Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 сентября 1997 г. N 05-097-224 Об отмене приговора Московского городского суда от 23 июня 1997 г. в отношении Гризака Владимира Юрьевича и направлении дела на новое расследование

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 16 сентября 1997 г. по делу N 05-О97-224


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 16 сентября 1997 г. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Гризака В.Ю., адвокатов Бочко А.Е. и Падвы Г.П. и потерпевшей Буровой Л.Г. на приговор Московского городского суда от 23 июня 1997 г., по которому

Гризак Владимир Юрьевич, 1958 г. рождения, с высшим образованием, работавший врачом-стоматологом, несудимый, -

осужден по ст.102 п.п. г, з УК РСФСР на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи, выступление адвоката Падвы Г.П. и потерпевшей Буровой Л.Г., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, а также заключение прокурора Дубровинской Г.П., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Гризак признан виновным в умышленном убийстве двух лиц - жены Ставцевой и сына Гризака К. с особой жестокостью.

Согласно приговору 5 мая 1994 г., Гризак, находясь в своей квартире и будучи в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры с женой Ставцевой, возникшей на почве личных неприязненных отношений, подверг ее избиению, после чего на глазах у нее, причиняя ей особые мучения и страдания, с целью умышленного убийства нанес 3 удара ножом в область шеи своему малолетнему сыну Гризаку Кириллу, 1989 г. рождения, причинив ему тяжкие телесные повреждения, повлекшие его смерть. После этого, посадив Ставцеву на стул, он связал ей руки, не давая кричать, связал тряпкой рот и шею и тем же ножом с целью умышленного убийства нанес потерпевшей 7 ударов в область шеи и груди, также повлекшие ее смерть.

В судебном заседании осужденный Гризак виновным себя в совершении указанного преступления не признал и от дачи показаний отказался.

В кассационных жалобах:

осужденный Гризак, высказывая свое несогласие с приговором, утверждает, что он убийства сына и жены не совершал;

адвокаты Бочко и Падва в защиту осужденного Гризака утверждают, что вина последнего в совершении указанного преступления не доказана. Считают, что показания Гризака на предварительном следствии получены с нарушением закона. В частности, указывают, что он дал показания при допросе в качестве подозреваемого в результате принуждения со стороны работников милиции, т.е. в период отбывания им ареста по сфабрикованному административному делу, после проведения с ним многочисленных бесед без составления соответствующих протоколов, а также после спаивания его водкой. При этом обращают внимание на невыполнение судом указаний вышестоящего суда о проверке законности привлечения Гризака к административной ответственности. Считают, что органы следствия при производстве этого допроса осужденного также нарушили требования ст.123 УПК РСФСР. Также считают, что не может служить доказательством вины Гризака и протокол следственного эксперимента, поскольку перед производством этого следственного действия Гризаку не разъяснены его право иметь защитника и положения ст.51 Конституции РФ. Обращают внимание на несоблюдение органами следствия в процессе производства эксперимента требований закона об изъятии с места происшествия и приобщения к материалам дела ножа и трусов. Кроме того, указывают на несоответствие показаний осужденного об обстоятельствах и времени убийства сына и жены данным, содержащимся в актах судебно-медицинской экспертизы. Также указывают, что изложенный в приговоре вывод суда об обстоятельствах нанесения осужденным ударов ножом жене основан на предположениях. Утверждают, что судом недостаточно проверена версия об убийстве потерпевших другими лицами с целью завладения их имуществом. Просят приговор в отношении Гризака отменить, а производство по делу прекратить;

потерпевшая Бурова также высказывает сомнения относительно доказанности вины Гризака в убийстве сына и жены. Просит приговор в отношении осужденного отменить.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, находит приговор подлежащим отмене, а дело направлению на новое расследование по следующим основаниям.

В соответствии со ст.68 УПК РСФСР при производстве предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде подлежат обязательному доказыванию мотивы преступления.

Однако это требование закона по настоящему делу не выполнено.

Как видно из материалов дела, мотив убийства малолетнего Гризака Кирилла органами следствия и судом соответственно в постановлении о привлечении Гризака В. в качестве обвиняемого и обвинительном заключении, а также и в приговоре не приведен.

Согласно ст.20 УПК РСФСР органы следствия и суд обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Однако и эти требования закона по настоящему делу выполнены не были.

Так, в подтверждение вины Гризака в убийстве жены и сына органы следствия и суд сослались на показания, данные осужденным на предварительном следствии 14.06.94 в процессе производства с его участием следственного эксперимента на месте происшествия и 15.06.94 при допросе его в качестве подозреваемого, в которых он изложил обстоятельства нанесения им потерпевшим ударов ножом.

Учитывая, что впоследствии осужденный от этих показаний отказался, а содержащиеся в них сведения имели важное значение для разрешения дела по существу, органам следствия и суду надлежало причины изменения Гризаком показаний тщательно проверить.

Необходимость такой проверки вызывалась еще и тем, что защитой осужденного в стадии судебного разбирательства были сделаны заявления о том, что эти показания даны Гризаком в период отбывания им ареста по сфабрикованному административному делу, после проведения с ним многочисленных бесед без составления соответствующих протоколов, а также после спаивания его водкой, т.е. о применении к осужденному незаконных методов ведения следствия.

К тому же, в определении Верховного Суда РФ от 13.12.95, которым прежний обвинительный приговор в отношении Гризака отменен, а дело направлено на новое расследование, содержалось указание о необходимости проверки законности привлечения осужденного к административной ответственности.

Вместе с тем органы следствия и суд, несмотря на то, что результаты проверки заявлений адвокатов имели важное значение для оценки показаний, данных Гризаком на предварительном следствии, изложенные в этих заявлениях факты надлежащим образом не проверили, никаких процессуальных решений по ним не приняли и указание вышестоящего суда в соответствии с требованиями ст.352 УПК РСФСР не выполнили.

Изложенные в приговоре доводы суда об отсутствии у него полномочий по даче оценки решению судьи о привлечении Гризака к административной ответственности обоснованными признать нельзя, поскольку в данном случае объективную оценку отмеченным выше показаниям осужденного на предварительном следствии без результатов проверки законности этого решения судьи дать не представляется возможным.

Кроме того, излагая в приговоре обстоятельства, при которых Гризак нанес удары ножом потерпевшим, суд первой инстанции пришел к выводам, содержащим существенные противоречия и не подтверждающимся имеющимися в материалах дела доказательствами.

В частности, на листе 12 приговора суд указал, что потерпевший был убит в тот момент, когда Ставцева держала его на руках, спиной к себе и лицом к осужденному, а на листе 15 приговора уже делает вывод о том, что раны на шее Гризаку К. были причинены при горизонтальном положении его тела на спине.

Считая, что эти обстоятельства не противоречат друг другу, суд указал о помещении тела потерпевшего сразу после нанесения ему телесных повреждений в горизонтальное положение, при этом сослался на мнение эксперта Ожерелкова, отраженное в акте повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы (т.4,л.д.92).

Однако такой довод суда обоснованным признать нельзя, поскольку, как видно из названного акта, эксперт такого мнения не высказывал. Более того в этом же акте содержится вывод о том, что каких-либо данных, указывающих на изменение позы трупа Гризака К. после причинения ему повреждений, не имеется.

Как видно из материалов дела, труп Гризака К. обнаружен в комнате, а труп Ставцевой - на кухне. Эти обстоятельства не оспариваются в приговоре и самим судом, который к тому же пришел к выводу о том, что насильственные действия в отношении потерпевших были совершены в коридоре квартиры и на кухне.

Однако на листе 23 приговора, суд указал, что Гризак К. был убит на руках у матери, а "признаков того, что тела перемещались, нет".

Суд причины этих противоречий не выяснил и не указал, почему им отвергнуты выводы экспертов в указанной части.

В подтверждение вины Гризака в убийстве потерпевших и в опровержение версии осужденного о возможном совершении этого преступления другими лицами, проникшими в квартиру с целью завладения имуществом семьи осужденного, суд в приговоре также сослался на то, что с учетом следов, оставленных обушком орудия убийства на нескольких ранах, обнаруженных у Ставцевой, и отсутствия такого следа на одной из ее ран, невозможно, что все эти раны могли быть нанесены более, чем одним лицом, что маловероятно лишение потерпевших жизни из-за количества "якобы похищенного" из квартиры имущества, что с учетом нахождения в квартире ребенка Ставцева не могла отказать этим лицам в добровольной выдаче ценного имущества, что поведение лиц, завязавших рот человеку, от которого имелось намерение получить информацию о месте нахождения ценностей, явно неадекватно, а также на то, что в течение 1 ч. 50 мин., если искать ценности, такого беспорядка, как на месте происшествия, добиться невозможно и что в этом случае "теряется весь смысл поиска".

Однако, сославшись на эти обстоятельства, суд фактически основал свои выводы на предположениях, что согласно ст.309 УПК РСФСР недопустимо.

Таким образом, изложенные выше обстоятельства, свидетельствующие о неполноте произведенного предварительного следствия и нарушении органами следствия и судом уголовно-процессуального законодательства при расследовании и рассмотрении дела, являются основанием к отмене приговора и направлению дела на новое расследование.

В ходе производства дополнительного расследования необходимо перепредъявить Гризаку обвинение, в котором указать мотивы убийства Гризака К., тщательно проверить содержащиеся в кассационных жалобах адвокатов доводы о применении к Гризаку незаконных методов ведения следствия, при этом выполнить указание Верховного Суда РФ, и по результатам проверки вынести соответствующее постановление, с учетом этих результатов и на основании всестороннего исследования других имеющихся в материалах дела доказательств, а при необходимости и с привлечением специалистов психологов, дать оценку чистосердечному признанию Гризака, его показаниям в качестве подозреваемого от 15.06.94 и протоколу следственного эксперимента от 14.06.94, принять все предусмотренные законом меры к выяснению причин отмеченных выше противоречий, а также исследовать и другие, содержащиеся в кассационных жалобах адвокатов доводы, и по полученным данным решить вопрос об ответственности Гризака.

На основании изложенного, руководствуясь ст.339 УПК РСФСР, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 23 июня 1997 г. в отношении Гризака Владимира Юрьевича отменить и дело направить на новое расследование. Меру пресечения в отношении Гризака оставить содержание под стражей.




Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 сентября 1997 г. по делу N 05-097-224


Текст определения размещен на сервере Верховного суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.