Апелляционное определение СК по гражданским делам Новосибирского областного суда от 29 января 2015 г. по делу N 33-391/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Новосибирского областного суда от 29 января 2015 г. по делу N 33-391/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

Председательствующего Зуевой С.М.

Судей: Разуваевой А.Л., Хоменко С.Б.

При секретаре Низаметовой О.С.

рассмотрев в открытом судебном заседании в "адрес" ДД.ММ.ГГГГ дело по апелляционной жалобе представителя Курилова М. Е. - Фирсовой С. А. на решение Октябрьского районного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Курилова М. Е. к Индивидуальному предпринимателю Играновой Н. А. о признании недействительным договора уступки прав требования отказать.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Зуевой С.М., объяснения представителя Курилова М.Е. - Фирсовой С.А., объяснения представителя ООО "Росгосстрах" - Богданова И.В., объяснения представителя ИП Играновой Н.А. - Петрина А.И., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Курилов Максим Евгеньевич обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Играновой Наталии Андреевне о признании недействительным договора уступки прав требования.

В обоснование указал, что им было подано исковое заявление к ООО "Росгосстрах" о взыскании невыплаченной части страхового возмещения.

ООО "Росгосстрах" в ходе судебного разбирательства было заявлено ходатайство о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица ИП Играновой Н. А. и предоставлены копия уведомления о замене кредитора от ДД.ММ.ГГГГ и копия договора уступки прав (требования) от 03.12.2013.

В ноябре 2013 он обратился к ООО "Росгосстрах" с требованием о возмещении причиненного в результате ДТП ущерба. По результатам осмотра транспортного средства истца, состоявшегося 22.1 1.2013, что подтверждается соответствующим актом осмотра транспортного средства N N, ООО "Росгосстрах", признав случай страховым, определил страховую выплату в размере 20 197,47 рублей.

При его обращении ДД.ММ.ГГГГ в Филиал ООО "Росгосстрах" "адрес" с письменным заявлением о получении страховой выплаты сотрудники ООО "Росгосстрах" пояснили, что получить страховую выплату можно только после подписания ряда внутренних документов, в том числе, договора уступки (прав) требования от 03.12.2013. Было сказано, что в противном случае для получения денежных средств придется обращаться в "адрес", где находится отдел урегулирования убытков.

Не обладая юридическими познаниями в части необходимых для получения страховой выплаты документов, он подписал в ООО "Росгосстрах" какие-то документы, в том числе, договор уступки права (требования). При этом, не осознавая правовых последствий такого подписания, не имел действительного намерения передать права (требования) на получение полной страховой выплаты другому лицу, поскольку на дату подписания спорного договора уступки права требования) он уже обратился в оценочную компанию ООО " "данные изъяты"" с целью составления отчёта о действительной рыночной стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, что подтверждается чеком, выданным ООО "Гарант" от 30.11.2013.

Кроме этого, договор уступки права (требования) подписан со стороны ИП Играновой Н.А. с помощью факсимильного воспроизведения ее подписи сотрудником ООО "Росгосстрах". Саму Игранову Н.А. он никогда не видел и с ней не общался. Реквизитов индивидуального предпринимателя - цессионария, кроме ИНН и ОГРНИП, в Договоре также не указано.

В нарушение пункта 2 статьи 385 Гражданского кодекса РФ он не передавал ИП Играновой Н.И. документов, удостоверяющих право требования полной страховой выплаты - оригинал отчета об оценке стоимости восстановительного ремонта, или иные документы, в которых содержится расчет полной стоимости восстановительного ремонта транспортного средства истца.

При подписании договора уступки права (требования) в месте нахождения ООО "Росгосстрах" заблуждался относительно природы сделки, денежных средств за уступаемое право он не получал.

Просил признать договор уступки прав (требования) от 03.12.2013, заключенный между Куриловым М.Е. и Индивидуальным предпринимателем Играновой Н. А., недействительным.

Судом постановлено вышеуказанное решение, с которым Курилов М.Е. не согласен и в апелляционной жалобе его представитель Фирсова С. А. просит решение суда отменить, принять новое решение, удовлетворив исковые требования в полном объёме.

Утверждает, что у истца отсутствовало намерение на создание правовых последствий, для сделки данного вида, не было интереса в намерении уступить свои права (требования) к ООО "Росгосстрах".

По мнению апеллянта, факт заключения договора на оказание юридических услуг гражданского дела в суде и проведение альтернативной оценки ущерба автомобиля до даты подписания договора уступки прав (требования) свидетельствуют о том, что в момент подписания истцом спорного договора уступки прав (требования) у него отсутствовало намерение исполнять данный договор, и воля на прекращение своих прав (требования) к ООО "Росгосстрах" в части взыскания полной страховой выплаты по убытку в результате ДТП от 08.11.2013.

Не согласившись с выводами суда, указывает, что истец не ссылался на то, что мотивом подписания документов, представленных ему в страховой компании, служила возможность ускорить получение страховой выплаты.

Считая сделку мнимой, указывает, что у ответчика отсутствовало намерение её исполнять.

Полагает, что суд не дал должной оценки документам, представленным в материалы дела со стороны ООО "Росгосстрах", свидетельствующим о том, что в тексте доверенности не содержится информация о том, что Петрин А.И. уполномочен представлять интересы ИП Играновой Н.А. перед коммерческими организациями, которой также является ООО "Росгосстрах", в которую было подано уведомление о замене кредитора, подписанное со сторона ответчика представителем Петриным А.И.

Указывает, что суд первой инстанции не учёл, что сама уступка прав противоречила закону в части получения полной страховой выплаты и полного возмещения убытков.

Также считает, что судом сделан необоснованный вывод о том, что сторонами была соблюдена форма сделки.

Проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с частями 1,2 статьи 327.1 ГПК РФ - в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для её удовлетворения и отмены решения суда.

Согласно п.1 ст. 1079 ГК Российской Федерации обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источников повышенной опасности.

В соответствии с п. 1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В силу ч. 1 ст. 931 ГК РФ по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которого такая ответственность может быть возложена.

Согласно ч. 4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Страхование риска наступления гражданской ответственности при использовании транспортного средства осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом от 25.04.2002 N 40-ФЗ.

Согласно п. 2.1 ст. 12 ФЗ от 25 апреля 2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" размер подлежащих возмещению убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется в случае повреждения имущества потерпевшего - в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ произошло ДТП с участием истца Курилова М.И., управлявшего автомобилем "данные изъяты", госномер N и водителя Савченко А.Н., управлявшего автомобилем "данные изъяты", госномер N 154, и признанного виновным в данном ДТП, ответственность которого была застрахована в ООО "Росгосстрах".

После ДТП, истец Курилов М.Е. обратился в ООО "Росгосстрах" по вопросу выплаты страхового возмещения.

Согласно п. 1,2 ст. 382 ГК право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть им передано другому лицу по сделке. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника.

ДД.ММ.ГГГГ между истцом Куриловым М.Е. (цедент) и ответчиком ИП Играновой Н.А, (цессионарий) был заключён договор уступки прав (требования), согласно которому цедент передает, а цессионарий принимает право (требование) цедента к должнику в объёме, составляющем страховую выплату (в случае признания случая страховым) по убытку N в пределах стоимости восстановительного ремонта с учетом требований Федерального Закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", а также все иные права, обеспечивающие исполнение обязательств, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

За уступаемые права (требования), указанные в п. 1.1 настоящего договора Цессионарий выплачивает Цеденту денежные средства в размере 20 197 рублей 47 коп. в течение 15 рабочих дней с момента подписания договора. Уступаемое по настоящему договору право переходит к цессионарию на дату заключения договора. При заключении договора Цедент подтверждает, что является потерпевшим в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего ДД.ММ.ГГГГ по адресу "адрес", имеет право требования к ООО "Росгосстрах" о возмещении вреда, причиненного принадлежащему ему на законном основании автомобилю в результате ДТП. Ему разъяснены и понятны последствия заключения договора. Договор вступает в силу со дня его подписания Цедентом и Цессионарием.

Истец просил признать указанный договор уступки прав (требования), заключённый ДД.ММ.ГГГГ недействительным, ссылаясь одновременно на несколько оснований: мнимость сделки (ст.170 ГК РФ), противоречие закону (ст.168 ГК РФ), несоблюдение формы сделки (ст.162 ГК), заблуждение (ст.178 ГГК РФ).

Разрешая спор, суд первой инстанции, оценив представленные доказательства в совокупности, пришёл к выводу, что истцом не представлено доказательств в обоснование своих доводов, оснований для признания сделки недействительной судом не установлено, в связи с чем, в удовлетворении исковых требований должно быть отказано.

Данный вывод суда основан на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам статьи 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Не соглашаясь с выводами суда, в апелляционной жалобе представитель истца Курилова М.Е. - Фирсова С.А. настаивает на том, что в момент подписания истцом спорного договора уступки прав (требования) у него отсутствовало намерение исполнять данный договор и воля на прекращение своих прав (требования) к ООО "Росгосстрах" в части взыскания полной страховой выплаты по убытку в результате ДТП.

В силу положений части 2 статьи 1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основании договора и в определении любых, не противоречащих законодательству условий договора.

Аналогичные правила содержатся и в статье 421 ГК РФ, согласно которой граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами статья (422 Гражданского кодекса РФ).

Следовательно, руководствуясь приведенными нормами права, исходя из согласованных сторонами условий договора уступки прав (требования) от 03.12.2013, судебная коллегия считает, что истец Курилов М.Е. реализовал свое право, заключил сделку по передаче прав требований к ООО "Росгосстрах".

Согласно статье 956 Гражданского кодекса Российской Федерации страхователь вправе заменить выгодоприобретателя, названного в договоре страхования, другим лицом, письменно уведомив об этом страховщика. Замена выгодоприобретателя по договору личного страхования, назначенного с согласия застрахованного лица (пункт 2 статьи 934), допускается лишь с согласия этого лица.

Выгодоприобретатель не может быть заменен другим лицом после того, как он выполнил какую-либо из обязанностей пи договору страхования или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения или страховой суммы.

Между тем заложенный в указанной статье правовой смысл утрачивается без содержания его абзаца 1, согласно которому страхователь вправе заменить выгодоприобретателя, названного в договоре страхования, другим лицом, письменно уведомив об этом страховщика. Таким образом, названная норма ограничивает право лишь страхователя на замену выгодоприобретателя, не допуская такую замену после совершения последним действий, направленных на выполнение обязанностей по договору страхования, или после предъявления соответствующего требования страховщику. Выгодоприобретатель - это лицо, в пользу которого заключается договор страхования и которому страхователь обязан выплатить страховое возмещение в случае причинения ему вреда. Особенностью его правового положения является то, что, не будучи в договоре страхования стороной, он приобретает права, которыми наделил его страхователь.

Запрет замены выгодоприобретателя не действует, если на замену согласен сам выгодоприобретатель (пункт 2 статьи 430 Кодекса).

В соответствии с главой 24 Гражданского кодекса Российской Федерации выгодоприобретатель сам вправе заменить себя на другого выгодоприобретателя на любой стадии исполнения договора страхования, если это не противоречит закону или договору.

Таким образом, данная норма не касается случая переуступки своего права требования самим выгодоприобретателем другому лицу, что имело место в настоящем споре. Следовательно, положения статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежат применению в спорных правоотношениях.

Сделками в силу статьи 153 ГК РФ признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Утверждения стороны истца относительно недействительности заключенного соглашения, судебная коллегия находит также несостоятельными.

Исходя из норм ст.ст.1, 420, 421, 432 ГК РФ, установленных обстоятельств дела, судебная коллегия приходит к выводу о том, что согласие на передачу прав (требования) к ООО "Росгосстрах", связанных с произошедшим страховым случаем было выражено Куриловым М.Е. путём подписания спорного договора с ИП Играновой Н.А. 03.12.2013, условия которого были приняты Куриловым М.Е добровольно, о чем свидетельствует его подпись в договоре. Истец на стадии заключения спорного договора располагал полной информацией о существенных его условиях, добровольно в соответствии со своим волеизъявлением принял на себя все права и обязанности, определенные договором, в связи чем, оснований, свидетельствующих о недействительности договора, - не установлено.

Согласно ст.ст.56, 57 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, при этом обязанность представить в суд соответствующие доказательства законом возложена на стороны и лиц, участвующих в деле.

Доказательств, подтверждающих, что истец при заключении договора был введен в заблуждение, к нему было применено давление, суду так же не представлено.

В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 160 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 06 апреля 2011 года N 65-ФЗ) сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными п. п. 2 и 3 ст. 434 настоящего Кодекса. Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки (п. 1 ст. 162). Использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронной подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Из материалов дела следует, что воспроизведение подписи и печати ИП Играновой Н.А. в оспариваемом договоре совершено при помощи средств механического копирования. Истец при подписании договора видел имевшиеся в договоре печать и подпись ИП Играновой Н.А. и, подписав его, выразил согласие на использование последней при совершении сделки средств механического копирования.

При указанных обстоятельствах, а также в связи с тем, что факт заключения договора ответчиком ИП Играновой Н.А. не оспаривался, наличие в договоре уступки прав подписи ответчика, выполненной с использованием средств механического копирования, не свидетельствует о недействительности договора.

Таким образом, суд обоснованно не нашел оснований для удовлетворения иска о признании договора уступки прав (требований) от ДД.ММ.ГГГГ недействительным по предъявленным истцом основаниям..

Доводы апелляционной жалобы аналогичны заявленным исковым требованиям, являлись предметом судебного разбирательства, суд первой инстанции дал им правильную оценку и обоснованно признал эти доводы несостоятельными по мотивам, изложенным в решении суда.

Новых обстоятельств, которые опровергали бы выводы решения суда первой инстанции об отсутствии оснований считать договор, заключенный с ответчиком, недействительным, доводы жалобы не содержат.

При указанных обстоятельствах, судебная коллегия не находит оснований, предусмотренных ст.330 ГПК РФ, для отмены решения суда исходя из доводов апелляционной жалобы.

Руководствуясьст.ст.328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Октябрьского районного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ в пределах доводов жалобы оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя Курилова М. Е. - Фирсовой С. А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.