Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 23 марта 2015 г. по делу N 33-962/2015 (ключевые темы: срок исковой давности - договор дарения - дарение - психическое состояние - наследственная масса)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 23 марта 2015 г. по делу N 33-962/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Копотева И.Л.,

судей Дубовцева Д.Н., Нургалиева Э.В.,

при секретаре Черновой Т.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г.Ижевске Удмуртской Республики 23 марта 2015 года гражданское дело по апелляционной жалобе представителя ответчика ШСА - СЕГ, ответчика ШАП на решение Первомайского районного суда г.Ижевска от 12 декабря 2014 года, которым исковое заявление Н к ШСА, ШАП о признании доверенности, договора дарения недействительными, включении имущества в наследственную массу удовлетворено.

Признана недействительной доверенность от ДД.ММ.ГГГГ, выданная Г на имя ШАП, нотариально удостоверенная нотариусом "адрес" КНВ, зарегистрированная в реестре за N N.

Признан недействительным договор дарения квартиры, расположенной по адресу: "адрес", заключенный между ШАП, действующим по доверенности от Г, и ШСА от ДД.ММ.ГГГГ N N.

Прекращено зарегистрированное в Управлении Росреестра по УР право собственности ШСА на жилое помещение, квартиру, расположенную по адресу: "адрес".

Жилое помещение, квартира, расположенная по адресу: "адрес", включена в наследственную массу, открывшуюся после смерти Г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Нургалиева Э.В., представителя ответчика ШСА - СЕГ, ответчика ШАП, поддержавших доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Г обратилась в суд с иском к ШСА о признании сделки недействительной.

В обоснование указала, что являлась собственником жилого помещения - однокомнатной квартиры общей площадью 32,5 кв.м, расположенной по адресу: "адрес". В апреле 2011 года от своей племянницы Н она узнала о том, что ДД.ММ.ГГГГ между ней и ШСА был заключен договор дарения вышеуказанной квартиры. В связи с данным обстоятельствам она вынуждена сейчас проживать у своей двоюродной сестры ЯМС и племянницы Н Однако намерения дарить квартиру, а уж тем более незнакомым людям, соседям, которых она фактически не знает, и с которыми ее ничего не связывает, у нее не было. Она хотела, чтобы квартира осталась ее родным, племяннице Н. С ДД.ММ.ГГГГ она является инвалидом II группы, по состоянию здоровья состоит на учете у врачей с различными диагнозами: атеросклеротическая болезнь сердца, хроническая ишемия головного мозга, АГ II ст. Ввиду имеющихся у нее заболеваний, она часто вынуждена принимать лекарства, после приема которых не всегда способна понимать значение своих действий и руководить ими. Кроме того, где-то в 2000 году истец около месяца лежала в ГУЗ и СПЭ "РКПБ М3 УР". О том, как и при каких обстоятельствах она подписывала договор дарения своей квартиры ШСА, не помнит. Как пояснила истцу племянница, регистрация договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ между ней и ответчиком осуществляется Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по УР. Однако ходила ли она туда, также не знает, кроме того, истец находилась под диспансерным наблюдением у психиатра по поводу заболевания, о чем свидетельствует справка, выданная Г ГУЗ и СПЭ "РКПБ М3 УР" от ДД.ММ.ГГГГ. На момент заключения договора дарения она находилась в таком состоянии, когда не была способна понимать значение своих действий и руководить ими, в связи с чем просит признать недействительным договор дарения "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между нею и ШСА ДД.ММ.ГГГГ, и применить последствия недействительности сделки.

В порядке ст. 39 ГПК РФ ДД.ММ.ГГГГ истцом изменено основание иска, истец считает, что договор дарения от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между Г и ШСА, должен быть признан недействительным на основании п. 2 ст. 177 ГК РФ, как сделка, совершенная гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, впоследствии признанным недееспособным.

В судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ к участию в деле в качестве третьего лица было привлечено Управление социальной защиты населения в "адрес".

Впоследствии Г была признана недееспособной, и в её интересах действовала законный представитель, опекун Н

ДД.ММ.ГГГГ Г умерла, что подтверждается свидетельством о смерти I-НИ N N, актовая запись о смерти N N

Определением Первомайского районного суда г. Ижевска от 25 июня 2013 года произведена замена умершего истца на его правопреемника - Н. Апелляционным определением Верховного суда УР от 14 августа 2013 года указанное определение оставлено без изменения.

Определением Первомайского районного суда г. Ижевска от 15 июля 2013 года к участию в деле в качестве третьего лица привлечен ШАП.

В судебном заседании 03 апреля 2014 года к участию в деле в качестве третьего лица привлечена нотариус "адрес" ДВК

В порядке ст. 39 ГПК РФ 29 августа 2013 года истцом дополнен предмет иска, истец просит признать сделку дарения квартиры по адресу: "адрес" недействительной, а также признать недействительной доверенность, выданную ДД.ММ.ГГГГ Г на имя ШАП. Прекратить право собственности ШСА на квартиру по адресу: "адрес". Включить квартиру по адресу: "адрес" в наследственную массу.

В судебном заседании 20 февраля 2014 года ШАП привлечен к участию в деле в качестве соответчика.

В судебном заседании 13 ноября 2014 года к участию в деле в качестве третьего лица привлечена нотариус "адрес" КИВ

Дело рассмотрено в отсутствие истца Н, извещенной о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, просившей рассмотреть дело в её отсутствие, с участием её представителя.

В судебном заседании представитель истца ТЕЮ, действующая на основании доверенности, уточненные исковые требования поддержала.

Дело рассмотрено в отсутствие ответчика ШСА, извещенной о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом.

В судебном заседании представитель ответчика ШСА - СЕГ, действующая на основании доверенности, исковые требования не признала.

В судебном заседании ответчик ШАП исковые требования не признал.

Ответчики ШСА и ШАП заявили о пропуске истцом срока исковой давности по требованию об оспаривании доверенности выданной Г на имя ШАП Указывают, что срок необходимо исчислять с момента назначения Н опекуном Г, то есть с ДД.ММ.ГГГГ, когда у Н возникли полномочия на подачу иска от имени Г Исковые требования о признании доверенности недействительной предъявлены к ШСА ДД.ММ.ГГГГ (по истечении 1 года 5 месяцев), а к ШАП - ДД.ММ.ГГГГ (по истечении 1 года 11 месяцев).

В соответствии со ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие представителей третьих лиц Управления Росреестра по УР, УСЗН в "адрес", нотариусов "адрес" ДВК, КИВ, извещенных о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, просивших рассмотреть дело в их отсутствие.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель ответчика ШСА - СЕГ и ответчик ШАП просят решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Не согласны с выводом суда о том, что экспертное заключение является одним из важных видов доказательств по делу, поскольку по правилам ст.67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Указывают, что вопросы оценки обстоятельств и показаний свидетелей не относятся к компетенции экспертов, поскольку не требуют специальных познаний. Оценка доказательств является правовым вопросом, разрешение которого является обязанностью суда. Вопросы правового характера не могут быть возложены на разрешение экспертов. Кроме того, в материалах дела содержатся показания свидетелей, сообщающих взаимно исключающие данные о психическом состоянии Г, а медицинских документов, содержащих такие сведения, экспертам оказалось не достаточно. Считают, что выводы экспертов носят вероятностный характер.

Также считают, что суд, в нарушение п.1 ст.12 ГПК РФ, поставил истца в преимущественное положение по сравнению с ответчиком, чем нарушил принцип состязательности и равноправия сторон. Показания свидетелей судом не проанализированы, не сопоставлены с другими доказательствами в деле.

Кроме того, считают, что истцом пропущен срок исковой давности по требованию о признании доверенности, выданной ДД.ММ.ГГГГ Г на имя ШАП, недействительной. При рассмотрении заявления о пропуске Н срока исковой давности судом сделаны выводы, не соответствующие обстоятельствам дела. Восстанавливая срок, суд нарушил нормы материального и процессуального права.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель истца ТЕЮ указывает на ее необоснованность.

На основании ст.ст. 167, 327 ГПК РФ дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие истца Н, ответчика ШСА, третьих лиц нотариуса ДВК, Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по УР, УСЗН в "адрес", извещенных о времени и месте рассмотрения дела, и о причинах своей неявки суд апелляционной инстанции неизвестивших, третьего лица нотариуса КИВ, просившей рассмотреть дело в её отсутствие.

Изучив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела Г. на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного с БДВ., принадлежала однокомнатная квартира по адресу: "адрес".

Решением Первомайского районного суда г.Ижевска от 08 июля 2011 года удостоверен факт родственных отношений между Н и Г

Согласно завещанию Г. от ДД.ММ.ГГГГ, удостоверенному нотариусом "адрес", Г сделала распоряжение о том, что все имущество, которое окажется на день смерти ей принадлежащим, где бы оно ни находилось и в чем бы оно ни выражалось, она завещает Н

ДД.ММ.ГГГГ нотариусом "адрес" КНВ была удостоверена доверенность, которой Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уполномочила ШАП., подарить на условиях по усмотрению поверенного ШСА принадлежащую Г квартиру, находящуюся по адресу: "адрес" Доверенность зарегистрирована в реестре за N N.

По договору дарения от ДД.ММ.ГГГГ, заключенному между Г., от имени которой по доверенности действует ШСА.П. (даритель), и ШСА (одаряемая), даритель передал безвозмездно, а одаряемая приняла в дар по настоящему договору в собственность квартиру, находящуюся по адресу: "адрес". Договор и переход права собственности зарегистрированы в установленном законом порядке ДД.ММ.ГГГГ.

Вступившим в законную силу 06 декабря 2011 года решением Первомайского районного суда г. Ижевска от 25 ноября 2011 года Г признана недееспособной.

На основании акта Управления социальной защиты населения в "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ N опекуном Г назначена родственница Н

Г ДД.ММ.ГГГГ года рождения, умерла ДД.ММ.ГГГГ.

Разрешая спор, суд руководствовался ст.35 Конституции РФ, ст.ст.166, 167, 177, 181, 182, 185, 195, 203, 205, 572, 1111, 1112 ГК РФ, Федеральным законом от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 24 июня 2008 года N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству", и пришел к выводу о том, что Г на момент выдачи доверенности ДД.ММ.ГГГГ, заключения договора дарения ДД.ММ.ГГГГ не могла понимать значение своих действий и руководить ими, что является основанием для признания сделок недействительными. Суд применил последствия недействительности сделки дарения прекартив право собственности ШСА на спорное жилое помещение и включивего в наследственную массу, открывшуюся после смерти ГСрок исковой давности по требованию об оспаривании доверенности пропущен по уважительным причинам.

С выводами суда в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на нее судебная коллегия соглашается.

В силу п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии со ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

В статье 167 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) предусмотрено, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Исходя из пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В соответствии с п. 1 ст. 182 ГК РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами (п. 1 ст. 185 ГК РФ)

По смыслу п. 1 ст. 185 ГК РФ во взаимосвязи со статьями 167, 177, 153, 154 ГК РФ выдача одним лицом другому доверенности для представительства перед третьими лицами по своей юридической природе является односторонней сделкой, которая может быть признана судом недействительной по заявлению заинтересованного лица, если установлено, что гражданин, выдавший соответствующую доверенность, не был способен понимать значение своих действий или руководить ими в момент совершения указанной сделки.

Определением Первомайского районного суда г. Ижевска от 07 мая 2014 по делу была назначена посмертная судебная психиатрическая экспертиза, проведение которой было поручено экспертам ФГБУ "ГНЦССП им. В.П. Сербского" Минздрава России.

В соответствии с заключением судебно-психиатрической комиссии экспертов ФГБУ "ГНЦССП им. В.П. Сербского" Минздрава России от ДД.ММ.ГГГГ N N Г при жизни страдала психическим расстройством в форме сосудистой деменции (слабоумия) (F 01.9 по МКБ-10, ответ на часть вопроса N1). Об этом свидетельствуют данные анамнеза о перенесенном в 1979 году соматогенном психозе, характеризующемся нарушением сознания, тревогой, страхами, подозрительностью, слуховыми галлюцинациями, сенестопатическими ощущениями, а также появившимися личностными особенностями (замкнутость, малообщительность) и ослаблением памяти. Также сведения о многолетнем течении у Г сосудистого процесса (гипертонической болезни, атеросклеротического процесса, в том числе с поражением сосудов головного мозга, хронической ишемии головного мозга, сахарного диабета) с формированием синдрома дисциркуляторной энцефалопатии, что сопровождалось церебрастенической симптоматикой (общая слабость, головные боли, постоянное головокружение, шум в голове, нарушения сна), эмоционально-волевыми (эмоциональная неустойчивость, колебания настроения, слабодушие) и нарастающими интеллектуально-мнестическими расстройствами. Как показывает анализ медицинской документации, впервые снижение памяти, появление забывчивости отмечается после перенесенного соматогенного психоза, в дальнейшем на фоне текущего сосудистого процесса терапевтом ДД.ММ.ГГГГ фиксировалось снижение памяти, ДД.ММ.ГГГГ указывалось, что память снижается, при этом диагноз отражал нарастание проявлений дисциркуляторной энцефалопатии (2-3 ст.). При осмотре психиатром ДД.ММ.ГГГГ отмечается резкое снижение памяти в течение последнего года, описывается значительное снижение памяти, интеллекта, амнестическая дезориентировка с установлением диагноза: "Сосудистая деменция с нарушением высших корковых функций". Неврологом ДД.ММ.ГГГГ указывается на выраженный психоорганический синдром (нарушение интеллекта, памяти, внимания, аффективности, восприятия окружающего - со снижением или отсутствием способности охватить ситуацию целиком). При опросе Г в суде ДД.ММ.ГГГГ также выявились выраженные нарушения памяти (не могла назвать место проживания, на вопрос о размере пенсии ответила, что "больше сотни"). Экспертами при проведении экспертизы ДД.ММ.ГГГГ было выявлено резкое интеллектуально-мнестическое снижение ("не всегда осмысливала вопросы", "отвечала невпопад", "четко сформулировать ответ не могла, путалась", мышление было конкретное, торпидное, была истощаема, описаны выраженные нарушения памяти, критики к своему состоянию не было, резко был снижен круг интересов, не ориентировалась в ситуации), что дало основание для диагностирования у Г деменции (слабоумия), и признания ее недееспособной. Из представленных аудио и видеозаписей от ДД.ММ.ГГГГ также следует наличие аффективной неустойчивости (легко давала реакции раздражения), интеллектуально-мнестических расстройств (не узнавала племянницу, сына ответчицы, повторяла одни и те же вопросы, не фиксировала текущие события, не способна была оценить ситуацию). Ответчики ШСА, ШАП, а также свидетели КНЕ, КЛА, ШЕС, КСИ, УЗА, ЯТИ, ШЕП, ПЕВ, МЛИ каких-либо нарушений психики, странностей в поведении у Г не отмечали (т. 3, л. д. 191-195, 207-208; т. 1, л. д. 148-151, 151-153, 242-243, 244-246; т. 3, л. д. 33-34, 34-35, 35-38, 115, 203-204). Истица Н, свидетели КНБ, ШАГ. НРМ, ХЗМ, МВП, КТС, ШНЛ, МГН. ЛЛВ в своих показаниях указывают на выраженные нарушения психики в вше нарушений памяти (не узнавала, называла другими именами, говорила одно и то же, забывала выключить воду, газ, теряла деньги, ключи и т. д.), навыков личной гигиены, страхов (постоянно чего-то боялась), идей ущерба, преследования (боялась, что ее ограбят, украдут холодильник, отберут квартиру; говорила, что в окна на нее смотрят, завешивала окна и др.) (т. 3, л. д. 205-207; т. 1, л. д. 154-159, 236-239; т. 3, л. д. 38-39; т. 1, л. д. 239-241, 241- 242; т. 3, л. д. 39-42, 116-118, 118-119, 199-200, 200-203). Таким образом, учитывая, что психическое расстройство (сосудистая деменция) Г имело постепенный, прогрессирующий характер (указаний на острое начало в представленных материалах не содержится), в ближайший к сделке период ( ДД.ММ.ГГГГ) было выявлено выраженное интеллектуально-мнестическое снижение, следует полагать, что в юридически значимый период у Г также имелись признаки слабоумия (сосудистая деменция), что лишало ее способности понимать значение своих действий и руководить ими на момент выдачи доверенности ДД.ММ.ГГГГ, заключения договора дарения ДД.ММ.ГГГГ (ответ на вопросы NN 2, 3, 4). Ввиду недостаточности данных о психическом состоянии Г в предыдущие периоды, указать, с какого точно времени у нее сформировались признаки сосудистой деменции, не представляется возможным (ответ на вторую часть вопроса N 1).

Экспертиза проводилась с учетом материалов дела, в том числе медицинских документов, показаний свидетелей, объяснений сторон, аудио- и видеозаписи, материалов проверки КУСП N от ДД.ММ.ГГГГ, материалов личного дела недееспособной Г N N, дневника посещения социальным работником Г Оснований сомневаться в научных выводах комиссии экспертов у суда первой инстанции не имелось, поскольку заключение комиссии составлено и подписано специалистами в области судебной психиатрии, имеющими длительный стаж работы по специальности и стаж экспертной работы. Само по себе экспертное заключение полностью соответствует нормам ГПК РФ, предъявляемым к экспертным заключениям. Выводы комиссии экспертов отражены достаточно ясно и полно с учетом тех вопросов, которые поставлены в определении суда от ДД.ММ.ГГГГ. Оснований для сомнения в их правильности и в беспристрастности и объективности экспертного учреждения, проводившего исследование, у судебной коллегии также отсутствуют. Доказательств, указывающих на недостоверность проведенной экспертизы, либо ставящих под сомнение ее выводы, в ходе судебного разбирательства не представлено.

В соответствии со ст. 86 ГПК РФ экспертное заключение является одним из важных видов доказательств по делу, поскольку оно отличается использованием специальных познаний и научными методами исследования, тем не менее, суд при наличии в материалах рассматриваемого дела заключения эксперта не может пренебрегать иными добытыми по делу доказательствами, в связи с чем законодателем в ст. 67 ГПК РФ закреплено правило о том, что ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленной силы, а в положениях ч. 3 ст. 86ГПК РФ отмечено, что заключение эксперта для суда необязательно и оценивается наряду с другими доказательствами.

Суд правомерно оценил заключение экспертов в совокупности с иными доказательствами по делу.

Заключение судебной экспертизы согласуется с объяснениями истца, показаниями свидетелей свидетелей КНЮ, ШАГ. НРМ, ХЗМ, МВП, КТС, ШНЛ, МГН, ЛЛВ, которые доказывают снижение критических способностей истца на момент совершения оспариваемой сделки.

К свидетельским показаниям КНЕ, КЛА, ШЕС, КСИ, УЗА, ЯТИ, ШЕП, ПЕВ, МЛИ суд первой инстанции отнесся критически, поскольку у суда возникли сомнения в правильности восприятия ими психического состояния умершей, и отражали их степень заблуждение относительно возможности умершей осознавать характер совершаемых ею действий.

Доводы жалобы о том, что показания свидетелей судом не проанализированы, не сопоставлены с другими доказательствами в деле, являются несостоятельными. Все показания свидетелей приведены в решении суда и им дана надлежащая оценка.

Несогласие заявителя жалобы с оценкой показаний свидетелей, ссылка на их заинтересованность, основанием для отмены решения суда не является.

Показания свидетелей также были предметом исследования при проведении экспертизы. При этом судебная коллегия принимает во внимание, что наличие или отсутствие психического заболевания, а также возможность или невозможность понимать значение своих действий свидетели подтвердить не могут, поскольку специальными познаниями в области психиатрии они не обладают, и не могут в полном объеме оценить психическое состояние истца.

Дав оценку указанному экспертному заключению в совокупности с другими доказательствами, в том числе, показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей, суд пришел к обоснованному выводу о том, что Г, выдавая ШАП доверенность от ДД.ММ.ГГГГ на совершение дарения принадлежащей ей квартиры в пользу ШСА, а также на момент совершения договора дарения, не осознавалазначения своих действий и не могла руководить ими, что является основанием для признания доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, а также договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ, совершенного по указанной доверенности недействительными и применении последствий недействительности сделок в виде прекращения права собственности ШСА на квартиру и включении квартиры в наследственную массу.

Доводы жалобы о том, что выводы экспертов носят вероятностный характер, несостоятельны. Учитывая примененный экспертами в заключении речевой оборот "Таким образом, учитывая, что психическое расстройство (сосудистая деменция) Г имело постепенный, прогрессирующий характер ... ,следует полагать, что в юридически значимый период у Г также имелись признаки слабоумия (сосудистая деменция), что лишало ее способности понимать значение своих действий и руководить ими ... ", судебная коллегия приходит к выводу, что эксперты сделали категоричный вывод, что в момент совершения оспариваемых сделок Г не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Довод апелляционной жалобы, о том, что суд нарушил принцип состязательности и равноправия сторон не обоснован и подлежит отклонению. Нормы процессуального права судом не нарушены.

Из разъяснений, содержащихся в абз. 2 п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 N 11 "О подготовке дел к судебному разбирательству", следует, что поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.

В соответствии со ст. 177 ГК РФ в редакциидействовавшей на момент составления оспариваемой доверенности и договора дарения.

Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения (ч.1).

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (ч.2).

Первоначально истец Г обратилась с иском по основаниям ч.1 ст. 177 ГК РФ. Впоследствии ее опекун изменил основание иска на ч.2 ст.177 ГК РФ. Между тем по ч.2 ст.177 ГК РФ опекун обращается с самостоятельным иском от своего имени. Поскольку опекун в деле представлял интересы истца, являясь ее законным представителем, а не являлся самостоятельным истцом, и после смерти истца Г судом произведена замена истца правопреемником Н, то исходя из фактических обстоятельств дела, подлежат применению положения ч.1 ст. 177 ГК РФ.

Ссылка судом на положения ч.2 ст.177 ГК РФ не повлекла принятие неправильного решения. Предметом судебного разбирательства по настоящему делу являлись требования истца о признании сделок недействительными как совершенные лицом хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. Суд рассмотрел дело по указанному предмету.

Доводы апелляционной жалобы о том, что истцом пропущен срок исковой давности по требованию о признании доверенности недействительной, также подлежит отклонению.

В силу ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Согласно п. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В соответствии со ст. 203 ГК РФ (в редакции, действовавшей на день возникновения правоотношений) течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

К требованиям о признании доверенности на дарение спорной квартиры по основаниям ст. 177 ГК РФ (оспоримой сделки) применяются общие положения о сроке исковой давности.

Исходя из содержания п. 1 ст. 177, п. 2 ст. 181 ГК РФ течение срока исковой давности по требованию о признании недействительной сделки, совершенной гражданином, начинается со дня, когда истец узнал об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки по оформлению доверенности недействительной.

В момент оформления доверенности от ДД.ММ.ГГГГи договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ Г не была способна понимать значение своих действий и руководить ими. Решением Первомайского районного суда г. Ижевска от 25 ноября 2011 года вступившим в силу 06 декабря 2011 года она признана недееспособной.В иске Г указывает на то, что не помнит обстоятельства подписания договора дарения. Учитывая эти обстоятельства, в связи с психическим состоянием здоровья Г с момента оформления доверенности от ДД.ММ.ГГГГ до признания недееспособной,она не могла узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания доверенностинедействительной, следовательно, срок исковой давности для оспаривания доверенности для Г в этот период течь не начал,

Лицо, признанное недееспособным, не может самостоятельно выразить свою волю, поскольку не понимает значение своих действий и не может руководить ими, а для обращения в суд требовалось назначение опекуна.

ДД.ММ.ГГГГ Н назначена опекуном Г и в силу

Согласно ч. 1 ст. 52 ГПК РФ права, свободы и законные интересы недееспособных или не обладающих полной дееспособностью граждан защищают в суде их родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

О наличии оспариваемой доверенности Н знала по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ, что следует из ее обращения в ОМ N УВД "адрес" с доводами о мошеннических действиях со стороны ШСА в отношении квартиры Г

Между тем обратиться в суд с требованиями об оспаривании доверенности по основаниям ст. 177 ГК РФ Н, как законный представитель Г,могла только после назначения ее опекуном, то есть с ДД.ММ.ГГГГ.Следовательно, срок исковой давности по данному требованию начал течь с ДД.ММ.ГГГГ и истек ДД.ММ.ГГГГ.

Требование об оспаривании доверенности заявлено к ответчику ШСА ДД.ММ.ГГГГ, ШАП привлечен к участию в деле в качестве соответчика ДД.ММ.ГГГГ. Таким образом,по требованиям об оспаривании доверенности истец пропустила срок исковой давности.

Вместе с тем в соответствии со статьей 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

В письменных возражениях относительно заявления о применении срока исковой давности представитель истца Н указывает, что поскольку Г в силу психического состояния не могла понимать значение своих действий на момент оформления доверенности и о доверенности не знала, то необходимо исходить из того, что наследник Н могла заявить исковые требования об оспаривании доверенности лишь после привлечения ее к участию в деле в качестве правопреемника.В данных возражениях, по сути, указываются уважительные причины пропуска срока исковой давности.

Как указано в пункте 26 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 года N 15, Пленума ВАС РФ от 15 ноября 2001 года N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и уважительных причин (еслиистцом является физическое лицо) для восстановления этого срока не имеется, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Поскольку после смерти Г полномочия опекуна прекратились, то в период с момента смерти Г, с ДД.ММ.ГГГГ, до замены истца правопреемником ДД.ММ.ГГГГ, то есть 1 год 22 дня, Н не могла обратиться в суд с требованием об оспаривании доверенности, поскольку не являлась участником процесса. Поэтому этот период судебная коллегия относит к уважительной причине пропуска срока исковой давности. Причины пропуска срока исковой давности имели место в последние шесть месяцев срока давности.За исключением указанного периода, годичный срок обращения в суд истекает ДД.ММ.ГГГГ.

Учитывая дату заявления требования об оспаривании доверенности - ДД.ММ.ГГГГ, и дату привлечения ШАП к участию в деле в качестве соответчика - ДД.ММ.ГГГГ, судебная коллегия приходит к выводу, что срок исковой давности Н по требованиям к обоим ответчикам об оспаривании доверенности пропущен по уважительной причине и подлежит восстановлению. Доводы жалобы в этой части несостоятельны.

Доводы жалобы фактически направлены на переоценку выводов, сделанных судом первой инстанции, отражают субъективную оценку представителя ответчика имеющихся в деле доказательств и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали бы выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судебной коллегией несостоятельными и не могут служить основанием для отмены оспариваемого решения.

Выводы суда первой инстанции подробно мотивированы, основаны на представленных доказательствах, которым дана надлежащая оценка. Нарушения требований ст. 67 ГПК РФ судом первой инстанции не допущено. Правильность оценки судом доказательств, в том числе их достаточность, судебной коллегией проверена. Судебная коллегия соглашается с данной судом первой инстанции оценкой доказательств, поэтому доводы апелляционной жалобы, направленные на иную оценку доказательств, не могут являться основанием для отмены решения суда.

Таким образом, обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба, которая не содержит предусмотренных статьей 330 ГПК РФ оснований для отмены решения, - оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Первомайского районного суда г.Ижевска Удмуртской Республики от 12 декабря 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

 

Председательствующий И.Л. Копотев

 

Судьи Д.Н. Дубовцев

Э.В. Нургалиев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.