Апелляционное постановление Санкт-Петербургского городского суда от 16 января 2015 г. по делу N 1-39/2014

Апелляционное постановление Санкт-Петербургского городского суда от 16 января 2015 г. по делу N 1-39/2014

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Рег.N 22- 8285/1

Дело N 1 - 39/ 2014 Судья Стрючкова Ю.Г..

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Санкт - Петербург 16 января 2015 года

Судья апелляционной инстанции судебной коллегии по уголовным делам Санкт - Петербургского городского суда Андреева А.А.,

При секретаре Ибрагимовой А.В.,

с участием прокурора отдела прокуратуры Санкт-Петербурга Меркушевой М.А., осуждённого Манько О.А. и его адвоката Прокопьева Н.В., представителя потерпевшего и гражданского истца - П.

рассмотрел в судебном заседании 16 января 2015 года апелляционные жалобы осуждённого Манько О.А. и представителя потерпевшего и гражданского истца Г. на приговор судьи Пушкинского районного суда Санкт - Петербурга от 23 сентября 2014 года, которым

Манько О. АнатО.ч, родившийся "дата" в "адрес", гражданин " ... ", " ... ", женатый, несовершеннолетних детей не имеющий, работающий " ... " зарегистрированный "адрес", не судимый, -

осужден: по ч.1 ст. 199 УК РФ к штрафу в размере 150 000 рублей. На основании п. "а" ч.1 ст. 78 УК РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, Манько О.А. от назначенного наказания освобождён.

В удовлетворении гражданского иска, заявленного МИФНС " ... " к Манько О.А., о возмещении материального вреда отказано.

Приговором суда вина Манько О.А. установлена в уклонении в период с 31.01.2011 г. по 30.03.2012 г. от уплаты налогов с организации путём включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в крупном размере.

Заслушав доклад судьи Андреевой А.А., объяснения представителя потерпевшего и гражданского истца П. поддержавшей доводы апелляционной жалобы Г., возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы осуждённого Манько О.А., заслушав осуждённого Манько О.А. и представляющего его интересы адвоката Прокопьева Н.В., поддержавших доводы апелляционной жадобы осуждённого и возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы представителя Г. по Санкт-Петербургу, заслушав мнение прокурора Меркушевой М.А., полагавшей приговор как обвинительный законным и обоснованным, просившей доводы апелляционной жалобы осуждённого Манько О.А. как несостоятельные оставить без удовлетворения, доводы апелляционной жалобы Г. частично удовлетворить и отменить приговор в части разрешения гражданского иска, заявленного " ... " к Манько О.А., дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции в порядке гражданского судопроизводства, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

В апелляционной жалобе представитель потерпевшего и гражданского истца Г. просит приговор в части отказа в удовлетворении гражданского иска о взыскании с Манько О.А. компенсации за имущественный вред в размере 4 087 379 рублей отменить и заявленный иск удовлетворить. Ссылается на нарушение норм материального и процессуального права судом при принятии данного решения, на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, на нарушение норм УПК РФ при принятии оспариваемого решения. Суд пришёл к выводу о том, что лицом, обязанным возместить ущерб при уклонении со стороны Манько О.А. от уплаты налогов с возглавляемой им организации, является организация, в данном случае ООО " Б.". Судом указано, что возложение взыскания на Манько О.А. как руководителя организации, то есть на Манько О.А. как физическое лицо, невозможно. При этом судом не было учтено, что согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, его причинившим. Данные требования согласуются с положениями ст. 54 УПК РФ о том, что в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с ГК РФ несёт ответственность за вред, причинённый преступлением. В соответствии с п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 г. N 64 " О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления", истцами по гражданскому иску могут выступать налоговые органы ( п.п.16 п.1 ст. 31 НК РФ) или органы прокуратуры ( ч.3 ст. 44 УПК РФ), а в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с законодательством ( ст.ст. 1064, 1068 ГК РФ) несёт ответственность за вред, причинённый преступлением ( ст. 54 УПК РФ). Приговором правильно установлено, что ущерб Российской Федерации в виде неуплаченных налогов и пени причинён Манько О.А., как физическим лицом, возглавлявшим юридическое лицо и в соответствии со ст. 27 НК РФ являвшимся его законным представителем. Обращает внимание, что решением Арбитражного суда СПб и ЛО от 27.05.2013 г. по делу N А56-43660/2012 ООО " Б." признано несостоятельным ( банкротом) и в отношении должника открыта процедура конкурсного производства. Определением Арбитражного суда СПб и ЛО от 18.01.2013 г. в третью очередь реестра требований кредиторов должника было включено требование ФНС России в сумме 4 087 379 рублей ( сумма основного долга, пени и штрафов). Согласно отчётам конкурсного управляющего с 01.07.2013 г. по 23.08.2013 г. проводилась инвентаризационная опись основных средств должника, согласно которой в конкурсную массу включаются внеоборотные активы на общую балансовую стоимость 2 359 769 рублей 80 коп., в то время как размер требований кредиторов, включённых в третью очередь реестра, составляет 43 790 200 рублей. При этом дебиторская задолженность, подлежащая взысканию и указанная в балансе должника, не подтверждается соответствующими документами, либо является просроченной, либо дебиторы сами находятся в процедуре банкротства, в связи с чем требования ФНС России удовлетворены в этом порядке не будут, поэтому ФНС обратилась с исковым заявлением о возмещении имущественного вреда, причинённого преступлением с приложением пояснений и подтверждающих исковые требования документов, находящихся в материалах уголовного дела. Считает несостоятельной ссылку суда на то, что удовлетворение гражданского иска фактически переложит обязанность по уплате недоимки по налогам на ненадлежащего плательщика - должностное лицо предприятия ( то есть на физическое лицо), этот вывод суда не соответствует заявленному требованию, так как в исковом заявлении содержится требование о компенсации причиненного имущественного вреда, а не об уплате суммы задолженности. Считает, что отказ суда в удовлетворении исковых требований незаконен, противоречит действующему законодательству. В подтверждение своей позиции ссылается на кассационное определение ВС РФ от 30.07.2014 г. N 3-У Дп 14-2 об отмене судебных решений об отказе налоговой инспекции в удовлетворении гражданского иска о взыскании в пользу бюджета РФ налогов, пени, включая неправомерное возмещение из бюджета НДС, с руководителя юридического лица, совершившего преступление в виде уклонения от уплаты налогов.

В апелляционной жалобе осуждённый Манько О.А. просит приговор суда отменить и вынести оправдательный приговор. Ссылается на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Обращает внимание, что поводом для возбуждения уголовного дела в его отношении явились результаты выездной налоговой проверки ООО " Б.", произведённой МИФНС " ... ", в результате которой установлена неуплата налога на прибыль с организации за период 2010-2011 года в размере 2 057 841 руб. и налога на имущество в размере 1 162 728 руб. Он - Манько О.А. не был согласен с решением налогового органа о привлечении ООО " Б." к налоговой ответственности, но не мог оспорить данное решение в установленном законом порядке в связи отстранением его от должности генерального директора ООО и от участия в деятельности Общества в результате неправомерных действий соучредителя Б. который умышленно создал условия для привлечения его - Манько О.А. к уголовной ответственности. Просит учесть, что в ходе судебного разбирательства стороне защиты необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства о проведении судебно-экономической экспертизы для определения правомерности доначисления налоговым органом налогов при том, что имелись сомнения в правильности решения налогового органа. Просит учесть, что налоговым органом в качестве налогооблагаемой базы была принята рыночная стоимость имущества на 30.06.2012 г., то есть на дату, выходящую за пределы проверяемого периода. Рыночная стоимость имущества была определена тогда, когда он - Манько О.А. был снят с должности генерального директора. В соответствии с налоговым законодательством основные средства принимаются к бухгалтерскому учёту по первоначальной стоимости, а по рыночной - в случае их получения по договору дарения. Все первичные документы, по которым возможно установить первоначальную стоимость, находятся у Б. и у него - Манько О.А. доступа к этим документам нет. Ссылаясь на действующие нормативные акты, просит учесть, что допускается принимать к бухгалтерскому учёту в качестве основных средств объекты недвижимости, по которым закончены капитальные вложения и документы переданы на государственную регистрацию. В отношении объектов основных средств ООО " Б." документы не были переданы на государственную регистрацию по объективным причинам, что в суде он подтвердил и подтвердили свидетели Ф., З., Ч. но эти обстоятельства не были приняты во внимание судом. Не были учтены судом и его показания о предпринятых мерах для государственной регистрации объектов недвижимости. Не согласен с судебной оценкой показаний специалиста Л., чьи показания не полностью приведены в приговоре, не согласен с утверждением специалиста и выводом суда о том, что учётная политика ООО " Б." была некорректной и предусматривала государственную регистрацию права на объекты недвижимости для их отнесения к основным средствам при отсутствии необходимости в этом. Ссылается на противоречивость показаний специалиста Л. относительно того, по какой стоимости имущества ( среднегодовой или рыночной) производился расчёт суммы неуплаченного налога. Считает, что отсутствие у него - Манко О.А. умысла на уклонение от уплаты налога на имущество подтверждается тем, что в 2011 г. налоговой инспекцией проводилась проверка за период 2007 - 2009 г. исчисления и уплаты налогов, в том числе по налогу с имущества организации, в данный период объекты были возведены и имели признаки основных средств в соответствии с ПБУ 6/01. В постановлении следователя о назначении исследования была указана дата фактического введения объектов в эксплуатацию - 01.09.2008 г. ( то есть в проверяемом периоде). При проведении налоговой проверки 20.01.2011 г. объекты основных средств не скрывались, были полностью перечислены в протоколе осмотра. Налоговому инспектору были даны пояснения, что объекты основных средств будут поставлены на налоговый учёт в соответствии с учётной политикой Общества после передачи документов на государственную регистрацию. В акте налоговой проверки было указано в п. 2.9, что при проверке налога на имущество за проверяемый период нарушений не установлено. Суд сослался на показания свидетеля С. о том, что нарушений не было зафиксировано в связи с невозможностью определения налоговым органом стоимости имущества, что не подтверждается актом проверки N 02-20/01 от 04.02.2011 г. или какими-либо другими доказательствами. Суд необоснованно сослался на показания свидетеля Н. о том, что при исчислении налога она учитывала только те объекты, документы на которые были представлены самим Обществом. Просит учесть, что все объекты основных средств были перечислены в протоколе осмотра территории ООО " Б.", нарушений налогового законодательства в части уплаты налога на имущество в акте не зафиксировано. Требований о направлении налоговому органу дополнительных документов в Общество не поступало. Ссылаясь на приведённые обстоятельства, осуждённый просит учесть, что выводы суда противоречивы, так как установлено, что в 2007-2009 годах он от уплаты налога на имущество не уклонялся, а в 2010 и 2011 годах согласно приговору суда должен был достоверно знать о необходимости уплаты налога на имущество с тех же основных средств. Также не согласен с выводами суда о том, что он - Манько О.А. предпринял действия, направленные на уклонение от уплаты налога на прибыль. В бухгалтерский учёт Общества были включены все необходимые сведения о кредиторской задолженности Общества, что подтверждается актом налоговой проверки. Обязанность по уплате налога с суммы, отнесённой на внереализационные доходы по основаниям, предусмотренным п. 18 ст. 250 НК РФ, возникает с момента списания задолженности. Просит учесть, что ООО " К. " и ООО " Е." были ликвидированы в 2011 г., ООО " К." ликвидировано 19.12.2011 г., то есть за несколько дней до наступления отчётного периода, а ООО " Е." ликвидировано 24.09.2011 г., но сведений о ликвидации этих контрагентов ООО " Б." в установленном законом порядке в Общество на момент уплаты налогов не поступало. О ликвидации указанных организаций стало известно в ходе налоговой проверки после получения ответов на запросы налогового органа, что подтверждается актом выездной налоговой проверки N 12-17/18 от 30.08.2012 г. При получении информации о ликвидации организаций-кредиторов Общество включило бы эту кредиторскую задолженность в налогооблагаемую базу, если не в инкриминируемый, так в следующий налоговый период. Суд признал достоверными показания свидетеля Б. и его жены - О. о том, что он - Манько О.А. сообщал о ликвидации контрагентов и о возможности при этом уклониться от уплаты налогов, но судом не учтено, что Б. незаконно исключил его - Манько О.А. из состава учредителей ООО " Б.", снял его с должности генерального директора, обвинял его - Манько О.А. в избиении, в суде выкрикивал обвинения в его - Манько О.А. адрес и то, что между ними сложились неприязненные отношения подтверждали свидетели Ф. З. М. но эти обстоятельства не были учтены судом. Считает, что Б. О. А. который был назначен на должность генерального директора Общества, оговаривают его - Манько О.А в совершении преступления.

Представителем потерпевшего и гражданского истца Г. представлены возражения на доводы апелляционной жалобы осуждённого Манько О.А, в которых, ссылаясь на несостоятельность приведённых обвиняемым доводов, просит об оставлении их без удовлетворения.

Государственным обвинителем Смирновой О.О. представлены возражения на доводы апелляционных жалоб осуждённого Манько О.А. и представителя потерпевшего и гражданского истца Г. в которых полагает приговор законным, обоснованным, подлежащим оставлению без изменения, доводы апелляционных жалоб как необоснованные просит оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, доводы апелляционных жалоб, заслушав мнения сторон, суд апелляционной инстанции находит приговор как обвинительный законным и обоснованным, но подлежащим отмене в части разрешения заявленного гражданского иска.

Вина Манько О.А. в совершении преступления правильно установлена судом тщательно исследованными доказательствами, анализ которых полно и правильно приведён в приговоре суда, и подтверждается: показаниями потерпевшей К. - " ... " о проведении налоговой проверки ООО " Б." за период 2010 и 2011 г.г., в процессе которой установлено занижение налога на имущество, так как ряд объектов ООО не был учтён в качестве основных средств, установлена также недоимка, сформированная за счёт невключения во внереализационные доходы кредиторской задолженности ООО перед ликвидированными контрагентами, о чём составлен акт, в результате проведённой проверки доначислен налог, принято решение о привлечении ООО к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения; копией решения и.о. начальника МИФНС " ... " N 615 от 08.06.2012 г. о проведении выездной налоговой проверки ООО " Б." по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов за период с 01.01.2010 г. по 31.12.2011 г.; копией акта N 12-17/18 проведённой выездной налоговой проверки ООО " Б." от 30.08.2012 г. с приложениями, в которых отражено занижение налога на имущество за 2010 г. в сумме 581 364 руб. и за 2011 г. в сумме 581 364 руб., так как воздвигнутые ООО объекты недвижимости в виде зданий и сооружений, имевшие признаки основных средств в соответствии с ПБУ 06/01 не были отражены в бухгалтерском учёте и декларациях по налогу на имущество за 2010-2011 гг., стоимость имущества была установлена за счёт аудиторского заключения, представленного ООО. Все декларации в указанный период подписывались Манько О.А., являвшимся генеральным директором ООО " Б.". Также установлено занижение налога на прибыль за 2011 г. в сумме 2 046 359 руб., данная недоимка образовалась в результате того, что за период 2010-2011 гг. у ООО имелась кредиторская задолженность перед ООО " К." в размере 9 205 994руб. и перед ООО " Е." в размере 1 007 480 руб. Указанные компании, как было установлено, были ликвидированы ( соответственно 19.12.2011 г. и 29.04.2011 г. ), с момента ликвидации компаний ООО " Б." должно было внести указанную кредиторскую задолженность во внереализационный доход ( 91 счет) и включить этот доход в налогооблагаемую базу, что не было сделано генеральным директором Манько О.А. при представлении налоговой декларации. В связи с выявленными фактами ООО " Б." был доначислен налог в размере 1 046 359 руб. и по итогам проверки предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль и налогу на имущество за период 2010-2011 гг. в размере 3 220 569 руб. Согласно копии решения МИФНС " ... " N 512018 от 28.09.2012 г. ООО " Б." было привлечено к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения. Судом исследованы копии налоговых деклараций ООО " Б." по налогу на имущество ООО за 2011-2012 гг. от 31.01.2011 г., на прибыль ООО за 2011 г. от 12.03.2012 г., на прибыль ООО за 2010 г. от 25.03.2011 г. ; заключение по результатам исследования документов ООО " Б." от 03.09.2013 г. Вина Манько О.А. в совершении уклонения от уплаты налогов с организации установлена также показаниями специалиста Л. в том числе о некорректной учётной политике ООО " Б.", заключавшейся в отнесении объектов недвижимости ООО к Основным средствам после государственной регистрации права на них, так как объекты капитального строительства, возведённые ООО ( включавшие ёмкости для хранения цемента, бетонно-растворный узел, открытые склады для хранения инертных материалов, закрытый склад для хранения песка, компрессорная, проходная, эстакада, щитовая, административное здание, забор с откатными воротами, бетонированные производственные площадки ) обладали всеми признаками Основных средств и подлежали учёту в налогооблагаемой базе, регистрация права для этого не требовалась. Вина Манько О.А. в умышленном сокрытии объектов налогообложения при представлении налоговых деклараций за период 2010-2011 гг. и представлении заведомо ложных сведений подтверждена также показаниями свидетелей А. Б. О. Ф. Н. М. О. Д., К. Ш. С. Ж., Ч. протоколами очных ставок между Манько О.А. и свидетелями Н. О. Б. Ф. документами из ЕГРЮЛ и УФНС России по СПб относительно ООО " Е.", ООО " К.", имеющих признаки фирм - "однодневок"; иными доказательствами, подробно приведёнными в приговоре суда.

Суд, исследовав предоставленные доказательства, показания осуждённого Манько О.А., как данные им в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, дал правильную оценку исследованным доказательствам и обоснованно пришёл к выводу о наличии достаточных, достоверных и полученных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона доказательств, подтверждающих вину Манько О.А. в совершении преступления - уклонения от уплаты налогов с организации путём включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершённом в крупном размере. Все существенные обстоятельства дела, необходимые для его правильного разрешения, судом установлены полно, всесторонне и объективно, допрошены все необходимые свидетели. Показания свидетелей А. Б. О. Ф. Н. М. О., Д. К. Ш. С. Ж. Ч. а также показания специалиста Л. судом обоснованно признаны достоверными, подтверждающими вину Манько О.А. в совершении преступления. Показания указанных свидетелей и специалиста не содержат каких-либо существенных и не устраненных судом противоречий, согласуются между собой и подтверждаются исследованными судом документами. Судом учтён характер взаимоотношений между Манько О.А. и свидетелями Б. О. А., не установлено убедительных оснований не доверять показаниям указанных свидетелей, чьи показания объективно подтверждены рядом иных доказательств по делу, доводы об оговоре Манько О.А. со стороны указанных свидетелей несостоятельны.

Выводы суда о доказанности вины Манько О.А. соответствуют фактическим данным дела, правильно установленным судом, не вызывают сомнений в их правильности и объективности. Судом первой инстанции надлежащим образом были проверены и оценены показания Манько О.А., обоснованно сделан вывод об отсутствии законных оснований для назначения судебно-экономической экспертизы по делу. Правильно применены нормы действующего законодательства при проверке доводов о расчёте налогооблагаемой базы, обоснованно признаны несостоятельными доводы стороны защиты о том, что налоговым органом неправильно была принята рыночная стоимость имущества, а не первоначальная стоимость имущества. Правильно принято во внимание, что с соблюдением требований ст.ст. 257, 375, 376 НК РФ в качестве основы для расчёта налоговой базы специалистом была принята стоимость имущества, рассчитанная, исходя из данных бухгалтерской отчетности по счету 08.3 за 3 квартал 2012 г., которые в свою очередь были взяты из оборотно-сальдовой ведомости по счету 08.3 " Объекты внеоборотных активов " за 3 квартал 2012 г. ООО " Б.". Также правильно сделан вывод о том, что действующие нормы права о бухгалтерском учёте, Налоговый Кодекс РФ не содержат указаний о необходимости регистрации права собственности на объект для признания его в качестве основного средства, а в соответствии с п. 52 Приказа Минфина РФ от 13.10.2003 г. N 91н ( в редакции от 24.12.2010 г.) " Об утверждении Методических указаний по бухгалтерскому учёту основных средств" с 2011 г. объекты недвижимости, право собственности на которые не зарегистрировано в установленном законом порядке, принимаются к бухгалтерскому учёту в качестве основных средств с выделением на отдельном субсчете к счету учета основных средств. В связи с изложенным доводы осуждённого о том, что намеревался зарегистрировать право собственности на объекты, и только после этого мог включить их в налогооблагаемую базу, несостоятельны. Судом тщательно проверены и надлежащим образом оценены показания свидетелей С. и Ж. о ранее проводившихся налоговых проверках в ООО " Б." в 2010 г. и в 2011 г., обоснованно принято во внимание, что из показаний указанных лиц следует, что на территории ООО уже тогда были обнаружены строения и производственные объекты, отвечающие требованиям об отнесении их к основным средствам, подлежащих налогообложению, но эти объекты не были приняты на баланс, не была подтверждена принадлежность данных объектов конкретному собственнику, не представлены сведения об их стоимости, что не позволило учесть эти объекты при определении стоимости имущества ООО " Б.". Свидетель Ж. поясняла, что проверка уплаты налога на имущество проводилась ею по документам, представленным самим налогоплательщиком, ряд объектов, обладающих свойствами основных средств, не были отражены на "01" счёте бухгалтерского учёта в целях уклонения от налогообложения, при этом могли быть представлены сведения об их аренде. Судом также правильно оценены как несостоятельные доводы подсудимого Манько О.А. о том, что он не был осведомлен о ликвидации контрагентов ООО " К.", ООО " Е.", и поэтому кредиторская задолженность не была внесена во внереализационные доходы. Судом правильно учтено, помимо показаний свидетелей Б. О. А. об осведомленности Манько О.А. об этих обстоятельствах, что самостоятельная проверка кредиторской задолженности путём инвентаризации для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учёта является не правом, а обязанностью организации. В апелляционной жалобе осуждённым Манько О.А. приведены те доводы, которые были проверены судом первой инстанции и которым была дана надлежащая судебная оценка. Доводы апелляционной жалобы осуждённого, направленные на переоценку выводов суда при оценке доказательств, являются несостоятельными и удовлетворению не подлежат.

Действия Манько О.А. судом надлежащим образом квалифицированы по ч.1 ст. 199 УК РФ по мотивам подробно и правильно приведённым в приговоре, основания для постановления оправдательного приговора в отношении Манько О.А. отсутствуют.

При назначении наказания осуждённому Манько О.А. судом должным образом учтены характер, степень общественной опасности совершённого им преступления, данные о личности Манько О.А., предоставленные данные о его семейном положении, состоянии здоровья, правильно учтены все обстоятельства дела, влияющие на назначение наказания в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ. Судом также правильно установлены основания, предусмотренные п. "а" ч.1 ст. 78 УК РФ, и в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности по ч.1 ст. 199 УК РФ Манько О.А. в установленном законом порядке освобождён от назначенного наказания.

Вместе с тем, в части разрешения гражданского иска приговор суда подлежит отмене. Судом установлено, что Манько О.А., являясь генеральным директором ООО " Б." и являясь в соответствии со ст. 91 ГК РФ, ст.ст. 32, 40 ФЗ РФ от 08.02.1998 г. N 14-ФЗ " Об обществах с ограниченной ответственностью" ( с изменениями и дополнениями), ст. 6 ФЗ РФ N 129-ФЗ от 21.11.1996 г. " О бухгалтерском учёте" единоличным исполнительным органом предприятия, уполномоченным без доверенности действовать от имени общества, в том числе представлять его интересы и совершать сделки; являясь ответственным за организацию бухгалтерского учёта и соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций; будучи обязанным в соответствии со ст. 57 Конституции РФ уплачивать законно установленные налоги и сборы, внёс в налоговые декларации заведомо ложные сведения, уклонился от уплаты в крупном размере налогов на имущество организации и налога на прибыль организации, Манько О.А., как установлено приговором, действовал в том числе в личных корыстных целях.

МИФНС " ... " в ходе судебного разбирательства был заявлен гражданский иск к Манько О.А. о взыскании компенсации причинённого имущественного вреда на сумму 4 087 379 рублей, включающую сумму налогов на имущество и прибыль, а также пени и штраф ( т. 6 л.д. 132-133).

Судом при рассмотрении заявленного иска сделан вывод о том, что Манько О.А. не является надлежащим плательщиком по уплате недоимки по налогам, плательщиками указанных налогов являются только юридические лица, обязанность по уплате налогов лежит на ООО " Б.", доказательства использования денежных средств в виде недоимки налогов лично осуждённым отсутствуют. Судом указано, что удовлетворение гражданского иска налогового органа о взыскании неуплаченных ООО " Б." налогов в рамках уголовного дела, возбуждённого по статье 199 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации, за счёт личных средств физического лица, осуждённого по данной статье, фактически влечёт освобождение предприятия от уплаты налогов, что не соответствует требованиям закона, в связи с чем в удовлетворении иска, предъявленного к Манько О.А., судом было отказано.

При принятии данного решения судом не учтено, что в соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, его причинившим.

Данные требования соответствуют положениям ст. 54 УПК РФ, согласно которым в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с ГК РФ несёт ответственность за вред, причинённый преступлением.

Согласно п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 г. N 64 " О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления", истцами по гражданскому иску могут выступать налоговые органы ( пп. 16 п.1 ст. 31 НК РФ) или органы прокуратуры ( ч.3 ст. 44 УПК РФ), а в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с законодательством ( ст.ст. 1064,1068 ГК РФ) несёт ответственность за вред, причинённый преступлением ( ст. 54 УПК РФ).

Согласно приговору Манько О.А. совершил противоправные действия, являясь руководителем организации, имел умысел на уклонение от уплаты налогов и в результате совершенного преступления причинил ущерб бюджету Российской Федерации ( ч.ч.1,2 ст. 124 ГК РФ).

Исходя из фактических обстоятельств дела, установленных судом, ущерб Российской Федерации в виде неуплаченных налогов, пени и штрафа причинён Манько О.А., как физическим лицом, возглавляющим юридическое лицо и в соответствии со ст. 27 НК РФ являвшимся его законным представителем.

Выводы суда о том, что Манько О.А. как физическое лицо не является надлежащим плательщиком налогов юридического лица, в связи с чем в удовлетворении иска судом отказано, не основаны на требованиях закона, поскольку налоговым органом были заявлены исковые требования не о взыскании налогов, а о возмещении ущерба, причинённого преступлением.

При таких обстоятельствах доводы апелляционной жалобы представителя МИФНС " ... " о том, что на основании норм уголовного, уголовно-процессуального, а также гражданского и налогового права ответчиком по уголовному делу по требованиям о возмещении ущерба, причинённого преступлением, должно выступать виновное в совершении преступления физическое лицо, следует признать заслуживающими внимания, решение суда об отказе в удовлетворении исковых требований нельзя признать законным, обоснованным и надлежащим образом мотивированным. На основании п.2 ст. 389.16, ч.1 ст. 389.17, 389.22 УПК РФ приговор суда в части разрешения гражданского иска, заявленного МИФНС " ... " к Манько О.А., подлежит отмене с направлением дела в этой части на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции в порядке гражданского судопроизводства.

При новом судебном рассмотрении гражданского иска суду следует проанализировать в совокупности и взаимосвязи нормы уголовного, уголовно-процессуального, гражданского и налогового законодательства, регламентирующие порядок возмещения ущерба, причинённого преступлением, связанным с уклонением от уплаты налогов и сборов, тщательно проверить доводы стороны обвинения о необходимости распространения данного порядка на осуждённого Манько О.А., обоснованность заявленных к Манько О.А. исковых требований, после чего принять законное, обоснованное и мотивированное решение в рамках гражданского судопроизводства

В остальном приговор суда является законным, обоснованным и справедливым, подлежит оставлению без изменения, доводы апелляционной жалобы осуждённого Манько О.А. как необоснованные подлежат оставлению без удовлетворения, доводы апелляционной жалобы представителя МИФНС " ... " подлежат частичному удовлетворению.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.22, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор судьи Пушкинского районного суда Санкт - Петербурга от 23 сентября 2014 года в отношении Манько О. А. в части разрешения гражданского иска, заявленного МИФНС " ... " к Манько О.А., отменить, дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции в порядке гражданского судопроизводства. В остальном этот же приговор оставить без изменения.

Апелляционную жалобу представителя потерпевшего и гражданского истца Г. удовлетворить частично, апелляционную жалобу осуждённого Манько О.А. оставить без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Президиум Санкт-Петербургского городского суда в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

 

Судья -

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.