Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 21 апреля 2015 г. по делу N 33-1504/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 21 апреля 2015 г. по делу N 33-1504/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда в составе:

председательствующего Баркаловой Т.И.

судей Богданова А.П., Маслова А.К.

при секретаре Разночинцевой Е.В.

с участием прокурора Кириллловой М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Дружинина В.А. к ЗАО Корпорация "Гринн" филиал "Мегакомплекс "Гринн" о восстановлении на работе, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе Дружинина В.А.

на решение Октябрьского районного суда г.Белгорода от 13 января 2015 года.

Заслушав доклад судьи Богданова А.П., объяснения Дружинина В.А., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя филиала "Мегакомплекс "Гринн" ЗАО Корпорация "Гринн" Бажановой Ю.Ю., просившей об оставлении решения без изменения, заключение прокурора Кирилловой М.А., полагавшей жалобу не подлежащей удовлетворению, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Дружинин В.А. с 22 января 2014 года работал в качестве "данные изъяты" в филиале "Мегакомплекс "Гринн" г.Белгород закрытого акционерного общества Корпорация "Гринн". На основании приказа по филиалу от 14 октября 2014 года трудовой договор с истцом расторгнут и он уволен на основании подпункта "а" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ за прогулы, имевшие место 10, 13 и 14 октября 2014 года.

Дело инициировано названным иском Дружинина В.А., просившего с учетом увеличения исковых требований восстановить его на прежней работе, взыскать в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула за период с 10 октября 2014 года, компенсацию морального вреда *** рублей, недоначисленные за предыдущий период суммы заработной платы *** рублей, отпускных и оплаты периода временной нетрудоспособности, а также возложить на ответчика обязанность разработать и включить в трудовой договор положение об индексации заработной платы.

В обоснование заявленных требований об оспаривании увольнения указал, что причиной его невыхода на работу явилось возникновение по вине работодателя индивидуального трудового спора, о чем он письменно уведомил последнего.

В судебном заседании истец и его представитель заявленные требования поддержали.

Представитель ответчика против иска возражал.

Решением суда исковые требования Дружинина В.А. признаны необоснованными и отклонены.

В апелляционной жалобе истца содержится просьба об отмене оспариваемого решения ввиду нарушения судом норм материального и процессуального права, и о вынесении нового судебного акта об удовлетворении иска в полном объеме.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений относительно нее, судебная коллегия приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, Дружинин В.А. уволен на основании подпункта "а" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ за прогулы, имевшие место 10, 13 и 14 октября 2014 года.

Разрешая заявленные требования и рассматривая вопрос обоснованности прекращения с истцом трудового договора по указанному основанию, суд первой инстанции надлежаще оценил представленные доказательства по правилам статьи 67 ГПК РФ и тщательно проверил доводы инициатора иска о его отсутствии на рабочем месте по причине отказа от выполнения работы, не предусмотренной трудовым договором и непосредственно угрожающей его жизни и здоровью.

При отказе в удовлетворении исковых требований суд первой инстанции исходил из отсутствия у истца правовых оснований для отказа от работы и правомерности действий ответчика при увольнении работника.

Судебная коллегия находит данные выводы правильными.

В соответствии со статьей 21 ТК РФ работник обязан, в том числе, добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, соблюдать трудовую дисциплину, выполнять установленные нормы труда.

В силу статьи 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть за неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям.

Согласно подпункту "а" пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, в частности прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Факт своего отсутствия на работе в указанные работодателем дни Дружинин В.А. не отрицал, настаивая на законности своего поведения в виду самозащиты им трудовых прав.

Вместе с тем данные утверждения истца не основаны на материалах дела и не согласуются с предписаниями действующего трудового законодательства.

В соответствии с частью 1 статьи 379 ТК РФ в целях самозащиты трудовых прав работник, известив работодателя или своего непосредственного руководителя либо иного представителя работодателя в письменной форме, может отказаться от выполнения работы, не предусмотренной трудовым договором, а также отказаться от выполнения работы, которая непосредственно угрожает его жизни и здоровью, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами. На время отказа от указанной работы за работником сохраняются все права, предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права.

Часть 2 данной правовой нормы закрепляет право работника отказаться от выполнения работы также в других случаях, предусмотренных Трудовым кодексом РФ или иными федеральными законами.

Однако, таких оснований, подтверждающих правомерность отказа Дружинина В.А. от работы, по настоящему делу не установлено.

Вопреки позиции апеллятора добровольный отказ работника от выполнения трудовых обязанностей во всех случаях должен быть связан с реальным нарушением гарантированных Конституцией Российской Федерации трудовых прав, самозащита которых предусмотрена положениями статьи 379 ТК РФ. Предположение работника об ущемлении его трудовых прав, не имеющее под собой оснований, не предоставляет право невыхода на работу, поскольку иное, позволяя данной стороне трудового договора по собственному усмотрению в любой момент отказаться от выполнения трудовых обязанностей, приведет к необоснованному нарушению интересов работодателя.

Выражая несогласие с тем, что суд не признал нарушением закона уклонение работодателя от создания безопасных условий труда и действия последнего по принуждению работника к исполнению обязанностей, не предусмотренных трудовым договором, обстоятельств в подтверждение своих доводов автор жалобы не приводит.

Как правильно установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, обязанность по уборке мусора из урн, находящихся на обслуживаемой дворником территории, прямо закреплена в должностной инструкции (л.д. 28 т.1). Факт ознакомления с данной инструкцией подтверждается листом ознакомления и сомнений у судебной коллегии не вызывает.

Доводы апеллятора о своей неосведомленности о содержании должностной инструкции, фальсификации ответчиком копии данного документа и необоснованного ее принятия судом первой инстанции подлежат отклонению.

Имеющаяся в материалах дела копия должностной инструкции надлежащим образом заверена юридическим лицом, издавшим локальный нормативный акт, что соответствует требованиям части 2 статьи 71 ГПК РФ. Тогда как законных оснований, предусмотренных данной нормой, для истребования подлинника данного документа, у суда не имелось. К тому же, о несогласии с содержанием копии должностной инструкции при ее исследовании в судебном заседании истец не заявлял.

Ссылки в жалобе на то, что часть сотрудников была ознакомлена с инструкцией до ее утверждения директором филиала, не подтверждают позицию Дружинина В.А. о ничтожности исследованного доказательства. Само по себе обстоятельство доведения до работников, в числе которых истец не значится, содержания локального акта до его утверждения руководителем общества не влечет наступления правовых последствий в виде признания такого документа недопустимым доказательством.

Также несостоятельны утверждения апеллятора о несоответствии рассматриваемой должностной инструкции требованиям Постановления Госстандарта РФ от 03.03.2003 года N65-ст "О принятии и введении в действие ГОСТ Р 6.30-2003 "Унифицированные системы документации. Унифицированная система организационно-распорядительной документации. Требования к оформлению документов".

В тексте опубликованного Постановления Госстандарта РФ от 03.03.2003 года N65-ст отсутствуют требования, на которые указывает апеллятор, о необходимости прошивать такого вида документы. Кроме того в своей жалобе ее автор сам сообщает, что при дефиците времени он недостаточно хорошо ознакомился с подлинником должностной инструкции, что ставит под сомнение обоснованность заявлений инициатора иска о нарушении ответчиком предписаний ГОСТ Р 6.30-2003.

С учетом изложенного, утверждения инициатора иска о необоснованности его привлечения к уборке мусора из урн противоречат материалам дела.

Отклоняются ввиду неубедительности и те ссылки Дружинина В.А., что непосредственно перед увольнением на него возложили исполнение обязанностей отсутствующих работников.

Вопреки заявлениям инициатора иска в материалах дела не имеется доказательств выполнения им трудовой функции, не оговоренной трудовым договором, равно как и неоплачиваемой работы сверх установленного объема.

Трудовым договором, заключенным с истцом, локальными нормативными актами общества не установлены точные границы обслуживаемой дворниками территории либо нормативы, превышение пределов которых позволяло претендовать работнику на получение дополнительного денежного вознаграждения и утверждать о нарушении его трудовых прав.

Представитель работодателя, основываясь, в том числе на свидетельских показаниях сотрудников филиала, данные обстоятельства отрицал, в то время как письменное доказательство - акт закрепления участков за дворниками, лишь подтверждает наличие секторального деления обслуживаемой дворниками территории без установления границ по конкретным межевых знакам и без четкого закрепления территории.

Отсутствие же на рабочем месте кого-либо из дворников, на чем настаивает апеллятор, само по себе не свидетельствует о выполнении обязанностей отсутствующих работников именно Дружининым В.А. Данные обстоятельства не нашли своего подтверждения в судебном заседании. При этом доводы истца о необоснованном отклонении ходатайства о вызове названных им свидетелей - являются безосновательными.

Как следует из протоколов судебных заседаний и иных материалов дела, судом были созданы условия для реализации сторонами процессуальных прав и исполнения соответствующих обязанностей. При этом причиной для отказа в удовлетворении ходатайства о вызове свидетелей явилось не соблюдение истцом требований части 2 статьи 69 ГПК РФ, обязывающих инициатора ходатайства сообщать суду место жительства подлежащих вызову лиц.

Также не признаются состоятельными утверждения автора жалобы о наличии у него оснований для отказа от работы ввиду небезопасных условий труда. Данные доводы апеллятора надлежаще проверены при разрешении спора по существу, и обстоятельств, неизвестных суду первой инстанции и способных повлиять на правильность сделанных выводов, в жалобе не приводится.

Факты совместного хранения рабочего инвентаря и личных вещей Дружинина В.А., равно как и наличие иных нарушений санитарно-гигиенических норм судом не выявлены, что свидетельствует о необоснованности приостановления истцом трудовой деятельности со ссылкой на данные обстоятельства.

Неубедительными являются и заявления инициатора иска о допущенных ответчиком нарушениях трудового законодательства при процедуре увольнения. Исправление описки, допущенной в приказе об увольнении вследствие технического сбоя в работе компьютера, не противоречило нормам трудового права и не ущемило право истца на судебную защиту, поскольку об изменении даты в оспариваемом приказе он был уведомлен до окончания рассмотрения спора по существу и при необходимости имел возможность ходатайствовать об отложении судебного заседания для заявления дополнительных доводов.

Нарушений срока и порядка увольнения из материалов дела не усматривается, дисциплинарное взыскание соответствует тяжести совершенного проступка.

Отказ в удовлетворении требований об оспаривании увольнения и факт соблюдения работодателем положений Трудового кодекса РФ при прекращении трудовых отношений с Дружининым В.А. исключали возможность его восстановления на работе с выплатой заработка за время вынужденного прогула.

Не вызывает сомнений правомерность отказа и в удовлетворении иных заявленных требований.

Автором жалобы не приведено также доводов и причин, по которым должны быть признаны несостоятельными выводы суда первой инстанции об отклонении иска в части взыскания недоначисленных за предыдущий период сумм заработной платы, отпускных, оплаты периода временной нетрудоспособности, в части возложения на ответчика обязанности разработать и включить в трудовой договор положение об индексации заработной платы и выплаты денежной компенсации морального вреда.

Вопреки утверждениям истца суд первой инстанции не допустил нарушений процессуальных норм, предусмотренных статьей 330 ГПК РФ и влекущих безусловную отмену судебного акта, равно как и нарушающих принципы равенства и состязательности сторон. Правовых оснований для привлечения Роспотребнадзора для дачи заключения по делу, на чем настаивал истец, не имелось.

Несогласие автора жалобы с результатами: оценки доказательств, разрешения заявленных доводов и ходатайств, рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, а также наличие у него своей точки зрения по спорному вопросу, основанной на авторском толковании действующего трудового законодательства, сами по себе не могут свидетельствовать о незаконности решения суда.

Поскольку в приведенных и иных доводах апеллятора не содержится сведений и обстоятельств, не являвшихся предметом рассмотрения судом первой инстанции и указывающих на наличие правовых оснований к отмене или изменению оспариваемого судебного акта, апелляционная жалоба по доводам, изложенным в ней, удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст.ст. 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Октябрьского районного суда г.Белгорода от 13 января 2015 года по делу по иску Дружинина В.А. к ЗАО Корпорация "Гринн" филиал "Мегакомплекс "Гринн" о восстановлении на работе, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации морального вреда оставить без изменения, апелляционную жалобу Дружинина В.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.