Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 09 июня 2014 г. по делу N 33-5452/14

Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 09 июня 2014 г. по делу N 33-5452/14

 

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе

председательствующего: Киселевой А.А.,

судей: Баимовой И.А., Емельянова В.А.,

с участием прокурора прокуратуры Красноярского края: Воротынской О.О.,

при секретаре: Разумных Н.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Баимовой И.А.

гражданское дело по иску Ерзюковой О.М. к Негосударственному дошкольному образовательному учреждению "Детский сад N 190" ОАО "РЖД" о признании приказа незаконным, восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе Ерзюковой О.М.,

на решение Ачинского городского суда Красноярского края от 10 апреля 2014 года, которым постановлено:

"Исковые требования Ерзюковой О.М. к НДОУ "Детский сад N 190" ОАО "РЖД о признании приказа незаконным, восстановлении на работе, признании договора заключенным на неопределенный срок, взыскании компенсации морального вреда, удовлетворить частично.

Взыскать с НДОУ "Детский сад N 190" ОАО "РЖД" в пользу Ерзюковой О.М. компенсацию морального вреда в сумме 500 руб., в остальной части иска, о признании приказа незаконным, восстановлении на работе, признании договора заключенным на неопределенный срок, взыскании компенсации морального вреда, отказать.

Взыскать с НДОУ "Детский сад N 190" ОАО "РЖД" государственную пошлину в доход местного бюджета 200 руб.".

Заслушав докладчика и прокурора, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Ерзюкова О.М. обратилась в суд с иском (с учетом изменений) к НДОУ "Детский сад N 190" ОАО "РЖД" о признании приказа от "дата" N незаконным и подлежащим отмене; признании срочного трудового договора от "дата" N заключенным на неопределенный срок; восстановлении на работе в прежней должности младшего воспитателя; взыскании компенсации морального вреда за задержку оплаты листка нетрудоспособности в размере 5 000 руб.

Требования мотивировала тем, что "дата" была принята на должность младшего воспитателя в НДОУ "Детский сад N 190" ОАО "РЖД". "дата" уволена по истечению срока трудового договора. "дата" была принята на должность младшего воспитателя НДОУ "Детский сад N 190" ОАО "РЖД" на период отпуска по беременности и родам основного работника. "дата" переведена на период отпуска по уходу за ребенком до полутора лет младшим воспитателем. "дата" переведена на период отпуска по уходу за ребенком до 3-х лет основного работника младшим воспитателем. "дата" трудовой договор прекращен в связи с истечением срока по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Считает увольнение незаконным, поскольку с "дата" включительно находилась на больничном, в связи с чем, "дата" рабочее место за ней сохранялось, то есть трудовые отношения продолжились на неопределенный срок. Листок нетрудоспособности ответчик оплатил только "дата"

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Ерзюкова О.М. просит решение суда первой инстанции отменить, ссылаясь на неверный вывод суда о пропуске срока для обращения в суд без уважительной причины, поскольку в суд обратилась в течение месяца после окончания больничного по уходу за малолетней дочерью. Кроме того, суд не учел, что трудовые отношения сторон не были прекращены по окончанию отпуска по беременности и родам постоянного работника, а были неоднократно продлены, то есть стали бессрочными, а также работодателем при увольнении ей не были предложены имеющиеся вакансии.

Проверив материалы дела и решение суда в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав заключение прокурора о законности решения суда, подлежащего оставлению без изменения, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда.

Согласно ст. 58 ТК РФ трудовые договоры могут заключаться на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен настоящим Кодексом и иными федеральными законами. Срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 настоящего Кодекса.

В силу ч. 1 ст. 59 ТК РФ срочный трудовой договор заключается на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (ст. 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

Согласно ч. 3 ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу.

Как следует из материалов дела и правильно установлено судом первой инстанции, Ерзюкова О.М. "дата" принята в НДОУ "Детский сад N 190" ОАО РЖД" на на должность младшего воспитателя на период отпуска по беременности и родам К на основании срочного трудового договора от "дата" N .

По заявлениям Ерзюковой О.М. и на основании дополнительных соглашений сторон к срочному трудовому договору от "дата" N , срок его действия был продлен на период отпуска по уходу за ребенком до 1,5-х лет К , а затем на период отпуска по уходу за ребенком до 3-х лет К

Приказом от "дата" N истица с "дата" переведена младшим воспитателем на период отпуска по уходу за ребенком до достижения им 1,5 лет К , а приказом от "дата" N N с "дата" переведена на ту же должность на период отпуска по уходу за ребенком до достижения им 3-х летнего возраста К

Информация о сроке заключения трудового договора и сроках его продления, отражена в личной карточке работника, с которой Ерзюкова О.М. ознакомлена.

"дата" Ерзюковой О.М. вручено уведомление о прекращении срочного трудового договора "дата" по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, в связи с выходом на работу работника для которого эта работа является основной.

"дата" К подала заявление о допуске ее к исполнению трудовых обязанностей с "дата" , в связи с выходом из отпуска по уходу за ребенком до 3-х лет, поскольку К "дата" исполнилось 3 года.

Приказом от "дата" N младший воспитатель К допущена к работе с "дата" , что также подтверждается табелем учета рабочего времени за январь 2014 года.

Приказом от "дата" N Ерзюкова О.М. уволена по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Основанием увольнения указаны заявление К о выходе из отпуска и приказ о выходе на работу К Истица ознакомлена с приказом об увольнении в день его издания - "дата"

Отказывая в удовлетворении требований Ерзюковой О.М. о признании незаконным и отмене приказа от "дата" N об увольнении, признании срочного трудового договора от "дата" N заключенным на неопределенный срок, восстановлении на работе и взыскании оплаты вынужденного прогула, суд первой инстанции пришел к верному выводу о срочном характере трудовых отношений сторон и правомерном увольнении истицы по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ в связи с истечением срока действия трудового договора в день выхода на работу постоянного работника. Кроме того, суд правильно указал, что нарушения порядка увольнения Ерзюковой О.М. работодателем не допущено.

Выводы суда первой инстанции не вызывают сомнений у судебной коллегии, поскольку основаны на совокупности исследованных судом доказательств, которым дана надлежащая правовая оценку по правилам ст. 67 ГПК РФ, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что отражено в решении.

Так, заключение сторонами срочного трудового договора от "дата" N на период отпуска по беременности и родам К , а также дополнительные соглашения к нему от "дата" на период отпуска по уходу за ребенком до достижения им 1,5 лет К и от "дата" на период отпуска по уходу за ребенком до достижения им 3-х летнего возраста, соответствует требованиям ст. 59 ТК РФ. При этом неоднократное продление срочного договора сторон связано с новым периодом и основаниями сохранения места работы за постоянным работником, и не указывает на бессрочный характер трудовых отношений истицы с работодателем по окончанию первоначального срока срочного трудового договора от "дата" N .

Поскольку днем окончания срока трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника является выход такого работника на работу, при этом в силу ч.3 ст. 84-1 ТК РФ днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним в соответствии с настоящим Кодексом или иным федеральным законом сохранялось место работы (должность), работодатель правомерно произвел увольнение Ерзюковой О.М. в день выхода К на работу, а не в день достижения ее ребенком трехлетнего возраста. Сохранение при этом в указанный день - "дата" трудовых отношений с истицей и постоянным работником не свидетельствует о продлении трудового договора с Ерзюковой О.М. на неопределенный срок.

Доводы стороны истицы о незаконности ее увольнении в период временной нетрудоспособности, правомерно не были приняты судом во внимание, поскольку законом не установлен запрет прекращения срочного трудового договора сторон по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (которое не является увольнением по инициативе работодателя) в период временной нетрудоспособности работника.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что истице при увольнении не были предложены имеющиеся вакансии, является несостоятельной, поскольку такие гарантии при расторжении срочного трудового договора с работником трудовым законодательством не предусмотрены.

Кроме того, в качестве самостоятельного основания для отказа в удовлетворении исковых требований, связанных с оспариванием увольнения, суд верно указал на пропуск Ерзюковой О.М. предусмотренного ст. 392 ТК РФ срока обращения в суд. Из дела видно, что "дата" Ерзюкова О.М. ознакомлена с приказом об увольнении и ей была выдана трудовая книжка. При этом в суд с иском об оспаривании увольнения истица обратилась лишь "дата" , то есть с пропуском установленного ст. 392 ТК РФ срока в один месяц, о чем было заявлено стороной ответчика. Суд правомерно не признал уважительной причиной пропуска данного срока освобождение Ерзюковой О.М. от исполнения трудовых обязанностей с "дата" в связи с уходом за ребенком, поскольку данное обстоятельство объективно не препятствовало своевременному заявлению иска.

Удовлетворяя требования Ерзюковой О.М. о взыскании компенсации морального вреда, суд, установив факт несвоевременной, в нарушение ст. 140 ТК РФ выплаты истице пособия по временной нетрудоспособности, руководствуясь положениями ст. 237 ТК РФ правомерно взыскал в ее пользу с работодателя компенсацию морального вреда в сумме 500 руб. с учетом обстоятельств дела, степени вины ответчика и периода нарушения трудовых прав работника, что соответствует требованиям разумности и справедливости.

Оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы истицы, которые направлены на переоценку выводов суда, не имеется. Данные доводы были предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и их необоснованность отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов.

Процессуальных нарушений, влекущих вынесение незаконного решения, судом первой инстанции не допущено.

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ачинского городского суда Красноярского края от 10 апреля 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ерзюковой О.М. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи: