Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики - Чувашии от 18 февраля 2015 г. по делу N 33-759/2015 (ключевые темы: товарно-материальные ценности - недостача - готовая продукция - инвентаризация - вверенное имущество)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики - Чувашии от 18 февраля 2015 г. по делу N 33-759/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики в составе:

председательствующего Агеева О.В.,

судей Александровой А.В., Савельевой Г.В.,

при секретаре Ильиной Т.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Чувашской Республики гражданское дело по иску "ООО" к Амантурлиеву П.А. и Гаврилову Ю.А. о возмещении ущерба, поступившее по апелляционной жалобе "ООО" на решение Калининского районного суда г.Чебоксары Чувашской Республики от 8 декабря 2014 года, которым постановлено:

Отказать в удовлетворении исковых требований "ООО" о взыскании с Амантурлиева П.А. и Гаврилова Ю.А. причиненного недостачей материальных ценностей ущерба в размере "сумма" и госпошлины в размере "сумма" в полном объеме.

Заслушав доклад судьи Агеева О.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

"ООО" обратилось в суд с иском к АмантурлиевуП.А. и ГавриловуЮ.А. о возмещении ущерба, причиненного работниками при исполнении трудовых обязанностей. Требования истцом мотивированы тем, что ответчики работали у него "должность": АмантурлиевП.А. -с 1 февраля 2013 года по 1 июля 2013 года, ГавриловЮ.А. -с 27 мая 2013 года по 1 декабря 2013 года. Также с ними был заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности. На основании приказа от 27 июня 2013 года была проведена инвентаризация товарно-материальных ценностей, в ходе которой была выявлена недостача на сумму "сумма". При проведении инвентаризации АмантурлиевП.А. отказался расписываться в том, что все расходные и приходные документы на товарно-материальные ценности сданы в бухгалтерию, поступившие под ответственность товарно-материальные ценности оприходованы, выбывшие списаны в расход, после начала инвентаризации он покинул рабочее место и ушел с территории предприятия, получить от него объяснения не представилось возможным. Истец полагал сумму материального ущерба, причиненного работниками, подлежащей возмещению ответчиками. Также истцом понесены расходы по уплате государственной пошлины при подаче искового заявления в суд. Истец просил взыскать с ответчиков ущерб в сумме "сумма", возместить судебные расходы в размере "сумма".

В судебном заседании представитель истца ПортновА.И., являющийся также представителем третьего лица ИП ФИО1, поддержал иск по изложенным основаниям.

Представитель ответчика АмантурлиеваП.А. -ЗахаровА.Н. исковые требования не признал, полагал, что работодатель не обеспечил надлежащих условий хранения имущества.

Ответчики АмантурлиевП.А. и ГавриловЮ.А., третье лицо ИП ФИО1 в судебном заседании не участвовали.

Судом вынесено указанное выше решение, обжалованное "ООО" по мотиву незаконности и необоснованности ввиду несоответствия выводов суда обстоятельствам дела, неправильного применения норм материального права.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель истца (он же представитель третьего лица ИП ФИО1) Портнов А.И. апелляционную жалобу поддержал и просил ее удовлетворить.

Ответчики АмантурлиевП.А., ГавриловЮ.А., третье лицо ИП ФИО1, извещенные о времени и месте апелляционного рассмотрения дела, в судебное заседание не явились.

Изучив материалы дела, выслушав выступление представителя истца, проверив решение суда в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к следующему.

Как усматривается из материалов дела, ответчики работали в "ООО" заведующими складом по адресу: "адрес", АмантурлиевП.А. -с 1 февраля 2013 года по совместительству, ГавриловЮ.А. - с 27 мая 2013 года по основному месту работы, с ними были заключены трудовые договоры N от 1 февраля 2013 года и N от 27 мая 2013 года соответственно.

АмантурлиевВ.Г. также работал с 1 февраля 2013 года у ИП ФИО1 "должность" по адресу: "адрес", по основному месту работы (трудовой договор N от 1 февраля 2013 года). 1 февраля 2013 года ИП ФИО1 с коллективом структурного подразделения "База" в лице АмантрулиеваП.А., ФИО2 и ФИО3 заключен договор о полной коллективной материальной ответственности; 27 мая 2013 года к этому договору присоединился ГавриловЮ.А.

10 января 2013 года "ООО" с коллективом структурного подразделения "База" в лице АмантурлиеваП.А. и ФИО2 заключен договор по полной коллективной материальной ответственности N. Также 15 апреля 2013 года между истцом и коллективом структурного подразделения "База" в лице АмантурлиеваП.А. и ФИО2 заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности N, к которому впоследствии присоединился ГавриловЮ.А., подписав его 27 мая 2013 года. Согласно указанному договору члены коллектива взяли на себя обязанность бережно относиться к вверенному имуществу и принимать меры по предотвращению ущерба; в установленном порядке вести учет, составлять и предоставлять отчеты о движении и остатках вверенного имущества; своевременно ставить в известность работодателя о всех обстоятельствах, угрожающих сохранности вверенного имущества.

На основании приказа N от 27 июня 2013 года создана инвентаризационная комиссия в составе: председателя ФИО4 и члена комиссии ФИО5 (менеджеров отдела закупок) для проведения инвентаризации в целях сопоставления фактического наличия с данными бухгалтерского учета на складе готовой продукции, возврата готовой продукции; ответчики АмантурлиевП.А. и ГавриловЮ.А. были уведомлены о проведении инвентаризации под роспись. По результатам проведенной 28 июня 2013 года инвентаризации на складе готовой продукции с участием материально-ответственного лица ГавриловаЮ.А. была выявлена недостача товарно-материальных ценностей на сумму "сумма" и излишки в размере "сумма", сумма недостачи за вычетом суммы излишков составила "сумма" АмантурлиевП.А. самовольно покинул место проведения инвентаризации, о чем 28 июня 2013 года был составлен соответствующий акт.

При этом инвентаризационная опись N от 28 июня 2013 года помимо членов инвентаризационной комиссии и материально-ответственного лица ГавриловаЮ.А. подписана также "специальность" ФИО6, не включенного в состав инвентаризационной комиссии.

Впоследствии АмантурлиевП.А. и ГавриловЮ.А. были уволены с работы соответственно 1 июля 2013 года и 1 декабря 2013 года в связи с расторжением трудового договора по инициативе работника по п.3 ч.1 ст.77 Трудового кодекса Российской Федерации (приказы "ООО" N от 1 июля 2013 года и N от 1 декабря 2013 года).

Представленным истцом заключением специалистов "ООО1" от 5 марта 2014 года, подготовленным на основании документов и данным программы ведения бухгалтерского учета "1С: Комплексная автоматизация" "ООО", по результатам инвентаризации на 28 июня 2013 года установлена недостача в размере "сумма" и излишки в размере "сумма".

Отказывая в удовлетворении исковых требований "ООО", суд первой инстанции исходил из того, что истец не доказал размер недостачи, истцом не выполнена установленная законом обязанность по установлению размера причиненного ему ущерба и причины его возникновения, не установил период, за который она образовалась.

С указанными выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается, поскольку они основаны на законе и представленных по делу доказательствах.

В соответствии со ст.238 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат (часть 1); под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (часть 2).

Статьей 242 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере. Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных ТК РФ или иными федеральными законами.

Статьей 244 Трудового кодекса Российской Федерации в качестве основания возложения на работников полной материальной ответственности за недостачу вверенных им товарно-материальных ценностей предусмотрено наличие заключенных между этими работниками и их работодателями письменных договоров о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности.

В силу ст.239 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

Так согласно ст.ст.243-245, 247 Трудового кодекса Российской Федерации до принятия работодателем решения о возмещении ущерба конкретными работниками, на которых в соответствии с заключенным с ними договором о полной коллективной ответственности возложена обязанность по возмещению причиненного ему недостачей товарно-материальных ценностей ущерба, работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения, в ходе которой он обязан истребовать от работников письменные объяснения.

Как следует из разъяснений, изложенных в п.4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года N52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Как следует из представленных по делу доказательств, в отчетный период к товарно-материальным ценностям, вверенным работодателем ответчикам имели доступ другие лица (в том числе ФИО2, ФИО7), что подтверждается представленными письменными доказательствами, показаниями свидетелей ФИО8, ФИО9 о том, что ключи от склада имелись у нескольких работников, на складе хранилась продукция нескольких организаций. Наличие на складе, расположенном по адресу: "адрес", товарно-материальных ценностей, принадлежащих, помимо истца, третьему лицу ИП ФИО1, у работников которого имелся доступ на склад, исключало постоянный контроль материально ответственных лиц АмантурлиеваП.А. и ГавриловаЮ.А. за перемещением товара "ООО", даже несмотря на то, что сами ответчики одновременно работали у предпринимателя ФИО1.

В данном случае ответственными за ситуацию, повлекшую возможность возникновения недостачи, являются истец, не обеспечивший надлежащих условий для хранения, и исключающий доступ к вверенному имуществу других лиц, кроме ответчиков, и ответчики, которые не предприняли все зависящие от них меры для исключения возможности возникновения недостачи, не выполнив обязанности своевременно ставить в известность работодателя обо всех обстоятельствах, угрожающих сохранности вверенного имущества и в установленном порядке вести учет, составлять и предоставлять отчеты о движении и остатках вверенного имущества.

Непредставление истцом накладных на перемещение товарно-материальных ценностей между "ООО" и ИП ФИО1, с учетом наличия между предпринимателем и обществом хозяйственных отношений, на что указывалось представителем истца ПортновымА.И., являющегося также представителем ИП ФИО1, не позволило получать достоверную информацию о товаре, находящемся в собственности истца, и переданном им ответчикам АмантурлиевуП.А. и ГавриловуЮ.А.

Наличие указанных недостатков при проведении инвентаризаций 28 июня 2013 года не позволяет с достоверностью установить в полном объеме количество, наименования, цену и соответственно стоимость имущества "ООО", которое находились при проведении инвентаризации под отчетом у АмантурлиеваП.А. и ГавриловаЮ.А., а, следовательно, и размер недостачи, в связи с чем судебная коллегия приходит к выводу о том, что истцом не проведена надлежащая проверка для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения, и не представлено доказательств, что недостача в заявленном размере образовалась в период работы ответчиков и именно по их вине, и как следствие судебная коллегия находит недоказанным размер причиненного ущерба.

Кроме того, судебная коллегия считает необходимым указать, что истцом не было представлено достоверных доказательств общей стоимости товарно-материальных ценностей, находившихся на складе при проведении инвентаризации (учитывая, что именно 28 июня 2013 года часть товара отпущена, часть поступила после инвентаризации), но также и доказательств размера общей стоимости вверенных коллективу товарно-материальных ценностей и находившихся у него под ответственностью на момент проведения инвентаризации, что также свидетельствует о недоказанности истцом размера причиненного ему ущерба.

Кроме того, истец необоснованно и с нарушением требований ч.1 ст.238 Трудового кодекса Российской Федерации при расчете размера ущерба исходил из цен реализации товаров, готовой продукции, тары, действующих у истца на 27 июня 2013 года, поскольку работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб, а неполученные доходы (упущенная выгода), к которым относится и торговая наценка на товары, готовую продукцию, тару взысканию с работников не подлежат. Поэтому сумма материального ущерба должна была определяться по себестоимости товарно-материальных ценностей, а не по ценам реализации этого товара.

В обоснование соблюдения порядка привлечения ответчиков к материальной ответственности за причинение ущерба истцом представлены акты от 1 июля 2013 года об отказе ответчиков дать объяснения по поводу недостачи, установленной инвентаризацией 28 июня 2013 года.

Между тем достоверность представленного акта в отношении АмантурлиеваП.А. вызывает сомнения, поскольку свидетель ФИО4 показал суду, что ему не известно, предлагалось ли АмантурлиевуП.А. дать объяснения по факту недостачи, тогда как по акту от 1 июля 2013 года ФИО4 лично участвовал в уведомлении АмантурлиеваП.А. о необходимости дать объяснения по поводу недостачи. С учетом изложенного к данному документу суд первой инстанции правильно отнесся критически и не принял его во внимание в качестве доказательства уведомления АмантурлиеваП.А. предоставить работодателю объяснения по поводу недостачи.

Учитывая, что сведения, отраженные в заключении аудиторской проверки от 5 марта 2014 года, противоречат данным результатов инвентаризации от 28 июня 2013 года, не могут быть приняты во внимание доводы апелляционной жалобы истца о наличии сведений о поступлении и перемещении товарно-материальных ценностей в вышеуказанном заключении, которое по мнению заявителя жалобы подтверждает заявленный размер ущерба.

Поскольку к складу готовой продукции имели доступ другие работники ИП ФИО1, ответчики были реально лишены возможности одновременно контролировать перемещение товарно-материальных ценностей, помещения с принадлежащим истцу "ООО" товарно-материальными ценностями не опечатывались, товарно-материальные ценности "ООО" и ИП ФИО1 хранились вместе; не был отрегулирован вопрос хранения ключей от склада, их движение между работниками не фиксировалось; истцом не представлен журнал выдачи ключей от складов охраной, на наличие которого ссылалась свидетель ФИО10, работавшая заместителем директора по финансам и экономике "ООО", судебная коллегия отклоняет доводы жалобы о создании надлежащих условий хранения товарно-материальных ценностей.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы истца и для отмены обжалуемого им решения суда первой инстанции.

Руководствуясь ст.ст. 199, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Апелляционную жалобу "ООО" на решение Калининского районного суда г.Чебоксары Чувашской Республики от 8 декабря 2014 года оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.