Определение СК Верховного Суда РФ от 22 июня 1995 г. "Действия лица, связанные с присвоением денежных средств путем злоупотребления доверием и обмана под видом дачи взятки должностным лицам, подлежат квалификации как мошенничество" (Извлечение)

Определение СК Верховного Суда РФ от 22 июня 1995 г.
"Действия лица, связанные с присвоением денежных средств путем
злоупотребления доверием и обмана под видом дачи взятки
должностным лицам, подлежат квалификации как мошенничество"
(Извлечение)


Нижнекамским городским народным судом Татарской АССР от 9 апреля 1991 г. Шайхулов осужден по ст. 17 и ч. 2 ст. 174 УК РСФСР.

Он признан виновным в том, что, работая адвокатом юридической консультации, 19 мая 1983 г. после ознакомления на предварительном следствии с материалами дела (ст. 201 УПК РСФСР) подстрекал Гракович Л., обвиняемую в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 116 УК РСФСР (незаконное производство аборта, совершенное неоднократно), к даче взятки судебно-прокурорским работникам.

Гракович Л., содержавшаяся под стражей, согласилась на дачу взятки и с этой целью написала своему мужу Гракович А. записку, в которой просила передать Шайхулову взятку более 200 руб. 20 мая 1983 г. Шайхулов передал эту записку Гракович А. и тогда же получил от него 200 руб,, которые присвоил, израсходовав на личные нужды.

30 августа 1983 г. Шайхулов подстрекал своего подзащитного Мусратуллина, обвиняемого в особо злостном хулиганстве, к даче взятки судье, заявив, что в противном случае он будет лишен свободы.

1 сентября 1983 г. в помещении народного суда Мусратуллин передал Шайхулову в качестве взятки 170 руб.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан приговор оставила без изменения.

Президиум Верховного Суда Республики Татарстан оставил без удовлетворения протест первого заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором ставился вопрос об изменении приговора суда и определения кассационной инстанции в связи с неправильным применением уголовного закона.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 22 июня 1995 г. аналогичный протест первого заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворила по следующим основаниям.

Согласно закону, действия лица по ст. 17 и ст. 174 УК РСФСР (в частности, за подстрекательство к даче взятки) могут быть квалифицированы лишь при условии, если виновный получил деньги или иные материальные ценности для передачи взятки должностному лицу, подстрекая взяткодателя дать взятку.

Между тем, как видно из показаний Гракович Л. на предварительном следствии и в суде, она лишь на первом допросе 8 октября 1984 г. показала, что именно Шайхулов дал ей понять, что для благоприятного исхода ее дела необходимо дать взятку судебно-прокурорским работникам.

В дальнейшем и на очной ставке с Шайхуловым 13 ноября 1984 г. обвиняемая уже заявила, что адвокат о деньгах не говорил. Она сама его попросила о содействии в смягчении ее участи, пообещав отблагодарить. Согласно ее показаниям, Шайхулов после ознакомления с материалами дела заявил, что можно помочь, чтобы ее не лишили свободы; два-три эпизода ее преступных действий подпадают под амнистию, а один - подлежит переквалификации; о деньгах он не говорил; она обещала отблагодарить его и написала записку мужу, чтобы он дал Шайхулову 200 - 300 руб.

Анализ показаний Гракович Л. как на предварительном следствии, так и в суде свидетельствует о том, что инициатором передачи 200 руб. в качестве взятки была она сама, а Шайхулов, злоупотребив ее доверием и юридической неграмотностью, получил деньги, не имея намерения передать их должностному лицу, как полагала Гракович Л.

Об этом свидетельствует и содержание записки, написанной мужем Гракович Л. и переданной ей в следственный изолятор после первого судебного заседания в 1985 году, когда они поняли, что были обмануты адвокатом Шайхуловым.

Так, в записке, приобщенной к делу в качестве доказательства, Гракович А. сообщал жене: "Значит тот... ничего не сумел, короче адвокат. На людском горе наживается..."

Не согласившись с указанными выше доводами, президиум Верховного Суда Республики Татарстан в своем постановлении указал, что Шайхулов создал у Гракович Л. представление, что он получит деньги от ее мужа якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки.

Однако данный вывод ошибочен.

Президиум, как и суд первой инстанции, при правовой оценке действий Шайхулова в качестве критерия взял не истинную цель действий Шайхулова - завладение обманным путем деньгами Гракович, а средство, с помощью которого эта цель была достигнута Шайхуловым, - действительно под предлогом передачи взятки должностным лицам. При этом совершенно оставлено без оценки то обстоятельство, что Гракович Л. в беседе с адвокатом первая спросила его о том: "Нужны ли деньги?"

Относительно присвоения Шайхуловым денег подзащитного Мусратуллина свидетель Романов (по инициативе которого было возбуждено уголовное дело по данному факту) пояснил, что в 1984 году работал народным судьей, проходя по коридору здания суда, услышал разговор среди посетителей, что якобы Шайхулов берет от клиентов деньги и делится с судьями, в связи с чем суд определяет менее мягкое наказание. Просмотрев уголовные дела, в которых участвовал адвокат Шайхулов, он обратил внимание на уголовное дело по обвинению Мусратуллина в злостном хулиганстве, действия которого были переквалифицированы судом на ст. 112 УК РСФСР. Пригласив Мусратуллина и его жену, он узнал, что они дали Шайхулову деньги для передачи судье (т. е. ему - Романову), о чем от них получил объяснения и передал их председателю суда.

Мусратуллин подтвердил в суде факт передачи 170 руб. адвокату Шайхулову за то, чтобы его (Мусратуллина) не лишили свободы,

В то же время показания Мусратуллина в той части, кому принадлежала инициатива в передаче денег в качестве взятки судье, непоследовательны.

Так, из первоначальных объяснений Мусратуллина видно, что деньги адвокату Шайхулову передала его жена и он не знал, зачем она это сделала. Затем Мусратуллин заявил, что деньги в сумме 170 руб. Шайхулову он передал сам. По его словам, Шайхулов ему это предложил.

В судебном заседании 5 марта 1985 г. Мусратуллин сначала заявил, что сам спросил у Шайхулова, нужны ли деньги, так как был заинтересован в том, чтобы его не лишили свободы, затем пояснил, что не помнит, кто заговорил о деньгах, и потом вновь стал утверждать, что о необходимости передать деньги судье сказал адвокат Шайхулов. Во втором судебном заседании он вновь заявил, что не помнит.

Ссылка в приговоре, что показания Мусратуллина являются последовательными, не соответствует материалам дела.

Таким образом, обвинение Шайхулова в той части, что инициатива дачи взятки исходила от него, основано только на противоречивых показаниях Гракович Л. и Мусратуллина, заинтересованных в исходе дела, поскольку данное обстоятельство являлось решающим при прекращении уголовного преследования в отношении них за дачу взятки, чем и можно объяснить непоследовательность их показаний в двух судебных заседаниях. Поэтому действия Шайхулова, связанные с присвоением денежных средств в сумме 370 руб. путем злоупотребления доверием и обмана под видом дачи взятки должностным лицам (судьям), подлежат квалификации по ч. 2 ст. 147 УК РСФСР как мошенничество.





Определение СК Верховного Суда РФ от 22 июня 1995 г. "Действия лица, связанные с присвоением денежных средств путем злоупотребления доверием и обмана под видом дачи взятки должностным лицам, подлежат квалификации как мошенничество" (Извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1996 г., N 1, стр. 11



Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.