Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 01 июля 2015 г. по делу N 33-6137/2015 (ключевые темы: регистрация права собственности - взыскание убытков - объекты недвижимости - объекты индивидуального жилищного строительства - окончание исполнительного производства)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 01 июля 2015 г. по делу N 33-6137/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам "адрес"вого суда в составе:

председательствующего Кузнецовой С.В.,

судей Чубукова С.К., Варнавского В.М.,

при секретаре Богдан Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу истцов Сидоровой Н. Ю., Сидорова С. А., Карпова И. С. на решение Октябрьского районного суда "адрес" Алтайского края от ДД.ММ.ГГ по делу по иску Сидоровой Н. Ю., Сидорова С. А., Карпова И. С. к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Алтайскому краю, Министерству Финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Алтайскому краю о признании действий незаконными, возмещении убытков.

Заслушав доклад судьи Чубукова С.К., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Истцы Сидорова Н.Ю., Сидоров С.А., Карпов И.С. обратилась в суд с иском о признании незаконными действий Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Алтайскому краю (далее - Управление Р.) по внесению в ЕГРП записи о государственной регистрации права собственности А. И.В. в упрощенном порядке на основании технического паспорта на самовольно возведенный многоквартирный дом по адресу "адрес"л.Северо-Западная, 80, а также записи о государственной регистрации ликвидации этого объекта и преобразовании его в жилые помещения и записи о государственной регистрации права собственности А. И.В. на самовольно созданное жилое помещение *** в этом доме; взыскании с Министерства Финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Алтайскому краю убытков в сумме "данные изъяты" рублей, с возмещением судебных расходов.

В качестве оснований исковых требований указывают, что между ними и А. И.В. была заключена сделка купли-продажи жилого помещения N33, расположенного в "адрес"/ *** по "адрес" в "адрес", впоследствии признанная судом ничтожной, с А. И.В. в их пользу были взысканы денежные средства, уплаченные по договору, в последующем проиндексированные судом, размер которых на дату ДД.ММ.ГГ составил "данные изъяты" рублей.

В настоящее время судебным приставом-исполнителем вынесены постановления об окончании исполнительных производств, возбужденных в отношении должника А. И.В. Истец полагает, что незаконность действий должностных лиц Управления Р., создали условия, позволившие А. И.В. совершить ничтожные сделки купли-продажи жилых помещений в вышеуказанном доме, причинив покупателям, в частности истцам, убытки, выразившиеся в передаче А. И.В. денежных средств, предусмотренных договором купли-продажи, с учетом инфляции, принудительная возможность взыскания которых утрачена, в связи с невозможностью реального исполнения судебных актов.

В судебном заседании истец Карпов И.С. уточнил наименование ответчиков, указав, что требования предъявляются к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Алтайскому краю, Министерству Финансов Российской Федерации.

Решением Октябрьского районного суда "адрес" Алтайского края от ДД.ММ.ГГ исковые требования оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе истцы просят решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении заявленных требований о взыскании с Министерства финансов Российской Федерации в их пользу убытков в размере "данные изъяты" рублей.

В обоснование доводов ссылаются на то, что основное требование истцов - это требование о возмещении вреда, причиненного ответчиком незаконным внесением записи о государственной регистрации права собственности на объект самовольного строительства - жилое помещение *** по "адрес"л. Северо-Западная, 80 в "адрес", вследствие чего этот объект оказался вовлеченным в незаконный гражданский оборот и был отчужден истцам по сделке купли-продажи, оказавшейся ничтожной в силу законодательного запрета, установленного ч. 2 ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации. Денежными средствами истцов завладел недобросовестный создатель и продавец объекта недвижимости А. И.В., с которого в результате применения последствий недействительности ничтожной сделки взыскание оказалось невозможным, что привело к возникновению убытков.

Положениями ст. 31 Федерального закона от ДД.ММ.ГГ N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" установлено, что вред, причиненный физическим лицам в результате ненадлежащего исполнения органами, осуществляющими государственную регистрацию прав, в том числе в результате внесения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним записей, не соответствующих закону, иному правовому акту, правоустанавливающим документам, возмещается в полном объеме за счет казны Российской Федерации.

Суд не учел, что факт отчуждения объекта самовольного строительства на основании незаконной регистрации права собственности на него А. И.В. установлен вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда "адрес" от 19.05.2011. Сделка купли-продажи стала возможной только в результате наличия незаконной записи о государственной регистрации права собственности на объект недвижимости А. И.В.

Доводы суда о надлежащем характере действий ответчика не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным решением Октябрьского районного суда "адрес" от 19.05.2011, определением судебной коллегии от 24.08.2011, из которых следует, что ответчиком в непредусмотренном законом порядке по заявлению застройщика была произведена сначала запись о ликвидации построенного дома, право собственности на который зарегистрировано как на индивидуальный жилой дом в упрощенном порядке на основании технического паспорта, и преобразовании дома в жилые помещения, а затем по заявлению застройщика ответчиком произведены записи о государственной регистрации права на жилые помещения N *** на основании того же технического паспорта, который являлся основанием регистрации права собственности на возведенный дом как на объект индивидуального жилищного строительства, без проведения реконструкции.

Сведения технического паспорта спорного объекта от ДД.ММ.ГГ изначально не отвечали требованиям, предъявляемым Градостроительным кодексом Российской Федерации к объектам индивидуального жилищного строительства, следовательно, эти обстоятельства были основанием для отказа в государственной регистрации права собственности застройщика в упрощенном порядке (пп. 3 п. 1 ст. 20 Закона N 122-ФЗ).

На незаконность действий ответчика по регистрации отдельных жилых помещений указано в определении судебной коллегии по гражданским делам от 26.11.2014, в котором указано, что со стороны работников Управления Р. были допущены нарушения закона при совершении действий по государственной регистрации права собственности на самовольное строение.

Суд первой инстанции не учел, что данные судебные постановления являются письменными доказательствами, подтверждающие незаконность действий ответчика.

Не может являться препятствием обращения с данным иском для истцов и то обстоятельство, что ранее истцы выбрали способ защиты нарушенного права путем обращения в суд с иском о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, поскольку возмещение вреда в связи с незаконными действиями регистрирующего органа является самостоятельным способом защиты нарушенного права.

Постановления судебного пристава-исполнителя от ДД.ММ.ГГ об окончании исполнительных производств и возвращении исполнительных листов взыскателю по причине отсутствия у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, акты о невозможности взыскания присужденных сумм, свидетельствуют о безрезультатности всех принятых приставом мер и подтверждают факт возникновения у истца убытков.

Невозможность принудительного взыскания с недобросовестного продавца в пользу истца денежных средств по ничтожной сделке, обусловило возникновение убытков, будучи причинно-следственной связью между ненадлежащими действиями Управления Р. и вышеуказанными убытками

Вывод суда о пропуске срока исковой давности по требованиям о взыскании убытков не соответствует требованиям действующего законодательства. Истечение срока давности по требованию о признании незаконными действий по государственной регистрации права собственности на объект самовольного строительства, равно как и факт того, что такие действия не были признаны в судебном порядке незаконными, не означают автоматическое истечение срока давности по иску о взыскании убытков, суд должен оценить незаконность действий регистрирующего органа.

Действующее законодательство не связывает момент начала течения срока исковой давности о возмещении убытков, причиненных регистрирующим органом, со временем, когда истец узнал о неправомерности действий этого органа. У истцов право на возмещении убытков возникло ДД.ММ.ГГ или с момента вручения постановления об окончании исполнительного производства в связи с невозможностью взыскания присужденных сумм, поскольку до этого у истцов такое право отсутствовало.

Несостоятелен вывод суда о том, что иск предъявлен к ненадлежащему ответчику Управлению Федерального казначейства по Алтайскому краю.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель Управления Федерального казначейства по Алтайскому краю, просит оставить решение суда без изменения, жалобу без удовлетворения.

Истцы, представитель УФК по Алтайскому краю в суд апелляционной инстанции не явились будучи надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела.

Руководствуясь ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия пришла к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие не явившихся сторон.

Выслушав представителя Управления Р., изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии со ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Ответственность по данной статье наступает на общих основаниях, предусмотренных ст. 1064 ГК РФ.

Исходя из положений ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, если последний не докажет, что вред причинен не по его вине. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда, и может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

По смыслу ст. 1064 ГК РФ требование о возмещении вреда может быть удовлетворено при наличии в совокупности четырех условий: факта причинения вреда, совершения ответчиком противоправных действий, причинной связи между действиями (бездействием) ответчика и наступившим у истца вредом, вины причинителя вреда.

Согласно пункту 3 статьи 31 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", вред, причиненный физическим или юридическим лицам в результате ненадлежащего исполнения органами, осуществляющими государственную регистрацию прав, возложенных на них настоящим Федеральным законом обязанностей, в том числе в результате внесения в Единый государственный реестр прав записей, не соответствующих закону, иному правовому акту, правоустанавливающим документам, возмещается за счет казны Российской Федерации в полном объеме.

Рассматривая спор и отказывая в иске, суд пришел к выводу об отсутствии в действиях Управления Р. каких-либо незаконных действий, связанных с регистрацией права собственности в 2007 года на спорный объект.

Кроме того, отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из пропуска истцом срока на обращение с иском в суд, как по обжалованию действий Управления Р., так и по взысканию убытков.

Судебная коллегия соглашается с выраженной в оспариваемом решении суда позиции об отсутствии в материалах дела доказательств, позволяющих установить наличие совокупности условий, предусмотренных ст. ст. 1064, 1069 ГК РФ, и пункта 3 статьи 31 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", для возложения на ответчика гражданско-правовой ответственности за счет казны Российской Федерации в виде возмещения истцу убытков.

Как установлено су "адрес".07.2006, А. И.В. приобретен в собственность земельный участок из земель поселений, площадью 1036кв.м. по адресу "адрес"л.С.Западная,80 в "адрес".

ДД.ММ.ГГ А. И.В. выдано свидетельство о государственной регистрации права на тот же земельный участок, с указанием на разрешенное использование - для строительства и дальнейшей эксплуатации индивидуального жилого дома.

ДД.ММ.ГГ А. И.В. обратился в "адрес" с заявлением о выдаче разрешения на строительство жилого дома на названном земельном участке сроком до ДД.ММ.ГГ с приложением проекта трехэтажного индивидуального жилого дома, разработанного ООО "АРХПРОЕКТ" (общей площадью 679,2кв.м., жилой - 397,8кв.м, площадью застройки - 233,5кв.м.).

Постановлением "адрес" от ДД.ММ.ГГ *** А. И.В. выдано разрешение на строительство трехэтажного индивидуального жилого дома на ранее отведенном земельном участке по "адрес"гол "адрес", на последнего возложена обязанность зарегистрировать разрешение на строительство в филиале ФГУП "Ростехинвентаризация" по Алтайскому краю в течение 10 дней, по окончании строительства объект сдать в эксплуатацию в установленном порядке. Данное разрешение поставлено на учет в филиале ФГУП "Ростехинвентаризация" по Алтайскому краю 16.10.2006г.

Строительство вышеуказанного жилого дома осуществлено в районе индивидуальной застройки "адрес", что следует из ответа Государственной жилищной инспекции Алтайского края от 20.01.2010.

По результатам технической инвентаризации ДД.ММ.ГГ АКГУП "АЦЗКН" составлен технический паспорт на жилой "адрес" / угол "адрес" в "адрес" как на объект индивидуального жилищного строительства, согласно которому объект состоит из литера А, общей площадью 989,5кв.м, включающего подвал общей площадью 217,4кв.м (9 нежилых помещений, лестничная клетка), 1 этаж общей площадью 204,7кв.м. (лестничная клетка, 12 коридоров, 10 помещений с жилой площадью, 10 санузлов), 2 этаж общей площадью 204,5кв.м. (лестничная клетка, 12 коридоров, 10 помещений с жилой площадью, 10 санузлов), 3 этаж, общей площадью 205,2кв.м. (лестничная клетка, 12 коридоров, 10 помещений с жилой площадью, 10 санузлов), мансарду, общей площадью 157,7кв.м. (лестничная клетка, 6 коридоров, 6 помещений с жилой площадью, 6 санузлов, кладовая). При этом на 1-3 этажах и мансарде каждое из жилых помещений выходит в коридор, из которого также имеется выход в санузел, а этот коридор, в свою очередь имеет выход в общий коридор.

ДД.ММ.ГГ А. И.В. (в его интересах на основании доверенности действовал Куклин В.Л.) обратился с заявлением в Управление Р. по Алтайскому краю о регистрации как объекта недвижимого имущества жилого дома, (кадастровый номер *** по вышеназванному адресу на основании вышеуказанного технического паспорта.

ДД.ММ.ГГ Управлением Р. по Алтайскому краю произведена государственная регистрация права собственности А. И.В. на данный жилой дом на основании того же технического паспорта.

Впоследствии ответчиком А. И.В. получены выписки из технического паспорта на тот же дом по состоянию на 20.02.2007г. (до определения порядка пользования и присвоения самостоятельных кадастровых номеров жилым помещениям истцов), оформленные в виде выписок из технического паспорта на соответствующие отдельные жилые помещения, в которых в качестве оснований владения приведены договор купли-продажи земельного участка от 27.07.2006, постановлением "адрес" *** от ДД.ММ.ГГ и определение порядка пользования помещениями от 14.03.2007.

ДД.ММ.ГГ А. И.В. подписал документ об определении порядка пользования помещениями в жилом доме с присвоением кадастровых номеров, в котором перечислил нежилые и жилые помещения, объединив в таковые помещения с жилой площадью, коридоры и санузлы. Подлинность подписи А. И.В. в этом документе засвидетельствована нотариально.

ДД.ММ.ГГ А. И.В. (в его интересах на основании доверенности действовал Куклин В.Л.) обратился с заявлением в Управление Р. по Алтайскому краю о регистрации ликвидации как объекта недвижимого имущества вышеуказанного жилого дома на основании выписок из единого государственного реестра объектов градостроительной деятельности на помещения N1-38, выданных АКГУП "АЦЗКН" 23.03.2007

ДД.ММ.ГГ произведена государственная регистрация ликвидации (преобразования) названного объекта с особой отметкой регистратора о преобразовании объекта в жилые помещения с *** по 38, расположенные по данному адресу, а 02.04.2007г. - права собственности А. И.В. на жилые помещения *** в том же доме как объекты недвижимого имущества, о чем внесены соответствующие записи в Единый государственный реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

По договору купли-продажи жилого помещения с обременением его ипотекой в силу закона от 25.06.2007, заключенному между Сидоровыми Н. Ю., С. А., И. С. и А. И.В., последним продано жилое помещение *** в том же доме, общей площадью 21,4 кв.м, жилой - 16,1кв.м, за 1 300 000 рублей.

Решением Октябрьского районного суда "адрес" от ДД.ММ.ГГ года, вступившим в законную силу ДД.ММ.ГГ, удовлетворены исковые требования Сидорова С.А., Сидоровой Н.Ю., Сидорова И.С., применены последствия недействительности сделки купли-продажи жилого помещения N33, расположенного по адресу: "адрес", по договору купли-продажи жилого помещения с обременением его ипотекой в силу закона от 29.06.2007, заключенному между Сидоровой Н.Ю., Сидоровым С.А., Сидоровым И.С. и А. И.В.; с А. И.В. в пользу Сидоровой Н.Ю. в счет возвращения переданных по сделке денежных средств взыскано 433333,33 руб., судебные расходы по оплате услуг эксперта в сумме 549,78 руб., всего взыскано 433883,11 рубля; с А. И.В. в пользу Сидорова С.А. в счет возвращения переданных по сделке денежных средств взыскано 433333,33 руб., судебные расходы по оплате услуг эксперта в сумме 549,78 руб ... всего взыскано 433883,11 рубля; с А. И.В. в пользу Сидорова И.С. в счет возвращения переданных по сделке денежных средств взыскано 433333,34 руб., судебные расходы по оплате услуг эксперта в сумме 549,78 руб., по оплате государственной пошлины 14700 рубля, всего взыскано 448583,12 рубля.

Одновременно суд обязал Сидорову Н.Ю., Сидорова С.А., Сидорова И.С. возвратить Афанасьеву И. В. жилое помещение N33, расположенное по адресу: "адрес".

Впоследствии судом неоднократно индексировались присужденные истцам денежные средства, на момент обращения в суд размер их составил 518620,48 рубля для Сидоровой Н.Ю., 518620,48 рубля - для Сидорова С.А., 542181,40 рубля - для Карпова ( Сидорова) И.С.

Данные обстоятельства подтверждены и установлены решением Октябрьского районного суда "адрес" Алтайского края от 19.05.2011, а также материалами дела N2-145/2011.

Поскольку первоначальная регистрация за А. И.В. права собственности на строение в упрощенном порядке не могла повлечь нарушения прав истцов, а только регистрация права на отдельное жилое помещение, которое стало предметом договора купли-продажи, то суд обоснованно дал оценку данным действиям ответчика на предмет соответствия закону.

В соответствии со ст.25.3 Закона *** основаниями для государственной регистрации права собственности на создаваемый или созданный объект недвижимого имущества, если для строительства, реконструкции такого объекта недвижимого имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации не требуется выдачи разрешения на строительство, а также для государственной регистрации права собственности гражданина на объект индивидуального жилищного строительства, создаваемый или созданный на земельном участке, предназначенном для индивидуального жилищного строительства, либо создаваемый или созданный на земельном участке, расположенном в границе населенного пункта и предназначенном для ведения личного подсобного хозяйства (на приусадебном земельном участке), являются: документы, подтверждающие факт создания такого объекта недвижимого имущества и содержащие его описание; правоустанавливающий документ на земельный участок, на котором расположен такой объект недвижимого имущества. До ДД.ММ.ГГ технический паспорт объекта индивидуального жилищного строительства являлся единственным документом, подтверждающим факт создания такого объекта индивидуального жилищного строительства на указанном земельном участке и содержащим его описание. Истребование у заявителя дополнительных документов для государственной регистрации права собственности гражданина на указанный в пункте 1 настоящей статьи объект недвижимого имущества не допускается.

Как следует из материалов регистрационного дела, ДД.ММ.ГГ по заявлению А. И.В. произведена государственная регистрация ликвидации (преобразования) ранее зарегистрированного объекта. При обращении в Управление Р. А. И.В. предоставлены выписки из единого государственного реестра объектов градостроительной деятельности от ДД.ММ.ГГ АГКУП "Алтайский центр земельного кадастра и недвижимости" на каждое помещение отдельно (38 помещений).

Как верно указал суд первой инстанции, государственный регистратор действовал на основании ст. 25.3 Закона *** в редакции Федерального закона от ДД.ММ.ГГ N93-ФЗ, действовавшей до 17.05.2008., при этом он не был наделен полномочиями по признанию помещений, регистрация которых производилась по заявлению заинтересованного лица, самовольной постройкой, в том числе в связи с наличием признаков многоквартирного дома.

Требования к документам, предоставляемым на государственную регистрацию и основания для отказа в государственной регистрации прав, предусмотрены в ст.ст.18,20 Закона N122. В данном перечне отсутствует возможность отказа в регистрации собственнику жилого дома права собственности на отдельные помещения при отсутствии доказательств проведения работ по реконструкции жилого помещения и придании ему статуса многоквартирного дома. Более того, о том, что данный дом отвечал признакам многоквартирного, стало очевидным только после проведения строительно-технической экспертизы в рамках спора по искам покупателей данных жилых помещений о признании сделок недействительными.

При этом в судебных постановлениях на которые ссылается податель жалобы, не содержится вывода о нарушении государственными регистраторами Управления Р. в спорный период норм действовавшего законодательства, факт нарушения Управлением норм закона не установлен.

При таких обстоятельствах, вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения требований истцов о взыскании убытков правомерен.

Кроме того, как следует из оспариваемого решения в удовлетворении требований о признании незаконными действий управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии отказано в виду пропуска трехмесячного срока, установленного ст.256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерацией.

Решение в указанной части стороной истца не оспаривается.

Соглашается судебная коллегия и с выводом суда первой инстанции о пропуске истцами трехгодичного срока исковой давности.

В соответствии со ст.200 ГК РФ начало течения срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Истцами требования о взыскании убытков связаны с осуществлением Управлением Р. незаконных записей в ЕГРП, в связи с чем начало течение срока исковой давности должно быть связано именно с данным событием, а не с моментом утраты возможности взыскания денежных средств с А. И.В. по совершенной сделке, поскольку законодатель в ст.31 Закона *** не связывает возникновение права на взыскание убытков с моментом утраты потерпевшим иного способа защиты нарушенного права, избранного ранее. В связи с чем, довод апелляционной жалобы о начале течения срока исковой давности с момента получения постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства о взыскании с А. И.В. денежных средств по сделке является ошибочным и не основанном на нормах материального права. Поскольку судом установлено, что истице о нарушенном праве было известно, как минимум с 31.05.2010, т.е. с момента обращения в суд с иском к А. И.В., то к моменту обращения в суд с настоящим иском трехгодичный срок исковой давности истек, что является самостоятельным основанием отказа в удовлетворении исковых требований.

Доводы жалобы о том, что незаконность действий ответчика по регистрации отдельных жилых помещений установлена в определении судебной коллегии по гражданским делам от 26.11.2014, не принимаются судебной коллегией во внимание.

Представленное истцами определение от ДД.ММ.ГГ судебной коллегии по гражданским делам "адрес"вого суда не относится к постановлениям, принятым по искам заинтересованных лиц, а касается частных вопросов правоприменения. Порядок реализации требований, заложенных в подобных частных определениях и способ реагирования субъектов, в адрес которых они вынесены, регулируется ст. 226 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Ссылка на подобные частные определения как на постановления, устанавливающие конкретные факты, невозможна в силу иной их правовой природы и назначения, а также в силу ч.2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Ссылка в жалобе на необоснованность вывода суда о том, что иск предъявлен к ненадлежащему ответчику Управлению Федерального казначейства по Алтайскому краю, также несостоятельна.

Данный вопрос являлся предметом судебного разбирательства, суд первой инстанции дал ему верную оценку. Кроме того, истец Карпов И.С. в судебном заседании уточнил наименование ответчиков, указав, что требования предъявляются к Управлению Р., Министерству Финансов Российской Федерации. Уточенные требования занесены в протокол судебного заседания от 18- ДД.ММ.ГГ, а также отражены в решении суда. От других истцов заявлений об уточнении требований не поступало.

Остальные доводы апелляционной жалобы по существу направлены на переоценку выводов суда о фактических обстоятельствах дела и имеющихся в деле доказательств, они не опровергают выводов суда, а повторяют правовую позицию истцов, выраженную ими в суде первой инстанции, тщательно исследованную судом и нашедшую верное отражение и правильную оценку в решении суда и поэтому не могут служить основанием для отмены постановленного по делу решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Октябрьского районного суда "адрес" Алтайского края от ДД.ММ.ГГ оставить без изменения, апелляционную жалобу истцов Сидоровой Н. Ю., Сидорова С. А., Карпова И. С. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.