Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 10 марта 2015 г. по делу N 33-645/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 10 марта 2015 г. по делу N 33-645/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Алиевой Э.З.

судей Устаевой Н.Х. и Загирова Н.В.

при секретаре Магомедовой З.А.

с участием прокурора Алиевой Ф.Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ижарукова И.Г. к ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании расходов на услуги представителя по апелляционной жалобе истца на решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 12 марта 2014 года, которым постановлено:

"В удовлетворении иска И. И. Г. к ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании расходов на услуги представителя - отказать".

Заслушав доклад судьи Устаевой Н.Х., объяснения представителя истца - адвоката Магомедрасулову П.Б., просившей отменить решение суда первой инстанции и вынести по делу новое решение об удовлетворении исковых требований, возражения представителя ответчика по доверенности Сайпулаева С.Д., просившего оставить решение суда первой инстанции без изменения, заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Ижаруков И.Г. обратился в суд с иском к ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за декабрь 2013 года, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании расходов на услуги представителя.

В обоснование иска сослался на то, что с 12 апреля 2011 года он работал в должности начальника Хунзахского отделения ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания".

Возложенные на него трудовые обязанности выполнял добросовестно и замечаний не имел. 20 января 2014 года он по почте получил приказ о прекращении с ним трудовых отношений.

Как следует из приказа, увольнение произведено по инициативе работника. Он намерения увольняться не имел и заявления об этом работодателю не подавал.

Согласно приказу об увольнении он уволен с 24 декабря 2014 года, при этом его никто об этом в известность не поставил и он продолжал работать до 17 января 2014 года. Также с ним не был произведен окончательный расчет по денежным выплатам.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе истец по делу просит решение суда отменить по следующим основаниям.

Представленное работодателем оспариваемое заявление об увольнении не соответствует требованиям законодательства.

В заявлении указано "освободить от занимаемой должности". Формулировки "об увольнении", "о расторжении" или "о прекращении" трудовых отношений по собственному желанию отсутствуют.

На момент увольнения он занимал должность начальника Хунзахского отделения ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания", в связи с чем открытым остается вопрос, на каком основании суд пришел к выводу о подаче им заявления об увольнении по собственному желанию, а не освобождение от должности начальника.

Следовательно, при разрешении спора судом неправильно истолкован материальный закон.

Порядок расторжения трудового договора по собственному желанию определен в статье 80 ТК РФ, согласно ч.1 которой работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее, чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление.

Он был лишён предоставленного законом права на отзыв заявления, так как не знал о его подаче работодателю.

По смыслу статьи 80 ТК РФ право определять дату увольнения по собственному желанию предоставлено только работнику. Работодатель не вправе уволить работника ни раньше, ни позже даты определенной работником.

В представленном работодателем заявлении вообще отсутствуют какие-либо даты, не имеется ни даты составления заявления, ни даты регистрации заявления работодателем, ни даты, с которой он, якобы, просит уволить по собственному желанию, что не позволяет установить время его составления, в связи с чем на основании оспариваемого заявления об увольнении работодатель по закону не мог его уволить, поскольку дата увольнения является существенным моментом при оспаривании увольнения по собственному желанию.

Работодатель не представил суду документов, обосновывающих правильность указания даты его увольнения.

Вся сложившаяся судебная практика РФ подтверждает, что увольнение работника по собственному желанию на основании заявления с открытой датой является незаконной, и работник на основании решений судов восстанавливается на работе.

Суд не принял во внимание его доводы о том, что работодателем не представлены доказательства, обосновывающую дату увольнения, тогда как им представлен табель учета рабочего времени, согласно которому он осуществлял трудовую деятельность до 17 января 2014г., в связи с чем трудовой договор продолжает свое действие во времени.

Суд в решении ссылается на подтверждение подачи им заявления об увольнении декабре месяце 2013г.

Он таких показаний суду не давал и ему не понятно, на основании чего суд пришел к такому выводу. Но даже если и представить, что им заявление было подано в декабре месяце, это не доказывает правомерность его увольнения именно 24 декабря, если учесть, что в декабре месяце 31 день.

О том, что его уволили, ему стало известно 17 января 2014г.

По смыслу ст. 84.1 ТК днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним, в соответствии с настоящим Кодексом или иным федеральным законом, сохранялось место работы (должность).

До 17 января 2014г. он исполнял свои трудовые обязанности, что подтверждается табелем учета рабочего времени и назначением на освободившуюся после его увольнения должность нового начальника, в связи с чем дата его увольнения также не соответствует требованиям законодательства.

Ответчик в судебном заседании не опроверг в этой части его доводы, но при этом суд не дал в решении никакой оценки данному обстоятельству.

Суд также не принял во внимание доводы о нарушении работодателем процедуры увольнения.

По смыслу ст.84.1 ТК РФ, прекращение трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работодателя.

С приказом (распоряжением) работодателя о прекращении трудового договора работник должен быть ознакомлен под роспись. По требованию работника работодатель обязан выдать ему надлежащим образом заверенную копию указанного приказа (распоряжения). В случае, когда приказ (распоряжение) о прекращении трудового договора невозможно довести до сведения работника или работник отказывается ознакомиться с ним под роспись, на приказе (распоряжении) производится соответствующая запись.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд ссылается на не предоставление им доказательств, подтверждающих подачу заявления против воли.

Он никогда не говорил, что его вынуждали писать заявление, поскольку он вообще на имя работодателя заявления об увольнении по собственному желанию не писал и не сдавал, в связи с чем не было необходимости доказывать вынужденность подачи заявления.

Согласно п.21.2 ст.21 Устава ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" генеральный директор осуществляет в отношении работников Общества права и обязанности работодателя, предусмотренные трудовым законодательством.

Заявление подано на имя И.О. управляющего ОАО "ДЭСК" Касумова Д.К., а не на имя генерального директора Аушева A.M.

Уставом установлен круг лиц и порядок, в соответствии с которым генеральный директор может возложить свои обязанности. Касумов Д.К. не входит в круг лиц, на которого позволяется возлагать права генерального директора.

Данный факт подтверждается и самим приказом об увольнении, подписанным генеральным директором Аушевым A.M.

Суд неправильно определил юридически значимые обстоятельства по делу, что привел суд к неправильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

При рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (пункт 3 части первой статьи 77, статья 80 ТК РФ) суды исходят из того, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

Из материалов дела усматривается, что заявление об увольнении по собственному желанию написано Ижаруковым И.Г. лично, подлинность подписи истцом не оспаривалась.

Однако, он ссылается на то, что заявление не содержит дату увольнения и дату написания заявления.

В тоже время, истец показал, что заявление им написано в декабре 2013 года.

Более того, он сослался на то, что заявление им написано под принуждением, угрожали уволить его по статье, заявление он написал, но в отдел кадров он заявление не относил (л.д.65).

Между тем, желание расторгнуть трудовой договор по собственному желанию, а не быть уволенным по инициативе работодателя, не является случаем вынуждения работника расторгнуть трудовой договор.

В материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие об оказании ответчиком давления на Ижарукова И.Г. при подаче заявления об увольнении.

В суде первой инстанции также не установлены обстоятельства, подтверждающие факт психологического воздействия на истца с целью его увольнения по собственному желанию.

Попытка избежать увольнения по порочащим основаниям путем использования права на подачу заявления об увольнении по собственному желанию и последующее расторжение трудового договора сами по себе не могут являться подтверждением оказания давления на работника со стороны работодателя.

Изложенное свидетельствует о том, что работодатель имел намерение принять решение об увольнении истца по нежелательным для него основаниям. Опасаясь увольнения по инициативе работодателя, Ижаруков И.Г. вынужден был написать заявление об увольнении по собственному желанию. Таким образом, подавая заявление об увольнении по собственному желанию при наличии реальной возможности работодателя применить дисциплинарное взыскание, истцом был сделан выбор быть уволенным по собственному желанию.

Исходя из содержания части четвертой статьи 80 и части четвертой статьи 127 ТК РФ работник, предупредивший работодателя о расторжении трудового договора, вправе до истечения срока предупреждения (а при предоставлении отпуска с последующим увольнением - до дня начала отпуска) отозвать свое заявление, и увольнение в этом случае не производится при условии, что на его место в письменной форме не приглашен другой работник, которому в соответствии с Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора. Если по истечении срока предупреждения трудовой договор не был расторгнут и работник не настаивает на увольнении, действие трудового договора считается продолженным (часть шестая статьи 80 ТК РФ).

По истечении срока предупреждения об увольнении работник имеет право прекратить работу.

Как усматривается из материалов дела, заявление об увольнении по собственному желанию истцом в последующем не было отозвано.

С учетом указанного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что истец совершил последовательные действия с намерением расторгнуть трудовой договор по собственному желанию, он осознавал его суть и последствия.

При этом истцом не доказан факт понуждения его работодателем к увольнению по собственному желанию и то, что увольнение не соответствовало его собственному волеизъявлению.

В материалах дела имеется приказ от "дата" об увольнении Ижарукова И.Г. по собственному желанию, подписанный правомочным на принятие такого решения должностным лицом - генеральным директором ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания" А.М.Аушевым.

В день увольнения истец на работе отсутствовал, в связи с чем ему не были вручены трудовая книжка и он не ознакомлен с приказом. Уведомление от "дата" с копией приказа направлены в адрес истца (л.д.55 и 58), которые ему вручены 21 января 2014 года (л.д.58).

Достоверных доказательств, подтверждающих его выход на работу после издания приказа об увольнении, истец суду не представил.

Довод апелляционной жалобы о том, что согласно табелю учета рабочего времени он работал до 17 января 2014 года, нельзя признать состоятельным, поскольку представленный суду табель учета рабочего времени составлен в Хунзахском отделении ОАО "Дагестанская энергосбытовая компания", который возглавлялся истцом и подписан, в том числе, и им самим.

Из представленного представителем ответчика расчетного листка за декабрь 2013 года усматривается, что заработная плата истцу начислена и выплачена за период до 24 декабря 2013 года (л.д.115).

С учетом изложенного, вывод суда об отсутствии достаточных правовых оснований для признания увольнения истца незаконным и принятия решения об удовлетворении иска Ижарукова И.Г. о восстановлении на работе судебная коллегия признает правильным.

Другие доводы апелляционной жалобы были предметом обсуждения в суде первой инстанции, выводы суда по ним обоснованны и достаточно мотивированы.

Руководствуясь ст.ст. 328 ГПК РФ,

судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 12 марта 2014 года и дополнительное решение этого же суда от 13 октября 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу И. И. Г. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи: