Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики - Чувашии от 02 марта 2015 г. по делу N 33-598/2015 (ключевые темы: кредитный договор - потребительский кредит - срок исковой давности - признание сделки недействительной - оспоримая сделка)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики - Чувашии от 02 марта 2015 г. по делу N 33-598/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики всоставе:

председательствующего Блиновой М.А.,

судей Юркиной И.В., Нестеровой А.А.,

при секретаре Егоровой Т.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Чувашской Республики гражданское дело по иску Петровой Е.А. к "данные изъяты" о признании кредитного договора недействительным и применении последствий недействительности сделки,

поступившее по апелляционной жалобе истицы Петровой Е.А. на решение Ленинского районного суда г.Чебоксары Чувашской Республики от 21 ноября 2014 года, которым постановлено:

"В удовлетворении иска Петровой Е.А. к "данные изъяты" о признании кредитного договора от 13 августа 2007 года N ... недействительным, применении последствий недействительности сделки путем возврата остатка суммы кредита в размере ... руб. ... коп. отказать.

Взыскать с Петровой Е.А. в доход местного бюджета государственную пошлину в размере ... руб.".

Заслушав доклад судьи Юркиной И.В., выслушав объяснения истицы Петровой Е.А. и ее представителей Ефимова В.О., Спиридонова М.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя ответчика акционерного "данные изъяты" Сайкина А.А., возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Петрова Е.А. обратилась в суд с иском к "данные изъяты" (далее - ... , банк) о признании недействительным кредитного договора от 13 августа 2007 года N ... , применении последствий недействительности сделки путем возврата Петровой Е.А. банку невыплаченной суммы кредита в размере ... руб. ... коп. и возврата банком Петровой Е.А. денежных средств на общую сумму ... руб. ... коп., внесенных в виде уплаты неустойки в размере ... руб. ... коп., срочных процентов в размере ... руб. ... коп., начисленных процентов на просроченную основную сумму долга в размере ... руб. ... коп., указав в обоснование заявленных требований следующее.

13 августа 2007 года между Петровой Е.А. и "данные изъяты" был заключен кредитный договор N ... , по условиям которого истице предоставлен потребительский кредит в размере ... руб. на срок до 13 августа

2013 года. По условиям банка для получения потребительского кредита на сумму свыше ... руб. необходимо было представить перечень документов, однако истица никакие документы в банк не представляла. В марте 2013 года при изучении материала проверки N 304/12, выделенного из уголовного дела N ... от 29 ноября 2012 года, истица Петрова Е.А. увидела копию своей трудовой книжки, в которой имелись записи о том, что с ... года она работала в ... , затем ... , ... , а с ... года - ... Фактически на таких должностях в ... истица никогда не работала, в указанные периоды она являлась ... и работала ... При этом в материалах проверки имелись данные о проведении почерковедческой экспертизы, согласно которой записи в трудовой книжке возможно сделаны ... По вопросу о представленных документах в банке истице пояснили, что для получения кредита ею была предоставлена трудовая книжка, подтверждающая, что последние полгода до получения потребительского кредита Петрова Е.А. работала в ... , и справка о доходах в указанной должности. Между тем, с марта 2007 года у истицы стали возникать спонтанные эмоциональные психосимптоматические всплески (нервный срыв), в результате которых она плохо понимала происходящее, ничего не соображала, совершала необдуманные и не свойственные ей поступки. 12 октября 2007 года она прошла обследование в ... , после чего была направлена в ... , где находилась на лечении с 27 декабря 2007 года по 25 января 2008 года и с 17 июля 2008 года по 3 сентября 2008 года. По настоящее время истица находится на учете и под наблюдением врача-психиатра по месту жительства. Таким образом, в период заключения кредитного договора истица не понимала значение совершаемых ею действий, в связи с чем, ссылаясь на положения пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, полагает, что кредитный договор от 13 августа 2007 года является недействительным. Кроме того, при заключении кредитного договора банк в подтверждение финансового положения истицы руководствовался справкой о ее доходах, предоставленной третьим лицом. При этом банк, не реагируя на обращения истицы о предоставлении недостоверных сведений по факту ее работы и реального дохода, не провел надлежащую проверку этих данных, в связи с чем между лицом, представившим недостоверные сведения об имущественном положении истицы, и банком усматривается предварительная договоренность, которые путем обмана истицы и введения ее в заблуждение совершили сделку с ее участием с невыгодными для нее условиями. С учетом изложенного кредитный договор от 13 августа 2007 года подлежит признанию недействительным по правилам пункта 1 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации. Обстоятельства, связанные с нарушением ее прав и законных интересов при заключении оспариваемого кредитного договора, истица обнаружила после получения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 22 марта 2013 года и при изучении материалов проверки N 304/12, выделенных из уголовного дела N ... от 29 ноября 2012 года.

Истица Петрова Е.А. в судебное заседание не явилась, о месте и времени рассмотрения дела извещена надлежащим образом.

В судебном заседании представитель истицы Петровой Е.А. - Ефимов В.О. исковые требования поддержал по изложенным в иске основаниям.

Представитель ответчика "данные изъяты" в судебное заседание не явился, представил заявление о рассмотрении дела без его участия, в котором просил применить срок исковой давности.

Третье лицо Кассирова Е.П., представитель третьего лица Национального банка Чувашской Республики в судебное заседание не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом.

Судом постановлено указанное выше решение, обжалованное истицей Петровой Е.А. на предмет отмены по мотиву незаконности и необоснованности.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, признав возможным рассмотрение дела при имеющейся явке, судебная коллегия приходит к следующему.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, 13 августа 2007 года между "данные изъяты" и Петровой Е.А. был заключен кредитный договор N ... , по условиям которого банк предоставил Петровой Е.А. потребительский кредит в размере ... руб., срок возврата 13 августа 2012 года, процентная ставка за пользование кредитом установлена в размере ... % годовых.

В последующем на основании заявления Петровой Е.А. от 22 октября 2009 года о реструктуризации обязательств по вышеуказанному кредитному договору между банком и Петровой Е.А. 3 ноября 2009 года было заключено дополнительное соглашение N 1 к кредитному договору от 13 августа 2007 года N ... , по условиям которого потребительский кредит в размере ... руб. предоставлен на срок до 13 августа 2013 года.

Вступившим в законную силу решением Ленинского районного суда г.Чебоксары Чувашской Республики от 6 мая 2011 года с Петровой Е.А. в пользу "данные изъяты" взысканы задолженность по указанному кредитному договору в размере ... руб. ... коп., проценты за пользование кредитом исходя из ставки ... % годовых за период с 13 августа 2007 года по 6 мая 2011 года в размере ... руб. ... коп., неустойка за период с 14 сентября 2007 года по 1 апреля 2011 года в размере ... руб. ... коп., а также проценты за пользование кредитом, начисляемые на остаток задолженности по основному долгу из расчета процентной ставки ... % годовых, с 7 мая 2011 года до дня фактического погашения задолженности.

Оспаривая кредитный договор от 13 августа 2007 года, истица Петрова Е.А. указывала на то, что в момент заключения договора она не понимала значение своих действий и не могла руководить ими.

В соответствии с частью 1 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Согласно части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Согласно пункту 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовавшей в редакции до 1 сентября 2013 года, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В силу закона такая сделка является оспоримой, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в пункте 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно положениям статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязано доказать наличие оснований для недействительности сделки.

Принимая во внимание, что по искам о признании сделок недействительными не установлена правовая доказательственная презумпция, то в силу положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязанность по доказыванию указанных обстоятельств лежит на истице как на стороне, заявившей такое требование.

Из материалов дела следует, что по ходатайству стороны истицы по делу была назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза.

Согласно заключению стационарной судебно-психиатрической экспертизы от 21 октября 2014 года N 156, проведенной экспертами ... , Петрова Е.А. в момент заключения кредитного договора от 13 августа 2007 года N ... не обнаруживала признаков какого-либо временного или хронического психического расстройства. Об этом свидетельствуют данные настоящего гражданского дела, представленных медицинских документов, из которых следует, что

... Учитывая вышеизложенное, комиссия пришла к выводу, что Петрова Е.А. по своему психическому состоянию в момент заключения кредитного договора от 13 августа 2007 года N ... была способна понимать значение своих действий и руководить ими.

Суд первой инстанции не нашел оснований не доверять выводам указанной выше экспертизы, поскольку она была назначена и проведена в соответствии с нормами действующего законодательства, подготовлена компетентными специалистами в соответствующей области медицины, имеющими образование и длительный стаж работы в указанной области, которым были разъяснены их права и обязанности, предусмотренные статьей 85 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и которые в установленном законом порядке были предупреждены об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации. Надлежащих доказательств, указывающих на недостоверность проведенной экспертизы либо ставящих под сомнение ее выводы, ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции представлено не было.

Факт того, что Петрова Е.А. в момент заключения оспариваемого кредитного договора могла понимать значение своих действий и руководить ими, подтверждается и показаниями свидетелей ... , которые показали, что в период заключения кредитного договора они не замечали у Петровой Е.А. каких-либо странностей в поведении. При этом свидетель ... показала, что в течение 2007-2008 годов она часто общалась с Петровой Е.А., однако внешних признаков психического заболевания у последней она не замечала, сама Петрова Е.А. и ее родственники не говорили о наличии у истицы каких-либо расстройств психики.

Судом первой инстанции правильно не приняты во внимание показания свидетелей ... и ... , являющихся ... , а также показания ... , которые утверждали о неадекватном поведении истицы в юридически значимый период, поскольку их показания не нашли своего подтверждения имеющимися в деле медицинскими документами, а, кроме того, ... являются близкими родственниками истицы.

Таким образом, в ходе рассмотрения дела суд первой инстанции пришел к правильному выводу о недоказанности того, что на момент заключения кредитного договора от 13 августа 2007 года Петрова Е.А. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, соответственно для признания кредитного договора недействительным в силу статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований не имеется.

Петровой Е.А. предъявлен иск о признании кредитного договора от 13 августа 2007 года недействительным как сделки, совершенной под влиянием обмана и заблуждения, при предварительной договоренности банка с третьим лицом, по основаниям пункта 1 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовавшей в редакции до 1 сентября 2013 года, сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено

совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Отличительным признаком сделок, признаваемых недействительными на основании статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации, является отсутствие у лица, заключающего сделку, свободной воли на ее совершение.

По смыслу приведенных законоположений обман представляет собой умышленное введение стороны в заблуждение. Он приобретает юридическое значение тогда, когда к нему прибегают как к средству склонить другую сторону к совершению сделки. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение. Обман может заключаться и в утверждениях об определенных фактах, и в умолчании, намеренном сокрытии фактов и обстоятельств, знание о которых отвратило бы потерпевшего от совершения сделки.

Под злонамеренным соглашением понимается сговор представителя одной стороны сделки с другой стороной этой сделки, направленный против интересов представляемой стороны. Сделка, совершенная по злонамеренному соглашению сторон, является оспоримой сделкой. Для такого рода сделок необходимо доказать искажение действительной воли сторон, при этом злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой возможно лишь при наличии их умышленного сговора и возникновения вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого.

Отказывая в признании кредитного договора недействительным по правилам пункта 1 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что истицей Петровой Е.А. не представлено доказательств того, что оспариваемая сделка совершена как под влиянием обмана и заблуждения, так и в силу предварительной договоренности банка с третьим лицом.

Судебная коллегия полагает, что приведенный вывод суда первой инстанции является правильным, соответствует требованиям законодательства и основан на материалах дела.

Так, оспариваемый кредитный договор подписан самой истицей. Подписывая кредитный договор, истица выразила свою волю на получение потребительского кредита в размере ... руб. и согласилась с условиями, на которых кредит должен быть возвращен банку. В последующем 22 октября 2009 года истица обратилась в "данные изъяты" с заявлением о реструктуризации ее обязательств перед банком, вытекающих из оспариваемого кредитного договора, 3 ноября 2009 года истица заключила с банком дополнительное соглашение к оспариваемому кредитному договору и подписала график платежей по потребительскому кредиту, при этом до вынесения Ленинским районным судом г.Чебоксары Чувашской Республики заочного решения от 6 мая 2011 года о взыскании с истицы в пользу банка задолженности по оспариваемому кредитному договору истица не оспаривала этот кредитный договор.

При этом и приведенные Петровой Е.А. в иске обстоятельства, как правильно указал суд первой инстанции, не свидетельствуют о том, что она заключила оспариваемый кредитный договор под влиянием обмана, заблуждения и в

силу договоренности банка с третьим лицом.

Принимая во внимание, что доказательств, отвечающих требованиям относимости и допустимости, которые свидетельствовали бы о наличии соглашения представителя банка с третьим лицом, о наличии обмана и заблуждения, о заключении сделки в состоянии, когда лицо не было способно понимать значение своих действий или руководить ими, истицей суду не представлено, вывод суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Петровой Е.А. о признании кредитного договора недействительным и применении последствий недействительности сделки является правильным.

Также судом первой инстанции установлено самостоятельное основание для отказа в удовлетворении исковых требований - пропуск Петровой Е.А. срока исковой давности, о применении которого было заявлено стороной ответчика.

В соответствии с пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Поскольку кредитный договор, о признании которого недействительным заявлены требования, является оспоримой сделкой, заключен 13 августа 2007 года, а исковые требования по данным основаниям заявлены 26 декабря 2013 года, то суд первой инстанции обоснованно признал, что Петрова Е.А. обратилась в суд по истечении срока исковой давности.

Таким образом, выводы суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований также по мотиву пропуска срока исковой давности являются законными и обоснованными.

Довод апелляционной жалобы о том, что срок исковой давности следует исчислять с 22 марта 2013 года, то есть с момента ознакомления с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, основан на неправильном толковании правовых норм.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции не учел показания свидетелей, которые подтвердили наличие изменений и странностей в поведении истицы, о том, что в заключении судебно-психиатрической экспертизы имеются противоречия в той части, что одновременно указано на отсутствие обращений истицы в медицинские учреждения по поводу неадекватного поведения, а в описательной части, напротив, указано на наличие неоднократных обращений истицы в медицинские учреждения по поводу постоянных головных болей и бессонницы, по существу сводятся к переоценке доказательств и выводов суда первой инстанции о фактических обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения спора. Изложенные доводы апелляционной жалобы не содержат каких-либо подтверждений, которые могли бы послужить основаниями

для принятия судом иного решения, а потому не могут быть положены в основу отмены решения суда. В своем решении суд оценил достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Оснований для иной оценки доказательств, представленных при разрешении спора, судебная коллегия не усматривает.

Доводов, по которым решение суда могло бы быть отменено или изменено, апелляционная жалоба не содержит.

Таким образом, постанавливая решение, суд первой инстанции правильно установил обстоятельства, имеющие юридическое значение для разрешения заявленного спора, достаточно полно проверил доводы и возражения сторон, исследовал представленные ими доказательства, которым дал надлежащую правовую оценку в соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в их совокупности.

При рассмотрении дела судом первой инстанции не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, в связи с чем оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

апелляционную жалобу Петровой Е.А. на решение Ленинского районного суда г.Чебоксары Чувашской Республики от 21 ноября 2014 года оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.