Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июня 1999 г. по делу N 05-099-110 Судебная коллегия приговор Московского городского суда от 9 апреля 1999 г. в отношении Нагорного Евгения Олеговича оставила без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения, так как в связи с доказанностью вины Нагорного в завладении имуществом потерпевших суд обоснованно удовлетворил гражданские иски, связанные с возмещением причиненного осужденным материального ущерба

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 1 июня 1999 г. по делу N 05-О99-110


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 1 июня 1999 г. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Нагорного Е.О. на приговор Московского городского суда от 9 апреля 1999 г., которым

Нагорный Евгений Олегович 1972 года рождения, со средним специальным образованием, до ареста работавший директором АОЗТ "Автолюкс", ранее не судимый, -

осужден к лишению свободы: по ст.326 ч.2 УК РФ на 3 года, по ст.209 ч.1 УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества, по ст.162 ч.3 п.п. а, б, в УК РФ на 14 лет с конфискацией имущества, по ст.105 ч.2 п.п. а, ж, з, н УК РФ в виде пожизненного заключения, по совокупности преступлений окончательно в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Нагорный Е.О. по ст.325 ч.2 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Постановлено о взыскании с осужденного в пользу потерпевших в счет возмещения материального ущерба денежных сумм, указанных в приговоре.

По этому же делу постановлено определение о назначении Ставицкому Сергею Михайловичу принудительной меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением - до выхода его из состояния временного расстройства психической деятельности, на которое протест не принесен.

Заслушав доклад судьи, выступление осужденного Нагорного Е.О., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, а также заключение прокурора Ерохина Е.Е., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Нагорный признан виновным:

в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан, руководстве такой группой (бандой), участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею преступлениях;

в разбое, то есть нападении с целью хищения чужого имущества, соединенном с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, совершенном неоднократно, организованной группой, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением потерпевшему тяжких телесных повреждений, с целью завладения имуществом в крупных размерах;

в умышленном убийстве более двух лиц, совершенном неоднократно, организованной группой и сопряженном с разбоем и бандитизмом;

в уничтожении номера кузова, двигателя в целях сбыта транспортного средства, совершенном неоднократно и организованной группой.

Преступления совершены в период с декабря 1997 год по апрель 1998 г. в г.Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный виновным себя в совершении указанных преступлений не признал.

В основной и дополнительной кассационных жалобах осужденный Нагорный, оспаривая выводы суда о его виновности в совершении инкриминированных ему преступлений, указывает, что дело расследовано и рассмотрено судом неполно и с обвинительным уклоном. Обращает внимание на необоснованное отклонение судом его ходатайства о рассмотрении дела судом присяжных. Утверждает, что на предварительном следствии показания от него получены с нарушением закона. Также утверждает, что суд не в праве в подтверждение его вины ссылаться на показания Ставицкого, который страдает психическим заболеванием. Считает необоснованным применение к нему дополнительной меры наказания в виде конфискации имущества и удовлетворения гражданских исков, связанных с возмещением материального ущерба. Просит эти обстоятельства учесть при рассмотрении дела в кассационном порядке.

В письменных возражениях на содержащиеся в кассационной жалобе осужденного доводы потерпевшие Хигрин Р.Б., Зимина Е.А. и Якушиной В.Н. просят приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, находит приговор законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности Нагорного в создании банды, руководстве бандой, участии в ней и совершаемых ею преступлениях, в разбойных нападениях, уничтожении номера кузова, двигателя в целях сбыта транспортного средства, а также в умышленном убийстве более двух лиц, основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Так, виновность осужденного в совершении указанных преступлений подтверждается показаниями, данными им самим на предварительном следствии, в частности, при допросе в качестве обвиняемого 24 июля 1998 г.

В частности, из этих показаний следует, что сведения о потерпевших Нагорный находил в газете "Из рук в руки", после чего связывался с ними по телефону и под предлогом приобретения у них автомашин договаривался о встрече, а затем под предлогом осмотра автотранспорта вместе с потерпевшими приезжал в автосервис "Автолюкс", где по большинству эпизодов согласно договоренности их ожидал Ставицкий. Действуя таким образом, 9 февраля 1998 г. он прибыл в автосервис с продавцами автомашины "Гранд Чероки" Хигриными, где Ставицкий выстрелил Хигрину в затылок, после чего Ставицкий положил Хигрину на землю и связало ей руки. Они, решив ее убить, попросили ее полностью раздеться, после чего задушили ее проволокой. Трупы сбросили в канализационный люк. Впоследствии он продал автомобиль потерпевших за 6.000 дол. США своему знакомому по имени Эльдар; в начале марта 1998 г. он прибыл в автосервис с владельцем автомашины "Гранд Чероки" Козодуевым, где Ставицкий выстрелил потерпевшему в затылок, после чего они полностью раздели труп, надели на голову целлофановый пакет и сбросили его в канализационный люк. Впоследствии он продал автомобиль за 6.000 дол. США своему знакомому по имени Сергей; 16 марта 1998 г. он приехал в автосервис с владельцем автомашины "Мерседес-280" Степановым, где Ставицкий выстрелил в него из пистолета "ТТ", после чего они полностью раздели труп, надели на голову трупа целлофановый пакет, после чего сбросили его в канализационный люк. Впоследствии они вдвоем разобрали автомобиль на запчасти; 19 марта 1998 г. он приехал в автосервис с владельцем автомашины ""Мицубиси Паджеро" Соколова, где он, Нагорный, из пистолета "ТТ" выстрелил в затылок потерпевшего. Затем он со Ставицким раздели труп и сбросили его в канализационный колодец. Впоследствии, он, Нагорный, продал автомобиль потерпевшего за 8.000 дол. США своему знакомому по имени Константин; 2 апреля 1998 г. он приехал в автосервис с владельцем автомашины "Ауди-А6" Збандутой, где он, Нагорный, из пистолета "ТТ" выстрелил в затылок потерпевшего. Затем раздел труп, надел ему на голову полиэтиленовый пакет, положил к стене и накрыл тряпками и укрыл автозапчастями. Позже он продал автомобиль потерпевшего своему знакомому по имени Константин; 8 апреля 1998 года он приехал в автосервис с владельцем автомашины "Гранд Чероки" Лапиным и знакомым последнего Кутеповым, где их ждало то же лицо, после чего он, Нагорный, произвел выстрелы в обоих потерпевших. Затем он и Ставицкий раздели трупы, одели на головы полиэтиленовые пакеты и положили к стене рядом с трупом Збандуты, накрыв их тряпками и укрыв автозапчастями. Впоследствии он продал автомобиль потерпевшего за 9.000 дол. США своему знакомому по имени Константин; 16 апреля 1998 г. он приехал с владельцем автомашины "ВАЗ-21099" Зиминым и его родственником Якушиным в автосервис, где их ждал Ставицкий, после чего они поочередно из пистолета "ТТ" произвели выстрелы в обоих потерпевших. Трупы они раздели и положили к стене, где находились трупы трех предыдущих потерпевших. Впоследствии автомобиль он, Нагорный, передал своему знакомому по имени Сергей; 19 апреля 1998 г. лежавшие у стены трупы пяти потерпевших он, Нагорный, сбросил в яму, закопал ее и поставил сверху машину, туда же сбросил часть одежды с трупов и документы, а часть одежды и документов он и Ставицкий сожгли.

Кроме того, в этих же показаниях осужденного содержатся сведения о том, что 2 января 1998 г. он и то же лицо встретились с Арутюновым и после осмотра в гараже потерпевшего принадлежавшей последнему автомашины ВАЗ-21213 Ставицкий нанес ему несколько ударов молотком по голове, а он, Нагорный, дважды выстрелил в него из газового пистолета. Затем они связали потерпевшему руки и он, Нагорный, нанес молотком еще два-три удара по голове. При выезде с территории гаража он, Нагорный, расписался в журнале выезда вымышленной фамилией. Автомашину они отогнали в сервис.

Суд первой инстанции, тщательно исследовав все показания, данные осужденным Нагорным по настоящему делу, и, проверив его заявление о получении от него показаний на предварительном следствии в результате применения к нему работниками милиции насилия, пришел к правильному выводу о достоверности приведенных выше показаний, данных Нагорным на предварительном следствии 24 июля 1998 г., а также о необоснованности его заявления о получении этих показаний незаконным путем.

О правильности этого вывода относительно оценки показаний осужденного свидетельствует как то, что они подробны, конкретны, даны Нагорновым после разъяснения ему положений, содержащихся в ст.51 Конституции РФ, так и то, что они полностью согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, которым в приговоре также дана надлежащая оценка, в том числе:

с показаниями, данными на предварительном следствии Ставицким, в отношении которого этим же судом вынесено определение о назначении ему принудительной меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре до его выхода из состояния временного расстройства психической деятельности, которые по существу аналогичны показаниям осужденного;

с показаниями свидетеля Инже (работника автосервиса "Автолюкс") о том, что он видел в автосервисе лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, а также автомашины потерпевших, по просьбе Нагорного выкопал в ангаре автосервиса яму, которую затем кто-то засыпал. В апреле 1998 г., работая вечером в гараже, он услышал звук выстрела. Пройдя на этот звук, увидел названное выше лицо и Нагорного, при этом последний держал в руке пистолет. Впоследствии Нагорный попросил его ничего не говорить о яме, заявив, что иначе ему "крышка";

с показаниями свидетеля Панина (также работника автосервиса "Автолюкс") о том, что Нагорный и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, часто находились в автосервисе, где периодически появлялись автомашины различных моделей, которые они продавали. Видел перебитые номера на одной из автомашин. Со слов названного выше лица узнал, что эта автомашина была похищена, а владелец убит. Совместно с ним уничтожил несколько документов, среди которых находились технические паспорта на автомашины и гражданские паспорта. Видел, как названное лицо уничтожило сумку с одеждой. По просьбе Нагорного участвовал в раскопке ямы;

с показаниями свидетеля Мигунова о том, что однажды Нагорный заявил ему, что купил на запчасти автомашину "Мерседес", после чего заменил на его аналогичной автомашине все колеса. От Нагорного также узнал, что у него есть пистолет;

показаниями свидетелей Панченко и Гусева (дежурные на охраняемой стоянке) о том, что в начале января 1998 г. с территории к воротам подъехала машина Арутюнова, из нее вышел незнакомый мужчина, который предъявил личные документы Арутюнова и документы на машину, сказав, что хозяин попросил его пригнать машину. В журнале выезда этот мужчина расписался фамилией "Смирнов". В тот же день сотрудники милиции вскрыли гараж Арутюнова и обнаружили там его труп;

с показаниями свидетеля Сорокина о том, что 2 апреля 1998 г. на автостоянку подошел Нагорный и спросил Збандута, а через несколько минут они вместе уехали на принадлежащей Збандуте автомашине "Ауди", при этом потерпевший сказал, что поедет в сервис посмотреть машину и вскоре возвратится, однако больше Збандут не вернулся;

показаниями потерпевших Хигрина, Сафаровой, Курносова, Козодуевой, Степановых, Лапиной, Зимина, Якушиной и Збандут, а также свидетеля Лапина, согласно которым их сыновья, мужья и братья в разное время давали объявления о продаже своих автомашин через названную выше газету и общались по телефону с покупателем, после чего уехали на встречу с ним и не вернулись;

с показаниями того же потерпевшего Хигрина о том, что он присутствовал на первой встрече своего сына Хигрина и его жены с Нагорным, который высказывал желание купить автомашину сына и осматривал ее. После второй встречи с Нагорным сына и его жены, последние исчезли;

с протоколами опознания личности по фотографии, согласно которым опознали Нагорного: Панченко и Гусев - как мужчину, который выехал с территории автостоянки на автомашине Арутюнова, предъявив при выезде документы последнего, Сорокин - как мужчину, который уехал вместе с Збандутой;

с протоколом осмотра журнала выезда транспорта, изъятого на муниципальной автостоянке, согласно которому в нем имеется запись от 2 января 1998 г.: "Арутюнов К.Э., за рулем Смирнов К.А., 197, У-967-КА-77, "Нива", 13-00";

с протоколом осмотра обнаруженной в автосервисе Нагорного автомашины "Нива" красного цвета, из которого следует, что идентификационный номер названной автомашины уничтожен путем вырезания части маркировочной детали кузова, маркировочная табличка отсутствует, номер двигателя уничтожен механическим путем;

с протоколом обыска в помещении автосервиса Нагорного, из которого следует, что в ходе обыска обнаружены и изъяты, в частности, магазин от пистолета, снаряженный двумя патронами калибра 9 мм, а также наплечная кобура;

с протоколами осмотров мест происшествий и актами судебно-медицинских экспертиз, в которых данные о местах обнаружения трупов потерпевших, их внешнем виде, количестве и локализации обнаруженных у всех потерпевших телесных повреждений и механизме их причинения соответствуют аналогичным данным, содержащимся в приведенных выше показаниях самого осужденного;

с протоколом дополнительного осмотра помещения автосервиса Нагорного, согласно которому там был обнаружен и изъят пистолет.

С содержащимися в кассационной жалобе осужденного доводами о том, что показания, на которые сослался суд в подтверждение его вины, не могут являться доказательством по делу еще и потому, что даны им в отсутствии адвоката, а также о том, что в подтверждение его вины суд не мог ссылаться на показания Ставицкого на том основании, что он страдаетпсихическим заболеванием, согласиться нельзя.

Как видно из материалов дела, в протоколе допроса Нагорного в качестве обвиняемого 24 июля 1998 г. имеется его собственноручная запись об отказе от услуг адвоката и желании давать эти показания без защитника. При таких данных у органов следствия имелись законные основания производить указанное следственное действие в отсутствии защитника.

Что же касается показаний Ставицкого, в которых он подробно излагает свое и Нагорного участие в преступлениях, то они даны им неоднократно (при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого) в мае 1998 г. Согласно же акту стационарной судебно-психиатрической экспертизы он в указанный период времени психическим расстройством не страдал, временное расстройство психической деятельности развилось примерно с августа того же года. При таких данных, учитывая, что показания, данные Ставицким в мае 1998 г., последовательны, подробны, согласуются как между собой, так и с показаниями Нагорного и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, вывод суда о их доказательственной силе является правильным.

Таким образом, содержащиеся в кассационной жалобе осужденного аналогичные доводы о получении от него на предварительном следствии 24 июля 1998 г. показаний незаконным путем, а также о недоказанности его вины по предъявленному обвинению обоснованными признать нельзя.

Что касается содержащихся в кассационной жалобе осужденного доводов о том, что дело расследовано и рассмотрено неполно и с обвинительным уклоном, то они также являются необоснованными.

Как видно из материалов дела, органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

При этом также нельзя согласиться с содержащимися в кассационных жалобах осужденного доводами о необоснованном отклонении судом его ходатайства о рассмотрении настоящего дела с участием присяжных заседателей.

В соответствии со ст.47 Конституции Российской Федерации обвиняемый имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Вместе с тем согласно п.6 "Заключительных и переходных положений" Конституции Российской Федерации такой порядок рассмотрения дел возможен только с момента введения в действие соответствующего федерального закона.

Поскольку по действующему законодательству город Москва не входит в число регионов Российской Федерации, где возможно рассмотрение дел с участием присяжных заседателей, указанное выше ходатайство Нагорного удовлетворено быть не могло.

Анализ приведенных выше и других имеющихся в материалах дела доказательств свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно квалифицировал действия осужденного Нагорного по ст.ст.326 ч.2, 209 ч.1, 162 ч.3 п.п. а, б, в и 105 ч.2 п.п. а, ж, з, н УК РФ.

Основное и дополнительное наказание, назначенное осужденному с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных, характеризующих его личность, то есть в соответствии с требованиями ст.60 УК РФ, является справедливым.

Оснований для отмены дополнительного наказания в виде конфискации имущества, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе, не имеется.

В связи с доказанностью вины Нагорного в завладении имуществом потерпевших суд обоснованно удовлетворил гражданские иски, связанные с возмещением причиненного осужденным материального ущерба. Поэтому доводы, содержащиеся в его кассационной жалобе о необоснованности удовлетворения таких исков, также являются несостоятельными.

На основании изложенного, руководствуясь ст.339 УПК РСФСР, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 9 апреля 1999 г. в отношении Нагорного Евгения Олеговича оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июня 1999 г. по делу N 05-099-110


Текст определения размещен на сервере Верховного суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение