Кассационный протест по уголовному делу N 2-102/98 по обвинению Шарандина А.Б. и Шарандина И.Б. Об отмене приговора Московского городского суда от 8 июня 1998 г. по уголовному делу в отношении Шарандина А.Б. и Шарандина И.Б. в части оправдания их по ст. 102 п. п. "а", "з", "н" УК РСФСР

Кассационный протест по уголовному делу N 2-102/98
по обвинению Шарандина А.Б. и Шарандина И.Б.


Приговором Московского городского суда от 08 июня 1998 года

Шарандин Андрей Борисович, 30 июля 1970 г. рождения, уроженец пос. Нахабино, Московской обл., русский, образование высшее, женат, имеет малолетнего ребенка 1997 г.р., прописан по адресу: г.Москва, ул.Абрамцевская д.9, корп.1, кв.496, род занятий - ИЧП.

Шарандин Игорь Борисович, 20 марта 1963 г. рождения, уроженец г. Ельца, Липецкой обл., русский, образование высшее, женат, имеет дочь, 1989 г.р., род занятий ИЧП, официально нигде не прописан, фактически проживал по адресу: г.Москва, ул.Абрамцевская, д.11, корп.1, кв.396.

- осуждены по ст.222 ч.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима,

- оправданы по ст.102 п.п. "а", "з", "н" УК РСФСР за отсутствием в их действиях состава преступления.


С приговором Московского городского суда согласиться нельзя.

Суд вынес необоснованное решение, оправдав Шарандина А.Б. и Шарандина И.Б. по ст.102 п.п.а", "з", "н" УК РСФСР, придя к выводу об отсутствии в его действиях состава преступления.

Органами предварительного следствия Шарандины обвиняются в том, что Шарандин А.Б., будучи ранее знакомым с Куликовым, Аминовым и Роенко, по поручению и за денежные средства которых, вместе с братом, Шарандиным И.Б., занимался строительством сауны по адресу: г.Москва, ул.Флотская, д.17, стр.2, в целях избежать возмещения и невозвращения понесенных теми затрат, которые те оценивали в сумме не менее 8000 долларов США, но не более 35000 долларов США, группой лиц по предварительному сговору с Шарандиным И.Б., разработали и осуществили план убийства указанных лиц, заранее распределив роли между собой, согласно которым он, Шарандин А.Б., непосредственно должен был лишить жизни указанных лиц, произведя выстрелы из заранее приобретенного ими в 1992 году оружия, неустановленного экземпляра, вероятного образца: пистолет системы Борхарда "Парабеллум" мод. 08, пистолет системы Вальтер мод. П-38, пистолет мод. "ФМ HI POWER" с боевыми припасами к нему не установленного экземпляра, возможно пистолетные патроны калибра 9 мм "Парабеллум", в количестве не менее 14 штук, местонахождение которых в ходе следствия не установлено, а его брат, Шарандин И.Б. - облегчить совершение преступления, для чего они, Шарандины А.Б. и И.Б., заранее, в ночь с 4 на 5 октября 1996 года выкопали яму в рост человека в помещении сауны, а для этого Шарандин И.Б. убедился, что выстрелы из пистолета, произведенные Шарандиным А.Б. в помещении сауны не слышны снаружи. Произведя таким образом необходимые подготовительные действия, он, Шарандин А.Б., и Шарандин И.Б., договорились с Куликовым, Аминовым и Роенко о встрече, предложив им приехать в сауну, и 5 октября 1996 года примерно в 16 часов в помещении банно-оздоровительного комплекса по адресу: г.Москва, ул.Адмирала Макарова, д.45, где они работали и хранили не установленное следствием оружие и не менее 14 патронов к нему, умышленно, из вышеуказанных корыстных побуждений, имея умысел на убийство Аминова, Роенко и Куликова, в одной из комнат, он, Шарандин А.Б., воспользовавшись тем, что Роенко и Куликов вышли из сауны, согласно предварительной договоренности с Шарандиным И.Б., который в этот момент находился в комнате отдыха в сауне, произвел выстрел из не установленного следствием оружия в голову Аминову, причинив ему входное огнестрельное отверстие в правой затылочной области головы, выходное огнестрельное отверстие в области лба справа, сопровождающиеся повреждением и частичным разрушением вещества головного мозга и относящееся к категории тяжких телесных повреждений по признаку опасности для жизни, и находящееся в прямой причинной связи со смертью Аминова, которая наступила от повреждения вещества головного мозга в результате однократного сквозного огнестрельного пулевого ранения головы. После этого он, Шарандин А.Б. оттащил труп Аминова к стене, а Шарандин И.Б. вышел из помещения сауны для того, чтобы обеспечить вход в сауну Куликова и Роенко по одному, с целью облегчить совершение убийства последних. Он, Шарандин А.Б., после ухода брата вышел в комнату отдыха, где находился Роенко, зашедший в нее через несколько минут после выстрела в Аминова. Затем он, Шарандин А.Б., произвел выстрел в голову Роенко, причинив ему одинарное слепое пулевое огнестрельное ранение головы с входным отверстием, расположенным в затылочной области, почти в центре, на уровне затылочного бугра, по признаку опасности для жизни данные повреждения относятся к тяжким и находящимися в прямой причинной связи со смертью Роенко, которая наступила от слепого огнестрельного ранения головы с повреждением головного мозга и оттащил его труп в комнату, где лежал труп Аминова. Затем он, Шарандин А.Б., на звонок от входной двери впустил в помещение сауны Куликова, и перед входом в комнату отдыха, он, Шарандин А.Б., произвел из не установленного следствием оружия выстрел в голову Куликову, причинив тому сквозное ранение головы с повреждением оболочек вещества головного мозга, относящееся к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жизни и послужившее причиной смерти Куликова, труп которого он, Шарандин А.Б., перетащил в ту же комнату, где находились остальные трупы. Затем он, Шарандин А.Б., вместе с Шарандиным И.Б., углубил яму, примерно на 30 - 40 см и положил в нее трупы Куликова, Аминова и Роенко. После чего они засыпали яму землей и песком, посыпали хлорной известью, а затем зацементировали пол, пытаясь скрыть совершенное ими преступление, а оружие с оставшимися патронами, из которого были убиты вышеуказанные лица, Шарандин И.Б. выбросил в реку в неустановленном месте.

Следствием действия Шарандина А.Б. и Шарандина И.Б. квалифицированы по ст.218 ч.1, и ст.102 п.п."а", "з", "н" УК РСФСР.

Не оспаривая правильности квалификации судом действий Шарандиных А.Б. и И.Б. по ст.222 ч. 1 УК РФ считаю, что Шарандины А.Б. и И.Б. незаконно и необоснованно оправданы по ст.102 п.п."а", "з", "н" УК РСФСР.

Приговор Московского городского суда подлежит отмене в соответствии с п.п.2, 3, 4 ст.342 УПК РСФСР, из-за:

Несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

Неправильного применения уголовного закона.

Оправдав подсудимых Шарандиных А.Б. и И.Б. за отсутствием в их действиях состава преступления, суд указал: - "Поведение Куликова, Аминова, Роенко носило опасный характер, совершенное ими нападение и его продолжение являлись реальным и содержали угрозу жизни не только интересам Шарандина И.Б., Шарандина А.Б., их близких, поэтому их действия были совершены в состоянии необходимой обороны, и средства защиты, примененные ими вызваны конкретной обстановкой и соответствовали характеру и интенсивности нападения, степени активности посягательства." То есть пришел к выводу о том, что Шарандины находились в состоянии необходимой обороны в соответствии со ст. 37 ч. ч. 1, 2 УК РФ.

Институт необходимой обороны, как обстоятельство исключающее общественную опасность деяния представляет для Московского городского суда повышенную сложность.

В уголовном праве состояние необходимой обороны возможно только при наличии совокупности условий правомерности необходимой обороны, к которым относятся:

Общественная опасность посягательства, против которого осуществляется необходимая оборона.

Наличность посягательства, т.е. посягательство уже началось, но еще не окончилось, либо еще не началось, но имеется реальная угроза его непосредственного осуществления.

Действительность, т.е. посягательство существует реально, а не только в воображении субъекта.

Соразмерность защиты и посягательства, т.е. действия направленные на защиту не должны явно не соответствовать характеру и степени общественной опасности посягательства.

Выводы суда, квалифицирующего действия братьев Шарандиных, как действия в состоянии необходимой обороны, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В судебном заседании подсудимые Шарандины А.Б. и И.Б. виновными себя не признали и отказались дать показания по существу предъявленного обвинения, поэтому суд положил в основу оправдательного приговора показания братьев Шарандиных на предварительном следствии, указав, - "В стадии предварительного расследования подсудимый Шарандин А.Б., Шарандин И.Б. не отрицали факта убийства Куликова, Аминова, Роенко. Данные показания суд привел в описательной части приговора и признает их правдивыми, поскольку они последовательны, логичны, неизменны, нашли подтверждение иными доказательствами."

Суд приводит показания Шарандина А.Б., - "Посовещавшись он (Шарандин) и его брат поняли, что больше терпеть унижения и издевательства они не собираются и 5 октября исход встречи непредсказуем. Он решил, что не позволит над собой издеваться и не собирается отдавать то, что сделано своими руками. Ночью с 4 на 5 октября они выкопали яму в дальней комнате технического помещения сауны и спрятали там же пистолет."

Далее суд приводит показания Шарандина И.Б., которые согласуются с показаниями его брата, - "При этом Андрей сказал, что нужно будет сделать все, чтобы не остаться в бане с ними сразу двоим, так как с двоими они могут сделать все, что угодно. Андрей попросил его в момент разговора в баню не спускаться, по возможности быть наверху. Они также проверили, не слышны ли выстрелы из бани наверху."

Анализируя эти показания, суд приходит к выводу, - "...обсуждая вопрос о физическом устранении Куликова и его друзей они (братья Шарандины) приготовились к защите своей жизни, своих интересов от неправомерных действий указанных лиц."

Делая вывод о приготовлении Шарандиных к необходимой обороне, суд пришел к ошибочному выводу, поскольку те готовились не к необходимой обороне, а к облегчению физического устранения Куликова, его друзей, и сокрытию следов своих предстоящих действий - "необходимой обороны". Желание Шарандиных скрыть свои действия объективно подтверждает то, что те понимали неправомерность предстоящих действий.

Из изложенного видно, что у Шарандиных заранее сформировался умысел на лишение жизни Куликова и его друзей, причем на его формирование степень возможного насилия со стороны Куликова и его друзей влияния оказать не могла, поскольку Шарандиным была неизвестна. На формирование этого умысла оказала влияние конфликтная ситуация между подсудимыми и убитыми, связанная с сауной, входившей в банно-оздоровительный комплекс ТОО "Онега", и ситуация, возникшая из кредитных отношений и обязательств по ним. Эти обстоятельства нашли свое отражение в оправдательном приговоре.

Суд, указывая на противоправность требований Куликова, Аминова и Роенко и примененном ими насилии к Шарандиным приходит к выводу, - "Насилие выразилось не только в нанесении телесных повреждений всеми тремя лицами, наносящими удары руками и ногами по различным частям тела, а также в отобрании у Шарандина А.Б. расписки о передачи имущества в их пользу. Кроме этого противоправное посягательство продолжилось действиями Аминова, который после ухода Куликова и Роенко выбил табурет из-под Шарандина, ударив им по голове, стрелял из пневматического ружья в Шарандина А.Б., используя живого человека в качестве мишени."

Вывод суда о противоправности действий Куликова, Аминова и Роенко 05.10.96. основан только на показаниях Шарандина А.Б., приведенных в приговоре, - "... Спустившись в комнату отдыха, где были все, кроме Игоря, его избили, заставили написать расписку о передаче его имущества им. В это время брат ходил менять доллары по просьбе Куликова и компании. Отобрав расписку, Роенко и Куликов ушли, Аминов остался с ним. Он Шарандин пошел в туалет и встал на табурет, чтобы закрыть вентиль. Подошедший Аминов выбил табурет из-под ног, а когда он упал, Аминов ударил его по голове табуретом. После этого Аминов пошел в другую комнату, взял пневматическую винтовку, велел поставить мишень, при этом выстрелил из нее в него, используя в качестве мишени. (Каких либо объективных данных, согласующихся с показаниями Шарандина А.Б. в этой части не существует.) После этого он, Шарандин А.Б., пошел в помещение, где был спрятан пистолет и подойдя к стоящему Аминову сзади произвел выстрел ему в затылок. После этого он спрятал пистолет за пояс брюк, труп оттащил в другую комнату. Выйдя в зал и увидев брата, велел ему уходить наверх. После его ухода в зал спустился Роенко и сел возле игрового компьютера. Выстрел в него он произвел ему в затылок, тот упал по траектории выстрела. Труп оттащил к трупу Аминова. Зайдя в зал, услышал, что со стороны двери, ведущей на улицу кто-то идет. Он увидел спускающегося по лестнице Куликова, который оттолкнув его, вошел в зал. Выстрел в него он произвел сзади в затылок. Его труп он оттащил в ту же комнату, где лежали трупы Аминова и Роенко. Через непродолжительное время пришел брат и они углубив имеющуюся яму, сбросили туда трупы, их вещи, кроме куртки Роенко, закрыли сверху полиэтиленом, засыпали землей и зацементировали. В этот же вечер выбросили в реку пистолет."

Второй части показаний Шарандина А.Б. в нарушение ст. 314 УПК РСФСР суд забывает дать оценку в приговоре, и это обстоятельство повлияло на правильность квалификации действий Шарандина, данной судом.

Даже если взять за основу показания Шарандина в части насилия и неправомерных действий в отношении него - получается, что убивать Аминова, Роенко и Куликова он стал уже после того, как эти действия в отношении него были окончены. Убивал Шарандин указанных лиц по очереди, сзади, выстрелом в затылок.

Суд в мотивировочной части приговора указал, что в соответствии с выводами судебно-медицинских экспертиз Куликову, Аминову, Роенко причинены однократные сквозные пулевые ранения головы, однако постеснялся указать, что входные отверстия этих ранений находились в затылочной части головы указанных лиц.

Суд, не смущаясь, кладет в основу оправдательного приговора показания Шарандина А.Б., - "Направление раневых каналов соответствует показаниям Шарандина А.Б. о его положении и положении Куликова, Аминова, Роенко в момент выстрела. По показаниям его в момент выстрела Куликов и Аминов стояли затылком и спиной к нему, Роенко сидел за игровым компьютером спиной и затылком к нему".

Суд, анализируя показания Шарандина А.Б. данные при проведении следственного эксперимента, указывает: - "5 октября 1996 года при себе у Шарандина А.Б. не было оружия и спрятано оно было не в непосредственной близости от комнаты отдыха, где мог состояться разговор, а вдалеке, в одном из технических помещений, (там, где была вырыта яма для Куликова и его друзей) что затрудняло Шарандину А.Б. воспользоваться им в экстренном случае. Этот факт также свидетельствует в пользу доводов обвиняемых о проведении подготовительных действий, направленных на защиту". В данном случае суд вновь приходит к ошибочному выводу, поскольку это обстоятельство объективно свидетельствует о том, что Шарандины не опасались за свою жизнь и здоровье в момент предстоящих переговоров с Куликовым и его друзьями.

Кладя в основу оправдательного приговора чистосердечные признания Шарандиных, суд указывает: - "Признавая чистосердечные признания Шарандина А.Б. и Шарандина И.Б. доказательством по делу, суд принимает во внимание то, что они даны после возбуждения уголовного дела, написаны собственноручно и добровольно указанными лицами, в них излагаются фактические данные об обстоятельствах, имеющих существенное значение для дела, согласующихся с иными доказательствами, установленными в судебном заседании."

Несмотря на свои выводы о показаниях Шарандина на предварительном следствии суд указывает: - "В чистосердечном признании и при допросе в качестве подозреваемого непосредственно сразу после задержания Шарандин И.Б. показал, что когда Виктор Куликов и два Дмитрия пришли после ресторана в баню, они, Шарандины, стали ждать момента, когда они будут по одному в подвале. Когда Виктор и Дима Роенко отъехали куда-то, Андрей завел Аминова в дальнюю комнату и оттуда прозвучал выстрел. (Эти показания Шарандина И.Б. противоречат показаниям Шарандина А.Б. в части примененного к нему насилия, и, тем более, не укладываются в условия необходимой обороны. Наверное поэтому ) Суд не считает данные показания Шарандина И.Б. в этой части соответствующими действительному положению вещей, поскольку Шарандин И.Б. в дальнейшем нигде больше об этом не упоминал."

Основание для исключения показаний в этой части явно надуманно и не выдерживает никакой критики, особенно с учетом того, что в судебном заседании Шарандин И.Б. вообще не давал никаких показаний.

Получается, что суд выбирает из показаний подсудимых только то, что по его мнению, укладывается в понятие необходимой обороны, оставляя без оценки, либо необоснованно исключая данные, которые ему мешают квалифицировать действия Шарандиных, как необходимую оборону. Это позволяет сделать вывод о необъективности суда при принятии решения по настоящему делу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 325, 344 УПК РСФСР, - прошу:

Приговор Московского городского суда от 08 июня 1998 года по уголовному делу в отношении Шарандина Андрея Борисовича и Шарандина Игоря Борисовича в части оправдания их по ст. 102 п. п. "а", "з", "н" УК РСФСР - отменить.

ГАРАНТ:

Определением Судебной Коллегии Верховного Суда РФ от 22 сентября 1998 г. по делу N 5-098-211 приговор Московского городского суда от 8 июня 1998 г. по делу N 2-102/98 отменен

См. Приговор Московского городского суда по делу N 2-74/99 от 25 марта 1999 г.


Дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.


Государственный обвинитель

Семененко М.Э.



Кассационный протест по уголовному делу N 2-102/98 по обвинению Шарандина А.Б. и Шарандина И.Б.


Текст протеста официально опубликован не был




Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение