Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 июля 1999 г. по делу N 5-099-153 Об изменении приговора Московского городского суда от 25 марта 1999 года в отношении Шарандина А.Б. и Шарандина И.Б.

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 20 июля 1999 г. по делу N 5-099-153


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

     председательствующего                                  Ермилова В.М.
     судей                                              Колышницына А.С.,
                                                             Лаврова Н.Г.

рассмотрела в судебном заседании 20 июля 1999 года дело по кассационным жалобам осужденных Шарандиных А.Б. и И.Б., адвокатов Артамоновой Е.П., Овешниковой В.В. на приговор Московского городского суда от 25 марта 1999 года, по которому Шарандин Андрей Борисович, родившийся 30 июня 1970 года в п.Нахабино Московской области, с высшим образованием, несудимый, осужден к лишению свободы по ст.222 ч.1 УК РФ на 2 года; по ст.102 п.п."а, з, н" УК РСФСР на 15 лет.

На основании ст.40 УК РСФСР, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Шарандин Игорь Борисович, родившийся 20 марта 1963 года в г.Елец Липецкой области, с высшим образованием, несудимый, осужден к лишению свободы по ст.222 ч.1 УК РФ на 2 года; по ст.ст.17, 102 п.п."а, з, н" УК РСФСР на 8 лет.

На основании ст.40 УК РСФСР, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., объяснения адвокатов Артамоновой Е.П., Овешниковой В.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, потерпевших Куликовой Н.В., Роенко Е.Л., просивших оставить приговор без изменения, заключение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Шарандины осуждены за незаконное приобретение, хранение, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов. Кроме этого Шарандин А. признан виновным в убийстве из корыстных побуждений Куликова, Аминова, Роенко, а Шарандин И. в пособничестве этому преступлению, которое совершено 5 октября 1996 года в г.Москве.

В судебном заседании осужденные вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Шарандин А.Б. и адвокат Артамонова указывают, что выводы суда не соответствуют фактическими обстоятельствам дела; в помещении бани не обнаружены следы преступления; не установлены время, место и другие обстоятельства убийства; нет доказательств, что убийство совершено из корыстных побуждений; суд не принял во внимание показания свидетеля Агеева о том, что 5 октября он был с осужденными, но не видел преступления; не дано оценки тому обстоятельству, что потерпевшие убиты из оружия разного калибра; выводы баллистической экспертизы, проведенной в суде, вызывают сомнения, поскольку эксперту была предоставлена не изъятая из трупа пуля, а иная; суд необоснованно отказал в проведении комплексной медико-баллистической, медико-технической экспертиз и вызове судебно-медицинского эксперта; не выяснены гражданско-правовые отношения между погибшими и осужденными; не проверены показания свидетеля Куликовой о задержании потерпевших милицией 5 - 6 октября 1996 года. Просят приговор отменить и дело производством прекратить. Адвокат Артамонова также обращает внимание на то, что к Шарандину А. применялись незаконные методы ведения следствия; суд необоснованно, без надлежащей проверки, исключил из числа доказательств видеозапись следственного эксперимента с участием Шарандина А.; не мотивирован вывод суда о размере суммы, подлежащей возврату потерпевшим; показания осужденных на предварительном следствии не соответствуют фактическим обстоятельствам;

Адвокат Овешникова просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что дело рассмотрено односторонне и не полно; выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; суд не принял во внимание показания Агеева о том, что он 5 октября 1996 года он был в бане, но не видел убийства; данные судебно-медицинских экспертиз противоречат выводам суда о калибре примененного оружия; не приведены доказательства незаконного владения осужденных огнестрельным оружием и размера понесенных потерпевшими затрат;

осужденный Шарандин И.Б. отмечает, что не установлено время преступления, а вывод суда об этом опровергается показаниями свидетеля Агеева; не имеется доказательств, подтверждающих выводы суда о месте преступления, калибре оружия, корыстном мотиве преступления, а также того, что они незаконно приобретали, хранили и носили огнестрельное оружие; показания их (осужденных) на следствии, в которых они признавали вину, и которые были даны под воздействием работников милиции, не подтверждаются объективными доказательствами. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что из приговора суда подлежит исключению квалифицирующий признак - убийство по предварительному сговору группой лиц, а в остальном приговор законный и обоснованный.

Вина Шарандиных подтверждается показаниями самих осужденных на предварительном следствии, показаниями потерпевших, свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, актами судебно-медицинских, баллистических экспертиз, и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, на предварительном следствии оба осужденных показывали, что они купили пистолет с патронами, которые хранили в разных местах. В 1996 году они познакомились с потерпевшими и согласились построить им баню. Однако стройка остановилась, и потерпевшие стали предъявлять им необоснованные претензии о выплате 30000 долларов. Угрожали, избивали. Тогда они решили принять ответные меры.

В оздоровительном комплексе на улице Адмирала Макарова они заранее вырыли яму, проверили, не слышны ли выстрелы на улице, и назначили там встречу с потерпевшими.

Шарандин А., находясь в помещении комплекса, выбрав моменты, когда он находился там один на один с каждым из потерпевших, убил их выстрелами из пистолета в голову. Затем они (осужденные) сбросили трупы в приготовленную яму, засыпали землей и забетонировали.

Осужденным после задержания были разъяснены их процессуальные права, в том числе ст.51 Конституции РФ. Показания они давали в присутствии адвокатов.

Доводы жалоб о применении недозволенных методов ведения следствия в отношении осужденных проверялись, как при расследовании, так и в суде, и были обоснованно отвергнуты.

Поэтому суд, оценив показания Шарандиных в совокупности с другими доказательствами, правильно пришел к выводу об их объективности и обоснованно положил в основу приговора.

Не согласиться с такой оценкой у судебной коллегии нет оснований, поскольку показания осужденных подтверждаются другими доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованных в судебном заседании.

В частности, из протокола осмотра места происшествия усматривается, что при вскрытии бетонного пола в помещении сауны на улице Адмирала Макарова, обнаружены 3 трупа.

Данные трупы были опознаны родственниками, как трупы Куликова, Аминова, Роенко.

Поскольку ни у органов предварительного следствия, ни у суда не возникло сомнений в личностях убитых, то необходимости в проведении медико-технической экспертизы для индивидуализации трупов, не было.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертов смерть потерпевших наступила от огнестрельных ранений головы. В голове Роенко обнаружен предмет, похожий на пулю.

Свидетель Агеев показал, что он работал в этой сауне банщиком. В начале октября 1996 года Шарандины ему сказали, что он свободен 2 - 3 дня, т.к. баню сняли клиенты. Через несколько дней ему позвонили осужденные и попросили приехать. Приехав в сауну, он обнаружил, что там идет ремонт. Он помог Шарандиным забетонировать пол. Во время работ он нашел в унитазе пулю, которую забрал Шарандин А.

Свидетель Агаева показала, что Шарандины по заказу Куликова строили баню на улице Флотской. В ходе строительства между осужденными и Куликовым возник конфликт. Последний был не доволен ходом строительства. В конце концов, стройка прекратилась.

Потерпевшие Куликова, Аминов, Роенко подтвердили, что их сыновья строили баню, однако строители их обманули.

Согласно акту судебно-баллистической экспертизы проведенной в судебном заседании предмет, извлеченный из головы Роенко, является пулей пистолетного патрона калибра 9 миллиметров.

Компетенция эксперта у суда не вызывала сомнения. Результаты экспертизы были тщательно исследованы, оценены и обоснованно использованы как доказательство.

Что же касается доводов жалобы Шарандина А. о том, что представленная эксперту пуля не та, что извлечена из головы Роенко, то они несостоятельны.

Как пояснил эксперт, при проверке по картотеке, на пулю нанесен номер и краситель, сама же пуля является предметом, извлеченным из головы потерпевшего.

Ссылка в жалобах на то, что не выяснены время, место, способ и другие обстоятельства убийства, несостоятельна. Органами предварительного следствия и судом установлены все обстоятельства преступления, и в приговоре приведены доводы, на основании которых сделаны такие выводы.

Результаты судебно-медицинских экспертиз и показания свидетеля Агеева не опровергают вывод суда о совершении осужденными убийства потерпевших из огнестрельного оружия.

Ходатайства о вызове в судебное заседание судебно-медицинского эксперта и проведении комплексной медико-баллистической экспертизы судом обсуждались и были обоснованно отклонены.

Утверждения жалобы Шарандина А. о том, что не проверены показания Куликовой о задержании милицией потерпевших 5 - 6 октября 1996 года, не основаны на материалах дела. Как показала в судебном заседании Куликова, ей сообщили, что кажется, в милиции нашли ее мужа с друзьями, однако в последствие оказалась, что это были другие лица.

Доводы жалоб о непринятии мер к установлению гражданско-правовых отношений между потерпевшими и осужденными, и об отсутствии доказательств корыстного мотива убийства материалами дела опровергнуты.

Установлено, что осужденные обещали потерпевшим построить баню, однако не выполнили своего обещания. Вместе с тем, на строительство были затрачены определенные средства потерпевших, и, стремясь избежать возмещения этих затрат, Шарандины совершили преступление.

Поскольку при составлении протокола следственного эксперимента с участием Шарандина А. были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, то данное следственное действие было обоснованно судом исключено из числа доказательств, как и видеопленка заснятая при этом.

Принимая во внимание показания осужденных о незаконном владении ими огнестрельным оружием и совершении с его использованием убийства, и доказательства, подтверждающие это, суд обоснованно признал, что осужденные незаконно приобрели, хранили и носили огнестрельное оружие.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела, обоснованно признал Шарандиных виновным в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал их действия по ст.222 ч.1 УК РФ.

Вместе с тем, признав Шарандина А. виновным в убийстве потерпевших, а Шарандина И. - в пособничестве этому преступлению, суд необоснованно квалифицировал их действия как убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц.

В соответствии с уголовным законом ответственность по данному квалифицирующему признаку наступает тогда, когда лица, предварительно договорившись, непосредственно участвуют в лишении потерпевшего.

В данном же случае суд признал непосредственным исполнителем убийства одного Шарандина А.

При таких обстоятельствах, из приговора в отношении обоих осужденных подлежит исключению квалифицирующий признак - совершение убийства по предварительному сговору группой лиц.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не установлено.

Наказание Шарандиным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела.

Руководствуясь ст.339 УПК РСФСР, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 25 марта 1999 года в отношении Шарандина Андрея Борисовича и Шарандина Игоря Борисовича изменить, исключить из приговора осуждение Шарандина А.Б. по ст.102 п."н" УК РСФСР, Шарандина И.Б. по ст.17, п."н" ст.102 УК РСФСР.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Председательствующий     / подпись /
Судьи                    / подпись /
                         / подпись /

Справка: осужденные Шарандин А.Б. и Шарандин И.Б. содержатся в учреждении ИЗ-48/2 г.Москвы.


Верно: Судья Верховного Суда РФ

/ подпись /




Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 июля 1999 г. по делу N 5-099-153


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение