Определение СК Верховного Суда РФ от 16 сентября 1997 г. "Деяние, совершенное до вступления в действие УК РФ и признанное похищением человека, переквалифицировано в силу ст.10 УК РФ с ч.3 ст.125.1 УК РСФСР на ч.3 ст.126 УК РФ" (Извлечение)

Определение СК Верховного Суда РФ от 16 сентября 1997 г.
"Деяние, совершенное до вступления в действие УК РФ и признанное
похищением человека, переквалифицировано в силу ст.10 УК РФ
с ч.3 ст.125.1 УК РСФСР на ч.3 ст.126 УК РФ"
(Извлечение)


Волгоградским областным судом 23 июня 1997 г. Дмитриев осужден к лишению свободы по ч.3 ст.125.1, ч.5 ст.148 УК РСФСР.

Он признан виновным в совершении в составе организованной группы из корыстных побуждений похищения Ивановой и вымогательстве денег у ее мужа Бондаренко под угрозой убийства.

В начале октября 1995 г. Дмитриев, Мамуев и Городилов, а также двое не установленных следствием лиц по имени "Владимир" и "Андрей" с целью вымогательства у Бондаренко 200 млн.рублей организовали преступную группу. Организатор, Мамуев, был знаком с Ивановой и Бондаренко. Зная об их высокооплачиваемом материальном положении, он предложил участникам группы совершить похищение Ивановой, потребовать от Бондаренко за нее выкуп, а полученные деньги поделить между собой.

Исполняя замысел, они распределили роли и составили план, по которому похищение Ивановой должны были совершить Дмитриев и Городилов, а также двое не установленных следствием лиц. Для облегчения преступления двоих участников группы предполагалось одеть в форму работников милиции.

19 октября 1995 г. около 19 час. Городилов, Дмитриев и двое неустановленных лиц подъехали к дому Ивановой. Дождавшись ее приезда, Дмитриев и не установленное следствием лицо представились ей работниками милиции и предложили сесть в их автомашину "Москвич". Иванова отказалась, тогда Городилов ударил ее кулаком, а Дмитриев схватил за руку и посадил в машину, управляемую не установленным следствием лицом - "Андреем". Там с целью скрыть маршрут следования они надели ей на голову спортивную шапку и отвезли на дачу Городилова. Затем ее перевозили с одного места на другое. Требовали от нее, чтобы она писала письма мужу и матери с просьбой выкупить ее за деньги. Письма подбрасывали Бондаренко, с ним также велись переговоры по телефону о передаче выкупа.

В кассационных жалобах Дмитриев и его адвокат просили приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, считая, что его вина в совершении преступлений не доказана, что Городилов на предварительном следствии его оговорил; опознание его потерпевшей произведено с нарушением закона; следствие проведено неполно.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 16 сентября 1997 г. приговор изменила, указав следующее.

Вывод суда первой инстанции о виновности Дмитриева в похищении Ивановой и вымогательстве денег у ее мужа Бондаренко под угрозой убийства основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

В частности, как видно из показаний потерпевшей Ивановой, ее похитили двое мужчин в форме работников милиции, среди них был Дмитриев. Они силой посадили ее в автомобиль, надели на голову спортивную шапочку и отвезли в загородный дом. Впоследствии ее перевозили в разные места, где удерживали более месяца.

На предварительном следствии Городилов (осужденный по этому же делу другим судом) показал, что он по предложению Дмитриева и совместно с ним и другими лицами участвовал в похищении Ивановой и требовании за нее выкупа у Бондаренко.

Суд исследовал эти показания Ивановой и Городилова и обоснованно признал их достоверными, поскольку они согласуются как между собой, так и с другими доказательствами, в том числе с показаниями потерпевшего Бондаренко, свидетелей Жабраилова, Хачатарьян, а также с данными, содержащимися в протоколе опознания Ивановой Дмитриева.

Этими и другими доказательствами опровергаются изложенные в кассационных жалобах доводы о недоказанности вины Дмитриева в похищении потерпевшей и вымогательстве денег.

Нельзя согласиться и с доводами адвоката о том, что опознание Дмитриева потерпевшей произведено с нарушением закона.

Как видно из материалов дела, Иванова опознала Дмитриева по фотографии, при этом указанное следственное действие произведено в соответствии с требованиями ст.165 УПК РСФСР. Органами следствия и судом каких-либо нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, не допущено.

Действия Дмитриева правильно квалифицированы по ч.5 ст.148 УК РСФСР.

Что же касается квалификации его действий по ч.3 ст.125.1 УК РСФСР, следует учесть, что ч.3 ст.126 вступившего в силу с 1 января 1997 г. Уголовного кодекса Российской Федерации смягчает ответственность за похищение человека, совершенное из корыстных побуждений и организованной группой.

Поэтому в соответствии со ст.10 УК РФ действия осужденного следует переквалифицировать с ч.3 ст.125.1 УК РСФСР на ч.3 ст.126 УК РФ.



Определение СК Верховного Суда РФ от 16 сентября 1997 г. "Деяние, совершенное до вступления в действие УК РФ и признанное похищением человека, переквалифицировано в силу ст.10 УК РФ с ч.3 ст.125.1 УК РСФСР на ч.3 ст.126 УК РФ" (Извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1998 г., N 6


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.