заявления на страхование от 17 февраля 2012 года не имеется.

С указанными выводами судебная коллегия соглашается в силу следующего.

Кредитный договор от 17 февраля 2012 года, заключенный между сторонами, не содержит условий об обязательном страховании заемщика от несчастных случаев и болезней, а потому не позволяет полагать, что в случае отказа Бебко С.В. от заключения договора личного страхования истцу было бы отказано в предоставлении кредита.

Заключая договор личного страхования, заемщик осознанно и добровольно принял на себя обязательства по оплате страховой премии страховщику. Банк, действуя по поручению заемщика перечислил страховщику сумму страховой премии в размере "данные изъяты" рублей.

Каких-либо данных о том, что банком истцу оказывалась возмездная услуга по подключению к Программе страхования, как о том указывалось в исковом заявлении, материалы дела не содержат.

Из заявления на страхование также видно, что до заключения договора до сведения истца была доведена информация о страховой сумме, сроке страхования, иных условиях страхования, которые воспроизведены в выданном ему страховом полисе.

В случае неприемлемости условий договора страхования, истец вправе был не принимать на себя указанные обязательства.

Между тем его собственноручные подписи в заявлении-анкете, заявлении на страхование, кредитном договоре, не содержащем каких-либо ограничений в выдаче кредита в случае отказа от заключения договора личного страхования, подтверждают, что он осознанно и добровольно принял на себя обязательства, в том числе и по уплате страховщику страховой премии.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении исковых требований КРОО "Защита потребителей" в интересах Бебко С.В. к ОАО "НОМОС-БАНК"" о признании недействительным заявления от 17 февраля 2012 года, возврате страховой премии в размере "данные изъяты" рублей, процентов за пользование данной денежной суммой, неустойки и компенсации морального вреда, так как при заключении кредитного договора права истца нарушены не были.

Судебная коллегия считает, что суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, установил их полно и объективно в ходе судебного разбирательства, дал им надлежащую оценку и постановил решение согласно подлежащим применению нормам материального права при соблюдении норм процессуального права, в связи с чем обжалуемое решение является законным и обоснованным.

Ссылки в апелляционной жалобе на то, что кредитный договор был заключен в форме присоединения к типовой форме, что само по себе является ограничением свободы договора, так как заемщик лишен возможности влиять на содержание условий такого договора, а также ссылки на то, что предоставление банком кредита обусловлено обязательным заключением договора страхования, не могут быть признаны состоятельными, поскольку опровергаются материалами дела, из которых следует, что заявление на страхование подано в результате осознанного выбора варианта кредитования, страховщика по договору страхования.

Не усматривает судебная коллегия оснований согласиться и с доводами апелляционной жалобы о нарушении права на свободный выбор услуг.

В тексте заявления на страхование, подписанного истцом, указывается, что страхование является добровольным и отказ от страхования не повлечет отказа в предоставлении банковских услуг, а также о праве заемщика обратиться в любую страховую компанию по своему выбору.

Указанное обстоятельство опровергает доводы жалобы, так как истец мог заключить договор с любой другой страховой организацией, а равно получить банковские услуги без страхования рисков.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с произведенной судом оценкой доказательств и не содержат фактов, которые не были бы проверены или не учтены судом первой инстанции при разрешении спора и опровергали бы выводы суда первой инстанции или влияли бы на обоснованность и законность судебного решения, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Каких-либо нарушений норм процессуального права, в том числе являющихся в силу ч. 4 ст. 330 ГПК РФ безусловными основаниями для отмены решения, судом первой инстанции не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Норильского городского суда Красноярского края от 23 января 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя КРОО "Защита потребителей" в интересах Бебко С.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.