Определение СК Верховного Суда РФ от 16 августа 1994 г. "Перевод осужденного из исправительно-трудовой колонии строгого режима в исправительно-трудовую колонию особого режима, которая была назначена по приговору, допускается в соответствии с ч.4 ст.53 ИТК РСФСР лишь в случае злостного нарушения требований режима" (Извлечение)

Определение СК Верховного Суда РФ от 16 августа 1994 г.
"Перевод осужденного из исправительно-трудовой колонии строгого
режима в исправительно-трудовую колонию особого режима, которая
была назначена по приговору, допускается в соответствии с ч.4 ст.53
ИТК РСФСР лишь в случае злостного нарушения требований режима"
(Извлечение)


Определением судьи Пугачевского городского народного суда Саратовской области Коробов переведен из исправительно-трудовой колонии строгого режима в исправительно-трудовую колонию особого режима.

Как указано в определении, Коробов отбывает наказание в исправительно-трудовой колонии строгого режима после перевода из исправительно-трудовой колонии особого режима, назначенной по приговору суда. Он был трудоустроен, к труду относился удовлетворительно, но имеет два взыскания. На мероприятия воспитательного характера реагирует слабо, правильных выводов из них не делает. В работе самодеятельных организаций не участвует. По характеру Коробов спокоен, замкнут, скрытен. В коллективе по месту отбывания наказания он поддерживает отношения с отрицательно настроенными осужденными. Возврат Коробова на особый режим, по мнению судьи, целесообразен, учитывая его личную просьбу.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене этого определения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело 16 августа 1994 г. ввиду отсутствия кворума в президиуме Саратовского областного суда, протест удовлетворила и указала следующее.

В соответствии с ч.4 ст.53 ИТК РСФСР осужденные, переведенные из исправительно-трудовой колонии особого режима в исправительно-трудовую колонию строго режима, могут быть представлены к переводу обратно, т.е. в колонию особого режима в случае злостного нарушения ими требований режима.

Согласно ч.5 ст.62 ИТК, под злостным нарушением режима следует понимать: необоснованный отказ осужденного от труда, употребление алкоголя, наркотиков и других одурманивающих веществ, изготовление, хранение, приобретение предметов, предназначенных для совершения преступления, участие в азартных играх, мелкое хулиганство, а также совершение осужденным в течение года более трех нарушений режима, за каждое из которых наложено взыскание.

Как видно из материалов, Коробов, отбывая наказание в колонии строгого режима, совершил два нарушения требований режима. 17 ноября 1993 г. находился в КБО без разрешения и 23 ноября 1993 г. не приступил к обязанностям дежурного. Судья не учел, что эти нарушения, согласно ст.62 ИТК, не являются злостными.

Таким образом, материалы дела исследованы судом поверхностно, неполно. Поэтому определение о переводе Коробова со строгого режима на особый нельзя признать обоснованным и материал подлежит направлению на новое судебное рассмотрение.





Определение СК Верховного Суда РФ от 16 августа 1994 г. "Перевод осужденного из исправительно-трудовой колонии строгого режима в исправительно-трудовую колонию особого режима, которая была назначена по приговору, допускается в соответствии с ч.4 ст.53 ИТК РСФСР лишь в случае злостного нарушения требований режима" (Извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1995 г., N 6, стр. 12



Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.