Заключение на оправдательный приговор (утв. Прокуратурой г.Москвы от 28 апреля 2000 г.)

Заключение на оправдательный приговор
(утв. Прокуратурой г. Москвы от 28 апреля 2000 г.)


Прокурор управления по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам Куликова Т.Г., проверив в порядке надзора уголовное дело в отношении Сергеева В.Е., установил:

Приговором Савеловского межмуниципального (районного) народного суда г.Москвы от 29 октября 1999 года, Сергеев Виталий Евгеньевич, родившийся 31 марта 1966 года в г.Лобня Московской области, гражданин Российской Федерации, русский, со средним образованием, женатый, имеющий несовершеннолетнего ребенка 1994 года рождения, военнообязанный, зарегистрированный в качестве частного предпринимателя без образования юридического лица, проживающий по адресу: г.Москва, ул.Нижняя Масловка, д.5, кв.101, несудимый, оправдан по ч.1 ст.171-1 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Уголовное дело было возбуждено 17.09.99 прокуратурой САО г.Москвы, расследование поручено Следственному отделу Службы по САО УФСНП РФ по г.Москве.

Обвинение Сергееву В.Е. по ст.171-1 ч.1 УК РФ предъявлено 28.09.99 и избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Требования ст.201 УПК РСФСР выполнены 29.09.99.

Обвинительное заключение утверждено 30.09.99 прокурором САО г.Москвы Викторовым А.В., им же уголовное дело направлено в суд.

29.10.99 дело рассмотрено (единолично), без участия государственного обвинителя.

Органами предварительного следствия Сергеев обвинялся в том, что он совершил приобретение, хранение, перевозку в целях сбыта немаркированных товаров, которые подлежат обязательной маркировке специальными знаками, защищенными от подделок, совершенные в крупном размере, а именно в том, что он, являясь предпринимателем без образования юридического лица, и, состоя на учете в инспекции N 16 Министерства РФ по налогам и сборам, в мае 1999 года, в г.Москве, незаконно приобрел у неустановленных лиц немаркированные видеокассеты в количестве 392 шт., которые подлежат обязательной маркировке специальными знаками, защищенными от подделок в соответствии с постановлением Правительства России N 601 "О маркировании товаров и продукции на территории РФ знаками соответствия, защищенными от подделок" от 17 мая 1997 года и постановлением правительства г.Москвы N 33 "О введении защитного идентификационного знака на видео- и аудиокассеты, компьютерные и информационные носители, лазерные и компакт-диски" от 19.01.99, которые незаконно перевез в целях сбыта в принадлежащий ему на правах аренды павильон по адресу: г.Москва, Ленинградский проспект, 36, где 15 сентября 1999 г. в ходе проверочной закупки, проведенной сотрудниками налоговой полиции, был выявлен факт хранения и незаконного сбыта указанных видеокассет. В павильоне было изъято 392 немаркированных видеокассеты на общую сумму 34 580 рублей, что превышает 200 минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации.

В судебном заседании Сергеев виновным себя в совершении преступления не признал. По существу обвинения показал, что он является предпринимателем без образования юридического лица и основным направлением его коммерческой деятельности является торговля видео- и аудиотоварами. С начала мая 1999 года он арендует торговый павильон возле станции метро "Динамо" "стекляшку". Подсобных и складских помещений в павильоне нет. В мае 1999 года с открытием павильона он в различных организациях оптовой торговли закупил товары, в т.ч. 600-800 видеокассет. Это были немаркированные кассеты. Примерно в начале июня 1999 года он получил по почте письмо, в котором со ссылкой на постановление правительства г.Москвы он предупреждался о том, что с 1 сентября 1999 года реализация немаркированных кассет будет запрещена. С лета 1999 года он стал закупать у оптовиков только маркированные кассеты. Одновременно он обратился с письмами в Комитет по телекоммуникациям г.Москвы и ГУП "Информзащита" с письмами-заявлениями, в которых просил промаркировать те видеокассеты, которые были куплены им ранее. Ответа на свои заявки не получил. Обоих работавших у него продавцов, Леонтьева и Кожевникова, он предупредил, что с 1 сентября 1999 года продажи немаркированных видеокассет будет запрещена. В конце августа 1999 года он сказал продавцам, чтобы они сняли немаркированные кассеты с витрин и сложили их отдельно на полку, где находились "парные", т.е. вторые экземпляры кассет. Эта полка находится в общем торговом зале, т.к. других помещений у него нет. Продавцы сообщили, что его указание выполнили. Он их не перепроверял. 15 сентября 1999 года он был на даче. На следующий день ему позвонил продавец Леонтьев и сообщил, что накануне работники налоговой полиции изъяли в павильоне все немаркированные видеокассеты. Продавец павильона свидетель Леонтьев Н.В. показал, что работает у Сергеева с середины июля 1999 года. К этому времени в продаже были как маркированные, так и немаркированные видеокассеты. Причем, немаркированные кассеты поступили в павильон до его принятия на работу. За это время, что он работает, в павильон поступали для продажи новые видеокассеты все маркированные. В конце августа Сергеев ему и второму продавцу Кожевникову говорил, что после 1 сентября 1999 года, торговать немаркированными видеокассетами нельзя и дал указание убрать их с витрины на отдельную полку которая используется для хранения товара. Подсобных и складских помещений в павильоне нет. Они убрали большинство видеокассет (немаркированных), но как оказалось не все. 15 сентября 1999 года в павильон пришли трое мужчин. Двое из них заказали, оплатили и купили по одной видеокассете с кинофильмами "Спартак" и "Миранда". После получения от него кассет, они объявили, что закупка была контрольной. Выяснилось, что одна их проданных кассет была маркированной, а вторая нет. Немаркированную кассету он продал механически, по небрежности, т.к. полагал, что все немаркированные кассеты он убрал. Работники налоговой полиции, производившие закупку, забрали из павильона все немаркированные видеокассеты - 392 шт. хотя он говорил им, что они не предназначены для продажи. Он, как и другой продавец павильона, получает от Сергеева оклад и его заработок не зависит от количества проданных видеокассет. Относительно отложенных видеокассет, Сергеев говорил, что отвезет их для маркирования и привезет обратно. Второй продавец павильона свидетель Кожевников В.Н. подтвердил, что в конце августа 1999 года Сергеев дал указание убрать с продажи все немаркированные видеокассеты, которые он намеревался отвезти для маркирования. Предупреждал, что с 1 сентября 1999 года торговля немаркированными кассетами запрещается. За время его, т.е. Кожевникова, работы в павильоне - с середины августа 1999 года в новых поступлениях видеокассет были только маркированные. Выполняя указание Сергеева, он часть немаркированных видеокассет 45-50 штук сложил в коробку, которая стояла в проходе, а часть положил на стеклянную полку, которую они использовали как шкаф. После него - другой продавец Леонтьев, также нашел на витрине и убрал несколько немаркированных кассет.

Возможно, что еще несколько таких кассет остались на витрине. От Леонтьева ему известно, что 15 сентября 1999 года он при проведении контрольной закупки нечаянно продал одну немаркированную кассету. Количество проданных продавцом видеокассет не влияет на его зарплату.

В суде и на следствии не было добыто данных, которые могли бы свидетельствовать об умысле Сергеева на сбыт немаркированных видеокассет.

Из приобщенного к делу договора видно, что Сергеев действительно арендует торговый павильон с 1 мая 1999 года, т.е. до введения правительством г.Москвы ограничения на торговлю немаркированными видеокассетами.

Следственными органами не выяснено, когда, где, в каких организациях, или у лиц, закупались Сергеевым немаркированные видеокассеты. Никаких следственных действий в этом направлении не проводилось. Как следует из обвинительного заключения, следственные органы пришли к выводу о том, что немаркированные видеокассеты закупались Сергеевым в мае 1999 года, т.е. когда никаких запретов на приобретение, хранение, перевозку и сбыт немаркированных видеокассет еще не было. Поэтому в этих действиях Сергеева нет состава преступления. Что касается сбыта одной немаркированной видеокассеты, осуществленной продавцом Леонтьевым 15 сентября 1999 года, то, как установлено материалами дела, Сергеев никаких указаний, советов и т.д. по ее продаже не давал. Наоборот, он предупредил подчиненных ему продавцов о недопустимости продажи немаркированных видеокассет после 1 сентября 1999 года.

Кроме того, в протоколе изъятия видеокассет без маркировочных знаков, конкретно не указано место изъятия этих кассет - с витрины, либо из коробки. Из показаний Сергеева следует, что он в связи с выходом постановления правительства г.Москвы N 33 от 19.01.99 "О введении защитного идентификационного знака на видео- и аудиокассеты, компьютерные и информационные носители, лазерные компакт-диски" убрал с витрины имеющиеся на реализации видеокассеты и неоднократно обращался в Комитет по телекоммуникациям г.Москвы и ГУП "Информзащита" с просьбой промаркировать их, однако ответа не получил.

Указанные доводы Сергеева в свою защиту органами предварительного следствия проверены не были, тогда как при производстве следствия они обязаны исполнять требования ст.20 УПК РСФСР.

Суд, при вынесении оправдательного приговора руководствовался выводами постановления Конституционного Суда РФ от 20.04.99 о том, что в случае сомнений в виновности обвиняемого в преступлении необходимо руководствоваться ст.49 Конституции РФ.

Далее, формулируя обвинение Сергеева в незаконных действиях с немаркированными товарами, следственные органы сослались на нарушение им двух нормативных актов: постановление Правительства РФ N 601 и постановление правительства г.Москвы N 33.

Постановление Правительства Российской Федерации N 601 действительно ввело обязательное маркирование аудио-видеотоваров на территории Российской Федерации знаками соответствия. Однако, как это видно из Приложения N 2 к Инструкции Минторга и Госстандарта РФ, изданной в развитие данного Постановления, видеокассеты не входят в число аудио-видеотоваров, подлежащих обязательному маркированию знаками соответствия.

Что касается Постановления правительства г.Москвы N 33, то оно запретило с 1 сентября 1999 года реализацию на территории города видеопродукции без защитных идентификационных знаков. Между тем, диспозиция ст.171-1 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконные действия с товарами, которые подлежат обязательной маркировке марками акцизного сбора, специальными марками или знаками соответствия, защищенными от подделок, т.е. законом не предусмотрена уголовная ответственность за незаконные действия с товарами, подлежащими обязательной маркировке идентификационными знаками.

Выводы суда о том, что в соответствии с п.п."о", "р" ст.71 Конституции Российской Федерации, правовое регулирование интеллектуальной собственности и стандарты находятся в ведении РФ, Постановление правительства г.Москвы N 33, затрагивающее эти сферы, действует исключительно на территории г.Москвы, являются верными и нарушение этого постановления не может влечь за собой уголовную ответственность, установленную Федеральным Законом.

Исходя из вышеизложенного, суд обоснованно оправдал Сергеева В.Е. за отсутствием в деянии состава преступления.

Выводы: уголовное дело возбуждено необоснованно. Дело в суд направленно необоснованно. Оправдательный приговор вынесен обоснованно.

Предложение: Направить данное заключение прокурору Северного административного округа г.Москвы для обсуждения на оперативном совещании.


Прокурор управления

Т.Г.Куликова


Согласовано

Начальник управления

О.Э.Коловайтес



Заключение на оправдательный приговор (утв. Прокуратурой г.Москвы от 28 апреля 2000 г.)


Текст заключения официально опубликован не был




Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.