Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 10 марта 2015 г. по делу N 33-3613/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 10 марта 2015 г. по делу N 33-3613/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Васильевой А. С.,

судей Лузянина В. Н.,

Редозубовой Т. Л.

при секретаре судебного заседания Пермяковой Е. В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску С. к открытому акционерному обществу " ... " о признании незаконным приказа от ",,,," N N о прекращении (расторжении) трудового договора от ",,,," с работником (увольнении), отмене записи N в трудовой книжке как незаконно внесенной, признании законным увольнения по собственному желанию, признании датой увольнения дату принятия решения суда, обязании внести в трудовую книжку формулировку увольнения о расторжении трудового договора по собственному желанию работника с датой увольнения - датой решения суда, обязании работодателя внести все необходимые записи согласно решения суда, взыскании премии за ",,,," года в размере N руб. N коп., взыскании разницы при начислении отпускных за ",,,," года в сумме N руб. N коп., взыскании удержанных при увольнении отпускных в сумме N руб. N коп., взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула с ",,,," по день принятия решения суда из расчета среднего дневного заработка в сумме N руб. N коп., компенсации морального вреда в сумме N руб.

по апелляционной жалобе истца на решение Артемовского городского суда Свердловской области от 08 декабря 2014 года.

Заслушав доклад судьи Редозубовой Т.Л., объяснения истца, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя ответчика Махневой Н. Ю., возражавшей относительно доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

С. (с учетом положений ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу " ... " (до преобразования-государственное унитарное предприятие Свердловской области " ... ") о признании незаконным приказа от ",,,," N N о прекращении (расторжении) трудового договора от ",,,," с работником (увольнении), отмене записи N в трудовой книжке как незаконно внесенной, признании законным увольнения по собственному желанию, признании датой увольнения дату принятия решения суда, обязании внести в трудовую книжку формулировку увольнения о расторжении трудового договора по собственному желанию работника с датой увольнения - датой решения суда, обязании работодателя внести все необходимые записи согласно решения суда, взыскании премии за ",,,," года в размере N руб. N коп., взыскании разницы при начислении отпускных за ",,,," года в сумме N руб. N коп., взыскании удержанных при увольнении отпускных в сумме N руб. N коп., взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула с ",,,," по день принятия решения суда из расчета среднего дневного заработка в сумме N руб. N коп., компенсации морального вреда в сумме N руб.

В обоснование иска истец указал, что работал ... " ... " (далее по тексту ГУП СО " ... ") с ",,,,". Приказом ответчика от ",,,," уволен по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора). Полагал указанное увольнение незаконным, поскольку не имелось объективных причин, связанных с изменением организационных или технологических условий труда для изменения определенных сторонами условий трудового договора Своевременно не был уведомлен об изменении условий трудового договора, уведомлением работодателя от ",,,," истцу предлагались новые условия трудового договора с ",,,," ( ",,,," - часовая рабочая неделя с ",,,," до ",,,,", оклад, соответствующий N ставки), что существенно ухудшало условия действующего трудового договора. Более того, с ",,,," года ему безосновательно была прекращена выплата премии. Неправомерными действиями работодателя ему причинен моральный вред.

Ссылаясь на положения ст. ст. 74, 77 обратился с вышеуказанным иском в суд.

В судебном заседании С. исковые требования поддержал, дополнительно указал, что фактически ответчик осуществлял действия по сокращению штата и введении режима неполного рабочего дня на предприятии. Предложенные истцу вакансии не соответствовали его уровню образования и квалификации, увольнение произошло под угрозами различных репрессий и шантажа, финансового давления в виде отсутствия начисления премии и минимального двухнедельного выходного пособия при увольнении.

Представитель ответчика ОАО " ... " Махнева Н.Ю. исковые требования не признала, в их удовлетворении просила отказать. Ссылалась на законность и обоснованность увольнения истца по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации. В отношении требований истца о взыскании премий за ",,,," года указала, что за невыполнение должностных обязанностей, предусмотренных п. N Положения о производственно-техническом отделе С. премия не устанавливалась.

Решением Артемовского городского суда Свердловской области от 08 декабря 2014 года исковые требования С. удовлетворены частично.

С ОАО " ... " в пользу С. взыскана премия за ",,,," года в сумме N руб. N коп., за ",,,," года- N руб. N коп., за ",,,," года - N руб. N коп., недоплаченная сумма отпускных - N руб. N коп., компенсация морального вреда- N руб.

В удовлетворении остальной части иска С. отказано.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, истец в апелляционной жалобе просил решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований отменить, принять новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме. Не согласен с выводом суда о том, что изменение условий трудового договора носило организационный характер, было связано с совершенствованием организационной структуры и рабочих процессов предприятия, а также с выводом суда о неизменении его трудовой функции. Указывает, что вывод суда о том, что не имеется оснований полагать, что организационные изменения носили фиктивный характер и имели цель увольнение С. основан не неправильной оценке установленных обстоятельств. Оспаривает вывод суда о том, что своевременно был уведомлен об изменении условий трудового договора, ссылается на нарушение работодателем положений ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации в части неознакомления его с локальными нормативными актами предприятия, неправильное применение положений ч. 3 ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку ему не были предложены имеющиеся на предприятии вакансии. Не исследован вопрос о том, имело ли место массовое увольнение в организации.

В заседании судебной коллегии истец доводы апелляционной жалобы поддержал.

Представитель ответчика возражала относительно доводов апелляционной жалобы.

Исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, исходя из изученных материалов дела, не имеется.

В силу ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации, в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

Часть первая статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривая, в исключение из общего правила об изменении определенных сторонами условий трудового договора только по соглашению сторон (статья 72 данного Кодекса), возможность одностороннего изменения таких условий работодателем, в то же время ограничивает данное право случаями невозможности сохранения прежних условий вследствие изменений организационных или технологических условий труда. Одновременно законодателем в той же статье Трудового кодекса Российской Федерации установлены гарантии, предоставляемые работнику в случае одностороннего изменения работодателем условий трудового договора: запрет изменения трудовой функции работника (часть первая); определение минимального двухмесячного (если иной срок не предусмотрен данным Кодексом) срока уведомления работника о предстоящих изменениях и о причинах, их вызвавших (часть вторая); обязанность работодателя в случае несогласия работника работать в новых условиях предложить ему в письменной форме другую имеющуюся работу, которую работник может выполнять с учетом состояния его здоровья (часть третья); запрет ухудшения положения работника по сравнению с установленным коллективным договором, соглашением при изменении условий трудового договора (часть восьмая).

Такое правовое регулирование имеет целью обеспечить работнику возможность продолжить работу у того же работодателя либо предоставить работнику время, достаточное для принятия решения об увольнении и поиска новой работы, и не может рассматриваться как нарушающее права граждан (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2011 года N 1165-О-О).

Согласно правовой позиции, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 11 мая 2012 года N 694-О, часть четвертая статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации, закрепляющая, что при отсутствии у работодателя соответствующей работы либо отказе работника от предложенной работы трудовой договор прекращается, в системной связи с пунктом 7 части первой статьи 77 данного Кодекса направлена на предотвращение ситуаций, когда работник, формально сохраняя трудовые отношения, не может быть привлечен к исполнению трудовых обязанностей, учитывает необходимость поддержания баланса интересов работника и работодателя, а потому не может расцениваться как нарушающая права работников.

Законность увольнения по пункту 7 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации может быть проверена в судебном порядке. При этом в соответствии с пунктом 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" суды при рассмотрении таких дел должны учитывать, что работодатель обязан, в частности, представить доказательства, подтверждающие, что изменение определенных сторонами условий трудового договора явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда, например изменений в технике и технологии производства, совершенствования рабочих мест на основе их аттестации, структурной реорганизации производства, и не ухудшало положения работника по сравнению с условиями коллективного договора, соглашения. При отсутствии таких доказательств прекращение трудового договора не может быть признано законным.

При разрешении спора суд обоснованно исходил из данных разъяснений, а также из того обстоятельства, что вопрос о наличии изменений организационных или технологических изменениях условий труда, повлекших необходимость изменения условий трудового договора, должен оцениваться судом исходя из специфики деятельности каждой организации.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, на основании трудового договора от ",,,," N (дополнительного соглашения от ",,,,") истец состоял в трудовых отношениях с ответчиком, он работал ...

На основании приказа ... ОАО " ... " от ",,,," N N в связи с проведением мероприятий по изменению организационной структуры ... РКЭС, в целях оптимизации и совершенствования организационной структуры и рабочих процессов, направленных на более эффективное выполнение работ, исключения дублирования функций, с ",,,," в структуре ... РКЭС созданы "группа учета" и "ремонтная группа", с подчинением главному инженеру ТЭЦ. Состав "группу учета" определяется ведущим инженером-теплотехником ( N ед.), в "ремонтную группу" входит инженер по ремонту электротехнического оборудования N категории N ед., инженер по ремонту теплотехнического оборудования 1 категории N ед. С ",,,," из штатного расписания ... РКЭС (производственно-технический отдел, участок по обслуживанию объектов теплоэнергетики исключены ставки: ведущий инженер-теплотехник N ед., инженер по ремонту электротехнического оборудования N категории N ед., инженер по ремонту теплотехнического оборудования N категории N ед.)

В связи с созданием группы учета и ремонтной группы указано о передаче частично задач, функций, обязанностей, предусмотренных Положением о производственно-техническом отделе участка по обслуживанию объектов теплоэнергетики, утверждении и введении в действие с ",,,," должностных инструкций ведущего инженера-теплотехника, инженера по ремонту электротехнического оборудования N категории, инженера по ремонту теплотехнического оборудования N категории.

Основанием для указанной структурной реорганизации послужил приказ N от ",,,," "Об изменении организационной структуры" и представленные во исполнение данного приказа предложения начальника ... РКЭС П ... о необходимости данных организационных изменений.

Как следует из приказа от ",,,," N N "О внесении изменений в штатное расписание" с ",,,," из штатного расписания исключается N единица полной ставки начальника ПТО; с ",,,," в штатное расписание вводится ставка по должности начальника ПТО - N единицы.

Разрешая исковые требования С.., дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции, пришел к обоснованному выводу о том, что у работодателя имелись законные основания к изменению определенных сторонами условий трудового договора, заключенного с истцом (объем работы, режим и оплата труда), поскольку материалами дела подтверждено, что прежние условия трудового договора ответчиком не могли быть сохранены. Как установлено судом, в структуре ... РКЭС были созданы "группа учета" и "ремонтная группа", с подчинением главному инженеру ТЭЦ, из штатного расписания производственно-технического отдела исключены ставки ведущего инженера-теплотехника, инженера по ремонту электротехнического оборудования, ... В связи с созданием группы учета и ремонтной группы переданы частично задачи, функции, обязанности, предусмотренные Положением о производственно-техническом отделе участка по обслуживанию объектов теплоэнергетики, утверждении и введении в действие с ",,,," должностных инструкций ...

Поэтому суд обоснованно нашел доказанным указанные обстоятельства, что по смыслу ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации является организационным изменением условий труда.

В апелляционной жалобе истец указывает, что ответчиком не представлены объективные доказательства, подтверждающие, что изменение определенных сторонами условий трудового договора явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда, постольку решение суда подлежит отмене.

Указанные доводы жалобы несостоятельны, они приводились в обоснование искового заявления, и были предметом рассмотрения суда первой инстанции, который дал им надлежащую оценку. Оснований для признания ее неправильной судебная коллегия не находит. Доводы апелляционной жалобы о том, что структурная реорганизация фактически не производилась, признаются ошибочными, поскольку опровергаются материалами дела.

Реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34, часть 1; статья 35, часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения, обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации, закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников.

Принятие решения о перераспределении функциональных задач и целей деятельности юридического лица, относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе предложить работнику продолжить осуществлять свою трудовую деятельность в измененных условиях.

При этом суд обоснованно указал, что ответчиком при увольнении истца были полностью соблюдены требования трудового законодательства в части предупреждения Слойцева В. В. письменно за два месяца об изменении условий его трудового договора, ему были разъяснены причины необходимости таких изменений.

Работодатель выполнил предусмотренную ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации обязанность по предложению работнику в письменной форме вакантной должности в случае несогласия последнего работать в новых условиях. Поскольку истец отказался работы в новых условиях и от предложенных вакантных должностей, а также не представил доказательств ухудшения своего положения в связи с изменением режима рабочего времени.

Согласно уведомлению работодателя от ",,,," С. извещен о том, что по причинам, связанным с изменением организационных условий труда (изменение организационной структуры ... РКЭС, перераспределением задач и функций производственно-технического отдела участка по обслуживанию объектов теплоэнергетики, связанных с созданием группы учета и ремонтной группы, и изменение объема должностных обязанностей ... ) с ",,,," изменяются условия его трудового договора: N - часовая рабочая неделя с ",,,," до ",,,,", оклад, соответствующий N ставки. К данному извещению прилагалась должностная инструкция ...

В своем заявлении от ",,,," истец сообщил о своем отказе от работы на предложенных условиях.

На основании приказа ответчика от ",,,," N N прекращено действие трудового договора истца от ",,,,", он уволен по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с отказом от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.

Доводы автора жалобы о невыполнении работодателем обязанности, предусмотренной ч. 2 ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерацией, судебная коллегия отклоняет.

Из правового анализа содержания уведомления следует, что работодатель известил истца о предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений.

Неознакомление истца с приказом Генерального директора от ",,,," N N, приказом от ",,,," N N, приказом от ",,,," N N само по себе трудовых прав работника не нарушило, поскольку о причинах, вызвавших необходимость изменения условий трудового договора ему было сообщено в уведомлении от ",,,,".

Вопреки доводам автора жалобы переподчинение должностей производственно-технического отдела ",,,,", утверждение соответствующих должностных инструкций в ",,,," года (до уведомления истца о предстоящих изменениях условий трудового договора) не свидетельствует о незаконности увольнения, которое последовало не ранее чем за два месяца до его уведомления об изменении условий труда.

В апелляционной жалобе истец указывает на то, что у ответчика имелись вакантные должности, которые ему не были предложены. Данный довод был предметом исследования суда первой инстанции, который пришел к выводу о том, что указанные истцом должности отсутствовали в штатном расписании ответчика. Данный вывод мотивирован, судебная коллегия с ним соглашается.

Анализ должностной инструкции с внесенными в нее изменениями, позволяет сделать вывод о том, что истцу сократили количество должностных обязанностей, однако данное обстоятельство не повлекло фактическое изменение трудовых функций истца. Упорядочение подчиненности работников отдела не изменило трудовую функцию Слойцева В. В.

Изменение существенных условий трудового договора с истцом в части изменения режима работы также не повлекло на фактическое изменение трудовых функций истца и не свидетельствует об ухудшении положения работника.

Доводы автора жалобы об изменении его трудовой функции основаны на ошибочной замене понятий "трудовая функция" и "трудовые обязанности", поскольку в силу п. 2 ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации трудовая функция - это работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации.

Вопреки доводам автора жалобы положения частей пятой - седьмой статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации, не могли применяться судом первой инстанции при рассмотрении настоящего гражданского дела, поскольку регулируют права и обязанности работодателя в случаях, когда изменение организационных или технологических условий труда может повлечь за собой массовое увольнение работников.

Как следует из материалов дела, режим неполного дня (смены) или неполной рабочей недели в организации не вводился, фактического сокращения численности или штата работников в организации не было, а произошло изменение режима работы, организационных условий труда.

Следует отметить, что правила ч. ч. 5 и 6 ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации не носят универсального характера, поскольку их применение составляет право, но не обязанность работодателя; они применяются в случаях массового высвобождения работников; по своему содержанию носят временный характер, поскольку применяются "в целях сохранения рабочих мест". То есть предполагается, что обстоятельства, обусловившие сокращение продолжительности рабочего времени, носят проходящий характер и после их устранения работникам будет установлен режим рабочего времени, обусловленный трудовым договором.

При отказе в требованиях о признании незаконным увольнения по вышеуказанной норме закона, суд также правомерно отказал в удовлетворении требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, как вытекающих из основного требования.

Доводы апелляционной жалобы заявителя о том, что в отношении истца было предвзятое отношение работодателя не могут служить основанием к отмене решения суда, поскольку основанием к его увольнению по ст. 77 ч. 1 п. 7 Трудового кодекса Российской Федерации послужил отказ истца от продолжения работы в связи с изменением условий трудового договора, на перевод на вакантные должности предложенные ответчиком, истец согласие не давал и заявление о переводе работодателю не подавал, что свидетельствует об отказе от продолжения работы в новых условиях.

Доводы апелляционной жалобы по существу сводятся к изложению фактических обстоятельств по делу, установленных судом в ходе разрешения спора, выражают несогласие с выводами суда и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном применении норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

В соответствии с ч. 3 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционных жалобе, представлении, суд апелляционной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с ч. 4 ст. 330 данного Кодекса основаниями для отмены решения суда первой инстанции.

Из материалов дела следует, что таких нарушений судом первой инстанции не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 320, 327.1, п. 1 ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Артемовского городского суда Свердловской области от 08 декабря 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца - без удовлетворения.

 

Председательствующий: Васильева А. С.

 

Судьи: Лузянин В. Н.

Редозубова Т.Л.