Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 03 сентября 2014 г. по делу N 33-11890/2014

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего

Птоховой З.Ю.

судей

Зарочинцевой Е.В. и Петровой А.В.

при секретаре

Красильникове А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу У.Н.М. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 17 марта 2014 года по гражданскому делу N 2-58/14 по иску У.Н.М. к Т.С.Г. о признании завещания недействительным.

Заслушав доклад судьи Птоховой З.Ю., объяснения представителя истца У.Н.М. - Г.М.В.., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, ответчицы Т.С.Г. и ее представителя - адвоката Г.Т.Н., возражавших против доводов апелляционной жалобы,

судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

У.Н.М. обратился в Невский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Т.С.Г. о признании завещания недействительным, указывая на то, что "дата" умер его дядя М.С.В., после смерти которого, в установленный законом срок, как единственный наследник по завещанию, истец обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства. Однако при подаче заявления он узнал, что его дядя "дата" составил завещание, в соответствии с которым все свое имущество завещал ответчице, которая является посторонним человеком. Истец указывает, что завещание является недействительным, поскольку на момент его составления дядя, злоупотреблял спиртными напитками, несколько лет назад у него была ампутирована нога, а "дата" - вторая нога выше колена, в результате чего он испытывал сильные боли, принимал сильнодействующие препараты, из-за развития гангрены у него произошла тяжелая интоксикация организма, ввиду неадекватного состояния дядя устроил пожар в больнице, в которой проходил лечение, в результате чего он скончался от ожогов. В таком состоянии "дата" не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

Ссылаясь в качестве правового обоснования иска на положения ст. 177 ГК РФ, истец просил суд признать недействительным завещание, составленное М.С.В. в пользу Т.С.Г. "дата".

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 17 марта 2014 года в удовлетворении исковых требований У.Н.М. отказано.

В апелляционной жалобе У.Н.М. просит отменить решение суда, считая его незаконным и необоснованным, принятым с нарушением норм материального и процессуального права.

Истец У.Н.М.., третье лицо нотариус К.Л.Н., третье лицо нотариус К.В.А. в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены по правилам ст. 113 ГПК РФ (л.д.46-50 т.2), причин неявки не сообщили, доказательств их уважительности не представили, в связи с чем судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав участников процесса, оценив доводы апелляционной жалобы, приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, "дата" умер М.С.В.

В наследственную массу после умершего М.С.В. вошли: " ... " доли квартиры по адресу: "адрес" и " ... " штук обыкновенных и привилегированных акций ОАО " О".

"дата" М.С.В. было составлено завещание, которым он завещал все свое имущество, которое окажется принадлежащим ему ко дню смерти, где бы таковое не находилось и в чем бы не заключалось, истцу У.Н.М.

"дата" нотариус К.В.А. удостоверила завещание М.С.В. в пользу Т.С.Г.

Истцом заявлены требования о признании данного завещания недействительным по основаниям ст. 177 ГК РФ со ссылкой на то, что его дядя злоупотреблял спиртными напитками и не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

Судом установлено, что в момент составления оспариваемого завещания М.С.В. на учете в ПНД не состоял.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1118 Гражданского кодекса РФ завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме.

Согласно ст. 1131 ГК РФ, при нарушении положений ГК РФ, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права и законные интересы которого нарушены этим завещанием. Оспаривание завещания до открытия наследства не допускается.

Завещание является односторонней сделкой, к нему применяются правила о недействительности сделок, предусмотренные в главе 9 ГК РФ (ст. 166 - 181 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина или иных лиц, чьи права или охраняемые интересы нарушены в результате ее совершения.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений.

Для разрешения вопроса о психическом состоянии М.С.В. в момент составления завещания "дата" по ходатайству истца судом назначалась судебная посмертная психиатрическая экспертиза, производство которой было поручено комиссии врачей-психиатров Городской психиатрической больницы N ...

Согласно заключению комиссии судебно-психиатрических экспертов от "дата" у М.С.В. при жизни имелись признаки органического расстройства личности в связи со смешанным заболеванием (сосудистое, алкоголизм), синдрома зависимости от употребления алкоголя (Р 07.2, Р 10.2 по МКБ-10), т.к. он на протяжении многих лет злоупотреблял алкоголем с формированием Клиники синдрома зависимости от алкоголя, что отмечалось врачами при госпитализации в ноябре 2012 года, указано в свидетельских показаниях. На фоне злоупотребления алкоголем, сосудистого заболевания (ГБ, атеросклероз), у него развились церебрастенические проявления (головокружения, головные боли, слабость) наряду с когнитивными нарушениями (описаны при госпитализации в октябре 2012 года), личностными нарушениями (агрессивность, раздражительность по данным свидетельских показаний). Однако степень выраженности интеллектуально-мнестических расстройств, описанных при осмотрах соматическими врачами не указана, психиатрами не осматривался в связи с чем оценить способность М.С.В. в момент подписания завещания "дата" понимать значение своих действий и руководить ими не представляется возможным. В последующем на фоне перенесенной ампутации левого бедра, ожогов у М.С.В. отмечалось тяжелое состояние с усилением астенизации, расстройствами сознания, ориентировки.

Из медицинской документации следует, что в состоянии оглушения М.С.В. находился после операции "дата", до этого сознание - ясное, снижение памяти и интеллекта соответствовали хронической энцефалопатии 2 ст. С "дата" при нахождении в НИИ СП сознание было спутанное (заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов N ... от "дата") (л.д.134-142).

Данное заключение является последовательным и мотивированным, выводы экспертов основаны на материалах дела, противоречий в них не усматривается.

Свидетельскими показаниями И.А.В.., Р.В.Ю.., И.Л.П.., Б.Л.А. не подтверждается, что М.С.В. в момент подписания оспариваемого завещания "дата" не понимал значение своих действий или не мог ими руководить.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о признании завещания от "дата" недействительным, суд первой инстанции, оценив в совокупности все представленные сторонами доказательства, объяснения сторон, показания свидетелей, заключение экспертизы, пришел к выводу, что допустимых доказательств того, что на момент составления завещания наследодатель М.С.В. не понимал значение своих действий и не мог ими руководить в материалы дела не представлено.

Судебная коллегия не усматривает оснований не согласиться с выводами суда, поскольку они основаны на правильном применении к спорным правоотношениям норм материального права, подтверждаются представленными при разрешении спора доказательствами, которым судом дана соответствующая оценка, отвечающая требованиям статьи 67 ГПК РФ, выводы мотивированы и подробно изложены в решении суда.

Согласно разъяснениям п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 2008 года N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ). Для разрешения возникшего спора суд первой инстанции пришел к выводу о необходимости назначения и проведения указанной выше экспертизы.

В ходе рассмотрения дела истец, оспаривая заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов, представил суду первой инстанции заключение специалиста и рецензию АНО " И" на заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов (л.д.209-216 т.1).

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что заключение и рецензия АНО " И" не может являться допустимым доказательством по делу, поскольку данные документы получены истцом самостоятельно, исследование материалов дела и медицинских документов экспертами АНО " И" проводилось на основании их незаверенных копий, представленных истцом.

Оценивая обоснованность заявленных требований, суд правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, и, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, постановил решение, руководствуясь нормами материального и процессуального законодательства.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении" заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК РФ).

На основании ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 ГПК РФ.

Данные требования закона судом при рассмотрении дела и вынесении решения нарушены не были.

В мотивировочной части решения суда указаны обстоятельства дела, установленные судом и доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах. При этом суд основывал свои выводы, как на заключении экспертизы, так и на других доказательствах по делу в их взаимосвязи и совокупности - показаниях свидетелей, письменных доказательствах.

Указанные доказательства заключению экспертизы не противоречат и подтверждают выводы, изложенные в нем.

При таких обстоятельствах судом первой инстанции правомерно положено в основу решения суда указанное заключение судебной экспертизы.

Истцом не представлено бесспорных доказательств, подтверждающих, что в момент составления оспариваемого завещания от "дата" М.С.В. не был способен понимать значение своих действий и руководить ими.

Доводы апелляционной жалобы о том, что заключение судебной психиатрической экспертизы не объективно, не обоснованно, экспертами исследованы не все медицинские документы, не состоятельны. Оснований не доверять выводам профессиональных экспертов и проводить повторную экспертизу, не имеется.

Экспертиза произведена с соблюдением требований ст. ст. 85, 86 ГПК РФ, эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ. Объем исследованных экспертами медицинских документов оказался достаточным, поскольку иные документы экспертами в суде не запрашивались.

Доводы апелляционной жалобы, оценивающие почерк наследодателя при подписании завещаний, не имеют правового значения для рассматриваемого гражданского дела, не являются основаниями для отмены судебного акта.

Иные доводы апелляционной жалобы выводов суда первой инстанции не опровергают и не могут в силу ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации служить основанием к отмене обжалуемого судебного постановления.

Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 17 марта 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу У.Н.М. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.