Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 декабря 1995 г. "Оправдательный приговор в отношении лица, действовавшего в состоянии необходимой обороны, признан законным и обоснованным" (Извлечение)

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 декабря 1995 г.
"Оправдательный приговор в отношении лица, действовавшего
в состоянии необходимой обороны, признан законным и обоснованным"
(Извлечение)


Органами предварительного следствия Соколов В. обвинялся в изготовлении и ношении огнестрельного оружия и умышленном убийстве Шередина и Агеева, совершенном при таких обстоятельствах.

24 мая 1994 г. Игумнов, Байбурин, Сивовна, Миняйло, Себержанов, Агеев, Шередин и Ли учинили хулиганские действия во дворе дома Соколова В. в отношении его самого и членов его семьи, которые сопровождались причинением побоев потерпевшим, угрозами, оскорблениями и повреждением личного имущества потерпевших, в том числе мотоцикла.

28 мая 1994 г. около 1 часа ночи Соколов В. в состоянии алкогольного опьянения вместе с несовершеннолетним Соколовым А. пошли прогуляться по улице. С собой Соколов В. взял обрез (огнестрельное оружие, изготовленное из двуствольного охотничьего ружья), зарядив его двумя патронами с дробью. На улице Соколовы встретили Игумнова, у которого стали требовать возмещения ущерба, причиненного повреждением мотоцикла в результате хулиганских действий, имевших место 24 мая 1994 г. Игумнов отказался возмещать ущерб, и между ним и Соколовым В. возникла ссора, во время которой Соколов В. достал из рукава куртки обрез. В это время к ним подошел друг Игумнова - Шередин, который принял участие в ссоре. Несмотря на то, что со стороны Игумнова и Шередина никаких активных действий, направленных на физическую расправу с Соколовым В., не было, последний из мести в связи с личными неприязненными отношениями умышленно с целью убийства произвел выстрел из обреза в Шередина. Когда Шередин упал, Соколов В. велел Соколову А. убегать. В это время на звук выстрела в сторону Соколова В. бежали Агеев, Сивовна, Ли, Себержанов и Боярчуков. Соколов В. вновь, несмотря на отсутствие каких-либо действий угрожающего характера со стороны бегущих, умышленно с целью убийства на почве личных неприязненных отношений произвел из обреза второй выстрел в подбегавшего к нему Агеева. В результате произведенных выстрелов Шередину и Агееву были причинены тяжкие телесные повреждения, повлекшие их смерть на месте происшествия.

Сахалинским областным судом Соколов В. осужден по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР к лишению свободы сроком на три с половиной года с применением ст. 44 УК РСФСР условно с испытательным сроком на два года; по п. "з" ст. 102 УК РСФСР он оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Государственный обвинитель в кассационном протесте поставил вопрос об отмене приговора в части оправдания Соколова В. по п. "з" ст. 102 УК РСФСР ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, не оспаривая обоснованность осуждения Соколова В. по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене оправдательного приговора в отношении Соколова В. по п. "з" ст. 102 УК РСФСР и направлении дела в этой части на новое судебное рассмотрение.

Президиум Верховного Суда РФ 13 декабря 1995 г. протест оставил без удовлетворения, указав следующее.

В соответствии со ст. 71 УПК РСФСР оценка представленных доказательств должна даваться судом на основе всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела в их совокупности.

В ч. 2 ст. 13 УК РСФСР указано, что правомерной является защита личности, прав и законных интересов обороняющегося путем причинения любого вреда посягающему, если нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Суд тщательно проанализировал все обстоятельства дела, сопоставив их с представленными доказательствами, и обоснованно сделал вывод о нахождении Соколова в состоянии необходимой обороны в момент производства выстрелов в потерпевших.

Так, Соколов В. в судебном заседании показал, что 24 мая 1994 г. группа подростков в состоянии алкогольного опьянения учинила во дворе дома, где он проживал с семьей, хулиганские действия. В числе этих лиц были знакомые ему Игумнов и Байбурин. Подростки разбили мотоцикл, принадлежащий старшему сыну его жены, стекло в окне дома, угрожали его семье расправой и поджогом дома, если они попытаются обратиться в милицию.

27 мая 1994 г. по просьбе младшего сына он пошел с ним к бабушке и, опасаясь неспокойной обстановки на улице и постоянных угроз со стороны указанных подростков, взял с собой обрез, заряженный двумя патронами. Проходя по улице, они встретили пьяного Игумнова, который стал выражать недовольство тем, что они смотрели на него, проходя мимо. В это время к Игумнову подошли еще несколько человек и стали угрожать ему, Соколову В., и сыну физической расправой, а затем и убийством. Зная агрессивность этих ребят по событиям 24 мая 1994 г., он стал отступать от них, вытащил из-под одежды обрез и предупредил о возможности стрельбы, если они будут подходить к нему. Однако на его предупреждение группа подростков, среди которых был и Шередин, не отреагировала и приблизилась к нему вплотную. В этой ситуации он, защищая себя и сына Андрея, выстрелил в них неприцельно, после чего стал уходить в сторону своего дома. Его стала настигать другая группа ребят, которая преградила ему дорогу, высказывая при этом угрозу убийством. Он предупредил их о применении оружия, однако они продолжали приближаться, и он в целях самозащиты вновь произвел неприцельный выстрел в их направлении, ребята разбежались, а он ушел домой, где и был задержан работниками милиции.

Как он позже узнал, произведенными им выстрелами были ранены Шередин и Агеев, которые от полученных ран скончались.

Соколов В. в судебном заседании также показал, что Шередин, Агеев и другие подростки из их компании постоянно совершали противоправные действия и их в городе боялись многие.

Эти показания Соколова В. подтверждаются совокупностью приведенных в приговоре доказательств.

В материалах дела имеется постановление следственных органов о прекращении уголовного преследования в отношении Шередина и Агеева в связи с их смертью, которым установлено их участие в хулиганских действиях 24 мая 1994 г. во дворе дома Соколовых. Указанные обстоятельства в судебном заседании не отрицались и свидетелями Боярчуковым, Сивовной, Байбуриным, Ли - участниками хулиганских действий во дворе дома Соколовых. Эти же факты подтверждены и другими свидетелями - очевидцами содеянного, воспринимавшими угрозы убийством и поджога дома реально, поскольку было около 10 агрессивно настроенных подростков.

Кроме того, 2 августа 1994 г. в отношении Себержанова и Байбурина вынесен приговор, согласно которому они признаны виновными в хулиганстве, совершенном 24 мая 1994 г. в доме Соколовых.

Как видно из имеющейся в материалах дела справки Долинского ГОВД, Ли, Себержанов, Боярчуков, Игумнов, Сивовна и Байбурин состояли на учете в милиции за совершение противоправных действий, а в отношении Ли, Шередина, Себержанова, Байбурина, кроме того, состоялись обвинительные приговоры.

По заключениям судебно-медицинского эксперта, смерть потерпевших Шередина и Агеева наступила от огнестрельных ранений передней стенки грудной клетки каждого из них с повреждением легкого и правого предсердия, что свидетельствует о том, что Соколов и потерпевшие находились лицом друг к другу. Причиненные потерпевшим телесные повреждения относятся к категории тяжких и находятся в прямой причинной связи с наступлением их смерти.

Согласно акту баллистической экспертизы, выстрелы в потерпевших производились с расстояния от 80 см до одного метра между ними и Соколовым. Это обстоятельство подтверждает показания Соколова В. и Соколова А. о том, что как первая, так и вторая группы ребят оказались от Соколова в непосредственной близости, что создавало реальную угрозу его жизни и жизни Соколова А. Это обстоятельство также подтвердил в судебном заседании эксперт Самойленко.

Указанные обстоятельства, а также то, что на улице Соколова встретили подростки, которые учинили злостное хулиганство в его доме 24 мая 1994 г., их количество, агрессивное поведение, инициатива Игумнова в возникновении нового конфликта давали основания Соколову воспринимать действия нападавших на него лиц как реальную угрозу жизни своей и Соколова А. В такой ситуации, согласно ч. 2 ст. 13 УК РСФСР, обороняющимся могут быть приняты любые средства защиты и причинение любого вреда посягающему.

Доводы протеста о том, что суд не дал оценки показаниям свидетелей Себержанова, Байбурина, Игумнова, Боярчукова и Сивовны, которые отрицали совершение каких-либо оскорбляющих действий или угроз убийством в отношении Соколова В., нельзя признать состоятельными, поскольку в приговоре показания указанных свидетелей тщательно проанализированы и суд признал их не соответствующими тем фактам, которые установлены органами следствия и судом в судебном заседании.

Нельзя признать обоснованными и доводы протеста о противоречивости показаний Соколова В. в ходе предварительного расследования.

Как видно из материалов дела, Соколов В. с первого его допроса показывал, что при нападении на него первой и второй групп агрессивно настроенных ребят он воспринимал их угрозу реально. Накануне они конкретно, по его словам, обещали всю семью убить. В последующих своих показаниях Соколов указал аналогичные сведения в части произведенных выстрелов в потерпевших, несколько подробнее излагая все происшедшие события.

Ссылка в протесте на показания свидетелей Тыщенко и Ю-ва как на обстоятельство, опровергающее версию Соколова, также не может быть признана состоятельной.

Из показаний указанных свидетелей видно, что они не были непосредственными очевидцами содеянного.

Судом этим показаниям свидетелей дана соответствующая оценка в приговоре и обоснованно указано, что при изложенных ими обстоятельствах они не могли слышать предупредительных слов Соколова В. о возможности применения оружия в отношении нападавших и эти показания свидетелей не опровергают версии Соколова В. о совершенном на него нападении потерпевших и их друзей.

Областной суд и Судебная коллегия Верховного Суда РФ обоснованно пришли к выводу о нахождении Соколова В. на момент причинения огнестрельных ранений потерпевшим Агееву и Шередину в состоянии необходимой обороны и правильно приняли решение об оправдании Соколова В. в предъявленном ему обвинении в совершении преступления, предусмотренного п. "з" ст. 102 УК РСФСР, за отсутствием в его действиях состава преступления.





Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 декабря 1995 г. "Оправдательный приговор в отношении лица, действовавшего в состоянии необходимой обороны, признан законным и обоснованным" (Извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1996 г., N 11, с. 4



Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение