Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 1996 г. О приговоре Орловского областного суда от 27 ноября 1995 г. в отношении Пономарева Леонида Семеновича

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 28 февраля 1996 г.



Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 28 февраля 1996 г. рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному протесту государственного обвинителя на приговор Орловского областного суда от 27 ноября 1995 г., по которому

Пономарев Леонид Семенович, родившийся 2 апреля 1951 г. в г.Луганске, со средним образованием, ранее судимый: 31.03.67 по ст.89 ч.2 УК РСФСР на 1 год 6 месяцев лишения свободы; 30.07.68 по ст.142 ч.2 УК УССР на 7 лет лишения свободы; 30.01.74 по ст.ст.117 ч.2 и 212 ч.1 УК РСФСР на 9 лет лишения свободы; 16.07.80 по ст.103 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы, признан особо опасным рецидивистом; 04.08.92 по ст.ст.117 ч.4, 15 и 117 ч.4, 212 ч.2, 190, 144 ч.4, 15 и 212 - ч.2 и 206 ч.3 УК РСФСР на 13 лет лишения свободы, наказание не отбыто, -

по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.117 ч.4 и 102 п.п. г, и, л УК РСФСР оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

Заслушав доклад судьи, выступление прокурора Базылевой Т.И., поддержавшей доводы протеста и полагавшей оправдательный приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, судебная коллегия установила:

Пономареву органами следствия предъявлено обвинение в умышленном убийстве Калининой, совершенном с особой жестокостью особо опасным рецидивистом, лицом ранее совершившим умышленное убийство, а также в изнасиловании малолетней Калининой Насти, совершенном особо опасным рецидивистом и лицом, ранее совершившим изнасилование.

Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого он в ночь с 20 на 21.03.91, находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире Калининой, на почве личных неприязненных отношений, с целью убийства, действуя с особой жестокостью, стал душить ее руками за шею, после чего нанес ей 19 ударов ножом в область груди и живота, в результате чего потерпевшая скончалась.

После совершения убийства Калининой он изнасиловал спавшую в соседней комнате малолетнюю дочь потерпевшей Калинину Настю.

Судом первой инстанции Пономарев оправдан за недоказанностью его участия в совершении этих преступлений.

В кассационном протесте государственный обвинитель ставит вопрос об отмене оправдательного приговора.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном протесте, судебная коллегия находит оправдательный приговор законным и обоснованным.

В судебном заседании Пономарев виновным себя по предъявленному обвинению не признал и показал, что в указанный день в квартире Калининой не был, на момент убийства потерпевшей находился на работе, к ее убийству и изнасилованию ее дочери не причастен.

В подтверждение вины Пономарева в совершении убийства Калининой и изнасилования ее малолетней дочери органы следствия представили показания самого Пономарева, данные им на предварительном следствии, показания малолетней потерпевшей Калининой Насти, свидетелей Алешина, Тупиковой, Крюкова, Ноздрина и Матвеева, протоколы осмотра места происшествия, добровольной выдаче Пономаревым ножа, опознания этого ножа свидетелем Алешиным, акты судебно-медицинских, - биологических и - фоноскопической экспертиз, а также магнитофонную запись голоса Пономарева.

В частности, в качестве основного доказательства в подтверждение вины Пономарева органы следствия сослались на показания самого Пономарева, данные им на предварительном следствии 03.12.91, 20 и 23.01.92 о том, что он на почве ссоры нанес потерпевшей несколько ударов ножом, который взял на ее кухне, затем накрыл ее тело простыней и совершил развратные действия в отношении ее малолетней дочери (т.2 л.д.9 - 15).

Однако суд первой инстанции, отвергая эти показания Пономарева как недостоверное доказательство его вины, указал в приговоре, что они противоречивы и не согласуются с другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Судебная коллегия, проанализировав имеющиеся в материалах дела доказательства, находит, что такая оценка показаний Пономарева, в которых он признавал себя виновным в совершении указанных преступлений, является правильной, поскольку эти показания непоследовательны и в деталях, отмеченных судом в приговоре, в частности, об одежде, которая была на потерпевшей, посуде, которую он и Калинина якобы использовали в процессе совместного распития спиртных напитков, местах в квартире, где были нанесены потерпевшей ножевые ранения и где был оставлен ее труп, а также о количестве, характере и механизме нанесения потерпевшей телесных повреждений, не согласуются с показаниями малолетней потерпевшей Калининой Н., свидетелей Ивановой, Пономаревой, Новиковой и Тупиковой, а также с данными, содержащимися в протоколе осмотра места происшествия и акте судебно-медицинской экспертизы.

Доводы протеста о том, что первоначальные показания Пономарева на предварительном следствии не согласуются с данными, содержащимися в протоколе осмотра места происшествия, лишь в незначительной степени, а с показаниями четырехлетней потерпевшей Калининой Насти - в связи с возможностью неадекватного ею восприятия действительности, нельзя признать убедительными для опровержения вывода суда относительно оценки показаний оправданного.

Что же касается доводов протеста о возможных причинах нахождения крови не на кухне, а в комнате, то они также не могут свидетельствовать об объективности показаний Пономарева на предварительном следствии в этой части, поскольку эти доводы носят предположительный характер.

Являются обоснованными и выводы суда о недостаточности для подтверждения вины Пономарева в совершении преступлений представленные доказательства, свидетельствующие, по мнению органов следствия, о добровольной выдаче Пономаревым ножа, опознании этого ножа как принадлежащего Калининой свидетелем Алешиным и о возможности причинения обнаруженных у потерпевшей телесных повреждений этим ножом.

Из материалов дела видно, что свидетель Алешин в судебном заседании категорично подтвердить принадлежность выданного Пономаревым ножа потерпевшей Калининой не смог.

Более того, этот нож свидетелю в судебном заседании не предъявлялся, так как был утрачен.

Доводы, содержащиеся в протесте, о том, что Алешин не мог категорично опознать нож, выданный Пономаревым через 10 месяцев после убийства потерпевшей, по той причине, что нож потерял свой первоначальный вид, также не опровергают указанные выводы суда.

Давая оценку актам судебно-биологических экспертиз, согласно которым на трусах Калининой Н., на тампонах с содержимым ее влагалища и одеяле обнаружена сперма, а на окурках, находящихся на кухне Калининой, - слюна, происхождение которых возможно от Пономарева, суд сослался на показания эксперта Дорониной и обоснованно указал, что происхождение обнаруженных на месте происшествия спермы и слюны возможно и от других лиц, подозревавшихся в совершении этих преступлений.

Что же касается наличия в крови Пономарева антигена А, который отсутствует в крови других лиц, причастность которых к совершению преступлений проверялась органами следствия, на что имеется ссылка в кассационном протесте, то этот факт сам по себе не свидетельствует о виновности оправданного в инкриминированных ему преступлениях, поскольку согласно показаниям того же эксперта этот антиген не является индивидуальным признаком какого-либо лица, а выделяется людьми с 1 и 2 группами крови, т.е. относится к групповому признаку.

Нельзя не согласиться и с выводом суда о признании аудиозаписи голоса Пономарева, согласно которой последний во время беседы с работником милиции признавал себя виновным в убийстве Калининой и совершении развратных действий в отношении ее дочери, недопустимым доказательством по делу по причине ее производства органами следствия с нарушением уголовно-процессуального закона.

Как видно из материалов дела, эта аудиозапись произведена работниками милиции оперативным путем с нарушением требований ст.ст.141 и 141 УПК РСФСР, т.е. без составления протокола допроса и без уведомления самого Пономарева.

При таких данных суд обоснованно не положил в основу обвинения Пономарева и показания свидетелей Крюкова, Ноздрина и Матвеева, из которых следует, что они присутствовали при этой беседе.

Доводы протеста о том, что эту аудиозапись суду следовало рассматривать как вещественное доказательство по делу и оценивать его в совокупности с другими собранными по делу доказательствами, нельзя признать состоятельными, так как в данном случае в качестве объекта исследования представлены показания Пономарева, которые получены с нарушением закона.

Обоснованным является и вывод суда о недостаточности подтверждения обвинения, предъявленного Пономареву, показаниями свидетеля Тупиковой на предварительном следствии о том, что он замывал на рубашке белого цвета пятно крови, поскольку, как видно из материалов дела, в судебном заседании свидетель изменила показания и заявила, что у мужа были только салатовая и голубая рубашки и на которой из них видела это пятно, она не помнит, а также показаниями потерпевшей Калининой Н., которая никогда не указывала на Пономарева как на лицо, совершившее преступления.

Что же касается содержащихся в протесте доводов о том, что в данном случае для оценки показаний Тупиковой называемый ею цвет рубашки значения не имеет, а также о том, что суд, отвергая показания Калининой Н., не учел, что она в силу своего возраста и в сложившийся ситуации, могла не запомнить внешность преступника, то они не опровергают отмеченный выше вывод суда.

Из материалов дела также видно, что судом тщательно проверялось заявление Пономарева о том, что в день убийства Калининой он работал во 2-ю смену до 24 часов, после чего находился дома, а также показания свидетеля Тупиковой о том, что ее муж всегда ночевал дома, однако достоверных доказательств, опровергающих эти заявление и показания, по делу не установлено.

Содержащиеся в протесте доводы о том, что непоследовательные и противоречивые показания Пономарева на предварительном следствии о месте его нахождения в ночь с 20 на 21.03.91 свидетельствуют о их необъективности, нельзя признать основанными на законе, поскольку в соответствии со ст.ст.20 и 68 УПК РСФСР обязанность доказывания обстоятельств, касающихся события преступления, возлагается на органы следствия.

Кроме того, обоснованным является и вывод суда о том, что не имеет доказательственной силы ссылка органов следствия как на обстоятельство, подтверждающее виновность Пономарева в совершении указанных преступлений, на совершение им ранее убийства и изнасилований способами, похожими на те, какими были совершены преступления в отношении Калининой и ее дочери, поскольку оно носит лишь предположительный характер.

Поэтому аналогичные доводы, содержащиеся в протесте прокурора, также являются необоснованными.

Таким образом, принимая во внимание, что какие-либо другие доказательства, подтверждающие виновность Пономарева в убийстве Калининой и изнасиловании ее малолетней дочери, в материалах дела отсутствуют и возможность их собирания исчерпаны, а также, учитывая, что оснований к отмене приговора, перечисленных в ст.342 УПК РСФСР, не установлено, судебная коллегия находит правильным оправдательный приговор оставить без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.339 УПК РСФСР, судебная коллегия определила:

приговор Орловского областного суда от 27 ноября 1995 г. в отношении Пономарева Леонида Семеновича оставить без изменения, а кассационный протест - без удовлетворения.




Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 1996 г.


Текст определения размещен на сервере Верховного суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение