Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 марта 1997 г. Об отмене оправдательного приговора Московского городского суда от 17 января 1997 г. в отношении Борисова Андрея Сергеевича и Степина Олега Владимировича и направлении дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 18 марта 1997 г.


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 18 марта 1997 г. рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному протесту государственного обвинителя на оправдательный приговор Московского городского суда от 17 января 1997 г., по которому

Борисов Андрей Сергеевич, родившийся 4 марта 1963 г. в дер.Селково Загорского района Московской области, со средним образованием, женатый, имеющий на иждивении 2-х малолетних детей, работавший командиром отделения роты ППСМ 62 отделения милиции ОВД "Соколиная Гора" УВД Восточного административного округа г.Москвы, ранее не судимый, -

оправдан по ст.ст.170 ч.1 и 191 УК РСФСР за отсутствием в его действиях состава преступления;

Степин Олег Владимирович, родившийся 16 марта 1968 г. в г.Москве, со средним специальным образованием, женатый, имеющий на иждивении малолетнего ребенка, работавший милиционером-водителем роты ППСМ 62 отделения милиции ОВД "Соколиная Гора" УВД Восточного административного округа г.Москвы, ранее не судимый, -

оправдан по ст.170 ч.1 УК РСФСР за отсутствием в его действиях состава преступления. Заслушав доклад судьи, заключение прокурора Крюковой Н.С., поддержавшей доводы протеста и полагавшей оправдательный приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд, а также выступления адвокатов Давыдова С.В. и Хромушкиной Л.Г., оправданного Борисова А.С., полагавших приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Борисову и Степину предъявлено обвинение в умышленном использовании ими, как должностными лицами, своего служебного положения вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, причинившем существенный вред государственным интересам и охраняемым законом правам и интересам граждан (т.е. в злоупотреблении властью).

Борисову также предъявлено обвинение в посягательстве на жизнь работника милиции в связи с его служебной деятельностью по охране общественного порядка.

Согласно постановлениям о привлечении Борисова и Степина в качестве обвиняемых и обвинительному заключению 23 декабря 1994 г., около 16 ч., они, являясь соответственно командиром отделения роты ППСМ 62 отделения милиции ОВД "Соколиная Гора" УВД Восточного административного округа г.Москвы и милиционером-водителем той же роты, с целью вернуть 347.000 руб., которые 22 декабря 1994 года Борисов проиграл в лотерею Рыжикову в холле магазина автозапчастей, и, используя свое служебное положение, будучи вооруженными автоматами АКСУ-74, на служебной автомашине ВАЗ-2106 прибыли к указанному магазину, в холле которого встретили Рыжикова и потребовали у него вернуть проигранную сумму денег, угрожая расправой в случае отказа, после чего повели Рыжикова в свою автомашину, где еще раз потребовали вернуть проигранные деньги и дать еще денег за "моральный вред". Опасаясь угроз вооруженных сотрудников милиции, Рыжиков был вынужден передать им 370.000 руб. Своими действиями Борисов и Степин причинили Рыжикову существенный материальный ущерб, а своими незаконными действиями по получению этих денег причинили существенный вред государственным интересам.

Кроме того, в указанное время там же на требование оперуполномоченного 7-го отдела ГУВД г.Москвы Пашинова, находившегося при исполнении служебных обязанностей и предъявившего удостоверение сотрудника милиции, прекратить преступную деятельность, Степин и Борисов не отреагировали и забрали служебное удостоверение Пашинова, ввиду чего он был вынужден применить свое табельное оружие - пистолет системы Макарова, произведя из него несколько выстрелов в землю. Одна из пуль, отрикошетив от земли, причинила Борисову ссадину в лобной области, относящуюся к легким телесным повреждениям без расстройства здоровья.

Осознавая, что Пашинов выполняет свой служебный долг и в связи с его выполнением, а также имея целью скрыть совершенное им и Степиным преступление, Борисов произвел в Пашинова несколько выстрелов из автомата, причинив потерпевшему два сквозных огнестрельных пулевых ранения с повреждением долей левого легкого, сердечной сорочки, сердца, диафрагмы, левой доли печени, желудка, забрюшинной клетчатки и мягких тканей правого бедра с многооскольчатым переломом правого бедра, относящиеся к тяжким телесным повреждениям, от которых наступила смерть потерпевшего.

Судом первой инстанции Борисов и Степин оправданы за отсутствием в их действиях составов преступлений.

В кассационном протесте государственный обвинитель ставит вопрос об отмене оправдательного приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В письменных возражениях на доводы протеста оправданные Борисов и Степин просят оправдательный приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном протесте и возражениях на него, судебная коллегия находит оправдательный приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст.314 УПК РСФСР в описательной части оправдательного приговора наряду с сущностью предъявленного обвинения излагаются также обстоятельства дела, установленные судом, и указываются мотивы, объясняющие, почему суд отвергает доказательства, на которых было основано обвинение.

Однако судом первой инстанции эти требования закона выполнены не были.

Так, указав в описательной части оправдательного приговора сущность предъявленного Борисову и Степину обвинения, суд обстоятельства дела, установленные им в стадии судебного разбирательства, не изложил.

Кроме того, суд в приговоре не привел доказательства, опровергающие обстоятельства, которые органами следствия были положены в основу их обвинения, в том числе предъявление Пашиновым своего служебного удостоверения подсудимым, его требование к ним прекратить противоправную деятельность, игнорирование последними этого требования, понимание Борисовым в момент производства выстрелов в Пашинова, что тот выполняет свой служебный долг, и наличие при этом у Борисова цели скрыть совершенное им и Степиным преступление, и не указал, почему эти обстоятельства не имеют юридического значения по делу.

В соответствии с требованиями ст.20 УПК РСФСР суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Однако это требование закона судом также выполнено не в полном объеме.

Оправдывая Борисова и Степина по предъявленному им обвинению в злоупотреблении властью, суд пришел к выводу о том, что время возникновения у Борисова намерения забрать свой проигрыш у Рыжикова не может повлиять на оценку действий подсудимых.

Однако судебная коллегия с таким выводом согласиться не может, поскольку обстоятельства, касающиеся причин прибытия Борисова и Степина в магазин автозапчастей, мотивов и характера их действий по отношению к Рыжикову, с учетом должностного положения оправданных, имели существенное значение для правовой оценки их действий как по этому обвинению, так и по обвинению Борисова в посягательстве на жизнь Пашинова.

Оправдывая подсудимых по указанному обвинению, суд пришел к выводу об отсутствии достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что они, потребовав у Рыжикова проигранные Борисовым деньги, угрожали потерпевшему расправой в случае отказа.

Показания же Рыжикова о высказывании ими угроз в его адрес суд не принял, а в подтверждение своего вывода сослался лишь на показания, данные подсудимыми Борисовым и Степиным и свидетелем Елизаровым в судебном заседании, согласно которым никаких угроз в адрес потерпевшего не высказывалось.

Однако этот вывод суда обоснованным признать также нельзя, поскольку он основан на неполном исследовании имеющихся в материалах дела доказательств.

В частности, в ходе предварительного следствия свидетель Елизаров показал, что, находясь в холле магазина, Борисов и Степин, потребовав у Рыжикова деньги, заявили, что если он их не вернет, они устроят ему "хорошую жизнь". Затем, находясь уже в салоне автомашины, Борисов заявил Рыжикову, что если он не вернет деньги, то ему "светит" уголовное преследование (т.1, л.д.53-54).

Вместе с тем эти показания свидетеля, также имеющие значение для выводов, касающихся правовой оценки действий оправданных, суд не огласил и оценку им не дал.

В основу оправдания Борисова по обвинению в посягательстве на жизнь работника милиции Пашинова суд положил свои выводы о том, что потерпевший неправомерно применил свое табельное оружие, и о том, что Борисов произвел в потерпевшего выстрелы из автомата, находясь в состоянии необходимой обороны, не превысив ее пределы, и в соответствии с требованиями ст.15 Закона РФ "О милиции".

Однако и эти выводы суда также не основаны на всестороннем и критическом исследовании всех имеющихся в материалах дела показаний названных лиц и других доказательств.

В частности, согласно показаниям, данным на предварительном следствии Рыжиковым (т.1, л.д.41, 101), Елизаровым (т.1, л.д.53), Исаевым (т.1, л.д.109) и Балясниковым (т.1, л.д.38), потерпевший Пашинов производил выстрелы только в землю, при этом каждый выстрел сопровождал обращенными к подсудимым требованиями передать ему удостоверения, автоматы и магазины к ним, выйти из автомашины и каждое его такое требование подсудимыми выполнялось лишь после очередного выстрела.

Из этих же показаний Елизарова усматривается, что, находясь в машине, Борисов потребовал, чтобы Пашинов вышел из нее, после чего Степин сказал: "поехали" и спросил Борисова, на каком километре они выкинут Пашинова, после чего потерпевший заявил, что если они поедут, он будет стрелять по машине и вышел из нее. После того как Пашинов произвел из пистолета последний выстрел, Борисов высказал предположение, что у того газовый пистолет (т.1, л.д.53).

Как видно из показаний, данных свидетелем Романовым на предварительном следствии, когда Борисов выстрелил в Пашинова из автомата, потерпевший в этот момент ни в кого не целился, а автомат Степина находился у Пашинова за спиной (т.1, л.д.34).

Из показаний оправданного Степина, также данных им в ходе предварительного следствия, следует, что Борисов пытался уехать с места происшествия, однако Пашинов, препятствуя этому, открыл дверь и Борисов остановил машину (т.1, л.д.64).

К тому же ни в одних показаниях, данных оправданными и названными свидетелями в ходе предварительного расследования, не содержится сведений о том, что Пашинов производил выстрелы "на поражение" или пытался выстрелить в кого-либо из работников милиции прицельно.

Однако все приведенные выше показания, которые имели существенное значение для правильного установления фактических обстоятельств дела и выводов суда о виновности или невиновности Борисова по предъявленному обвинению, судом не исследованы и надлежащая оценка им в оправдательном приговоре не дана.

Более того, приведя в приговоре показания свидетеля Белясникова о том, что работник милиции произвел выстрелы из автомата в Пашинова в тот момент, когда последний пытался поднять с земли магазин от автомата, а также данные, содержащиеся в акте судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего, суд не проверил, соответствует ли механизм образования обнаруженных у Пашинова огнестрельных ранений обстоятельствам, изложенным этим свидетелем, и не оценил эти доказательства в их совокупности.

Поэтому судебная коллегия находит, что вывод о том, что во время производства Пашиновым выстрелов из пистолета Борисов и Степин оружия в руках не имели, попыток напасть на Пашинова либо убежать от него не предпринимали, выполняли все указания, которые тот им давал, а также о том, что Пашинов не имел законного основания применять оружие, сделан судом на основании неполно исследованных обстоятельств дела.

Кроме того, ссылаясь при оправдании Борисова на совершение им действий в состоянии необходимой обороны, суд в приговоре не указал, в каких конкретно действиях Пашинова он усмотрел общественно опасное посягательство на оправданного, послужившее основанием для последнего принять меры к обороне.

Вывод суда об отсутствии в действиях Борисова состава посягательства на жизнь работника милиции обоснованным признать нельзя и потому, что он противоречит другим выводам, изложенным самим судом в оправдательном приговоре.

Так, суд в приговоре указал, что при предъявлении Рыжикову требований о возврате денег Борисов и Степин находились в форме сотрудников милиции, при оружии, и эти обстоятельства давали Рыжикову бесспорное основание понимать, что требование исходит от работников милиции.

Суд также указал, что подсудимые, являясь сотрудниками милиции и требуя у Рыжикова деньги, действительно совершили злоупотребление властью.

Однако при оправдании Борисова в совершении указанного преступления и при оценке действий последнего суд эти свои выводы, имеющие значение для правильного разрешения дела, также не учел.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что предъявленное Борисову и Степину обвинение в злоупотреблении властью взаимосвязано с обвинением, предъявленным Борисову в посягательстве на жизнь работника милиции, оправдательный приговор подлежит отмене в полном объеме, а дело направлению на новое судебное разбирательство.

При новом рассмотрении суду необходимо устранить отмеченные нарушения и принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, по результатам которого решить вопрос о виновности или невиновности Борисова и Степина по предъявленному каждому из них обвинению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.339 УПК РСФСР, судебная коллегия определила:

оправдательный приговор Московского городского суда от 17 января 1997 г. в отношении Борисова Андрея Сергеевича и Степина Олега Владимировича отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей.




Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 марта 1997 г.


Текст определения размещен на сервере Верховного суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.